Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №39. 02.10.2009

БЮРО ЖУРНАЛЬНЫХ НАХОДОК

 Лож­ный ключ

 

Но Ле­о­нов вы­жил и пе­ре­жил всё. И толь­ко в этом по боль­шо­му

 счё­ту ока­зал­ся для ко­го-то не прав. Всё ос­таль­ное – де­та­ли.

За­хар При­ле­пин. «Ле­о­нид Ле­о­нов.

«Иг­ра его бы­ла ог­ром­на». Гла­вы из кни­ги». «Но­вый мир», № 8.

 

С ува­же­ни­ем от­но­шусь к За­ха­ру При­ле­пи­ну и к его на­уч­ной до­б­ро­со­ве­ст­но­с­ти.

Но вы­нуж­ден ска­зать – чи­таю в «Но­вом ми­ре» оче­ред­ные от­рыв­ки из при­ле­пин­ской би­о­гра­фии Ле­о­ни­да Ле­о­но­ва и сно­ва убеж­да­юсь: При­ле­пин по­до­б­рал лож­ный ключ к лич­но­с­ти и твор­че­ст­ву за­ме­ча­тель­но­го пи­са­те­ля Ле­о­но­ва. При по­мо­щи та­ко­го клю­ча он ни­че­го не от­кро­ет.

Ключ этот мож­но на­звать «по­ли­ти­че­с­ким». Или «по­ли­ти­ко-ие­рар­хи­че­с­ким». Или «ие­рар­хи­че­с­ко-но­мен­к­ла­тур­ным». Ко­му как нра­вит­ся.

Кирилл АНКУДИНОВ
Кирилл АНКУДИНОВ

При­ле­пин за­дал­ся стран­ной це­лью до­ка­зать, что Ле­о­нид Ле­о­нов во­все не был бла­го­по­луч­ным «ста­лин­ским лю­бим­цем», что он вре­мя от вре­ме­ни ока­зы­вал­ся в опа­ле, в по­лу­опа­ле, в чет­вер­ть­о­па­ле, а то и на во­ло­сок от аре­с­та.

В ян­ва­ре 1938 го­да Ле­о­но­ва на­гра­ди­ли ор­де­ном Тру­до­во­го Крас­но­го зна­ме­ни. А долж­ны бы­ли – по его ста­ту­су и за­слу­гам – на­гра­дить ор­де­ном Ле­ни­на. Но не на­гра­ди­ли. Факт? Факт. В мае 1937 го­да Ле­о­но­ва на­ри­со­ва­ли в лит­га­зет­ской ка­ри­ка­ту­ре не на са­мой верх­ней па­лу­бе лит­па­ро­хо­да (вме­с­те с Шо­ло­хо­вым), а все­го лишь на тре­ть­ей па­лу­бе (в ком­па­нии с Ты­ня­но­вым и Сей­фул­ли­ной). Факт? Факт. А сколь­ко раз по Ле­о­но­ву про­ез­жа­лись кри­ти­ки. Ох, не­спро­с­та…

Но и сам Ле­о­нов не ос­та­вал­ся в дол­гу. К при­ме­ру, в «До­ро­ге на оке­ан» он изо­б­ра­зил глав­но­го ге­роя-ком­му­ни­с­та Ку­ри­ло­ва ря­бым (как Ста­ли­на), а ан­та­го­нист Ку­ри­ло­ва Глеб Про­ток­ли­тов – быв­ший бе­ло­гвар­де­ец. При­том Ле­о­нов то­же не­ко­то­рое вре­мя слу­жил в Бе­лой гвар­дии. Ум­но­му до­ста­точ­но. По­гля­ди­те, лю­ди до­б­рые, как хи­т­рец Ле­о­нов иг­рал с вла­с­тью. И иг­ра его бы­ла ог­ром­на…

Но кто из ли­те­ра­то­ров ста­лин­ской по­ры не бы­вал вре­мя от вре­ме­ни в опа­ле, в по­лу­опа­ле, в чет­вер­ть­о­па­ле у Ста­ли­на? Ни­кто. Да­же пра­во­вер­ней­шие ста­лин­цы – и те по­па­да­ли под раз­да­чу. А в чьих про­из­ве­де­ни­ях нет пас­са­жей, ко­то­рые (при же­ла­нии и ис­поль­зуя со­от­вет­ст­ву­ю­щую ме­то­до­ло­гию) воз­мож­но трак­то­вать в ка­че­ст­ве «дерз­ких», «фрон­дёр­ских», «оп­по­зи­ци­он­ных» и «пря­мо ан­ти­со­вет­ских»? И у Вир­ты со Шпа­но­вым мож­но на­рыть вдо­воль «ан­ти­со­вет­чи­ны» – ес­ли по­ста­рать­ся.

В пье­сах Ле­о­но­ва вто­рой по­ло­ви­ны трид­ца­тых го­дов – в «По­лов­чан­ских са­дах», «Вол­ке», «Ме­те­ли» – фи­гу­ри­ру­ют шпи­о­ны и «вра­ги на­ро­да». Но ка­кую кра­мо­лу они не­сут со сце­ны! Кем же был Ле­о­нов – ста­ли­ни­с­том или ум­ным ан­ти­ста­ли­ни­с­том?

 Раз­руб­лю сей гор­ди­ев узел од­ним ма­хом: все из­ве­ст­ные со­вет­ские пи­са­те­ли вто­рой по­ло­ви­ны трид­ца­тых го­дов бы­ли (в той или иной ме­ре) ста­ли­ни­с­та­ми. И – при этом – все из­ве­ст­ные со­вет­ские пи­са­те­ли вто­рой по­ло­ви­ны трид­ца­тых го­дов бы­ли (в той или иной ме­ре) не­до­воль­ны­ми фрон­дё­ра­ми. А то, что Пла­то­нов с Бул­га­ко­вым для на­ше­го вре­ме­ни ока­за­лись по­ин­те­рес­нее Пав­лен­ко с Тре­нё­вым… Так ведь это свя­за­но не со «ста­ли­низ­мом» или «оп­по­зи­ци­он­но­с­тью» на­зван­ных пер­сон. А с сов­сем ины­ми ве­ща­ми.

При­дёт­ся не без со­жа­ле­ния за­клю­чить: КПД ра­бо­ты При­ле­пи­на вы­шел не­ве­лик. Для то­го что­бы уз­нать по­боль­ше о пье­сах Ле­о­но­ва, об их сю­же­ти­ке, эс­те­ти­ке, пер­со­на­жах, о том, ка­кая из этих пьес удач­на, а ка­кая – не­удач­на и по ка­кой при­чи­не ка­кая пье­са не уда­лась, я луч­ше об­ра­щусь к со­от­вет­ст­ву­ю­щей гла­ве пре­крас­ной кни­ги Кон­стан­ти­на Руд­ниц­ко­го «Пор­т­ре­ты дра­ма­тур­гов». Вы­шед­шей аж в 1961 го­ду. Про­то­ко­лы до­про­са Бу­ха­ри­на то­же про­чту где-ни­будь (они пуб­ли­ко­ва­лись).

А что мне даст при­ле­пин­ская би­о­гра­фия Ле­о­но­ва? Не знаю.

 

Кро­ли­чье ва­ре­во

 

За­ни­мать­ся, ко­неч­но, на­до – ес­ли не чи­ст­кой ки­ве­ров, то хо­тя бы «Лу­кул­ла­ми»,

бой­цов­ским клу­бом, вя­за­ни­ем ма­к­ра­ме. Все мы се­бя чем-ни­будь да раз­вле­ка­ем…

Илья Бо­я­шов. «Кто не зна­ет брат­ца Кро­ли­ка». Быль. «Ок­тябрь», № 8.

 

Как я по­гля­жу, «Ок­тябрь» стал обиль­но пуб­ли­ко­вать про­зу «мла­до­пи­тер­цев». В про­шлом но­ме­ре «Ок­тя­б­ря» был Кру­са­нов, те­перь вот – Бо­я­шов.

Раз на раз не при­хо­дит­ся. Цен­ность кру­са­нов­ско­го «раз­го­вор­но­го ро­ма­на» «Мёрт­вый язык» вну­ша­ет мне боль­шие со­мне­ния. С Бо­я­шо­вым же – всё по­лу­чи­лось очень удач­но.

Сю­жет «бы­ли» Ильи Бо­я­шо­ва «Кто не зна­ет брат­ца Кро­ли­ка» та­ков: млад­ший брат по­ве­ст­во­ва­те­ля, баб­ник и раз­дол­бай, «про­да­ёт» вре­мен­но без­ра­бот­но­го стар­ше­го бра­та биз­не­с­ме­ну Ар­ка­ше (Ар­ка­ша и есть – «бра­тец Кро­лик»). Ско­ла­чи­ва­ет­ся раз­ве­сё­лая бан­да об­щих дру­зей и зна­ко­мых; «бра­тец Кро­лик» во­дит её по ре­с­то­ра­ци­ям Пи­те­ра, зна­ко­мя со сво­и­ми на­по­ле­о­нов­ски­ми пла­на­ми. В пер­спек­ти­ве на­ме­ча­ют­ся все­рос­сий­ская ли­га бо­е­вых еди­но­борств, яхт-клуб и всё та­кое про­чее; ко­неч­но, за­вер­ша­ет­ся всё про­да­жей ку­ри­ных око­роч­ков с ма­ши­ны. По хо­ду сю­же­та по­ве­ст­во­ва­тель встре­ва­ет во все­воз­мож­ные при­клю­че­ния, по­па­дая то к зав­сег­да­та­ям лит­сбо­рищ, то в дом к свя­щен­ни­ку, то в эро­ти­че­с­кую са­у­ну, то на пьян­ку омо­нов­цев, то на боль­нич­ную кой­ку.

Но де­ло не в сю­же­те. Не бы­ло бы это­го сю­же­та – сло­жил­ся бы дру­гой. Глав­ное – со­сто­я­ние ду­ши: пья­но-трез­вое, бес­ша­баш­но-со­сре­до­то­чен­ное, пи­тер­ское. Глав­ное – не­скон­ча­е­мый пра­зд­ник жиз­ни, кар­на­вал жиз­ни с фей­ер­вер­ка­ми и пе­ре­дря­га­ми; глав­ное – бью­щий в ли­цо ве­тер жиз­ни, глав­ное – вкус жиз­ни, её цвет, за­пах, кайф.

Илья Бо­я­шов об­ла­да­ет пре­крас­ной спо­соб­но­с­тью не толь­ко чув­ст­во­вать всё это, но и пе­ре­дать чи­та­те­лю. К то­му же он уме­ло вла­де­ет со­вре­мен­ным рас­ко­ван­ным стиль­ком. Всё это, взя­тое вме­с­те, пре­вра­ща­ет его текст в креп­чай­шее жар­кое ва­ре­во, спо­соб­ное ис­це­лить ме­лан­хо­ли­ка и ожи­вить по­хмель­но­го. Этот текст – оп­ти­ми­с­ти­чен. Не­ча­с­тое яв­ле­ние в рос­сий­ской сло­вес­но­с­ти. Я бы ска­зал, что текст Бо­я­шо­ва оп­ти­ми­с­ти­чен по-аме­ри­кан­ски.

Дол­гие по­пыт­ки об­ре­с­ти «оте­че­ст­вен­но­го Ге­н­ри Мил­ле­ра», ка­жет­ся, на­чи­на­ют при­но­сить пло­ды. Ра­зу­ме­ет­ся, по­ка Бо­я­шо­ву до Ге­н­ри Мил­ле­ра – как до да­лё­кой звез­ды, и да­же «ук­ра­ин­ские Ге­н­ри Мил­ле­ры» (вро­де Сер­гея Жа­да­на) на­мно­го об­го­ня­ют его.

Мыс­лей в тек­с­те Бо­я­шо­ва ма­ло­ва­то (да и се­рь­ёз­ных чувств – то­же). Но мо­ло­дых, жи­вых, ис­крен­них, до­под­лин­ных ощу­ще­ний – на­ва­лом. Это здо­ро­во!

Пи­ро­жок ни с чем

 

Та­лант в том и за­клю­ча­ет­ся, что­бы до­не­с­ти до лю­дей вы­кру­та­сы сво­е­го ума…

Дми­т­рий Ра­го­зин. «Ста­рый парк». Ро­ман. «Зна­мя», № 8.

 

Про­за­и­ка Дми­т­рия Ра­го­зи­на, на­вер­ное, ча­с­то пу­та­ют с по­ли­ти­че­с­ким де­я­те­лем Дми­т­ри­ем Ро­го­зи­ным.

Как это не­спра­вед­ли­во! Дми­т­рий Ра­го­зин – он же са­ма изы­с­кан­ность, он же во­пло­щён­ная стиль­ность. Он же ну прям как На­бо­ков.

По­че­му-то ны­неш­ние эпи­го­ны На­бо­ко­ва по­ни­ма­ют сво­е­го ку­ми­ра стран­но. Они ви­дят в нём ис­клю­чи­тель­но сти­ли­с­та. А ведь Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич был не толь­ко ге­ни­аль­ным сти­ли­с­том, но и от­мен­ным сю­же­то­ст­ро­и­те­лем (до­ста­точ­но при­пом­нить сю­же­ты «Ло­ли­ты» или «Ка­ме­ры об­ску­ры», что­бы удо­с­то­ве­рить­ся в этом).

Сю­жет «Ста­ро­го пар­ка» так и не от­крыл­ся мо­е­му ра­зу­ме­нию… Хо­дит ре­дак­ци­он­ный ра­бот­ник Го­ро­хов по пу­с­то­му пар­ку, вя­ло и не­скон­ча­е­мо ре­флек­си­ру­ет, за­бре­да­ет в тир и шах­мат­ный до­мик, вы­яс­ня­ет от­но­ше­ния с воз­люб­лен­ной Силь­ви­ей («её лю­би­мое чте­ние – днев­ни­ки Вир­жи­нии Вульф и Силь­вии Плат»), вре­мя от вре­ме­ни на­ты­ка­ет­ся на раз­но­об­раз­ных тип­чи­ков с фа­ми­ли­я­ми «Гла­зов», «Но­сов», «Ухов». Ещё на­ли­че­ст­ву­ет не­кая ру­ко­пись, ко­то­рую Го­ро­хо­ву над­ле­жит пра­вить. А воз­мож­но, все мы­ка­нья Го­ро­хо­ва, все его пар­ко­вые вос­по­ми­на­ния и ас­со­ци­а­ции – и есть та са­мая ру­ко­пись (ку­ро­пись, жу­ко­пись, па­у­ко­пись – так бы про­дол­жи­лось у Ра­го­зи­на). Жизнь есть текст, текст есть жизнь; Лао Цзы ли при­сни­лось, что он ба­боч­ка, ба­боч­ке ли при­сни­лось, что она Лао Цзы – всё еди­но. Пост­мо­дер­низм, од­ним сло­вом.

За­то по ча­с­ти сти­ли­с­ти­ки всё до­нель­зя рас­пре­крас­но. «Ве­тер всто­пор­щил клён, по­хо­жий на зо­ло­тую па­го­ду». «Тро­пин­ка, за­сы­пан­ная мел­кой, раз­моз­жён­ной ли­ст­вой». «За­стен­чи­вая кур­ти­зан­ка с ве­не­ци­ан­ским раз­ре­зом глаз». И так да­лее…

На­вер­ное, все эти ра­го­зин­ские эк­зер­си­сы най­дут сво­их по­клон­ни­ков, бы­ва­ют же лю­би­те­ли «ис­кус­ст­ва для ис­кус­ст­ва», «са­мо­за­мк­ну­то­го кра­си­во­го пись­ма».

Я к та­ко­вым не от­но­шусь. По мо­е­му мне­нию, стиль, будь он са­мым что ни на есть от­то­чен­ным, – не са­мо­цен­ность; он – не бо­лее чем по­сред­ник, слу­га; его роль за­ве­до­мо вспо­мо­га­тель­ная; стиль ну­жен лишь для то­го, что­бы как мож­но точ­нее рас­ска­зать о сю­жет­ных пе­ри­пе­ти­ях или о ка­ких-то ре­аль­ных ве­щах.

Текст Ра­го­зи­на по­хож на об­ман­ный пи­ро­жок – ис­кус­но при­го­тов­лен­ный, ру­мя­ный, под­жа­ри­с­тый – и ли­шён­ный на­чин­ки. О чём этот текст? Да ни о чём.


Кирилл АНКУДИНОВ,
г. МАЙКОП




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования