Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №41. 16.10.2009

В СТАРОСТИ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ СТАНОВЯТСЯ ДЕСПОТАМИ

 В петербургском Доме писателя состоялась встреча с Оливье Роленом. По словам французского гостя, его интерес к России возник ещё в 1986 году, и после путешествия по нашей стране он написал книгу «В России». В ходе предыдущих визитов Ролен побывал на Камчатке, в Магадане и Иркутске. Писатель рассказал о своём проекте «Любить литературу», открывающемся в Санкт-Петербурге в преддверии Года Франции в России. Он включает в себя цикл встреч с современными французскими писателями, которые познакомят петербуржцев с творчеством своих великих предшественников.

 

Оливье РОЛЕН
Оливье РОЛЕН

– Цикл «Лю­бить ли­те­ра­ту­ру» я сна­ча­ла ис­пы­тал в Ри­ме, во фран­цуз­ском куль­тур­ном цен­т­ре. Идея за­клю­ча­лась в сле­ду­ю­щем: пред­ло­жить со­вре­мен­ным фран­цуз­ским пи­са­те­лям не­кое «уп­раж­не­ние вос­хи­ще­ния». Не­ко­то­рые пи­са­те­ли пи­шут так, как буд­то бы с ни­ми ро­ди­лась ли­те­ра­ту­ра, они её и вы­ду­ма­ли. Од­на­ко дру­гие ли­те­ра­то­ры, и я в их чис­ле, пи­шут, по­ни­мая, что за ни­ми су­ще­ст­ву­ет це­лая га­ле­рея имён: Пуш­кин, Шек­с­пир, Го­мер и т.д. Ра­зу­ме­ет­ся, это не зна­чит, что они се­бя срав­ни­ва­ют со сво­и­ми ве­ли­ки­ми пред­ше­ст­вен­ни­ка­ми. Это зна­чит лишь то, что этот вос­торг, этот эн­ту­зи­азм, ко­то­рый они по­чув­ст­во­ва­ли од­наж­ды, чи­тая Го­ме­ра, Шек­с­пи­ра, Пуш­ки­на, по­слу­жил им не­ким им­пуль­сом для соб­ст­вен­но пи­са­ния. Идея про­ек­та за­клю­ча­ет­ся в том, что­бы пред­ло­жить со­вре­мен­ным пи­са­те­лям по­го­во­рить о тех или о том, кто был за ни­ми, ко­го они про­чли и ув­лек­лись ли­те­ра­ту­рой до та­кой сте­пе­ни, что са­ми на­ча­ли пи­сать. Ещё идею дан­но­го про­ек­та не­ко­то­рым об­ра­зом со­от­но­сят со сло­ва­ми Ро­ла­на Бар­та, ко­то­рый в од­ной из лек­ций ска­зал, что «лю­бить ли­те­ра­ту­ру – это зна­чит чув­ст­во­вать, что пред­ше­ст­ву­ю­щая ли­те­ра­ту­ра все­гда при­сут­ст­ву­ет фи­зи­че­с­ки». В об­щем, идея ста­ла на­ча­лом цик­ла, ко­то­рый я пред­ло­жил и раз­ра­бо­тал в Ри­ме. В Ита­лии я, кста­ти, го­во­рил о Ша­ла­мо­ве, мой кол­ле­га о Каф­ке, но в Рос­сии я счи­таю уме­ст­ным го­во­рить о фран­цуз­ских пи­са­те­лях, осо­бен­но учи­ты­вая по­сто­ян­ный ин­те­рес в Рос­сии к фран­цуз­ским ав­то­рам. Уча­ст­ни­ка­ми встре­чи бу­дут со­вре­мен­ные фран­цуз­ские пи­са­те­ли, по­эты, фи­ло­со­фы, ко­то­рые бу­дут рас­ска­зы­вать о фран­цуз­ских ав­то­рах, чьё твор­че­ст­во за­ста­ви­ло их ис­пы­тать ли­те­ра­тур­ный шок. Что ка­са­ет­ся ме­ня, я ре­шил по­го­во­рить о Ша­то­б­ри­а­не, а так­же про­честь от­рыв­ки из его «За­мо­гиль­ных за­пи­сок», осо­бен­но те, ко­то­рые свя­за­ны с ре­во­лю­ци­ей. По­че­му Ша­то­б­ри­ан? Я счи­таю его глу­бо­ким пи­са­те­лем, и его «За­мо­гиль­ные за­пи­с­ки» го­во­рят о ре­во­лю­ци­он­ном пе­ри­о­де, как ни­ка­кая дру­гая кни­га. Бу­ду­чи вра­гом ре­во­лю­ции, он был до­ста­точ­но умён, что­бы по­ни­мать, на­сколь­ко эти со­бы­тия важ­ны и зна­чи­мы. Ша­то­б­ри­ан – ос­но­ва­тель ро­ман­тиз­ма во Фран­ции, и я его вы­брал ещё и по­то­му, что он ме­нее из­ве­с­тен в Рос­сии по срав­не­нию с Баль­за­ком, Гю­го и т.д. Так­же ин­те­рес­ны его рас­суж­де­ния, от­но­ся­щи­е­ся к по­ли­ти­ке и мо­ра­ли, о том, как эти две об­ла­с­ти со­че­та­ют­ся.

– Ме­сье Оли­вье, рас­ска­жи­те о ва­шем твор­че­ст­ве.

– Мои кни­ги не очень мно­го пе­ре­во­ди­лись в Рос­сии. Я на­пи­сал во­семь ро­ма­нов. Их ос­нов­ное до­сто­ин­ст­во в том, что они раз­ные. Я пи­сал кни­ги, ко­то­рые по­свя­ще­ны впе­чат­ле­ни­ям от пу­те­ше­ст­вий. У ме­ня так­же есть не­сколь­ко ли­те­ра­тур­ных эс­се. Кста­ти ска­зать, од­на из книг, на­пи­сан­ная в 1988 го­ду, на­зы­ва­лась «В Рос­сии».

Во­об­ще, моя жизнь мо­жет быть схе­ма­ти­че­с­ки раз­де­ле­на на две ча­с­ти: пер­вая часть – ког­да я был ре­во­лю­ци­о­не­ром, вто­рая часть – ког­да стал ро­ма­ни­с­том. И Рос­сия иг­ра­ла и в ре­во­лю­ции, и в ли­те­ра­ту­ре боль­шую роль, ко­то­рую нель­зя пе­ре­оце­нить.

– Есть ли раз­ни­ца в вос­при­я­тии ва­ми се­го­дняш­ней Рос­сии и той, 1986 го­да, ког­да вы бы­ли здесь впер­вые?

– Не знаю, хо­ро­шо это или пло­хо, но ког­да я в пер­вый раз при­ехал в Пе­тер­бург в 1986 го­ду, он был со­вер­шен­но дру­гой. Не­по­хо­жий на се­го­дняш­ний. Не бы­ло рек­ла­мы, не бы­ло та­ко­го ко­ли­че­ст­ва ма­шин. Это был аб­со­лют­но дру­гой мир по срав­не­нию с на­шим, за­пад­ным. Сей­час, внеш­не, по край­ней ме­ре, по­яви­лась не­кая уни­фор­ми­за­ция.

– В од­ном из ин­тер­вью вы упо­ми­на­ли, что ра­бо­та­ли над кни­гой о Хе­мин­гу­эе. Се­го­дня в Рос­сии ин­те­рес к не­му па­да­ет. А во Фран­ции?

– Во Фран­ции то­же не­кое заб­ве­ние это­го ав­то­ра. Я во­об­ще-то раз­де­ляю это от­сут­ст­вие ин­те­ре­са. Я чи­тал его в мо­ло­до­с­ти и се­го­дня, пе­ре­чи­ты­вая его ро­ма­ны, счи­таю, что в них нет ни­че­го вы­да­ю­ще­го­ся в ли­те­ра­тур­ном смыс­ле. Но, с дру­гой сто­ро­ны, я пе­ре­чи­ты­ваю рас­ска­зы, ко­то­рые он пи­сал в са­мом на­ча­ле сво­е­го твор­че­ст­ва, и они мне ка­жут­ся очень ин­те­рес­ны­ми.

– Во фран­цуз­ских ли­це­ях со­вре­мен­ные ав­то­ры на­хо­дят путь к школь­ни­ку?

– У ме­ня нет ни­ка­кой свя­зи со шко­лой, но до­ля пре­по­да­ва­ния ли­те­ра­ту­ры во фран­цуз­ских шко­лах умень­ша­ет­ся, со­от­вет­ст­вен­но умень­ша­ет­ся и до­ля со­вре­мен­ных ав­то­ров. Это, на­вер­ное, ми­ро­вая тен­ден­ция. Ду­маю, то, что мы ус­т­ра­и­ва­ем чте­ния пи­са­те­лей, свя­за­но с тем, что шко­ла не мо­жет при­влечь мо­ло­дёжь к чте­нию. Мо­жет быть, мы, та­ким об­ра­зом, бу­дем спо­соб­ст­во­вать воз­вра­ще­нию мо­ло­дё­жи к ли­те­ра­ту­ре.

– Су­ще­ст­ву­ет ли во Фран­ции Со­юз пи­са­те­лей, есть ли Дом пи­са­те­ля, и ка­кую под­держ­ку го­су­дар­ст­во ока­зы­ва­ет пи­са­те­лям?

– Я ни­че­го не знаю о су­ще­ст­во­ва­нии во Фран­ции Со­ю­за пи­са­те­лей. Дом пи­са­те­ля есть, и он сей­час рас­по­ла­га­ет­ся в особ­ня­ке бра­ть­ев Гон­кур. Что ка­са­ет­ся под­держ­ки, то на­вер­ня­ка Дом пи­са­те­лей по­лу­ча­ет го­су­дар­ст­вен­ную по­мощь, но в ка­ких ци­ф­рах это вы­ра­жа­ет­ся, не знаю. По­ми­мо то­го, во Фран­ции су­ще­ст­ву­ет ог­ром­ное ко­ли­че­ст­во ор­га­ни­за­ций, не обя­за­тель­но го­су­дар­ст­вен­ных, ко­то­рые под­дер­жи­ва­ют куль­ту­ру и, в ча­ст­но­с­ти, ли­те­ра­ту­ру. Так­же есть спе­ци­аль­ная сеть книж­ных ма­га­зи­нов, ко­то­рая счи­та­ет сво­ей по­ли­ти­кой ус­та­нов­ле­ние еди­ной це­ны на кни­ги. Это ме­ша­ет боль­шим дис­три­бь­ю­то­рам под­ни­мать це­ны, и та­ким об­ра­зом со­хра­ня­ет­ся до­ля сво­бо­ды для ма­лень­ких не­за­ви­си­мых ма­га­зи­нов.

– Вы ска­за­ли, что сна­ча­ла бы­ли ре­во­лю­ци­о­не­ром, а по­том ста­ли ро­ма­ни­с­том. Это бы­ло как-то свя­за­но с по­езд­кой в Рос­сию в 1986 го­ду?

– Нет. К 1986 го­ду я уже пе­ре­стал ве­рить в то, что сча­с­тье че­ло­ве­че­ст­ву мо­жет быть при­не­се­но ре­во­лю­ци­ей кро­ва­вой и на­силь­ст­вен­ной. И пе­ре­стал ве­рить в бла­го­ден­ст­вие и еди­ные пар­тии.

– Есть вы­ра­же­ние, что все ре­во­лю­ци­о­не­ры в ста­ро­сти кон­сер­ва­то­ры.

– Не ду­маю, что это все­гда так. Ре­во­лю­ци­он­ный опыт да­ёт мно­го, в ча­ст­но­с­ти, да­ёт воз­мож­ность ос­мыс­ли­вать та­кие ве­щи, как по­ли­ти­ка и ак­тив­ное уча­с­тие в по­ли­ти­ке. Есть дру­гое из­ре­че­ние: ре­во­лю­ци­о­не­ры, ста­рея, ста­но­вят­ся де­с­по­та­ми. Мне ка­жет­ся, это бо­лее пра­виль­но.

– Есть мне­ние, что рань­ше цен­т­ром ми­ро­вой ли­те­ра­ту­ры бы­ла Рос­сия, по­том Фран­ция, те­перь он пе­ре­ме­с­тил­ся в Ла­тин­скую Аме­ри­ку. Вы со­глас­ны?

– Вряд ли со­гла­шусь, и во­об­ще по­ня­тие мо­ды счи­таю по­верх­но­ст­ным. Да, лет 30 на­зад был бум ли­те­ра­ту­ры из Ла­тин­ской Аме­ри­ки. Но он про­шёл, и се­го­дня вряд ли её на­зо­вут ли­те­ра­тур­ным цен­т­ром. С дру­гой сто­ро­ны, ли­те­ра­тур­ным цен­т­ром се­го­дня мож­но счи­тать то, что яв­ля­ет­ся цен­т­ром ком­мер­че­с­ким, во­ен­ным и про­чее, то есть США. Но это не зна­чит, что нет дру­гих мест, где не раз­ви­ва­лась бы ли­те­ра­ту­ра. К при­ме­ру, во Фран­ции мно­го из­да­ют ту­рец­ких ав­то­ров, хо­тя Тур­цию нель­зя на­звать цен­т­ром ли­те­ра­ту­ры.

– В своё вре­мя вы ра­бо­та­ли вне­штат­ным жур­на­ли­с­том. Как оце­ни­ва­е­те со­вре­мен­ную фран­цуз­скую прес­су в пла­не ос­ве­ще­ния со­бы­тий в Рос­сии?

– Есть ве­щи, ко­то­рые мож­но по пра­ву кри­ти­ко­вать в Рос­сии, но при этом су­ще­ст­ву­ет си­с­те­ма­ти­че­с­кий ха­рак­тер не­га­тив­ных ре­ак­ций по от­но­ше­нию к Рос­сии во фран­цуз­ской прес­се.

– Ос­нов­ные те­мы в ва­шем твор­че­ст­ве?

– Пи­са­те­лю не­про­сто го­во­рить о та­ких ве­щах, о них про­ще го­во­рить кри­ти­ку или жур­на­ли­с­ту, ко­то­рый пи­шет о твор­че­ст­ве пи­са­те­ля. Но, на­вер­ное, во всех мо­их про­из­ве­де­ни­ях при­сут­ст­ву­ет «ша­то­б­ри­ан­ская» те­ма, а имен­но – те­ма ут­ра­чен­но­го вре­ме­ни, ут­ра­чен­ных тра­ди­ций, ут­ра­чен­ной ре­ли­гии, те­ма ут­ра­ты. И од­на из мо­их книг – «Бу­маж­ный тигр» – как раз рас­ска­зы­ва­ет об эпо­хе, ког­да мо­ло­дость ве­ри­ла, мо­жет быть, не­сколь­ко те­а­т­раль­но в воз­мож­ность ре­во­лю­ции.

– Ка­кие рос­сий­ские ав­то­ры по­па­да­ют­ся на при­лав­ках фран­цуз­ских ма­га­зи­нов, и с чьим твор­че­ст­вом вы зна­ко­мы?

– Я чи­тал Вик­то­ра Пе­ле­ви­на, не­дав­но про­чёл «Мос­ков­скую са­гу» Ва­си­лия Ак­сё­но­ва.

– Су­ще­ст­ву­ет ли си­с­те­ма за­щи­ты фран­цуз­ско­го язы­ка от ан­г­ли­циз­мов?

– Во Фран­ции был при­нят ряд за­ко­нов по борь­бе с ут­ра­той до­ми­ни­ру­ю­щей ро­ли фран­цуз­ско­го язы­ка. Ес­ли по­слу­шать не­ко­то­рые ра­дио­стан­ции, то дей­ст­ви­тель­но за­си­лье аме­ри­кан­ское и ан­г­лий­ское ощу­ти­мо. Но ду­маю, что нуж­но оп­ла­ки­вать не то, что ан­г­лий­ских тер­ми­нов ста­ло боль­ше, а то, что фран­цуз­ский язык ис­поль­зу­ют не с та­ким пи­е­те­том к изящ­но­му. Про­бле­ма не в том, что мо­ло­дые лю­ди ис­поль­зу­ют боль­ше ан­г­лий­ских слов, а в том, что они не уме­ют ис­поль­зо­вать фран­цуз­ские сло­ва. Ес­ли бы мо­ло­дёжь изъ­яс­ня­лась на пра­виль­ном, гра­мот­ном фран­цуз­ском язы­ке и встав­ля­ла ан­г­лий­ские сло­ва, я не ви­дел бы в этом ни­че­го пло­хо­го.

– Вы мно­го пу­те­ше­ст­во­ва­ли, а есть ме­с­та, от­ку­да бы вы не хо­те­ли уез­жать?

– Нет, но, с дру­гой сто­ро­ны, нет ме­с­та, ку­да бы я не хо­тел вер­нуть­ся. Да­же в ме­с­та, где ма­ло оча­ро­ва­ния, на­при­мер, в Су­дан. Я про­вёл дет­ст­во в Аф­ри­ке, объ­ез­дил всю Ев­ро­пу. Сле­ду­ю­щим ле­том на­де­юсь по­ехать в Ана­дырь. Так­же я хо­тел бы по­пу­те­ше­ст­во­вать по Сред­ней Азии.  

 

Наталья АЛЕКСЮТИНА,

г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ


До­сье

 

Оли­вье Ро­лен (р. 1947) – фран­цуз­ский пи­са­тель, один из са­мых из­ве­ст­ных и чи­та­е­мых пи­са­те­лей со­вре­мен­ной Фран­ции. Про­вёл своё дет­ст­во в Се­не­га­ле. По­том учил­ся в ли­цее Луи Ве­ли­ко­го, где по­лу­чил дип­лом фи­ло­со­фа. В мо­ло­до­с­ти вхо­дил в ру­ко­вод­ст­во ор­га­ни­за­ции «Ле­вые про­ле­та­рии», ко­то­рая прак­ти­ко­ва­ла на­силь­ст­вен­ные дей­ст­вия. По­том ра­бо­тал жур­на­ли­с­том в «Ли­бе­ра­сь­он» и «Ну­вель Об­сер­ва­тер». Его про­из­ве­де­ния бы­ли вдох­нов­ле­ны ма­ем 1968 го­да.

Ав­тор ро­ма­нов «Фе­но­мен бу­ду­ще­го», «Охот­ник на львов», «Ком­на­ты», «Тигр и бу­ма­га», «Изо­б­ре­те­ние че­ло­ве­че­ст­ва» (это лю­би­мая кни­га пи­са­те­ля). Мно­гие его кни­ги свя­за­ны с пу­те­ше­ст­ви­я­ми, в том чис­ле пе­ре­ве­дён­ная на рус­ский язык кни­га «Пей­за­жи дет­ст­ва». Она на­пи­са­на в фор­ме ли­те­ра­тур­ных ре­пор­та­жей и по­ве­ст­ву­ет о пя­ти ми­ро­вых клас­си­ках – На­бо­ко­ве, Хе­мин­гу­эе, Бор­хе­се, Ми­шо и Ка­ва­ба­те и их род­ных го­ро­дах, в том чис­ле о Пе­тер­бур­ге.

На­граж­дён пре­стиж­ной ли­те­ра­тур­ной пре­ми­ей «Фе­ми­на» за ро­ман «Порт-Су­дан» («Фе­ми­на» – фран­цуз­ская ли­те­ра­тур­ная пре­мия, уч­реж­дён­ная в 1904 го­ду со­труд­ни­ца­ми жур­на­ла «Сча­ст­ли­вая жизнь» (ны­не «Фе­ми­на») во гла­ве с Ан­ной де Но­ай. По за­мыс­лу ос­но­ва­тель­ниц, «Фе­ми­на» долж­на бы­ла со­ста­вить аль­тер­на­ти­ву ис­клю­чи­тель­но «муж­ской» Гон­ку­ров­ской пре­мии).

 





Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования