Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №37. 18.09.2009

ИЗУМЛЯЕМСЯ ВМЕСТЕ С ААЛЕКСАНДРОМ ТРАПЕЗНИКОВЫМ

 Шё­пот из­му­чен­но­го серд­ца

 

Ин­но­кен­тий Ан­нен­ский – од­на из цен­т­раль­ных фи­гур рус­ской по­эзии Се­ре­б­ря­но­го ве­ка, но вме­с­те с тем это и од­но из на­и­бо­лее за­га­доч­ных яв­ле­ний в оте­че­ст­вен­ной ли­те­ра­ту­ре ру­бе­жа ХIХ – ХХ ве­ков. Его зна­че­ние не­до­оце­не­но до сих пор, что обус­лов­ле­но как уни­каль­но­с­тью твор­че­с­кой судь­бы по­эта, так и ори­ги­наль­но­с­тью его ху­до­же­ст­вен­но­го ме­то­да, ко­то­рый не под­да­ёт­ся «рас­ши­ф­ров­ке». Осе­нью 2005 го­да в Ли­те­ра­тур­ном ин­сти­ту­те в Моск­ве со­бра­лись «де­ши­ф­ро­валь­щи­ки» твор­че­с­ко­го на­сле­дия Ин­но­кен­тия Ан­нен­ско­го. Там про­хо­ди­ли Меж­ду­на­род­ные на­уч­но-ли­те­ра­тур­ные чте­ния, по­свя­щён­ные 150-ле­тию со дня рож­де­ния вы­да­ю­ще­го­ся рус­ско­го по­эта, кри­ти­ка, дра­ма­тур­га, пе­ре­вод­чи­ка, учё­но­го-эл­ли­ни­с­та, тон­чай­ше­го ли­ри­ка, пе­да­го­га, со­брав­шие свы­ше ста че­ло­век со всех кон­цов све­та. В хо­де кон­фе­рен­ции зву­ча­ли сло­ва о том, что со­здан­ная им по­эти­че­с­кая си­с­те­ма во мно­гом оп­ре­де­ли­ла пу­ти куль­ту­ры ХХ ве­ка, а что­бы по­нять глу­бин­ное со­дер­жа­ние её, на­до в пол­ном объ­ё­ме изу­чать и ана­ли­зи­ро­вать его мно­го­тем­ное и мас­штаб­ное на­сле­дие. Ито­гом же этих встреч явил­ся сбор­ник тру­дов «Ин­но­кен­тий Фё­до­ро­вич Ан­нен­ский. Ма­те­ри­а­лы и ис­сле­до­ва­ния. 1855 – 1909», из­дан­ный в этом го­ду всё тем же Ли­те­ра­тур­ным ин­сти­ту­том им. А.М. Горь­ко­го (ре­дак­то­ры-со­ста­ви­те­ли С.Р. Фе­дя­кин и С.В. Ко­че­ри­на).

Ма­те­ри­а­лы кни­ги рас­по­ло­же­ны в вось­ми раз­де­лах. Пер­вый со­дер­жит вы­ступ­ле­ния, ка­са­ю­щи­е­ся об­щих во­про­сов твор­че­ст­ва и ли­ри­ки Ан­нен­ско­го. Во вто­ром по­ме­ще­ны ста­тьи, по­свя­щён­ные его ли­те­ра­тур­ной кри­ти­ке и эс­се­и­с­ти­ке. В тре­ть­ем – ос­ве­ще­ны во­про­сы дра­ма­тур­гии по­эта. Чет­вёр­тый раз­дел вклю­ча­ет в се­бя до­кла­ды и со­об­ще­ния, да­ю­щие на­и­бо­лее пол­ное пред­став­ле­ние о пе­ре­вод­че­с­кой де­я­тель­но­с­ти Ан­нен­ско­го. Пя­тый объ­е­ди­ня­ет ис­то­ри­ко-ли­те­ра­тур­ные со­по­с­тав­ле­ния в кон­тек­с­те рус­ской и ми­ро­вой ли­те­ра­ту­ры. Ше­с­той – во­про­сы би­о­гра­фии и твор­че­с­ко­го пу­ти. Седь­мой – раз­лич­ные ча­ст­ные ас­пек­ты его на­сле­дия. И, на­ко­нец, в вось­мом раз­де­ле чи­та­тель мо­жет оз­на­ко­мить­ся с не­из­ве­ст­ны­ми ра­нее пись­ма­ми Ан­нен­ско­го. Кро­ме то­го, дан ука­за­тель всех про­из­ве­де­ний по­эта, пред­став­ле­ны све­де­ния об ав­то­рах, об­шир­ные ком­мен­та­рии. Сло­вом, на­сто­я­щий ака­де­ми­че­с­кий труд, по­то­му-то и под­го­тав­ли­вал­ся столь дол­го по­сле про­шед­шей кон­фе­рен­ции.

А те­мы ста­тей дей­ст­ви­тель­но са­мые раз­но­об­раз­ные. Здесь и взгляд на твор­че­ст­во Ан­нен­ско­го как пред­те­чи ак­ме­и­с­тов, и срав­ни­тель­ные ис­сле­до­ва­ния его на­сле­дия с на­сле­ди­ем Бу­ни­на, Че­хо­ва, Хлеб­ни­ко­ва, Брю­со­ва, Баль­мон­та, Вяч. Ива­но­ва, и да­же «И.Ф. Ан­нен­ский и Ин­тер­нет», где про­сле­жи­ва­ет­ся «по­ле Ан­нен­ско­го» в гло­баль­ном ин­фор­ма­ци­он­ном про­ст­ран­ст­ве. Но, ко­неч­но, са­мо про­чте­ние этой кни­ги есть сво­е­об­раз­ный ум­ст­вен­ный, сер­деч­ный и ду­шев­ный труд. Для это­го на­до очень лю­бить Ан­нен­ско­го и под­лин­ную рус­скую ли­те­ра­ту­ру. По­чи­та­те­лей Ми­на­е­ва и Дон­цо­вой прось­ба не бес­по­ко­ить­ся.

Пост­скрип­тум. Что же ка­са­ет­ся ар­хив­ных ма­те­ри­а­лов, то мне бы­ло чрез­вы­чай­но ин­те­рес­но про­чи­тать чер­но­вые на­бро­с­ки по­эта к его ста­ть­ям об эс­те­ти­че­с­ком и по­эти­че­с­ких кри­те­ри­ях. При­ве­ду не­сколь­ко ци­тат: «Эс­те­ти­че­с­ко­му на­ча­лу не на­до ста­вить на­счёт ци­низ­ма. Ка­кие-то слож­ные при­чи­ны де­ла­ют для нас да­же ма­с­ки Льва Тол­сто­го и До­сто­ев­ско­го ци­ни­че­с­ки­ми. Ку­да мы де­ли мо­раль До­сто­ев­ско­го? Ли­те­ра­ту­ра эс­те­ти­ков не­вра­с­те­ни­че­с­кая и раб­ская. Мы в не­во­ле у сло­ва, как рань­ше слу­жи­ло нам сло­во. Да­же не у сло­ва, а у слов­ца… Я не хо­чу ни че­ло­ве­ка, по­то­му что это – гор­до, ни че­ло­ве­че­ст­ва, по­то­му что это из­жи­то, это пре­тен­ци­оз­но и ис­тёр­то-фи­ло­со­фич­но. Я дол­жен лю­бить лю­дей, т.е. я дол­жен бо­роть­ся с их звер­ст­вом и под­ло­с­тью все­ми си­ла­ми мо­е­го ис­кус­ст­ва и все­ми фи­б­ра­ми су­ще­ст­ва… Де­ло не в мо­ра­ли, а в раз­ду­мье, скром­но­с­ти, со­мне­нии и со­про­тив­ле­нии. Мы все хо­тим при­пе­ча­тать, оза­рить, на­пу­гать, встре­во­жить, до­нять. Тай­на нуж­на нам, это – на­ша пи­ща. Но на­ша тай­на – не­скром­ность, и она за­став­ля­ет нас за­бы­вать о ти­хом раз­ду­мье, о во­про­се, о бла­го­дар­но­с­ти и вос­по­ми­на­нии… Сво­бо­да есть по­ня­тие пра­во­вое, вне пра­ва сво­бо­да очень скольз­кое, а ино­гда и пря­мо смеш­ное сло­во… По­эт не царь, не про­рок и не жрец, а ре­мес­лен­ник. В этом его до­сто­ин­ст­во, оп­рав­да­ние и бу­ду­щее». Без ком­мен­та­ри­ев. Про­сто вду­май­тесь в его мыс­ли.


Не­с­клад­ная ин­те­рес­ность

 

О кни­ге Оле­га Ря­бо­ва «Ко­гиз. Ро­ман-сю­и­та» (ни­же­го­род­ское из­да­тель­ст­во «Кни­ги») раз­ме­щён­ные на об­лож­ке от­зы­вы са­мые поч­ти­тель­ные, ес­ли не ска­зать – вос­тор­жен­ные. По­жа­луй, при­ве­ду их для чи­та­те­ля, хо­тя и не сов­сем раз­де­ляю эти оцен­ки. Итак, За­хар При­ле­пин, зем­ляк и то ли уче­ник, то ли млад­ший ком­па­нь­он Ря­бо­ва: «В этих за­пи­с­ках книж­ни­ка “Ко­гиз”, что вы дер­жи­те сей­час в ру­ках, та­ят­ся не толь­ко бес­цен­ные за­ри­сов­ки ис­то­рии на­шей стра­ны за ми­нув­шие пол­ве­ка – здесь не­из­мен­но при­сут­ст­ву­ет ощу­ще­ние не­ко­ей та­ин­ст­вен­но­с­ти, не­ко­ей еле слыш­ной ме­ло­дии, – что во все вре­ме­на бы­ло при­зна­ком на­сто­я­щей ли­те­ра­ту­ры». Ко­ря­во как-то ска­за­но о та­ин­ст­вен­но­с­ти и о ме­ло­дии, ко­то­рую на­до ло­вить с сач­ком для ба­бо­чек. И во­все это не при­зна­ки «на­сто­я­щей ли­те­ра­ту­ры». У неё при­зна­ков во­об­ще нет, это не хо­ле­ра, она мо­жет быть вся­кой, в том чис­ле не ме­ло­дич­ной, а жи­во­пис­ной, без ка­кой-ли­бо та­ин­ст­вен­но­с­ти, то есть пре­дель­но ре­а­ли­с­тич­ной. Да к то­му же и нет ни­че­го та­ин­ст­вен­но­го в ро­ма­не-сю­и­те Ря­бо­ва, это до­б­рот­ные са­мо­сто­я­тель­ные рас­ска­зы где-то об из­ве­ст­ных лю­дях – о Лан­дау, Си­мо­но­ве, Ва­си­лии Ста­ли­не, а где-то и о про­стых смерт­ных, жи­ву­щих за стен­кой. «Ко­гиз», кста­ти, рас­ши­ф­ро­вы­ва­ет­ся (вот уже в тре­тий раз я упо­треб­ляю в сво­ём об­зо­ре это сло­во) как Кни­го­тор­го­вое объ­е­ди­не­ние го­су­дар­ст­вен­ных из­да­тельств, бы­ло та­кое в Со­вет­ском Со­ю­зе.

Вто­рой от­зыв, Еле­ны Крю­ко­вой: «Олег Ря­бов – один из по­след­них во­и­нов ду­ха, кто от­ста­и­ва­ет рус­скую про­вин­цию, рус­скую, ни­же­го­род­скую ста­ри­ну, её воз­дух, её пре­да­ния, её бы­ли… От­сю­да – его яр­кое не­при­ятие ло­щё­ной, ла­ко­вой сто­лич­но­с­ти, Моск­вы – как сер­вис­но­го го­ро­да, ко­то­рый пы­та­ет­ся быть на­род­ным, а на­сто­я­щий-то на­род – не в ней, а по без­мер­ным про­сто­рам про­вин­ци­аль­ной Рос­сии». Всё вер­но ска­за­но по су­ще­ст­ву, но уж как-то че­рес­чур враж­деб­но… В Моск­ве то­же жи­вут сто­я­щие пи­са­те­ли и то­же «во­и­ны ду­ха», а по­след­ние или нет – су­дить не нам. Что же, на этих «по­след­них» Рос­сия и за­кон­чит­ся? А кто же её бу­дет спа­сать че­рез сто и две­с­ти лет? Ведь судь­ба Рос­сии та­ко­ва, что за неё нуж­но не­пре­мен­но бо­роть­ся и спа­сать, ина­че она ста­нет ка­кой-ни­будь Швей­ца­ри­ей. На­до же и по­том­кам это пра­во ос­та­вить.

Тре­тий от­зыв ува­жа­е­мо­го мною Ген­на­дия Крас­ни­ко­ва: «Чи­тать его по­рою труд­но, но все­гда ин­те­рес­но, он ни­ког­да не бы­ва­ет скуч­ным. Олег Ря­бов вы­де­ля­ет­ся не­об­щим вы­ра­же­ни­ем сво­их мыс­лей, ка­кой-то па­ра­док­саль­ной не­пра­виль­но­с­тью, язы­ко­вой не­при­чё­сан­но­с­тью, на­ро­чи­той не­с­клад­но­с­тью, под­чёрк­ну­то дек­ла­ри­ру­е­мой не­со­лид­но­с­тью и не­из­жи­той но­с­таль­ги­ей по юно­ше­с­ко­му мак­си­ма­лиз­му». Вот тут я пол­но­стью со­гла­сен, и с не­при­чё­сан­но­с­тью, и с не­с­клад­но­с­тью, и с тем, что его ин­те­рес­но чи­тать. Да­же в мой тра­ди­ци­он­ный пост­скрип­тум до­ба­вить не­че­го. Всё Ген­на­ди­ем Крас­ни­ко­вым ска­за­но.


Жен­ская до­ля

 

Ра­бо­тать над этой кни­гой ав­то­ры на­ча­ли ещё в 1963 го­ду. Вер­нее, тог­да это бы­ли лишь ар­хив­ные изы­с­ка­ния. Но имен­но со­рок пять лет на­зад И.М. Обо­дов­ская и М.А. Де­мен­ть­ев по пред­ло­же­нию Мос­ков­ско­го го­су­дар­ст­вен­но­го му­зея А.С. Пуш­ки­на ста­ли изу­чать в Цен­т­раль­ном го­су­дар­ст­вен­ном ар­хи­ве древ­них ак­тов ар­хив се­мьи Гон­ча­ро­вых, род­ст­вен­ни­ков Н.Н. Пуш­ки­ной. Труд был ко­лос­саль­ный. Сам ар­хив на­счи­ты­вал свы­ше 10 ты­сяч еди­ниц хра­не­ния, т.е. от­дель­ных па­пок и па­ке­тов с пись­ма­ми, до­ку­мен­та­ми, бух­гал­тер­ски­ми те­т­ра­дя­ми, за­пис­ны­ми книж­ка­ми и то­му по­доб­ное, за пе­ри­од с кон­ца ХVII ве­ка и до на­ча­ла ХХ-го. И вот в ито­ге на свет по­яви­лась кни­га «Сё­с­т­ры Гон­ча­ро­вы. Ко­то­рая из трёх?» (из­да­тель­ст­ва «Фе­никс» и «Ал­го­ритм-Кни­га»). На­зва­ние, на мой взгляд, не слиш­ком удач­ное. Хо­тя и в ду­хе вре­ме­ни, с ка­кой-то то ли клуб­нич­кой, то ли ком­мер­чин­кой. Но са­ма кни­га вы­дер­жа­на в стро­го ака­де­мич­ном сти­ле, с ком­мен­та­ри­я­ми к пись­мам, с по­яс­ни­тель­ны­ми пре­дис­ло­ви­я­ми к каж­до­му раз­де­лу, с по­дроб­ным рас­ска­зом о ро­до­слов­ной Гон­ча­ро­вых, с объ­яс­не­ни­ем дей­ст­ву­ю­щих лиц и об­ста­нов­ки. И при этом чи­та­ет­ся с боль­шим ин­те­ре­сом, не как на­уч­ный труд. Ос­но­ву кни­ги со­став­ля­ют пись­ма трёх се­с­тёр Гон­ча­ро­вых – На­та­льи, Алек­сан­д­ры и Ека­те­ри­ны. По­след­няя, как из­ве­ст­но, не­за­дол­го до ги­бе­ли по­эта ста­ла же­ной его бу­ду­ще­го убий­цы Дан­те­са. Вот её лич­ность при­тя­ги­ва­ет осо­бое вни­ма­ние.

О ней во­об­ще ма­ло что из­ве­ст­но, от­зы­вы со­вре­мен­ни­ков о Ека­те­ри­не очень крат­ки и ка­са­ют­ся глав­ным об­ра­зом её внеш­но­с­ти. До не­дав­не­го вре­ме­ни бы­ло об­на­ру­же­но толь­ко два пись­ма Ека­те­ри­ны – к свё­к­ру и му­жу. Ав­то­рам уда­лось най­ти в ар­хи­ве ещё 20 её пи­сем, в ос­нов­ном к бра­ту Дми­т­рию, на­пи­сан­ных при жиз­ни Пуш­ки­на, что в из­ве­ст­ной сте­пе­ни её и ха­рак­те­ри­зу­ет. Эти пись­ма так же жи­вы и не­при­нуж­дён­ны, как и пись­ма Алек­сан­д­ры, но бо­лее спо­кой­ны и ос­т­ро­ум­ны. Ека­те­ри­на лю­би­ла пи­сать в шут­ли­во-иро­нич­ной ма­не­ре. Зна­ла ли она о пред­сто­я­щей ду­э­ли, и ес­ли да, то по­че­му не пре­ду­пре­ди­ла се­с­тёр? Труд­но по­ве­рить, что по­сле про­ис­шед­шей ка­та­ст­ро­фы, ко­то­рая бы­ла, воз­мож­но, и на её со­ве­с­ти, Ека­те­ри­на ос­та­ва­лась столь же спо­кой­на и ве­се­ла. По­сле ду­э­ли и смер­ти Пуш­ки­на Дан­тес был су­дим, раз­жа­ло­ван в сол­да­ты и вы­слан за гра­ни­цу. Ека­те­ри­на Дан­тес-Гек­керн ос­та­ва­лась в Рос­сии не­дол­го, по­сле­до­ва­ла за му­жем. Для неё Пе­тер­бург стал «про­кля­тым ме­с­том», она окон­ча­тель­но по­рва­ла с про­шлым. Се­мья от­вер­ну­лась от неё, и в даль­ней­шем ни­кто, кро­ме ма­те­ри и бра­та, не вёл с ней пе­ре­пи­с­ки.

Поч­ти все пись­ма трёх се­с­тёр бы­ли на­пи­са­ны на фран­цуз­ском язы­ке, од­на­ко в них до­воль­но ча­с­то встре­ча­лись рус­ские фра­зы и сло­ва. А по­черк, как при­зна­ют­ся са­ми ав­то­ры, тре­бо­вал тща­тель­ной рас­ши­ф­ров­ки. Осо­бен­но не­раз­бор­чи­вым мел­ким би­се­ром на­пи­са­ны пись­ма На­та­льи и Ека­те­ри­ны. Рус­ские фра­зы, со­от­вет­ст­ву­ю­щие язы­ку то­го вре­ме­ни и ино­гда хро­ма­ю­щие по ча­с­ти грам­ма­ти­ки, ор­фо­гра­фии и пунк­ту­а­ции, ос­тав­ле­ны ав­то­ра­ми без из­ме­не­ния. Но ес­ли бы их от­кор­рек­ти­ро­вать, то они по­те­ря­ли бы свою ко­ло­рит­ность и под­лин­ность. Увы, не­ко­то­рые пись­ма во­об­ще не­воз­мож­но бы­ло про­честь, по­сколь­ку чер­ни­ла со вре­ме­нем рас­плы­лись и вы­цве­ли. Ру­ко­пи­си, мо­жет быть, и не го­рят, но аго­ни­зи­ру­ют.

Пост­скрип­тум. Я об­ра­тил вни­ма­ние на то, что во всех пись­мах трёх се­с­тёр льви­ное ме­с­то за­ни­ма­ют де­неж­ные и бы­то­вые во­про­сы. Осо­бо глу­бо­ких мыс­лей-то, ка­ких-то фи­ло­соф­ских оце­нок вре­ме­ни или ли­ри­че­с­ких пе­ре­жи­ва­ний нет во­все. Од­на про­сит уп­ла­тить долг в че­ты­ре ты­ся­чи руб­лей, дру­гая – вы­честь за год сум­му, ко­то­рую уп­ла­ти­ла за шаль, тре­тья – при­слать ей по­ско­рее обе­щан­ное лан­до и т.д. Ну по­де­ли­лись бы сво­им мне­ни­ем о сти­хах Пуш­ки­на, что ли… Ме­ня, че­ст­но го­во­ря, не по­ки­да­ло ощу­ще­ние, что я по­пал в «Дом-2» ка­кой-то, где то же од­но сплош­ное «лан­до», а о ли­те­ра­ту­ре ни слу­ха ни ду­ха. Но гла­мур есть гла­мур, а жен­щи­на ос­та­ёт­ся жен­щи­ной. Во все вре­ме­на.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Александр ТРАПЕЗНИКОВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования