Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №52. 25.12.2009

ЗАМЕНИТЕЛЬ БЕЛИНСКОГО

 Порывая в апреле 1846 года с «Отечественными записками», В.Г. Белинский в глубине души надеялся, что редактор журнала – «кровопийца» А.А. Краевский, вынудивший его пойти на такой шаг, очень скоро о том пожалеет. Ведь другого такого критика, способного из номера в номер вызывать и подогревать читательский интерес, ему не найти, и он будет вынужден снова привлечь его к работе, но уже на новых, более выгодных для него, «работящего вола», условиях. В противном случае, как полагал Белинский, журнал ждёт незавидная судьба. Однако ни его надежды, ни прогнозы относительно будущего журнала не оправдались…

Оставленное место пустовало недолго. Не прошло и недели, как по совету И.С. Тургенева его занял молодой сотрудник «Финского вестника», отметившийся там похвальной рецензией на тургеневскую поэму «Разговор», чем и расположил к себе писателя.

Выполнив свои обязательства по «Финскому вестнику», этот сотрудник уже с шестого – июньского – номера начинает заполнять своими работами – сначала рецензиями, а затем и статьями – отдел критики и библиографии «Отечественных записок». И пишет так, что читатели журнала к явной досаде Белинского не почувствовали его ухода, а если и почувствовали и пожалели о том, то лишь до первых статей нового сотрудника, сразу же приковавших к себе их внимание.

Критиком, безболезненно для журнала заменившим Белинского, был Валериан Николаевич Майков (1823–1847).

 

Валериан Николаевич МАЙКОВ
Валериан Николаевич МАЙКОВ

Он ни­ког­да не ду­мал и не со­би­рал­ся быть ли­те­ра­тур­ным кри­ти­ком, а «все­гда меч­тал о ка­рь­е­ре учё­но­го», ви­дя в на­уке «сред­ст­во ос­мыс­лить и уб­ла­жить су­ще­ст­во­ва­ние че­ло­ве­ка на зем­ле». Не­слу­чай­но его пер­вым се­рь­ёз­ным вы­ступ­ле­ни­ем в пе­ча­ти ста­ла ста­тья «Об­ще­ст­вен­ные на­уки в Рос­сии»; и в даль­ней­шем боль­шую часть ре­цен­зий он по­свя­ща­ет имен­но на­уч­ным кни­гам. К ли­те­ра­тур­ной кри­ти­ке, по его же соб­ст­вен­но­му при­зна­нию, Май­ков об­ра­тил­ся толь­ко по­то­му, что она име­ла вы­ход на ши­ро­ко­го чи­та­те­ля, от­кры­вая воз­мож­ность «за­ма­нить» его «в се­ти на­уки», воз­бу­дить ин­те­рес к на­уч­ным кни­гам, а так­же при­охо­тить к «се­рь­ёз­но­му чте­нию». И не толь­ко чи­та­те­лей, но и пи­са­те­лей, ко­то­рым на­ука, как он по­ла­гал, по­мо­жет вер­но изо­б­ра­жать ок­ру­жа­ю­щую дей­ст­ви­тель­ность.

Есть два спо­со­ба зая­вить о се­бе, об­ра­тить на се­бя вни­ма­ние. Один – вы­сту­пить про­тив ус­то­яв­ших­ся, об­ще­при­ня­тых, ка­жу­щих­ся не­зыб­ле­мы­ми мне­ний, не пе­ре­хо­дя при этом «на лич­но­с­ти», дру­гой – от­кры­то пе­рей­ти «на лич­ность», чей ав­то­ри­тет при­зна­ёт­ся мно­ги­ми, к суж­де­ни­ям ко­то­ро­го при­слу­ши­ва­ют­ся и с мне­ни­ем ко­то­ро­го счи­та­ют­ся. Бе­лин­ский по­шёл пер­вым пу­тём, уже в «Ли­те­ра­тур­ных меч­та­ни­ях» за­явив, что вы­хо­дит «на бой с об­ще­ст­вен­ным мне­ни­ем». Май­ков встал на вто­рой, де­мон­ст­ра­тив­но «бро­сив пер­чат­ку» Бе­лин­ско­му за свой­ст­вен­ные то­му, как он пи­сал, «не­ува­же­ние к сво­бо­де мне­ний и пре­тен­зию на дик­та­тор­ст­во».

Май­ков не скры­вал, что в «от­но­ше­нии Бе­лин­ско­го» он бу­дет дей­ст­во­вать так: «...хва­ля в нём всё, что... нра­вит­ся, и бра­ня всё, что не нра­вит­ся...». По­зи­цию Май­ко­ва оп­ре­де­ли­ли три об­сто­я­тель­ст­ва: дух про­ти­во­ре­чия, свой­ст­вен­ный во­об­ще мо­ло­дым лю­дям (на­до по­мнить, что он не до­жил да­же до 24 лет), чув­ст­во пре­вос­ход­ст­ва об­ра­зо­ван­но­го дво­ря­ни­на (окон­чил Пе­тер­бург­ский ун-т, слу­шал лек­ции в Сор­бон­не и Кол­ле­д­же де Франс) над не­до­уч­кой раз­но­чин­цем, а так­же «вы­со­та» три­бу­ны – «Оте­че­ст­вен­ные за­пи­с­ки», где он стал за­ве­до­вать От­де­лом кри­ти­ки и биб­ли­о­гра­фии, за­ме­нив на этом по­сту не ко­го-ни­будь, а са­мо­го Бе­лин­ско­го.

Что нра­ви­лось ему в Бе­лин­ском и бы­ло до­стой­но «хва­лы», Май­ков ска­зать не ус­пел, а вот то, что не нра­ви­лось и слу­жи­ло по­во­дом для «бра­ни», он сфор­му­ли­ро­вал до­ста­точ­но чёт­ко в пись­ме Тур­ге­не­ву (но­ябрь 1846 г.): «...без­до­ка­за­тель­ная, – с его точ­ки зре­ния, – пам­ф­ле­ти­че­с­кая ма­не­ра кри­ти­ки» и «дик­та­тор­ст­во» Бе­лин­ско­го, ко­то­рым он «сам ос­кор­б­лял­ся не раз в ка­че­ст­ве чи­та­те­ля его ста­тей».

Толь­ко в од­ном во­про­се Май­ков пол­но­стью со­гла­шал­ся с Бе­лин­ским – о сущ­но­с­ти кри­ти­ки как «при­ло­же­ния те­о­рии к прак­ти­ке», «те­о­рии ли­те­ра­ту­ры к про­из­ве­де­нию ли­те­ра­тур­но­му». И точ­но так же, как и Бе­лин­ский, Май­ков на­чи­нал свои ста­тьи с те­о­ре­ти­че­с­ких рас­суж­де­ний, на ос­но­ве ко­то­рых за­тем рас­сма­т­ри­вал «про­из­ве­де­ния ли­те­ра­тур­ные». Но ес­ли у Бе­лин­ско­го те­о­ре­ти­че­с­кие вве­де­ния бы­ли дей­ст­ви­тель­но вве­де­ни­я­ми, и на их до­лю при­хо­ди­лась не­зна­чи­тель­ная по объ­ё­му часть его ста­тей и ре­цен­зий, ред­ко – треть, то у Май­ко­ва та­кие «ве­де­ния» все­гда за­ни­ма­ли не ме­нее их по­ло­ви­ны.

Что Май­ков счи­тал глав­ным не­до­стат­ком ста­тей Бе­лин­ско­го? Что тот свои «убеж­де­ния» – и преж­де все­го те­о­ре­ти­ко-ли­те­ра­тур­ные («эс­те­ти­че­с­кие») по­ня­тия – пре­под­но­сил чи­та­те­лям как не­кую дан­ность, оче­вид­ность, не да­вая от­чё­та об их про­ис­хож­де­нии и ис­точ­ни­ках, не до­ка­зы­вая их пра­во­ту и, глав­ное, – не­об­хо­ди­мость толь­ко этих по­ня­тий для вы­не­се­ния спра­вед­ли­вых «при­го­во­ров» тем ли­те­ра­тур­ным яв­ле­ни­ям, ка­ко­вым кон­крет­но бы­ли по­свя­ще­ны его ста­тьи и ре­цен­зии.

Май­ков, на­обо­рот, был ярым сто­рон­ни­ком вне­д­ре­ния в об­ще­ст­вен­ную жизнь, ли­те­ра­ту­ру и ис­кус­ст­во на­уч­ных зна­ний, ко­то­рые обя­за­тель­но тре­бо­ва­ли до­ка­за­тельств. Это ведь он вы­брал са­мое глав­ное, са­мое важ­ное и су­ще­ст­вен­ное для всех на­ци­о­наль­ных ли­те­ра­тур «на­чалo», ко­то­рым оп­ре­де­ля­лось их на­ци­о­наль­ное сво­е­об­ра­зие.

Ка­че­ст­во на­ци­о­наль­но­го сво­е­об­ра­зия ли­те­ра­ту­ры и ис­кус­ст­ва бы­ло от­кры­то во вто­рой по­ло­ви­не XVIII ве­ка. Его на­зва­ли «на­род­но­с­тью», по­ло­жи­ли в ос­но­ва­ние ли­те­ра­тур­ной те­о­рии (те­о­рии ис­кус­ст­ва), сме­нив­шей те­о­рию клас­си­циз­ма, и от­нес­ли к бе­зус­лов­но по­ло­жи­тель­ным «на­ча­лам» на­ци­о­наль­ных ли­те­ра­тур. Май­ков со­гла­сил­ся с тем, что та­кое «на­ча­ло» дей­ст­ви­тель­но име­ет ме­с­то в оп­ре­де­ле­нии на­ци­о­наль­но­го сво­е­об­ра­зия ли­те­ра­тур, но от­ка­зы­вал­ся счи­тать «на­род­ность», во­об­ще всё «на­ци­о­наль­ное» в ли­те­ра­ту­ре и ис­кус­ст­ве их до­сто­ин­ст­вом, ви­дя в том чуть ли не ос­нов­ной их не­до­ста­ток. Опи­ра­ясь на по­ло­же­ние о пря­мой свя­зи меж­ду «на­ци­о­наль­но­с­тью» и «на­ци­о­наль­ны­ми осо­бен­но­с­тя­ми» на­ро­дов, он с «ма­те­ма­ти­че­с­кой точ­но­с­тью» фор­маль­ной ло­ги­ки до­ка­зал, что всё «на­ци­о­наль­ное» в ли­те­ра­ту­рах яв­ля­ет­ся от­ра­же­ни­ем при­су­щих на­ро­дам не­га­тив­ных черт, а по­то­му долж­но рас­сма­т­ри­вать­ся как от­ри­ца­тель­ное, а не как по­ло­жи­тель­ное «на­ча­ло» на­ци­о­наль­ных ли­те­ра­тур. Своё до­ка­за­тель­ст­во кри­тик по­ст­ро­ил на по­сту­ла­те, не тре­бу­ю­щем ар­гу­мен­тов и при­ни­ма­е­мом ап­ри­о­ри – о че­ло­ве­ке как «ра­зум­ном су­ще­ст­ве, со­здан­ном по об­ра­зу и по­до­бию Бо­га».

Ло­ги­ка «на­уч­ной кри­ти­ки» Май­ко­ва не­из­беж­но ве­ла к то­му, что в иде­а­ле не долж­но быть на­ци­о­наль­ных ли­те­ра­тур, ко­то­рые от­ли­ча­ют­ся друг от дру­га лишь вер­ным изо­б­ра­же­ни­ем «сла­бо­с­тей» сво­их на­ро­дов, а долж­на быть од­на, об­ще­че­ло­ве­че­с­кая, на­пол­нен­ная изо­б­ра­же­ни­ем «до­б­ро­де­те­лей» как при­род­ной сущ­но­с­ти иде­аль­но­го, «бо­го­по­доб­но­го че­ло­ве­ка». Имен­но к вос­пи­та­нию та­ких лю­дей и со­зда­нию та­кой ли­те­ра­ту­ры долж­ны стре­мить­ся на­ро­ды...


Александр КУРИЛОВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования