Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №41. 16.10.2009

ПРОПАВШИЙ ЧЕРЕП ГОГОЛЯ

Ровно 100 лет назад, в 1909 году, через 57 лет после захоронения великого писателя в Даниловом монастыре, во время реставрации могилы был украден череп Гоголя. С тех пор ведутся его поиски…

 

Су­ве­ни­ры из гро­ба

 

Од­наж­ды нас, 40-лет­них слу­ша­те­лей Выс­ших ли­те­ра­тур­ных кур­сов при Ли­те­ра­тур­ном ин­сти­ту­те им. Горь­ко­го, по­верг в шок рас­сказ на­ше­го пре­по­да­ва­те­ля, док­то­ра ис­кус­ст­во­ве­де­ния, про­фес­со­ра Инес­сы Виш­нев­ской. Она по­ве­да­ла по­дроб­но­с­ти пе­ре­не­се­ния ос­тан­ков Го­го­ля на Но­во­де­ви­чье клад­би­ще. В ко­мис­сии уча­ст­во­ва­ли из­ве­ст­ные рус­ские пи­са­те­ли: Вла­ди­мир Лу­гов­ской, Юрий Оле­ша, Ми­ха­ил Свет­лов, Ва­лен­тин Ка­та­ев, ав­тор зна­ме­ни­той пье­сы «Бро­не­по­езд 14-69» и друг Горь­ко­го Все­во­лод Ива­нов, уча­ст­ни­ки Граж­дан­ской вой­ны Вла­ди­мир Ли­дин и Алек­сандр Ма­лыш­кин, суд­ме­дэк­с­пер­ты, ар­хе­о­ло­ги, ка­кие-то не­из­ве­ст­ные граж­дан­ские ли­ца и ди­рек­тор клад­би­ща. Да­лее – уви­де­лось яко­бы не­что не­во­об­ра­зи­мое. Ске­ле­ти­ро­ван­ный труп пи­са­те­ля ле­жал яко­бы на бо­ку, об­шив­ка гро­ба бы­ла рас­ца­ра­па­на, и са­мое не­по­сти­жи­мое – от­сут­ст­во­вал че­реп Го­го­ля. До­нес­ли в Кремль Ста­ли­ну. Вождь по­ве­ле­вал все эти све­де­ния дер­жать в стро­жай­шем се­к­ре­те, вот по­че­му по­на­ча­лу тот же Вла­ди­мир Ли­дин го­во­рил сво­им сту­ден­там, что че­реп был на ме­с­те, лишь слег­ка по­вер­нул­ся на­бок.

Да­лее про­фес­сор Инес­са Виш­нев­ская оша­ра­ши­ла нас тем, что имен­но пи­са­те­ли взя­ли «кое-что» из гро­ба на су­ве­ни­ры: Ли­дин – ку­сок хо­ро­шо со­хра­нив­ше­го­ся сюр­ту­ка та­бач­но­го цве­та – им он пе­ре­плёл то­мик «Мёрт­вых душ», со­вет­ский клас­сик Вс. Ива­нов су­нул в кар­ман об­ло­мок ре­б­ра рус­ско­го клас­си­ка, Ма­лыш­кин ото­рвал часть фоль­ги, ко­то­рой бы­ла об­би­та вну­т­рен­ность гро­ба. Всех пре­взо­шёл ди­рек­тор клад­би­ща, ком­со­мо­лец Арак­че­ев, он снял с тру­па баш­ма­ки (по дру­гой вер­сии – са­по­ги).

Всё это вы­гля­дит и сей­час край­не ко­щун­ст­вен­но. А что с них бы­ло взять – без­бож­ни­ки, во­ин­ст­ву­ю­щие ате­и­с­ты…

Но сна­ча­ла мы по­пы­та­ем­ся кое в чём ра­зо­брать­ся, в ча­ст­но­с­ти, с бо­лез­нью и смер­тью Ни­ко­лая Ва­си­ль­е­ви­ча Го­го­ля.

 

 По­след­ний ме­сяц жиз­ни

 

Ве­ли­кий пи­са­тель скон­чал­ся в во­семь ут­ра 21 фе­в­ра­ля 1852 го­да, не до­жив ме­ся­ца до 43 лет. Вра­чи за­пу­та­лись с ди­а­гно­зом, од­ни на­зы­ва­ли ме­нин­гит, дру­гие – вос­па­ле­ние лёг­ких, тре­тьи – тиф, чет­вёр­тые – нерв­ную го­ряч­ку, пя­тые – ду­шев­ную бо­лезнь. До сих пор ис­тин­ная при­чи­на смер­ти Ни­ко­лая Ва­си­ль­е­ви­ча неяс­на. Сам Го­голь о смер­ти стал за­ду­мы­вать­ся ещё в очень мо­ло­дом воз­ра­с­те.

Итак, 5 фе­в­ра­ля Го­голь жа­лу­ет­ся за­ехав­ше­му к не­му ли­те­ра­тур­но­му кри­ти­ку и по­эту Сте­па­ну Ше­вы­рё­ву на рас­ст­рой­ст­во же­луд­ка и слиш­ком силь­ное дей­ст­вие ле­карств. С это­го дня он пре­кра­ща­ет ра­бо­ту над ру­ко­пи­ся­ми, поч­ти ни­че­го не ест, усерд­но мо­лит­ся по но­чам. С 11 на 12 фе­в­ра­ля, как из­ве­ст­но, сжи­га­ет вто­рой том «Мёрт­вых душ». 16 фе­в­ра­ля его впер­вые по­се­ща­ет док­тор Алек­сей Та­ра­сен­ков… С 18 фе­в­ра­ля Го­голь уже не вста­ёт с по­сте­ли, от­вер­га­ет вся­кое ле­че­ние. Чуть рань­ше его вновь на­ве­с­ти­ли Та­ра­сен­ков и три про­фес­со­ра, ко­то­рые на­ста­и­ва­ли на про­ве­де­нии гип­но­ти­че­с­ко­го се­ан­са. «Маг­не­ти­зё­ра» док­то­ра Со­ко­ло­гор­ско­го Го­голь раз­дра­жён­но от­верг. Док­тор Кли­мен­ков, по­ра­зив­ший всех гру­бо­с­тью и дер­зо­с­тью, кри­чал боль­но­му свои во­про­сы, как ес­ли бы тот был глух, и на­силь­но на­щу­пал пульс. А с че­го всё на­ча­лось?

Про­жи­вая в до­ме гра­фа Алек­сан­д­ра Тол­сто­го, Го­голь в на­ча­ле ян­ва­ря 1852 го­да ти­хо-мир­но го­то­вил к пе­ча­ти со­бра­ние сво­их со­чи­не­ний. И вот пер­вый ду­шев­ный удар: 26 ян­ва­ря уми­ра­ет же­на близ­ко­го дру­га пи­са­те­ля, Алек­сея Хо­мя­ко­ва, Ека­те­ри­на, с ко­то­рой Го­го­ля свя­зы­ва­ли мно­го­лет­ние лю­бов­ные от­но­ше­ния. От го­ря он да­же не по­шёл на по­хо­ро­ны.

16 фе­в­ра­ля впер­вые за вре­мя бо­лез­ни его по­се­ща­ет док­тор – Алек­сей Та­ра­сен­ков. Ви­зит вра­ча ни­че­го не дал. 18 фе­в­ра­ля Ни­ко­лай Ва­си­ль­е­вич со­бо­ро­вал­ся, ис­по­ве­дал­ся и при­ча­с­тил­ся. С по­сте­ли он боль­ше не вста­вал. 21 фе­в­ра­ля Го­го­ля не ста­ло. По­след­ни­ми его сло­ва­ми, ска­зан­ны­ми в пол­ном со­зна­нии, бы­ли: «Как слад­ко уми­рать!» Ели­за­ве­та Ваг­нер (тё­ща дру­га пи­са­те­ля По­го­ди­на) так опи­сы­ва­ет смерть ве­ли­ко­го пи­са­те­ля: «…Ни­ко­лай Ва­си­ль­е­вич… был всё без па­мя­ти, не­мно­го бре­дил, по-ви­ди­мо­му, он не стра­дал, ночь всю был тих, толь­ко ды­шал тя­же­ло; к ут­ру ды­ха­ние сде­ла­лось ре­же и ре­же, и он как буд­то ус­нул…» (Кста­ти, один из раз­де­лов су­деб­ной ме­ди­ци­ны – «та­на­то­ло­гия» – оп­ре­де­лён как на­ука о смер­ти). Че­рез два ча­са при­был Та­ра­сен­ков, по­том он за­пи­шет: «Нель­зя во­об­ра­зить, что­бы кто-ни­будь мог тер­пе­ли­вее не­го сно­сить все вра­чеб­ные по­со­бия, на­силь­но ему на­вя­зы­ва­е­мые, ли­цо умер­ше­го вы­ра­жа­ло не стра­да­ние, а спо­кой­ст­вие, яс­ную мысль, уне­сён­ную с со­бою за гроб».

В бу­ма­гах умер­ше­го бы­ло об­на­ру­же­но об­ра­ще­ние к дру­зь­ям, где он умо­лял их быть не мёрт­вы­ми, а жи­вы­ми ду­ша­ми (с на­мё­ком на ро­ман «Мёрт­вые ду­ши». – В.Х.), и сле­до­вать по пу­ти, ука­зан­но­му Гос­по­дом. На­шли на­бро­с­ки ду­хов­но­го за­ве­ща­ния и мо­лит­вы, пред­смерт­ные за­пи­си… В за­ве­ща­нии Ни­ко­лай Ва­си­ль­е­вич со­ве­то­вал сё­с­т­рам от­крыть в сво­ей де­рев­не при­ют для бед­ных де­виц, а по воз­мож­но­с­ти пре­вра­тить его в мо­на­с­тырь.

Был при­гла­шён скульп­тор Ни­ко­лай Ра­ма­за­нов, ко­то­рый снял с ли­ца Го­го­ля по­смерт­ную ма­с­ку. Он-то од­ним из пер­вых оп­ро­верг миф о том, что Го­голь был по­хо­ро­нен за­жи­во, в со­сто­я­нии глу­бо­ко­го ле­тар­ги­че­с­ко­го сна. Ра­ма­за­нов пи­сал Не­сто­ру Ку­коль­ни­ку: «…Ког­да я ощу­пы­вал ла­до­нью кор­ку але­ба­с­т­ра – до­ста­точ­но ли он ра­зо­грел­ся и ок­реп, то не­воль­но вспом­нил за­ве­ща­ние (в пись­мах к дру­зь­ям), где Го­голь го­во­рит, что­бы не пре­да­ва­ли те­ло его зем­ле, по­ка не по­явят­ся в те­ле все при­зна­ки раз­ло­же­ния. По­сле сня­тия ма­с­ки мож­но бы­ло впол­не убе­дить­ся, что опа­се­ния Го­го­ля бы­ли на­прас­ны; он не ожи­вёт, это не ле­тар­гия, но веч­ный не­про­буд­ный сон». Да, гип­со­вая ма­с­ка, плот­но при­ле­га­ю­щая к ли­цу, не ос­тав­ля­ет на­деж­ды да­же на еле за­мет­ное, пусть и за­мед­лен­ное ды­ха­ние в со­сто­я­нии ле­тар­ги­че­с­ко­го сна.

Что же ка­са­ет­ся не­о­быч­но­го рас­по­ло­же­ния те­ла умер­ше­го в гро­бу, то та­кое слу­ча­ет­ся в ре­зуль­та­те сме­ще­ний про­гнив­ших крыш­ки и сте­нок гро­ба, дру­гих по­дви­жек зем­ля­ных пла­с­тов в мо­ги­ле. Ко все­му в за­хо­ро­не­ние про­ник­ли не­ве­до­мые охот­ни­ки за че­ре­пом, ко­то­рые мог­ли не­воль­но по­вер­нуть ос­тан­ки умер­ше­го.

 

Сви­де­тель­ст­ву­ет Вла­ди­мир Ли­дин

 

В 1963 го­ду раз­би­ра­ли ар­хив из­ве­ст­но­го мос­ков­ско­го кра­е­ве­да, пи­са­те­ля и ху­дож­ни­ка Бо­ри­са Зе­мен­ко­ва, скон­чав­ше­го­ся в том же го­ду. Сре­ди бу­маг и бы­ла об­на­ру­же­на не­боль­шая ру­ко­пись Вла­ди­ми­ра Ли­ди­на 1946 го­да – «Пе­ре­не­се­ние пра­ха Го­го­ля». Мы при­во­дим её пол­но­стью:

«В ию­не 1931 го­да мне по­зво­нил по те­ле­фо­ну один из со­труд­ни­ков Ис­то­ри­че­с­ко­го му­зея.

«…За­в­т­ра на клад­би­ще Да­ни­ло­ва мо­на­с­ты­ря бу­дет про­ис­хо­дить вскры­тие мо­ги­лы Го­го­ля, – ска­зал он мне. – При­ез­жай­те».

Могила Н.В.Гоголя в Свято-Даниловом монастыре в Москве. 1902 год
Могила Н.В.Гоголя в Свято-Даниловом
монастыре в Москве. 1902 год

Я по­ехал. Был тёп­лый лет­ний день. По при­выч­ке я за­хва­тил с со­бой фо­то­ап­па­рат. Сним­ки, ко­то­рые я сде­лал на клад­би­ще, ока­за­лись един­ст­вен­ны­ми. Од­но­вре­мен­но с мо­ги­лой Го­го­ля вскры­ли в этот день мо­ги­лы Хо­мя­ко­ва и Язы­ко­ва; прах их то­же под­ле­жал пе­ре­не­се­нию. Клад­би­ще Да­ни­ло­ва мо­на­с­ты­ря уп­ра­зд­ня­лось. На тер­ри­то­рии мо­на­с­ты­ря был ор­га­ни­зо­ван при­ём­ник для не­со­вер­шен­но­лет­них пра­во­на­ру­ши­те­лей.

Пер­вой бы­ла вскры­та мо­ги­ла Хо­мя­ко­ва (один из иде­о­ло­гов сла­вя­но­фи­лов, по­эт, пуб­ли­цист, фи­ло­соф. – В.Х.). Ог­ром­ный цин­ко­вый за­па­ян­ный гроб ча­с­тич­но об­вет­шал и рас­пал­ся; вну­т­ри не­го был вто­рой гроб, ду­бо­вый, его верх­ние до­с­ки про­гни­ли. Вся фи­гу­ра Хо­мя­ко­ва со­хра­ни­лась поч­ти в том же ви­де, в ка­ком он был по­хо­ро­нен 71 год на­зад. Верх­няя часть че­ре­па с гу­с­той шап­кой во­лос бы­ла це­ла; со­хра­нив­ший­ся ка­за­кин или сла­вя­но­филь­ская ко­рич­не­вая под­дёв­ка, за­вер­ша­ю­ща­я­ся брю­ка­ми, вправ­лен­ны­ми в вы­со­кие са­по­ги, за­клю­ча­ла в се­бе весь ос­тов ске­ле­та. Оде­я­ние бы­ло та­кой проч­но­с­ти и в та­кой со­хран­но­с­ти, что ос­тан­ки под­ня­ли за пле­чи и но­ги и це­ли­ком, ни­че­го не на­ру­шив, пе­ре­ло­жи­ли в дру­гой гроб. В из­го­ло­вье Хо­мя­ко­ва ока­за­лась ча­шеч­ка севр­ско­го фар­фо­ра с го­лу­бы­ми не­за­буд­ка­ми, ви­ди­мо, ос­тав­ша­я­ся по­сле со­бо­ро­ва­ния. Ря­дом с пра­хом Хо­мя­ко­ва на­хо­дил­ся и прах его же­ны Ека­те­ри­ны, ко­то­рую бе­зум­но лю­бил Го­голь. Все они ока­за­лись вме­с­те. Ещё ря­дом ока­зал­ся прах род­ной се­с­т­ры по­эта Язы­ко­ва, умер­шей за 8 лет до смер­ти Хо­мя­ко­ва. В во­ло­сах, пол­но­стью со­хра­нив­ших­ся в ви­де при­чё­с­ки, был во­тк­нут че­ре­па­хо­вый гре­бень.

От Язы­ко­ва, по­хо­ро­нен­но­го под од­ним па­мят­ни­ком с его дру­гом и род­ст­вен­ни­ком Дми­т­ри­ем Алек­сан­д­ро­ви­чем Ва­лу­е­вым, ос­та­лись толь­ко раз­роз­нен­ные ко­с­ти ске­ле­та и че­реп с очень здо­ро­вы­ми, креп­ки­ми зу­ба­ми.

Мо­ги­лу Го­го­ля вскры­ва­ли поч­ти це­лый день. Она ока­за­лась на зна­чи­тель­но боль­шей глу­би­не, чем обыч­ные за­хо­ро­не­ния. На­чав её рас­ка­пы­вать, на­толк­ну­лись на кир­пич­ный склеп не­о­бы­чай­ной проч­но­с­ти, но за­му­ро­ван­но­го от­вер­стия в нём не об­на­ру­жи­ли, тог­да ста­ли рас­ка­пы­вать в по­пе­реч­ном на­прав­ле­нии с та­ким рас­чё­том, что­бы рас­коп­ка при­хо­ди­лась на вос­ток (т.е., имен­но го­ло­вой на вос­ток, по пра­во­слав­но­му об­ря­ду, дол­жен был быть пре­дан зем­ле по­кой­ник), и толь­ко к ве­че­ру был об­на­ру­жен ещё бо­ко­вой при­дел скле­па, че­рез ко­то­рый в ос­нов­ной склеп и был в своё вре­мя вдви­нут гроб.

Ра­бо­та по вскры­тию скле­па за­тя­ну­лась, и на­чи­на­лись уже су­мер­ки, ког­да мо­ги­ла бы­ла, на­ко­нец, вскры­та. Верх­ние до­с­ки гро­ба про­гни­ли, но бо­ко­вые, с со­хра­нив­шей­ся фоль­гой, ме­тал­ли­че­с­ки­ми уг­ла­ми и руч­ка­ми и ча­с­тич­но уце­лев­шим го­лу­бо­ва­то-ли­ло­вым по­зу­мен­том, бы­ли це­лы. Вот что пред­став­лял со­бой прах Го­го­ля: че­ре­па в гро­бу не ока­за­лось, и ос­тан­ки Го­го­ля на­чи­на­лись с шей­ных по­звон­ков: весь ос­тов ске­ле­та был за­клю­чён в хо­ро­шо со­хра­нив­ший­ся сюр­тук та­бач­но­го цве­та, под сюр­ту­ком уце­ле­ло да­же бе­лье с ко­с­тя­ны­ми пу­го­ви­ца­ми; на 1Х (не­яс­но. – В.Х.) бы­ли баш­ма­ки, то­же пол­но­стью со­хра­нив­ши­е­ся; толь­ко драт­ва, со­еди­ня­ю­щая по­дош­ву с вер­хом, про­гни­ла на но­с­ках, и ко­жа не­сколь­ко за­вер­ну­лась квер­ху, об­на­жая ко­с­ти сто­пы. Баш­ма­ки бы­ли на очень вы­со­ких каб­лу­ках, при­бли­зи­тель­но 4-5 сан­ти­ме­т­ров, это да­ёт бе­зус­лов­ное ос­но­ва­ние пред­по­ла­гать, что Го­голь был не­вы­со­ко­го рос­та. Ког­да и при ка­ких об­сто­я­тель­ст­вах ис­чез че­реп Го­го­ля, ос­та­ет­ся за­гад­кой. При на­ча­ле вскры­тия мо­ги­лы, на ма­лой глу­би­не, зна­чи­тель­но вы­ше скле­па с за­му­ро­ван­ным гро­бом, был об­на­ру­жен че­реп, но ар­хе­о­ло­ги при­зна­ли его при­над­ле­жав­шим мо­ло­до­му че­ло­ве­ку.

Прах Язы­ко­ва и Хо­мя­ко­ва мне уда­лось сфо­то­гра­фи­ро­вать; ос­тан­ки Го­го­ля я, к со­жа­ле­нию, снять не смог, так как бы­ли уже су­мер­ки, а на сле­ду­ю­щее ут­ро они бы­ли пе­ре­ве­зе­ны на клад­би­ще Но­во­де­ви­чь­е­го мо­на­с­ты­ря, где и пре­да­ны зем­ле. Я поз­во­лил се­бе взять ку­сок сюр­ту­ка Го­го­ля, ко­то­рый впос­лед­ст­вии ис­кус­ный пе­ре­плёт­чик вде­лал в фут­ляр пе­ро­во­го из­да­ния «Мёрт­вых душ»; кни­га в фут­ля­ре с этой ре­лик­ви­ей на­хо­дит­ся в мо­ей биб­ли­о­те­ке. (…)

Вл. Ли­дин

 

При­ме­ча­ние пи­са­те­ля. «Мне при­шлось не­сколь­ко раз слы­шать та­кую ле­ген­ду: в 1909 г., ког­да при ус­та­нов­ке па­мят­ни­ка Го­го­лю на Пре­чи­с­тен­ском буль­ва­ре в Моск­ве про­из­во­ди­лась ре­с­та­в­ра­ция мо­ги­лы Го­го­ля, Ба­х­ру­шин под­го­во­рил буд­то бы мо­на­хов Да­ни­ло­ва мо­на­с­ты­ря до­быть для не­го че­реп Го­го­ля, и что, дей­ст­ви­тель­но, в Ба­х­ру­шин­ском те­а­т­раль­ном му­зее в Моск­ве име­ют­ся три не­из­ве­ст­но ко­му при­над­ле­жа­щих че­ре­па: один из них пред­по­ло­жи­тель­но че­реп Щеп­ки­на, дру­гой – Го­го­ля, о тре­ть­ем ни­че­го не из­ве­ст­но. Есть ли в дей­ст­ви­тель­но­с­ти в му­зее та­кие че­ре­па – не знаю (…)».

 

Итак, с мо­мен­та за­хо­ро­не­ния ве­ли­ко­го пи­са­те­ля и вскры­тия его мо­ги­лы про­шло 79 лет. В 1951 го­ду вме­с­то гра­нит­ной глы­бы, слу­жив­шей на мо­ги­ле Го­го­ля ос­но­ва­ни­ем кре­с­та, был ус­та­нов­лен мра­мор­ный пор­т­рет­ный бюст пи­са­те­ля. А сня­тая гра­нит­ная глы­ба, ко­то­рая в своё вре­мя бы­ла до­став­ле­на по по­ру­че­нию С.Т. Ак­са­ко­ва с по­бе­ре­жья Чёр­но­го мо­ря для па­мят­ни­ка Го­го­лю, по­сту­пи­ла в ма­с­тер­скую по из­го­тов­ле­нию над­гро­бий. Тут она бы­ла об­на­ру­же­на вдо­вой Ми­ха­и­ла Бул­га­ко­ва, ко­то­рый всю свою жизнь пре­кло­нял­ся пе­ред та­лан­том ве­ли­ко­го пи­са­те­ля. В 1953 г. гра­нит­ную глы­бу она ухи­т­ри­лась ус­та­но­вить на мо­ги­ле Бул­га­ко­ва, на том же Но­во­де­ви­чь­ем клад­би­ще.

 

Про­дол­же­ние тайн

 

Не так дав­но ко мне об­ра­ти­лись круп­ные мос­ков­ские спе­ци­а­ли­с­ты и биз­не­с­ме­ны, ин­те­ре­су­ю­щи­е­ся про­па­жей че­ре­па из мо­ги­лы Го­го­ля, с прось­бой вклю­чить­ся в раз­гад­ку этой тай­ны. Бы­ла на­зва­на не­кая об­ще­ст­вен­ная па­т­ри­о­ти­че­с­кая ор­га­ни­за­ция, ко­то­рая бы­ла го­то­ва уп­ла­тить 5 мил­ли­о­нов руб­лей за раз­гад­ку этой тай­ны, а на­ка­ну­не 200-ле­тия со дня рож­де­ния Го­го­ля (1 ап­ре­ля 2009 г.) эта сум­ма бы­ла уве­ли­че­на до 8 мил­ли­о­нов.

Тай­ну пы­та­лись раз­га­дать в 1931-32 го­дах со­труд­ни­ки НКВД. Из до­про­сов мо­на­хов Свя­то-Да­ни­ло­во­го мо­на­с­ты­ря вы­яс­ни­лось, что на­ка­ну­не 100-ле­тия Го­го­ля на мо­ги­ле об­но­ви­ли ог­ра­ду, ук­ре­пи­ли свод под­зем­но­го скле­па; вот тут-то яко­бы по­явил­ся на клад­би­ще из­ве­ст­ный мос­ков­ский кол­лек­ци­о­нер, мил­ли­о­нер Ба­х­ру­шин. Он под­бил двух мо­на­хов вы­красть че­реп. Ку­пец и ме­це­нат по слу­хам яко­бы уже хра­нил у се­бя че­реп ве­ли­ко­го ак­тё­ра Щеп­ки­на и ещё один – не­из­ве­ст­ный. Ба­х­ру­шин увен­чал «экс­по­нат» се­ре­б­ря­ным вен­ком, по­ме­с­тил в спе­ци­аль­ный па­ли­сан­д­ро­вый ла­рец со стек­лян­ным окон­цем. Но вско­ре у Ба­х­ру­ши­на по­яви­лись не­при­ят­но­с­ти в де­лах и на се­мей­ном по­при­ще. Моск­ва шеп­та­лась по уг­лам, что ви­ной все­му бы­ли ко­щун­ст­вен­но до­бы­тые че­ре­па из мо­гил. Алек­сей Алек­сан­д­ро­вич уже сам был не рад сво­им при­об­ре­те­ни­ям, но не знал, что с ни­ми де­лать. Вы­бро­сить? Свя­то­тат­ст­во! Ко­му-то от­дать – зна­чит пуб­лич­но при­знать­ся в сво­ём оск­вер­не­нии мо­гил. За­хо­ро­нить об­рат­но? Опас­но, да и не­ве­ро­ят­но слож­но.

И тут к Ба­х­ру­ши­ну за­яв­ля­ет­ся лей­те­нант во­ен­но-мор­ско­го фло­та вну­ча­тый пле­мян­ник Го­го­ля Янов­ский (был та­кой. – В.Х.) Он вы­ло­жил на стол ре­воль­вер и ска­зал: «В нём два па­тро­на. Один для вас, ес­ли вы не от­да­ди­те мне че­реп Ни­ко­лая Ва­си­ль­е­ви­ча; дру­гой – для ме­ня, ес­ли мне при­дет­ся вас убить».

По ле­ген­де, Ба­х­ру­шин об­ра­до­вал­ся и тут же вы­ло­жил лей­те­нан­ту страш­ную ре­лик­вию. Но об­сто­я­тель­ст­ва за­ста­ви­ли Янов­ско­го ка­кое-то вре­мя дер­жать ла­рец с че­ре­пом у ка­пи­та­на од­но­го из ита­ль­ян­ских су­дов Бор­ге­зе, ко­то­ро­го Янов­ский про­сил за­хо­ро­нить че­реп на ита­ль­ян­ской зем­ле. Сам Янов­ский ухо­дит в дли­тель­ное пла­ва­ние, как и ка­пи­тан Бор­ге­зе. В Ита­лию на пас­са­жир­ском по­ез­де че­реп по­вёз Бор­ге­зе-млад­ший. И тут на­чи­на­ет­ся чи­с­тая ми­с­ти­ка: по­езд ис­че­за­ет в тон­не­ле и пре­вра­ща­ет­ся в при­зрак, ко­то­рый вре­мя от вре­ме­ни по­яв­ля­ет­ся в раз­ных ча­с­тях Ев­ро­пы. Но это уже со­вер­шен­но не­ин­те­рес­но.

При оче­ред­ном по­се­ще­нии зна­ме­ни­то­го те­а­т­раль­но­го му­зея им. Ба­х­ру­ши­на я не удер­жал­ся и спро­сил про че­реп у очень пре­ста­ре­лой смо­т­ри­тель­ни­цы за­ла экс­по­на­тов. Она рас­сме­я­лась и ска­за­ла: «Про­шло сто лет, про­шли ре­во­лю­ции и вой­ны. Кто бу­дет хра­нить че­ре­па? На мой взгляд, всё это вы­дум­ки».

Майн Рид мо­жет от­ды­хать…

Дей­ст­ви­тель­но, «Всад­ник без го­ло­вы» Майн Ри­да про­сто ерун­да по срав­не­нию с не­дав­но вы­шед­шим и по­ка­зан­ным по НТВ филь­мом «Го­ло­ва клас­си­ка». Раз­ру­га­ли в прес­се этот фильм жут­ко. Но луч­ше по­мол­чать, ко­ли не уда­лось его уви­деть.

Во­об­ще, 200-лет­ний юби­лей, ка­жет­ся, окон­ча­тель­но снял не­глас­ное та­бу на Го­го­ля-че­ло­ве­ка: его об­раз всё ча­ще втор­га­ет­ся на ки­но– и те­ле­экра­ны и де­ла­ет это не без ус­пе­ха. Все кри­ти­ки в вос­тор­ге от филь­ма На­та­льи Бон­дар­чук «Го­голь. Бли­жай­ший». Со­сто­я­лись два его по­ка­за для уз­ко­го кру­га, ещё без зву­ка. Осе­нью он вый­дет на ши­ро­кий эк­ран. Но о мно­гом го­во­рит ак­тёр­ский со­став: Го­голь – Ев­ге­ний Редь­ко, Смир­но­ва-Рос­сет – Ана­с­та­сия За­во­рот­нюк, А.П.Тол­стой – Ни­ко­лай Бур­ля­ев, док­тор Та­ра­сен­ков – Ле­о­нид Моз­го­вой, мать Го­го­ля – Ва­лен­ти­на Те­лич­ки­на, Ан­на Ви­ель­гор­ская – Ма­рия Бур­ля­е­ва и дру­гие.

Не­ма­ло сня­то филь­мов о Го­го­ле, пе­ре­из­да­ны его про­из­ве­де­ния в ближ­нем и даль­нем за­ру­бе­жье. И всё же по-преж­не­му об­раз са­мо­го ве­ли­ко­го пи­са­те­ля оку­тан флё­ром с яв­ной до­лей ми­с­ти­ки.


Владимир ХРИСТОФОРОВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования