Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №39. 02.10.2009

Я ХОЧУ, ЧТОБ НАЧАЛОСЬ ЗЕМЛЕТРЯСЕНЬЕ

I

Я хо­чу, чтоб на­ча­лось Зем­ле­тря­се­нье,

Осо­знав се­бя в мор­щи­нах тре­щин

Ниц­ше­ан­ст­ва, в выс­шем по­тря­се­ньи,

В тьме ут­роб­ной по­гре­бён­ных жен­щин.

 

Я хо­чу, чтоб при­зна­ки рас­па­да

Об­ре­та­ли мощь са­к­раль­ных зна­ков.

Я хо­чу, чтоб при­гу­би­ли яда

Гу­бы тех, кто ви­на пил со сма­ком,

 

Тех глуп­цов, что в бес­по­лез­ный Ко­с­мос

Гля­дя в вос­хи­ще­нии бес­печ­ном,

В этом скуч­ном рус­ском Хо­ло­ко­с­те

Не су­ме­ли раз­гля­деть ко­неч­ность,

 

Тех, кто в ме­та­фи­зи­ке Ха­о­са

Тол­ко­вал о веч­ном воз­вра­ще­ньи.

И не ви­дел, как страш­ны Стре­ко­зы

И пла­нет бес­смыс­лен­но вра­ще­нье.

 

Пусть огонь мер­ца­ю­щих кре­ма­ций

Их по­гло­тит! Пе­пел, слов­но пыль,

Раз­ле­тит­ся, ибо ос­та­вать­ся

Не хо­чу средь тех сле­пых, кто жил.

 

II

Пусть кру­га­ми дан­тев­ско­го ада

Хо­дят плен­ни­ки, ван-го­гов­ская моль.

…Раз­ве­ли мос­ты над Пе­т­ро­гра­дом,

Слов­но нимб над мёрт­вой го­ло­вой.

 

Го­ло­ва, ка­тясь от ги­ль­о­ти­ны,

Хо­хо­та­ла. То­нет в реч­ке мяч…

В ка­пю­шо­не чёр­ном ле­ги­тим­ный

До ут­ра ра­бо­та­ет Па­лач.

 

С воз­вра­ще­нь­ем, Веч­ный Ин­кви­зи­тор!

Ваш ал­маз ие­зу­ит­ских глаз

От­ра­жа­ет кровь гря­ду­щих пы­ток.

Да­же ат­лас кра­сен, как ат­лас.

 

Все пей­за­жи се­ры и уны­лы.

Вспо­ми­наю толь­ко об од­ном –

Ви­дя сущ­ность ги­бель­но­го ми­ра,

Про­зре­ваю тот Ар­ма­гед­дон.

 

III

По­гля­ди, по­ве­си­лась не­ве­с­та

На стол­бе фо­нар­ном, слов­но кук­ла.

А те­бе не ка­жет­ся пре­ле­ст­ной

Жиз­ни этой прес­ная на­ука?

 

Раз­ве­вай­ся, сит­це­вое пла­тье,

Об­на­жай про­зрач­ное бе­льё!

Той ве­рёв­ки страш­ное объ­я­тье

И вер­ней, и креп­че, чем твоё.

 

IV

Что люд­ская пот­нень­кая по­хоть? –

С оду­ван­чи­ка сду­ва­ет­ся пыль­ца.

Я хо­чу, чтоб ты ус­лы­шал хо­хот,

Рав­но­душ­ный хо­хот мерт­ве­ца.

 

Веч­ной кар­мы рус­ской ка­ру­сель­ной

Ужас­нись на­ве­ки, от­ре­кись.

Я хо­чу, чтоб на­ча­лось Зем­ле­тря­се­нье,

Чтоб не длить бес­смыс­лен­ную жизнь.

 

V

Ру­ки твои в пе­пел пре­вра­ти­лись.

Скрип­ну­ли ске­ле­та ко­с­ты­ли.

Кра­со­та – на­вя­зан­ная ми­лость.

Мы её от­верг­ну­ли. Ну­ли –

 

Ми­ра че­ло­ве­чь­е­го ка­но­ны,

Ие­рар­хия без­лич­ной се­рой тли.

Мы при­шли – Дру­гие Ап­по­ло­ны.

Мы при­шли – Дру­гие Ко­ро­ли.

 

VI

Апо­ка­лип­сис – для тли люд­ской ка­тар­сис.

От тол­пы бе­зум­ной от­ст­ра­нись.

Толь­ко в оди­но­че­ст­ве ле­кар­ст­во.

Апо­ка­лип­си­сом не пле­нись!

 

Не пле­нись го­ре­ни­ем клы­ка­с­тым!

И зна­ме­нь­ем лож­ным не пле­нись!

Пусть по­пы па­сут ту­пую па­ст­ву

Там у про­па­с­ти. Смо­т­ри, не ос­ту­пись!

 

VII

Ви­дишь, ни­щих щу­паль­ца кош­мар­ны.

Тя­нут­ся их хищ­но ты­щи тыщ.

Ни­щие ма­ги­че­с­ки ко­вар­ны –

Миг, и ты средь них, кош­ма­рен, нищ.

 

Об­ти­рая гни­ло­ст­ную па­перть,

Раз­ди­ра­ем си­фи­ли­сом дыр,

Ты мгно­ве­ни­ем в сим­фо­нии рас­па­да

Про­зву­чишь и сги­нешь. Ибо мир

 

Нын­че с пар­ти­ту­рою для тру­па

Ди­ри­жи­ру­ет. И в дым­ную тру­бу

Так лег­ко, по­верх­но­ст­но и ску­по

Вы­ду­ва­ет об­щую судь­бу.

 

За иг­ру, за вер­ную по­ги­бель,

Что рав­ня­ет всех – ца­рей, ра­бов,

Пла­тят те, кто в чи­сел пот­ных

                                       при­быль

Ве­ру­ют, как про­чие – в бо­гов.

 

VIII

Ни о ком из близ­ких не жа­лея,

Ни­че­го мир­ско­го не лю­бя,

Ухо­ди! Пусть тлю люд­скую гре­ет

Это пла­мя, толь­ко не те­бя!

 

Пусть огонь чу­жих аго­ний ди­ких

В пляс язы­че­с­кий те­бя не ув­ле­чёт!

Все ко­ст­ры – смер­тель­ные гвоз­ди­ки.

Их в гро­бы, как гвоз­ди, Чёрт за­бьёт.

 

Там, в гро­бах, схо­ро­нен­ные за­жи­во,

Ско­мо­ро­ши­с­то-кош­ма­ри­с­тую тишь

Ог­ла­ша­ют во­пля­ми. И ка­жет­ся,

Мёрт­вые вцеп­ля­ют­ся в жи­вых.

 

IX

Жи­во­пис­ность га­ран­тий­ной жел­чи.

Хищ­ный лев. Кош­мар­ный Ле­о­пард.

Вкус вла­га­лищ ле­о­пад­ших жен­щин.

Ни­ще­та… И сно­ва Пе­т­ро­град.

 

Нев­ский вальс лю­бов­ни­ков утоп­ших.

Рус­ский пляс с мам­ле­ев­ской гниль­цой.

И ещё бод­ле­ров­ская ло­шадь,

Что «по­доб­на дев­ке пло­щад­ной».

 

Всё бо­лез­нен­но из­бы­точ­но, ут­роб­но.

Ро­ди­на в мор­щи­ни­с­той тще­те.

Был пей­заж клад­би­щен­ский по­до­бен

Бо­с­хов­ским кош­ма­рам на хол­сте.

 

Х

Червь мо­гиль­ный ле­ден­цом шер­ша­вым

В рот Мла­ден­ца мед­лен­но пол­зёт.

Со­блаз­ня­ют ад­ские от­ра­вы.

Смерть раз­врат­на. Смерть к се­бе вле­чёт.

 

Взгляд Мла­ден­ца ею за­во­ро­жен.

Сре­ди сот­ни Снеж­ных Ко­ро­лев

Толь­ко Смер­тью бу­дешь за­мо­ро­жен,

От­вер­гая все­до­с­туп­ных Ев.

 

Маль­чик ды­шит. И с дур­ной улыб­кой

Без­раз­лич­ный по­лу­иди­от

Ино­гда под­ра­ги­ва­ет зыб­ко,

В те мгно­ве­нья, что осо­зна­ёт

 

Сквозь Иную, не мир­скую внят­ность

Суть Бы­тий­но­с­ти, что есть – все­го Рас­пад.

И ему ста­но­вит­ся по­нят­но –

Ада нет. Есть Воз­вра­ще­ние На­зад.

 

Вот уже клу­бок чер­вей, его ка­са­ясь,

Жрёт ут­ро­бу. С каж­дым днём чер­вей

Боль­ше гни­ло­ст­ных. Но Ко­ле­со Сан­са­ры

Это­го клуб­ка стократ страш­ней!

 

Этот пир, ещё во вре­мя жиз­ни –

Ма­лень­кой тра­ге­дии ку­сок. –

Кра­ток, прост. «Так здрав­ст­вуй,

Смерть-От­чиз­на!» –

Раз­да­ёт­ся дет­ский хо­хо­ток,

 

Под зем­лёй гре­мя не­ми­ло­серд­но.

В нём про­ро­че­ст­во. А в нём – все­го итог.

Я хо­чу, чтоб на­ча­лось Зем­ле­тря­се­нье.

Но сна­ча­ла – этот хо­хо­ток.

 

 

Алина ВИТУХНОВСКАЯ

 


 

С тех пор, как Змей вы­дал че­ло­ве­че­ст­ву плод по­зна­ния до­б­ра и зла, оно не силь­но про­дви­ну­лось в на­уке их раз­ли­че­ния. Пря­мо ска­жем, к на­ше­му вре­ме­ни окон­ча­тель­но за­пу­та­лось. Змей ли сы­г­рал злую шут­ку, че­ло­ве­че­ст­во ли ока­за­лось слиш­ком без­дар­ным, но чем боль­ше ка­та­ст­роф, ген­ных му­та­ций, пья­ных аго­ний, ге­но­ци­дов и ог­ня, тем де­фи­цит­нее Зло. Где оно? Что оно? Ни­кто не зна­ет, все спря­та­лись, на­де­ли вол­шеб­ные оч­ки му­ти.

Ви­тух­нов­ская зна­ет. Она го­во­рит: «Зло – это я». Её по­зи­ция ина­ко­ва сар­т­ров­ско­му «Ад – это дру­гие». Дру­гие – это, по Ви­тух­нов­ской, кон­вой­ные гни­ды, под­ло сбе­жав­шее че­ло­ве­че­ст­во. От че­го сбе­жав­шее? От Ни­что. И от се­бя, точ­нее, от то­го Я, про ко­то­рое мож­но ска­зать «Я – это Зло», то есть не­что вне­гра­нич­ное ми­ру, из­бы­точ­ное бы­тию, Иное и Чу­жое. Без­дна.

Ви­тух­нов­ская пе­ня­ет че­ло­ве­че­ст­ву за его до­б­ро­воль­ную сле­по­ту. Она хо­чет от­ра­вить тех, кто «не ви­дел, как страш­ны Стре­ко­зы и пла­нет бес­смыс­лен­но вра­ще­нье».

Ви­тух­нов­ская про­тив то­го, что­бы её счи­та­ли ге­ни­ем. Не­смо­т­ря на то, что она – один из не­мно­гих со­вре­мен­ных рос­сий­ских по­этов, ко­то­рых пе­ре­во­дят на ино­ст­ран­ные язы­ки. По­ни­мать Ви­тух­нов­скую как ге­ни­аль­но­го по­эта – это зна­чит во­все не по­ни­мать. Ни её, ни се­бя. «Я пре­крас­но знаю це­ну ге­ни­аль­но­с­ти. По су­ти это та­кая же де­шёв­ка, как всё че­ло­ве­че­с­кое. Я знаю все ме­ха­низ­мы для про­из­вод­ст­ва то­го, что нуж­но вам. Я не по­ни­маю тво­е­го па­фо­са… С че­го вы взя­ли, что это ме­ня хоть как-то удов­ле­тво­рит?!» (А.Ви­тух­нов­ская. «Ро­ман с фе­на­ми­ном». М., 1999). Что удов­ле­тво­рит Ви­тух­нов­скую, «бо­го­блядь рус­ской по­эзии»?

Мо­жет быть, все­мир­ное Зем­ле­тря­се­ние: «Раз­да­ёт­ся дет­ский хо­хо­ток, / Под зем­лёй гре­мя не­ми­ло­серд­но. / В нём про­ро­че­ст­во. А в нём – все­го итог. / Я хо­чу, чтоб на­ча­лось Зем­ле­тря­се­нье. / Но сна­ча­ла – этот хо­хо­ток». На­де­ет­ся ли Али­на, что её сти­хи, их жут­ко­ва­тый по-дет­ски вза­прав­даш­ний хо­хо­ток, – вы­зо­вут Зем­ле­тря­се­нье? Ед­ва ли по­хо­же, что она на что-то во­об­ще на­де­ет­ся. Но мы на­де­ем­ся. При­слу­ши­ва­ем­ся к под­зем­но­му хо­хот­ку. К по­эти­че­с­кой сейс­мо­ди­на­ми­ке Зла.

 

Не­стор ПИ­ЛЯВ­СКИЙ

 





Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования