Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №07. 27.02.2015

ДОРОГОЕ ЗАБЛУЖДЕНИЕ

Тогда я только начал работать в областной молодёжной газете. Кропал стишки о любовной страсти и пятилетке. Каждый пишущий стихи ли, прозу представлялся мне не то что другом, но кровным братом. Поэтому, когда в какой-то газете прочитал, что у поэта Павла Антокольского умерла жена, что он остался один-одинёшенек, душа зашлась от сострадания. Я знал уже, что у него погиб на фронте единственный сын, и горе это вылилось в поэму, которую с горячим сочувствием приняли сердцем миллионы испытавшие подобную потерю.

Я представил абсолютно одинокого старика, который остался среди пустых стен, забыв, что человек с таким именем не может оказаться без дружеского окружения. Но есть другое, может быть более страшное одиночество – одиночество души. Короче, ни минуты не размышляя, я написал ему письмо с приглашением жить под одной крышей. Мол, дорогой Павел Георгиевич, приезжайте ко мне в Тулу. Я такой-то и такой-то. Закончил горно-строительный техникум, работал проходчиком на шахте, бетонщиком и мастером на ударной комсомольской стройке, из-за бабки – матери моего отца, погибшего на войне, вернулся в Тулу. Вы не останетесь одиноки: место для проживания найдётся.

А жили мы хотя и в центре города и в собственной квартире, но квартира эта была в два окна в деревянной одноэтажной развалюхе, мимо которой то и дело громыхал трамвай и шныряли прохожие.

Короче, ладонью поднятой руки в потолок упирался. Место, куда поставить кровать я прикинул сразу. В крайнем случае, думаю, если не понравится, своё уступлю, а сам буду на печке ночевать. Эх, как я про себя гордился, что мы с бабкой под собственной крышей живём!

Это я потом уже догадался, что приглашение моё было наивно и жалко.

Но как бы там ни было, ответ от Павла Георгиевича я получил прямо на редакцию «Молодого коммунара».

«Дорогой Сергей Галкин, спасибо Вам за письмо, оно больше, чем дорого мне! Пожалуйста, напишите теперь о себе, не сочтите мою просьбу за унылую вежливость: в моём возрасте она исключается. Посылаю Вам книжку, вышедшую в прошлом году на тот предмет, чтобы Вы лучше знали, каким я стал в 69 г. после Чёрного горя, осенившего старика-поэта.

Дай Вам Бог «покоя и воли», ибо « на свете счастья нет, а есть покой и воля»

Обнимаю Вас крепко

Ваш Павел

12 мая 70 г.»

Книжку я, правда, не дождался. То ли по-стариковски он запамятовал послать, то ли на почте любители поэзии перехватили. (Ревниво в то время относились к авторским экземплярам особенно.) А напоминать старому человеку было неловко. Так и оборвалась наша короткая переписка. Да и до меня дошло, что затея моя обогреть одиночество старика-поэта, мягко говоря, слишком самонадеянна. Просто сам до того навалявшийся по койкам шахтёрских общежитий, вдруг оказавшийся под бабкиной крышей, я подумал, что эта развалюха может согреть не одного меня. Чем ещё я мог тогда поделиться с оказавшимся в беде человеком? Смешно и наивно звучит это сегодня. И всё-таки каким-то добрым человеческим теплом веет от того времени. Но, главное, каждый причастный к поэзии казался мне кровным братом, родство с которым духовно скреплено до конца жизни.

Как не хотелось бы расставаться с этим заблуждением. Особенно в нынешнее время.


Сергей ГАЛКИН




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования