Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №48. 04.12.2009

ГЛЯНЦЕВЫЙ ДОСТОЕВСКИЙ

 Газетные киоски ныне переполнены глянцем. Понятно, что в блестящую упаковку обложек в большинстве своём макулатурных журнальчиков напичкана эротика, сплетни, скандальчики и тонны рекламы. Однако ж и в этом море блескучего мусора есть издания, которые пытаются позиционировать себя как вполне серьёзные и респектабельные. Один из таких – «Gala Биография».

С интересом и, главное, доверчивостью время от времени читал этот журнал – всегда любопытно узнать подробности судеб знаменитых людей. Верил всему! Биографические сведения как о ныне здравствующих, а тем более уже ставших историческими личностями героях казались мне убедительными и достоверными на все сто.

Но вот в 11-м, ноябрьском, номере «Gala Биографии» за этот год дошёл до статьи «Человек есть тайна» о Ф.М. Достоевском, и – чересчур доверчивое моё читательское сердце уязвлено стало. Дело в том, что я неплохо знаю биографию писателя, поэтому с первых же абзацев начал спотыкаться на фактических нелепостях и неточностях, не говоря уж о странностях слога автора опуса Владимира Тихомирова. Как советовал старец Тихон Ставрогину в «Бесах» по поводу его исповеди, мол, поправить «немного бы в слоге»…

Но сначала о фактах.

 

«Когда Фё­до­ру ис­пол­ни­лось 16 лет, отец от­пра­вил их с Ми­ха­и­лом учить­ся в ча­ст­ный пан­си­он Ко­с­то­ма­ро­ва в Пе­тер­бур­ге. По­сле окон­ча­ния обу­че­ния маль­чи­ки пе­ре­шли в Пе­тер­бург­ское во­ен­но-ин­же­нер­ное учи­ли­ще…»

Увы, «пе­ре­шёл» один Фё­дор, да и то с тру­дом – не на ка­зён­ный кошт, а с оп­ла­той в 950 руб­лей (по­это­му сло­во «пе­ре­шёл» здесь вряд ли точ­но), а вот Ми­ха­и­ла за­бра­ко­ва­ла мед­ко­мис­сия, и он вы­нуж­ден был пой­ти слу­жить в ин­же­нер­ную ко­ман­ду в Ре­ве­ле (ны­не – Тал­линн).

Да­лее ав­тор, про­сто­душ­но уве­рен­ный, что бра­тья учат­ся-та­ки вме­с­те в Пе­тер­бур­ге, вы­да­ёт: «Днём бра­тья хо­ди­ли в учи­ли­ще, а по ве­че­рам ча­с­то по­се­ща­ли ли­те­ра­тур­ные са­ло­ны…»

Глав­ное ин­же­нер­ное учи­ли­ще хо­тя и не име­ло в сво­ём на­зва­нии сло­ва «во­ен­ное», как уве­рен В.Ти­хо­ми­ров, бы­ло на са­мом де­ле учеб­ным за­ве­де­ни­ем во­ен­но-ка­зар­мен­но­го ти­па, го­то­ви­ло во­ен­ных ин­же­не­ров, по­это­му кон­дук­то­ра (так име­но­ва­лись вос­пи­тан­ни­ки) со­дер­жа­лись в его сте­нах в стро­гой му­ш­т­ре 24 ча­са в сут­ки и мог­ли по­ки­дать сте­ны Ми­хай­лов­ско­го зам­ка, где рас­по­ла­га­лось учи­ли­ще, в ред­чай­ших слу­ча­ях.

За­тем ав­тор уди­ви­тель­ной ста­тьи со­об­ща­ет не­что и во­все стран­ное: «Имен­но под вли­я­ни­ем идей Пе­т­ра­шев­ско­го Фё­дор Ми­хай­ло­вич на­пи­сал свой пер­вый ро­ман «Бед­ные лю­ди»…»

Здесь сло­веч­ко-ут­верж­де­ние «имен­но» осо­бен­но уми­ля­ет: мол, не встреть­ся во­вре­мя Пе­т­ра­шев­ский на пу­ти До­сто­ев­ско­го – не стал бы тот пи­са­те­лем… А меж­ду тем, с Ми­ха­и­лом Ва­си­ль­е­ви­чем Бу­та­ше­ви­чем-Пе­т­ра­шев­ским До­сто­ев­ский по­зна­ко­мил­ся (слу­чай­но, на ули­це) вес­ной 1846 го­да, а по­се­щать его «пят­ни­цы» и зна­ко­мить­ся с его «иде­я­ми» на­чал толь­ко с фе­в­ра­ля 1847 го­да. Ро­ман же «Бед­ные лю­ди» был на­чат в ян­ва­ре 1844-го, окон­чен в мае 1845-го и опуб­ли­ко­ван в «Пе­тер­бург­ском сбор­ни­ке», ко­то­рый вы­шел в свет в ян­ва­ре 1846-го – за три ме­ся­ца (!) до пер­вой встре­чи уже став­ше­го из­ве­ст­ным пи­са­те­ля с Пе­т­ра­шев­ским.

А вот по­сле про­чте­ния сле­ду­ю­ще­го пас­са­жа ос­та­ёт­ся толь­ко раз­ве­с­ти ру­ка­ми: «Фё­дор Ми­хай­ло­вич пред­ла­гал Апол­ли­на­рии Сус­ло­вой вый­ти за не­го за­муж – это ре­ши­ло бы и во­про­сы с его дол­га­ми, ведь По­ли­на бы­ла из до­воль­но со­сто­я­тель­ной се­мьи».

Во-пер­вых, Сус­ло­ва ро­ди­лась в се­мье кре­с­ть­я­ни­на, ко­то­рый вы­ку­пил се­бя и свою се­мью у по­ме­щи­ка, пе­ре­брал­ся в Пе­тер­бург и, что на­зы­ва­ет­ся, из сил вы­би­вал­ся, что­бы дать двум сво­им до­че­рям об­ра­зо­ва­ние, так что о ка­кой-ли­бо осо­бой «со­сто­я­тель­но­с­ти» и ре­чи нет. А во-вто­рых, за­по­до­зрить-об­ви­нить Фё­до­ра Ми­хай­ло­ви­ча, ко­то­рый всю жизнь в ущерб се­бе от­да­вал по­след­нюю ко­пей­ку близ­ким и не­близ­ким род­ст­вен­ни­кам, в ка­ких-то мер­кан­тиль­ных ма­т­ри­мо­ни­аль­ных пла­нах – это на­до сов­сем не пред­став­лять че­ло­ве­ка, о ко­то­ром пи­шешь. К сло­ву, он и в пер­вый раз, ещё в Си­би­ри, же­нил­ся на со­вер­шен­но ни­щей Ма­рии Дми­т­ри­ев­не Иса­е­вой, спас её и её сы­на Па­шу бук­валь­но от ги­бе­ли, и вто­рая же­на До­сто­ев­ско­го, Ан­на Гри­го­рь­ев­на Снит­ки­на, бы­ла из сов­сем не­бо­га­той се­мьи мел­ко­го чи­нов­ни­ка, бес­при­дан­ни­цей…

Кста­ти, встре­ча с Ан­ной Гри­го­рь­ев­ной, зна­ком­ст­во с ней – в пол­ном смыс­ле сло­ва судь­бо­нос­ное со­бы­тие в жиз­ни Фё­до­ра Ми­хай­ло­ви­ча. Этот би­о­гра­фи­че­с­кий эпи­зод опи­сан де­сят­ки, ес­ли не сот­ни раз в ли­те­ра­ту­ре о нём, так что при­ду­мать-при­со­чи­нить здесь что-ли­бо слож­но, прак­ти­че­с­ки не­воз­мож­но. Но для на­ше­го но­во­ис­пе­чён­но­го би­о­гра­фа и сия за­да­ча ока­за­лась по пле­чу!

«…До­сто­ев­ский был чем-то раз­дра­жён и мно­го ку­рил. Он про­бо­вал бы­ло дик­то­вать но­вую ста­тью для «Рус­ско­го ве­ст­ни­ка», но по­том, из­ви­нив­шись, пред­ло­жил Ан­не зай­ти ве­че­ром…»

Ка­кая ста­тья, да ещё и но­вая? От­ку­да она вы­ско­чи­ла?! В этом жур­на­ле бы­ли опуб­ли­ко­ва­ны че­ты­ре ро­ма­на До­сто­ев­ско­го («Пре­ступ­ле­ние и на­ка­за­ние», «Иди­от», «Бе­сы», «Бра­тья Ка­ра­ма­зо­вы»), но ни­ког­да и ни еди­ной ста­тьи пи­са­тель для жур­на­ла «Рус­ский ве­ст­ник» не пи­сал. А мо­ло­дую «сте­но­граф­ку» Ан­ну Снит­ки­ну Фё­дор Ми­хай­ло­вич при­гла­сил для ра­бо­ты над но­вым ро­ма­ном «Иг­рок», ко­то­рый во­все не пред­наз­на­чал­ся для жур­на­ла Кат­ко­ва.

Да­лее Ти­хо­ми­ров со­об­ща­ет, что До­сто­ев­ский уже ве­че­ром «вдруг», ни с то­го ни с се­го, рас­ска­зал де­вуш­ке «ис­то­рию сво­ей жиз­ни». Мож­но по­ду­мать, пи­са­тель по­дроб­но по­ве­дал Ан­не Гри­го­рь­ев­не все пе­ри­пе­тии сво­ей 45-лет­ней на тот мо­мент би­о­гра­фии, му­чая гос­тью ис­по­ве­дью не­сколь­ко ча­сов. На са­мом же де­ле он рас­ска­зал ей толь­ко о сце­не каз­ни на Се­мё­нов­ском пла­цу, пе­ре­жи­той в юно­с­ти, и в ли­те­ра­ту­ре о До­сто­ев­ском уже разъ­яс­не­но, что это слу­чи­лось во­все да­же не «вдруг»: имен­но ут­ром 4 ок­тя­б­ря 1866 го­да, в день пер­вой встре­чи До­сто­ев­ско­го и Снит­ки­ной, в Пе­тер­бур­ге со­сто­я­лась пуб­лич­ная ин­сце­ни­ров­ка каз­ни од­но­го из «ка­ра­ко­зов­цев» Н.А. Ишу­ти­на – он про­сто­ял на эша­фо­те де­сять ми­нут с пет­лёй на шее, преж­де чем ему бы­ло объ­яв­ле­но, как и в своё вре­мя «пе­т­ра­шев­цам», по­ми­ло­ва­ние. Так что впол­не по­нят­но, по­че­му До­сто­ев­ский ут­ром был не в се­бе, а ве­че­ром «вдруг» на­чал вспо­ми­нать соб­ст­вен­ную казнь…

Ну и, ко­неч­но, мож­но по­спо­рить с весь­ма бе­за­пел­ля­ци­он­ным за­яв­ле­ни­ем Ти­хо­ми­ро­ва, буд­то «…этот ве­чер­ний раз­го­вор стал для Фё­до­ра Ми­хай­ло­ви­ча пер­вым за столь тя­жё­лый по­след­ний год его жиз­ни при­ят­ным со­бы­ти­ем».

Бес­спор­но, пер­вая встре­ча с бу­ду­щей же­ной бы­ло со­бы­ти­ем при­ят­ным, но от­нюдь не пер­вым за тот год. До­ста­точ­но ска­зать, что имен­но в этом го­ду он со­зда­вал-пи­сал ро­ман «Пре­ступ­ле­ние и на­ка­за­ние», ко­то­рый с ян­вар­ско­го но­ме­ра 1866 го­да пе­ча­тал­ся в «Рус­ском ве­ст­ни­ке» и уже имел гран­ди­оз­ный ус­пех. Этот сча­ст­ли­вей­ший год стал пе­ре­лом­ным и ос­но­во­по­ла­га­ю­щим в би­о­гра­фии До­сто­ев­ско­го-пи­са­те­ля.

По­счи­тав, ве­ро­ят­но, что ещё ма­ло от­крыл бе­лых пя­тен в би­о­гра­фии До­сто­ев­ско­го, Ти­хо­ми­ров де­ла­ет ещё од­но от­кры­тие: «…Ан­на Гри­го­рь­ев­на на­сто­я­ла на том, что­бы се­мья на­всег­да по­ки­ну­ла шум­ный Пе­тер­бург… До­сто­ев­ские вы­бра­ли для жи­тель­ст­ва го­ро­док Ста­рая Рус­са в Нов­го­род­ской гу­бер­нии, где они ку­пи­ли дву­хэ­таж­ный де­ре­вян­ный особ­няк… Осе­нью 1880 го­да се­мья До­сто­ев­ских вер­ну­лась в Санкт-Пе­тер­бург…»

На са­мом де­ле се­мья пи­са­те­ля с 1872 го­да каж­дое ле­то на­ни­ма­ла да­чу в Ста­рой Рус­се, а ког­да в 1877 го­ду хо­зя­ин «особ­ня­ка» (в дей­ст­ви­тель­но­с­ти – весь­ма скром­но­го до­ма) умер, он и был куп­лен, толь­ко не са­ми­ми До­сто­ев­ски­ми (де­нег не на­шлось), его при­об­рёл брат Ан­ны Гри­го­рь­ев­ны – И.Г. Снит­кин, ко­то­рый раз­ре­шал род­ст­вен­ни­кам и да­лее ис­поль­зо­вать дом под да­чу в лет­ние ме­ся­цы. Не ве­рит Ти­хо­ми­ров би­о­гра­фам, по­ве­рил бы хоть са­мой Ан­не Гри­го­рь­ев­не: «…У нас, по сло­вам му­жа, «об­ра­зо­ва­лось своё гнез­до», ку­да мы с ра­до­с­тью еха­ли ран­нею вес­ною, и от­ку­да так не хо­те­лось нам уез­жать по­зд­нею осе­нью…» (До­сто­ев­ская А.Г. «Вос­по­ми­на­ния»). Од­на­ко ж уез­жа­ли каж­дый год, а не толь­ко в 1880-м.

И ведь де­ло да­же не в том, где кон­крет­но жи­ли До­сто­ев­ские, сколь­ко, опять же, в том, что но­вый Не­стор по­ня­тия не име­ет, о ком пи­шет: До­сто­ев­ский осо­бен­но в эти го­ды – го­ды со­зда­ния, пе­ча­та­ния, про­да­жи «Днев­ни­ка пи­са­те­ля» и «Бра­ть­ев Ка­ра­ма­зо­вых» – был при­вя­зан, при­ко­ван к Пе­тер­бур­гу и да­же в лет­ние ме­ся­цы, от­пра­вив се­мью в Ста­рую Рус­су, на­ез­жал к ним бук­валь­но на не­сколь­ко дней…

Да че­го уж там го­во­рить, ес­ли гос­по­дин Ти­хо­ми­ров в би­о­гра­фи­че­с­ком очер­ке о До­сто­ев­ском уму­д­рил­ся ни ра­зу не упо­мя­нуть жур­нал «Граж­да­нин», тот же «Днев­ник пи­са­те­ля», ро­ма­ны «Под­ро­с­ток», «Бра­тья Ка­ра­ма­зо­вы», не го­во­ря уж о по­ве­с­ти «За­пи­с­ки из под­по­лья»… Че­ло­век про­сто не по­ни­ма­ет, что это и есть зна­чи­тель­ная часть би­о­гра­фии ве­ли­ко­го рус­ско­го пи­са­те­ля.

И в кон­це, как обе­ща­ли, не­мно­го о стран­но­с­тях сло­га «би­о­гра­фа». Он, к при­ме­ру, пи­шет «штабс-ле­карь» (вме­с­то штаб-ле­карь), «вче­раш­ний сту­дент» (вме­с­то вче­раш­ний кон­дук­тор), «в ря­до­вых сол­да­тах» (вме­с­то в про­стых сол­да­тах), «За­пи­с­ки из Мёрт­во­го до­ма» на­зы­ва­ет «ро­ма­ном», жур­нал «Вре­мя» – «аль­ма­на­хом»

А уж ког­да взду­ма­ет пи­сать «по­кра­сив­ше», то хоть всех свя­тых вы­но­си!

Вот об­раз­чик: «…Ког­да все осуж­дён­ные уже сто­я­ли на эша­фо­те в одеж­де смерт­ни­ков, им­пе­ра­тор смяг­чил­ся и объ­я­вил о по­ми­ло­ва­нии…»

Так и ви­дит­ся эта кар­ти­на: «смяг­чён­ный» им­пе­ра­тор Ни­ко­лай I ра­но ут­ром 22 де­ка­б­ря 1849 го­да, не до­спав, на взмы­лен­ном ко­не мчит­ся вме­с­то фельдъ­е­ге­ря к эша­фо­ту, что­бы лич­но объ­я­вить пе­т­ра­шев­цам о по­ми­ло­ва­нии (ко­то­рое на са­мом де­ле он под­пи­сал ещё за ме­сяц до то­го, и ис­пол­ни­те­ли мрач­ной ин­сце­ни­ров­ки об этом пре­крас­но зна­ли)…

И вот, впол­не ес­те­ст­вен­но, воз­ни­ка­ют три во­про­са:

1) По­че­му бы ре­дак­ции жур­на­ла «Gala Би­о­гра­фия», ре­шив­шей рас­ска­зать чи­та­те­лям о жиз­ни До­сто­ев­ско­го, не об­ра­тить­ся к спе­ци­а­ли­с­ту, хо­тя бы, на­при­мер, – к ав­то­ру эн­цик­ло­пе­дии «До­сто­ев­ский» Ни­ко­лаю На­сед­ки­ну (это я так о се­бе – в тре­ть­ем ли­це).

2) По­че­му бы ре­дак­ции, ес­ли уж ре­ши­ли обой­тись са­мо­де­я­тель­но­с­тью, не све­рить ма­те­ри­ал до­мо­ро­щен­но­го «би­о­гра­фа», как это и по­ло­же­но в ува­жа­ю­щем се­бя жур­на­ле, со спра­воч­ны­ми из­да­ни­я­ми – той же эн­цик­ло­пе­ди­ей «До­сто­ев­ский» (в Рос­сии вы­шло уже два из­да­ния; пер­вое – М.: Ал­го­ритм, 2003; вто­рое – М.: Ал­го­ритм, ЭКС­МО, 2008).

3) Ну и на­ко­нец чи­с­то ри­то­ри­че­с­кий во­про­сец: все­му ли мож­но ве­рить, что по­на­пи­са­но в «Gala Би­о­гра­фии», хо­тя бы в том же 11-м но­ме­ре, про дру­гих ге­ро­ев – Со­фи Ло­рен, Линд­си Ло­хан, Ми­ка Джаг­ге­ра, не го­во­ря уж о гра­фе Дра­ку­ле?!

Боль­шу­щие со­мне­ния.

И по­след­нее. Ти­раж это­го жур­наль­чи­ка по­че­му-то не ука­зан, но на­вер­ня­ка он не мал, так что глян­це­вая хал­ту­ра, на­до по­ла­гать, за­му­со­ри­ва­ет моз­ги враль­ской ин­фор­ма­ци­ей де­сят­кам ты­сяч до­вер­чи­вых чи­та­те­лей – вот что обид­но.


Николай НАСЕДКИН,
г.ТАМБОВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования