Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №04. 29.01.2010

МНЕ ТАК НЕУЮТНО И ТАК ОДИНОКО

Валентин СОРОКИН
Валентин СОРОКИН

 ЧЕРЕЗ ПОЛЕ

 

Над холмом речушки неказистой

Распрямился тополь в полный

рост,

Чтобы летней ночью серебристой

Головой коснуться тёплых звёзд.

Голос жизни – тайная потреба:

Он её услышал и решит, –

В миг такой ему земля и небо,

Одному ему, принадлежит.

Страсть святая, истина святая,

Красота святая!..

    И поэт,

Выше зорь над Родиной взлетая,

Пьёт любви и благородства свет.

А потом, то в радости, то в горе,

Он встаёт, взволнованный

до слёз,

Только он,

   и никого в просторе,

Только он – и воин, и Христос!..

Песню слышит, слышит стон

и сечу,

Слышит оклик яростный и риск:

Все кресты идут ему навстречу,

Кланяется каждый обелиск.

Русь моя, судьба моя и доля,

Речка,

     тополь,

       ветер и утёс, –

Это я шагаю через поле

К лебединой заводи берёз!..

 

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

 

                 Памяти павших под Калугой

 

Простите меня, солдаты,

Погибшие под Калугой, –

Смертей и рождений даты

Накрыло свинцовой вьюгой.

Когда же вас откопали,

Шагнувших в бою на танки,

Берёзы к ногам припали,

Целуя листвой останки.

И молвил Иуда людям,

Но оглушил планету:

«Мы хоронить не будем, –

Денег в бюджете нету!»

Бандиты, ворьё, невежды,

Те живы, кто лёг под танки,

А ваши загранкоттеджи

Есть фюрерские останки!..

Предатели и обжоры,

Плывущие в кайф на яхтах,

Раздвиньте хмельные шоры, –

Мы вновь на постах и вахтах!

Вернутся святые цены

На доблесть в любой округе:

Народ не простит измены

Вам, дьяволы и хапуги.

О, сколько же вас, прилипших,

Запомните,

                вы, пираты,

А вдруг да из рук погибших

Возмездьем сверкнут гранаты?!

 

ДЬЯВОЛЬСКИЕ ВОРОТА

 

Тишины хотелось и отрады,

Но опять страдающий народ

Атакуют рыжие пираты,

Клокоча из дьявольских ворот.

Деревень погибших вереницы,

Улицы травою заросли...

Избы, как подстреленные птицы,

Крылья крыш роняют до земли.

Во дворе шуршит молитва глухо,

Курица, ведёрко и коза:

Над колодцем крестится старуха,

К небу поднимаючи глаза.

Муж убит в атаке под Варшавой,

Сын – в Афганистане,

    внук – в Чечне, –

Позабыта, брошена державой,

Чужестранка в отчей стороне.

Геноцид не требует огласки,

Потому хапуги и дельцы

Заселяют громко, без опаски,

На Рублёвке виллы и дворцы.

Новые хозяева и принцы,

Звёздная элита, высший класс,

Ну а мы – рабы и палестинцы,

И Москва – столица не для нас.

Друг мой, посмотри в родные дали, –

Нам простор завещано беречь,

А у нас Россию отобрали,

Реками торгуют...

        Где твой меч?!

 

ТВОЁ КОЛЕЧКО

 

Когда опускается полночь

глубоко,

Мне так неуютно и так одиноко.

 

Буран заметает и окна, и крышу,

А я и в бессоннице голос твой

слышу.

 

Я слышу, я вижу, и даже при громе

Шаги твои лёгкие чудятся в доме.

 

А выйду в просторы, там тихая

речка,

Луны золотой не твоё ли колечко?

 

Когда опускается полночь глубоко,

Мне так неуютно и так одиноко.

 

Но в эти минуты из тёмной

столицы

Летишь ты ко мне искромётней

жар-птицы.

И поле смеётся, ромашки

танцуют,

И клёны за доблесть твою

голосуют.

 

И всех соловьёв разбудила зарница:

«Встречайте,

                       звените,

                             к вам едет царица!..»

 

НАЕДИНЕ С СОБОЮ

 

Уйду в поля, в берёзовые рощи,

На берегу речушки постою.

И посмотрю понятливей и проще

На жизнь свою и на судьбу свою.

Она – едина у всего народа,

Суровая, седая, как зима,

И в чьих руках теперь

                         её свобода,

Наверное, не знает и сама.

Тоска дорог и деревень останки,

Чужих, не здешних, бормотаний

зуд…

А по холмам, похожие на танки,

Особняки грабителей ползут.

Земля моя, страдающая мама,

Твои избушки хилы и пусты,

Уж сколько лет нас

                              мафия упрямо

Теснит и заселяет под кресты?!

Зови, кричи, истошно голоси я, –

Иудам песня продана и меч.

Прости ты нас и прокляни, Россия,

Что не смогли тебя мы уберечь.

Святая ива неустанно плачет,

Ну, где же ты, надежда и судьба,

Коль флаг чужой на рубеже

маячит,

Нас овевая участью раба?

Шумит ковыль,

Рыдает соловьиха

В забытом палисаднике одна…

За новый гнёт бесправия и лиха

Прости ты нас

                и прокляни, страна!

 

РУССКАЯ БОЛЬ

 

Все дороги спешат на Москву

От захваченных наших окраин...

Вот я этой тоскою живу, –

Разоряет Отечество Каин.

Тяжкий крест мы по миру несём,

Обесправлены и не богаты,

Почему же сегодня во всём

Только русские, мы, виноваты?

Террористам Россию в кредит

Сдал пахан перестроечной эры:

Вместо друга – у моря бандит,

Вместо сакли – в горах бэтээры.

Ночь над нами, над русскими, ночь,

С тьмой планетною звёзды

не спорят:

Во вчерашней республике дочь

Русской мамы

     шахиды позорят!

Сын расстрелян её у ворот,

Безоружный, с учительским

ранцем:

Так великий, державный народ

Стал ещё в СССР иностранцем.

Сколько крови, и слёз, и потерь?

Мы, доверчивы и угловаты,

Защищая соседей,

      теперь

За свою доброту виноваты.

И опять я не сплю до зари,

Горько думая вновь о раздорах.

Собери нас, Господь, собери

Защититься –

      в Москве и в про­сто­рах!..

 

СБЕЖАЛ БЕН ЛАДЕН

Экраннопошлая двурушница,

Враги твой подвиг будут длить:

Так может только цэрэушница

В родной народ распутство лить,

Хапужеством отца увенчана,

И ты на питерском коне...

Но и тебе ведь обеспечено

Проклятие в моей стране!

Семейных уз тебе не дадено, —

Какой мужик шалаве рад?

Ну родила бы от бен Ладена,

Ан нет!..

      Он плюнул в твой разврат.

Союз меж вами не наметился,

Хоть и тебя в кредит он брал,

Но лишь едва на кухне встретился,

В окошко прыгнул и удрал.

Тебя во сне увидев голою,

Он подкастрировался вдруг.

А ты, циничною, комолою,

Вершишь опять свой скотский

круг.

Не по веленью ли Америки,

За доллары,

      не задарма,

Трясёшь ты попой до истерики,

И ни таланта, ни ума?

Тебе бордель, путана, нравится,

Гориллы шлют тебе привет:

Среди макак ты впрямь красавица,

И среди сучек —

     равных нет!..

 

Валентин СОРОКИН


Ва­лен­тин Ва­си­ль­е­вич Со­ро­кин ро­дил­ся в 1936 го­ду в Башкирии. В кон­це 1970-х го­дов по­эт стал жерт­вой борь­бы Ми­ха­и­ла Шо­ло­хо­ва с ма­ло­гра­мот­ным ру­ко­вод­ст­вом из­да­тель­ст­ва «Со­вре­мен­ник». Но се­го­дня он – не­о­клас­сик сла­вян­ской па­т­ри­о­ти­ки, ко­то­ро­го бо­го­тво­рит ны­неш­нее пра­вое кры­ло Со­ю­за пи­са­те­лей Рос­сии.





Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования