Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №52. 25.12.2009

ЗЕРКАЛО НА ГУБАХ

Светлана КАЙДАШ-ЛАКШИНА
Светлана КАЙДАШ-ЛАКШИНА

 Она бы­ла вра­чом, ус­пеш­но окон­чи­ла ин­сти­тут, но не­на­ви­де­ла свою ра­бо­ту и то, что бы­ло не­об­хо­ди­мо хо­дить на неё и спе­шить. Она лю­би­ла ни­че­го не де­лать или луч­ше все­го – ут­ром, ког­да де­ти уй­дут в шко­лу, за­ни­мать­ся лю­бо­вью, а по­том в по­сте­ли пить ко­фе.

При­ку­сы­вая от плит­ки шо­ко­ла­да, на­бро­сить вы­ши­тый ха­ла­тик, вый­ти к сто­лу в кух­ню, где бы муж уже спро­во­рил за­в­т­рак – са­ла­тик, яич­ни­цу, под­жа­рил хлеб. А по­том по­ле­жать на ди­ва­не с то­ми­ком Ага­ты Кри­с­ти или сти­хов. Но это вы­па­да­ло ред­ко.

Она не лю­би­ла при­ни­мать сво­их боль­ных, осо­бен­но по­жи­лых или ещё то­го ху­же – ста­ри­ков. И ког­да они на­чи­на­ли жа­ло­вать­ся, ей все­гда хо­те­лось ска­зать: «Вы уже ста­рые, до­ста­точ­но по­жи­ли, за­чем об­ре­ме­ня­е­те сво­их де­тей, ле­чи­тесь, что­бы про­длить свои ста­рые жиз­ни?! По­ра вам, по­ра…»

Боль­ные чув­ст­во­ва­ли её рав­но­ду­шие, и жа­ло­бы за­ст­ре­ва­ли в них не­вы­ска­зан­ны­ми, спе­ши­ли уй­ти. Она смо­т­ре­ла в ок­но, ей хо­те­лось ско­рее в свою по­стель и му­жа ря­дом, ког­да он по­сле ласк шёл на кух­ню ва­рить ко­фе, а она ле­жа­ла на по­сте­ли го­лой, ед­ва при­крыв­шись про­сты­нёй, и жда­ла его.

До­маш­ние де­ла она де­ла­ла с тру­дом и не лю­би­ла их. Стир­ка, убор­ка, пли­та – как это бы­ло му­чи­тель­но! Осо­бен­но не вы­но­си­ла она за­ня­тий со сво­и­ми де­ть­ми: её раз­дра­жа­ла их лень, ту­пость, хо­те­лось трес­нуть кни­гой по го­ло­ве. С сы­ном она дол­го спа­ла в од­ной по­сте­ли, ког­да муж де­жу­рил по но­чам в сво­ём ин­сти­ту­те, не­смо­т­ря на его про­те­с­ты. «Ты рев­ну­ешь!» – го­во­ри­ла она ему, сме­ясь.

– Ду­ра, ты же про­буж­да­ешь в нём ран­нюю сек­су­аль­ность!

– Ерун­да, бу­дет ми­ро­вым му­жи­ком, а я про­сто люб­лю это тель­це, от не­го та­кое теп­ло…

Она лю­би­ла де­тей, по­ка они бы­ли ма­лень­ки­ми, а боль­шие бы­ли ей в тя­гость. Да и ро­ди­те­ли её, с ко­то­ры­ми она жи­ла вме­с­те, за­бо­ти­лись о них до­ста­точ­но, не­где бы­ло всу­нуть­ся. Мать слиш­ком мно­го хло­по­та­ла в до­ме, по­то­му что пре­тен­до­ва­ла быть глав­ной, вот и ста­ра­лась се­бе и всем до­ка­зать, что без неё не обой­тись. Всю зи­му она жда­ла от­пу­с­ка, ког­да они с му­жем по­едут к мо­рю, вдво­ём, без де­тей – их в пи­о­нер­ский ла­герь или на да­чу с ро­ди­те­ля­ми. По­сле пля­жа так при­ят­но бы­ло по­ле­жать в те­ни­с­той ком­на­те, с опу­щен­ны­ми за­на­ве­с­ка­ми. Ут­ром муж хо­дил на ба­зар, при­но­сил вся­кую вся­чи­ну, го­ру ово­щей и фрук­тов, а по­сле обе­да мыл по­су­ду, так что от­дох­нуть мож­но бы­ло впол­не снос­но. Про­гул­ки ве­че­ром вдоль мо­ря бы­ли при­ят­ны­ми, но с му­жем они ча­с­то спо­ри­ли, по­то­му что он не вы­но­сил, как она всех ру­га­ла и осуж­да­ла. Всех, кто ей что-то не сде­лал, не дал. Она бы­ла уве­ре­на, что ей все бы­ли долж­ны – и боль­ше всех се­с­т­ра, ко­то­рая дав­но улиз­ну­ла из до­ма и жи­ла от­дель­но, а вот она с ро­ди­те­ля­ми ма­ет­ся.

«Поз­воль, но ведь ты са­ма за­хо­те­ла жить с ни­ми вме­с­те, что­бы не бы­ло про­блем с де­ть­ми, ког­да твой отец по­лу­чал боль­шую на всех квар­ти­ру, он впол­не мог по­лу­чить вме­с­то неё две. Ты са­ма не за­хо­те­ла». – «Да, не за­хо­те­ла, а по­че­му ты за се­с­т­ру мою всту­па­ешь­ся, ты к ней все­гда был не­рав­но­ду­шен, я знаю…»

Сын учил­ся с каж­дым го­дом всё ху­же и стал по­ку­ри­вать, дочь ра­но на­ча­ла кра­сить­ся, де­ла­ла это гру­бо и по ве­че­рам шля­лась не­весть где. Но осо­бен­ное не­го­до­ва­ние вы­зы­ва­ла у неё се­с­т­ра.

Как су­мас­шед­шая се­с­т­ра ра­бо­та­ла в сво­ём хи­ми­че­с­ком ин­сти­ту­те, за­щи­ти­ла дис­сер­та­цию, но ма­ло ей это­го – вдруг на­ча­ла ещё и пе­нию учить­ся. А что она де­ла­ла с де­ть­ми! Они у неё толь­ко и бе­га­ли по раз­ным круж­кам и спор­тив­ным сек­ци­ям. Тут те­бе и фи­гур­ное ка­та­ние, и пла­ва­ние, и му­зы­ка. Са­ма не­уго­мон­ная, и жить ни­ко­му не да­ва­ла спо­кой­но. И муж се­с­т­ры дис­сер­та­цию за­щи­тил, и ле­том они на бай­дар­ках всем се­мей­ст­вом с рюк­за­ка­ми, у ко­ст­ров, ко­ма­ры, са­по­ги бо­лот­ные, ту­шён­ка, ка­ши в ко­тел­ках – бр-р!

Ей, в от­ли­чие от се­с­т­ры, на­до­еда­ло всё слиш­ком бы­с­т­ро. Сде­ла­ет хо­ро­ший пи­рог, а по­том по­вто­рять его уже скуч­но. Она не лю­би­ла на­пря­гать­ся и тех, кто за­став­лял её это де­лать. Раз­дра­жа­ли ро­ди­те­ли, веч­но ожи­дав­шие её ра­бо­ты и по­мо­щи в до­ме, раз­дра­жа­ли де­ти, не­до­стат­ки ко­то­рых она ви­де­ла, но не мог­ла за­ста­вить се­бя это вы­прав­лять.

В дет­ст­ве её учи­ли му­зы­ке, но иг­рать она не лю­би­ла и пи­а­ни­но вы­бро­си­ла, ког­да пе­ре­ез­жа­ли на но­вую квар­ти­ру. Про­сто ос­та­ви­ла его – и всё. Что­бы не во­зить­ся. Она лю­би­ла нра­вить­ся муж­чи­нам, вы­зы­вать вос­хи­ще­ние, быть цен­т­ром вни­ма­ния и при­зна­ния. Но до­бить­ся это­го ни до­ма, ни на служ­бе не мог­ла. Для это­го нуж­но бы­ло слиш­ком мно­го тру­дить­ся, а это бы­ло ей не по си­лам.

А вот се­с­т­ра вка­лы­ва­ла день и ночь, и сил у неё хва­та­ло на всё. Взять толь­ко по­след­нюю ис­то­рию с днём рож­де­ния ма­те­ри. Мать упа­ла и сло­ма­ла но­гу на­ка­ну­не сво­е­го се­ми­де­ся­ти­ле­тия. Ка­за­лось бы, ува­жи­тель­ная при­чи­на, что­бы от­ме­нить пра­зд­не­ст­во. Так нет. Раз­ве се­с­т­ра со­гла­сит­ся со здра­вым рас­суд­ком? Она се­с­т­ре ска­за­ла: «Обой­дёт­ся и без юби­лея!» Но се­с­т­ра пе­ре­вер­ну­ла всё вверх дном, при­та­щи­ла де­тей и му­жа, с уже го­то­вы­ми пи­ро­га­ми, за­пе­чён­ным мя­сом, са­ла­та­ми. Но ей то­же при­шлось вка­лы­вать – ведь у неё в до­ме! Пир на весь мир. А тол­ку? Ко­неч­но, ста­руш­ка до­воль­на, но сколь­ко бы­ло гряз­ной по­су­ды…

По­да­рок се­с­т­ра сде­ла­ла ма­те­ри рос­кош­ный – ка­ше­ми­ро­вый пла­ток, а по не­му гир­лян­ды ро­зо­вых и го­лу­бых ро­зо­чек. На бе­лом фо­не так всё вы­гля­де­ло вы­пук­ло и яр­ко, и вме­с­те с тем бла­го­род­но. Все ах­ну­ли, а се­с­т­ра по­смо­т­ре­ла на неё и ска­за­ла: «Толь­ко дай мне сло­во, что ты не от­бе­рёшь у ма­мы этот пла­ток и не ста­нешь его са­ма но­сить. И дочь твоя не возь­мёт его». Она фырк­ну­ла пре­зри­тель­но: «Очень мне ну­жен этот пла­ток». А дочь её про­шеп­та­ла так, что все ус­лы­ша­ли: «Ещё как ну­жен!» Се­с­т­ра за­сме­я­лась: «Знаю, по­это­му и бе­ру с вас сло­во. Пусть ма­моч­ка си­дит на по­сте­ли в этом плат­ке и ра­ду­ет­ся». Се­с­т­ра объ­яс­ни­ла, что хо­те­ла по­да­рить семь­де­сят роз, но по­том ре­ши­ла, что на плат­ке эти семь­де­сят – и да­же боль­ше! – бу­дут все­гда и не увя­нут.

Мать ста­ла по­сле юби­лея уси­лен­но по­прав­лять­ся, да­же на­ча­ла хо­дить на ко­с­ты­лях. Ко­неч­но, она вско­ре по­про­си­ла мать дать ей пла­ток одеть на ра­бо­ту, и мать, ко­неч­но, со­гла­си­лась, но ска­за­ла ви­но­ва­то: «Ты уж не го­во­ри се­с­т­ре, что­бы не огор­ча­лась!» Она ус­мех­ну­лась: «По­ду­ма­ешь, ещё ус­ло­вия ста­вит, мы тут с то­бой во­зим­ся, так что не­че­го нам уль­ти­ма­ту­мы предъ­яв­лять».

Се­с­т­ра при­еха­ла не­о­жи­дан­но, за­ра­нее не пре­ду­пре­див, да, впро­чем, это бы и не по­мог­ло, по­то­му что пла­ток так по­нра­вил­ся всем в по­ли­кли­ни­ке, что она ста­ла но­сить его каж­дый день и как бы для се­бя ре­ши­ла, что се­с­т­ра да­ле­ко, в сво­ей пре­крас­ной жиз­ни ку­па­ет­ся, а она тут долж­на за боль­ной ма­те­рью уха­жи­вать. Сло­вом, ког­да она при­еха­ла с ра­бо­ты и во­шла в квар­ти­ру, – се­с­т­ра от­кры­ла ей дверь – и у неё на го­ло­ве был пла­ток, то она ди­ко разъ­я­ри­лась на се­с­т­ру.

Се­с­т­ра, ни сло­ва не го­во­ря, про­шла в ком­на­ту и се­ла на стул у по­сте­ли ма­те­ри. Мать по­гла­ди­ла се­с­т­ру по ру­ке, и она уви­де­ла это из ко­ри­до­ра. Сле­пая зло­ба за­ли­ла ей го­ло­ву, она под­ско­чи­ла и дёр­ну­ла за бу­сы, ви­сев­шие у се­с­т­ры на шее. Зёр­на гра­на­та с шу­мом про­сы­па­лись на пол. Та чуть опу­с­ти­ла го­ло­ву взгля­нуть, ку­да они раз­ле­те­лись. И тог­да она ста­ла ко­ло­тить се­с­т­ру по го­ло­ве ку­ла­ка­ми – она би­ла её за всё – за то, что та всю­ду ус­пе­ва­ла, что у неё от­лич­но учи­лись де­ти, за то, что она жи­вёт с ро­ди­те­ля­ми и вы­нуж­де­на тер­петь их ста­рость воз­ле се­бя, за бай­дар­ки, за дис­сер­та­цию, за то, что мать все­гда вос­хи­ща­лась её ус­пе­ха­ми… За всё… за всё…

Се­с­т­ра от её уда­ров сполз­ла на пол и ле­жа­ла не­по­движ­но, мать всхли­пы­ва­ла: «Де­точ­ка, по­жа­лей се­бя!» И эти сло­ва вы­зва­ли но­вую вол­ну не­на­ви­с­ти и к се­с­т­ре, и к ма­те­ри. «Хо­ро­шо ещё, что от­ца нет до­ма», – про­мельк­ну­ло у неё где-то в за­тыл­ке. Мать бо­я­лась её, бы­ла в её вла­с­ти, это по­ка­за­ли сло­ва ма­те­ри, и это бы­ло ей про­тив­но.

На шум не­о­жи­дан­но вы­шел из даль­ней ком­на­ты сын: у не­го бо­ле­ло гор­ло, и он не по­шёл в шко­лу. Уви­дев рас­про­с­тёр­тую на по­лу тёт­ку, он ни­чуть не уди­вил­ся, по­то­му что дав­но по­ни­мал, как его ма­ма не­на­ви­дит её. Тут же он ис­чез и по­явил­ся с ма­лень­ким зер­каль­цем в ру­ках, стал на ко­ле­ни и при­ло­жил к гу­бам тёт­ки. «Ви­дишь, за­по­те­ло, – ска­зал он, об­ра­ща­ясь к ма­те­ри, сто­яв­шей оце­пе­не­ло, – зна­чит, жи­ва, про­сто при­тво­ря­ет­ся. Кон­чит при­тво­рять­ся и вста­нет». Его за­да­чей бы­ло по­лу­чить бла­го­с­клон­ность ма­те­ри, что­бы не ру­га­ла за про­пу­щен­ную шко­лу.

В са­мом де­ле, се­с­т­ра от­кры­ла гла­за, и она вы­шла из ком­на­ты. Вско­ре по­явил­ся отец, по­зво­нил му­жу се­с­т­ры на ра­бо­ту, и он при­ехал на ма­ши­не и увёз же­ну.

Че­рез не­де­лю не­о­жи­дан­но для всех но­чью во сне умер­ла мать – серд­це ос­та­но­ви­лось. Она ле­жа­ла в гро­бу спо­кой­ная и не­по­движ­ная, а на го­ло­ве её был бе­лый ка­ше­ми­ро­вый пла­ток с го­лу­бы­ми и ро­зо­вы­ми гир­лян­да­ми.


Светлана КАЙДАШ-ЛАКШИНА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования