Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №08. 26.02.2010

В ТИХОМ БЕЗМОЛВИИ НОЧИ

Ког­да-то крип­то­ним К.Р. зна­ла вся стра­на. «Эти ми­лые две бук­вы, что два яр­кие ог­ня» – как на­пи­сал в од­ном из по­эти­че­с­ких аль­ма­на­хов кон­ца де­вят­над­ца­то­го ве­ка со­вре­мен­ник, по­за­бо­тив­ший­ся об ин­ког­ни­то. Скром­ность по­нят­ная: ведь эти­ми бук­ва­ми под­пи­сы­вал свои сти­хи ве­ли­кий князь Кон­стан­тин Кон­стан­ти­но­вич (1858–1915), внук им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая Пер­во­го. На его тек­с­ты сла­га­ли по­пу­ляр­ные ро­ман­сы та­кие ком­по­зи­то­ры, как Чай­ков­ский, Рах­ма­ни­нов, Гла­зу­нов, Гли­эр, Гре­ча­ни­нов, На­прав­ник. Ни один «сбор­ный» кон­церт ру­бе­жа ве­ков не об­хо­дил­ся без упо­ми­на­ния это­го за­га­доч­но­го, буд­то из го­ти­че­с­ко­го ро­ма­на, име­ни – «Ка­эр».

По­сле Ека­те­ри­ны Ве­ли­кой, са­мо­лич­но за­ни­мав­шей­ся вос­пи­та­ни­ем вну­ков, об­ра­зо­ва­ние от­пры­с­кам цар­ст­ву­ю­ще­го до­ма да­ва­ли из­ряд­ное. Не­ма­лое вни­ма­ние уде­ля­ли и му­зам: все они, пусть и в раз­ной сте­пе­ни, зна­ли ос­нов­ные ев­ро­пей­ские язы­ки, вклю­чая и древ­ние, хо­ро­шо ри­со­ва­ли, от­мен­но тан­це­ва­ли, му­зи­ци­ро­ва­ли, вла­де­ли пе­ром (уп­раж­ня­ясь в днев­ни­ках и пись­мах), без осо­бых за­труд­не­ний сла­га­ли сти­хи на слу­чай. Но толь­ко один из них стал впол­не при­знан­ным, про­фес­си­о­наль­ным по­этом – К.Р.

К кон­цу жиз­ни у не­го на­бра­лось не­смет­ное ко­ли­че­ст­во ре­аль­ных долж­но­с­тей и по­чёт­ных обя­зан­но­с­тей. Как и все Ро­ма­но­вы, он де­лал во­ен­ную ка­рь­е­ру: был мор­ским офи­це­ром, за­тем ко­ман­до­вал ро­той в гвар­дей­ском Из­май­лов­ском пол­ку, по­том и пре­стиж­ным лейб-гвар­дии Пре­об­ра­жен­ским пол­ком; в кон­це жиз­ни уп­рав­лял во­ен­ным об­ра­зо­ва­ни­ем в Рос­сии, бу­ду­чи на­чаль­ни­ком всех ка­дет­ских учи­лищ стра­ны. Пе­ре­чень всех бла­го­тво­ри­тель­ных и про­све­ти­тель­ских, на­уч­ных и по­ощ­ри­тель­ных об­ществ, ко­их он был пред­се­да­тель или по­пе­чи­тель, за­ни­ма­ет не­сколь­ко стра­ниц убо­ри­с­то­го пись­ма. От­ме­тим, по­жа­луй, на­и­важ­ней­шее: он был пре­зи­ден­том Рос­сий­ской Ака­де­мии на­ук и пред­се­да­те­лем Им­пе­ра­тор­ско­го Па­ле­с­тин­ско­го Пра­во­слав­но­го об­ще­ст­ва.

великий князь Константин Константинович
великий князь Константин Константинович

Но, мо­жет быть, глав­ное зва­ние, от­ме­чав­шее это­го не­за­уряд­но­го че­ло­ве­ка, бы­ло от­нюдь не офи­ци­аль­ное. За­то та­кое, ко­то­ро­го ред­ко кто удо­с­та­и­вал­ся и с ко­то­рым все его сколь­ко-ни­будь близ­ко знав­шие бы­ли еди­но­душ­но со­глас­ны: он счи­тал­ся «са­мым при­ят­ным че­ло­ве­ком сре­ди Ро­ма­но­вых». То есть ров­но при­вет­ли­вым, об­хо­ди­тель­ным, оба­я­тель­ным, ве­ли­ко­душ­ным. Про­из­во­див­шим на всех ра­дуж­ное впе­чат­ле­ние ба­лов­ня судь­бы, че­ло­ве­ка, омы­то­го сча­с­ть­ем.

О том, что это бы­ла лишь глян­це­вая обо­лоч­ка, сви­де­тель­ст­ву­ют его днев­ни­ки. Те­перь они то­же пе­ча­та­ют­ся на­ря­ду с его сти­ха­ми, дра­ма­ми, пе­ре­пи­с­кой – с Гон­ча­ро­вым, Фе­том, По­лон­ским, Стра­хо­вым, Май­ко­вым, Чай­ков­ским. Твор­че­с­кий и жиз­нен­ный путь К.Р. ста­но­вят­ся и пред­ме­том ис­сле­до­ва­ний. Не так дав­но в Пе­тер­бур­ге вы­шла при­ме­ча­тель­ная по глу­би­не мыс­ли и в ста­рин­ном бла­го­род­ном то­не ис­пол­нен­ная кни­га В.В. Пе­т­ро­чен­ко­ва «Дра­ма стра­с­тей Хри­с­то­вых» – о его пье­се «Царь Иу­дей­ский». А сов­сем не­дав­но К.Р. удо­с­то­ил­ся и об­сто­я­тель­ной би­о­гра­фии в пре­стиж­ной се­рии «ЖЗЛ» (ав­то­ры – Э.Ма­то­ни­на и Э.Го­во­руш­ко).

К пи­са­нию сти­хов ве­ли­кий князь при­ст­ра­с­тил­ся в ран­ней мо­ло­до­с­ти, осо­бен­но во вре­мя кру­го­свет­но­го пла­ва­ния в долж­но­с­ти млад­ше­го офи­це­ра на фре­га­те «Принц Эдин­бург­ский»: не­спеш­ное пе­ре­се­че­ние бес­ко­неч­ной вод­ной гла­ди, на­ве­вая ме­лан­хо­лию, ос­тав­ля­ло вдох­но­ви­тель­ные до­су­ги. По­на­ча­лу это бы­ли «рот­ные» сти­хи, по­свя­щён­ные ос­тав­лен­ным в Пав­лов­ске со­слу­жив­цам, при­чём не толь­ко офи­це­рам, но и сол­да­там. «Рот­ны­ми» сти­ха­ми К.Р. не ог­ра­ни­чи­вал­ся: в сво­ём пол­ку он учи­нил бы­с­т­ро про­сла­вив­ши­е­ся на всю ок­ру­гу так на­зы­ва­е­мые «Из­май­лов­ские до­су­ги» – му­зы­каль­но-ли­те­ра­тур­ные ве­че­ра. О них в своё вре­мя пи­сал Су­во­рин в сво­ём «Но­вом вре­ме­ни», изум­ля­ясь то­му, что есть гвар­дей­ские офи­це­ры, по­мы­ш­ля­ю­щие не толь­ко о ку­те­жах. К пе­сен­но­му, преж­де все­го, твор­че­ст­ву по­эт-офи­цер ста­рал­ся при­об­щить и «ниж­них чи­нов».

Соб­ст­вен­но, с этим, как при­ня­то го­во­рить, «де­мо­кра­тиз­мом» и свя­за­на, преж­де все­го, все­на­род­ная сла­ва К.Р. Ведь на его сло­ва бы­ла сло­же­на по­пу­ляр­ная на­род­ная пес­ня, от­зву­ки ко­то­рой со­хра­ня­ют­ся (в от­да­лён­ных де­рев­нях или сре­ди ни­щен­ст­ву­ю­ще­го лю­да) до сих пор:

 

Умер, бед­ня­га! В боль­ни­це во­ен­ной

     Дол­го ро­ди­мый ле­жал;

Эту сол­дат­скую жизнь по­сте­пен­но

     Тяж­кий не­дуг до­ко­нал…

Ра­но его от се­мьи ото­рва­ли:

     Горь­ко за­пла­ка­ла мать,

Всю глу­би­ну ма­те­рин­ской пе­ча­ли

     Труд­но пе­ром опи­сать!

 

С не­вы­ра­зи­мой то­с­кою во взо­ре

     Му­жа же­на об­ня­ла;

Пол­ную ча­шу ве­ли­ко­го го­ря

     Ра­но она ис­пи­ла.

 

Не­кра­сов­ская тра­ди­ция зву­чит здесь впол­не не­при­кро­вен­но. Кри­ти­ка, сра­зу же взяв­шая, что на­зы­ва­ет­ся, в обо­рот мо­ло­до­го по­эта, твор­че­ст­во его, в ос­нов­ном, одо­б­ря­ла, хо­тя ука­зы­ва­ла и на дру­гие об­раз­цы, ко­им с оче­вид­но­с­тью сле­ду­ет ав­гу­с­тей­ший пи­ит – «и ме­ло­ди­че­с­ки, и смыс­ло­ст­ро­и­тель­но». Об­раз­цы, впро­чем, бы­ли не­дур­ны: А.К. Тол­стой, Фет (ли­ри­ка), Фё­дор Глин­ка (биб­лей­ские сю­же­ты и ал­лю­зии).

По­до­гре­ва­лось ли при­зна­ние вы­со­ко­ро­ди­ем ав­то­ра? От­ча­с­ти. Но бы­ли сре­ди по­хвал и от­зы­вы тех ма­с­те­ров, ко­го труд­но за­по­до­зрить в ле­с­ти, – Гон­ча­ров, Пи­сем­ский, Фет. Мод­ный Апух­тин из­да­ле­ка по­сы­лал ему вос­тор­жен­ные сти­хо­твор­ные под­но­ше­ния, во­все не ища по­кро­ви­тель­ст­ва. «Прав­ди­вость и ис­крен­ность» его «во­ен­ных пе­сен» от­ме­чал Яков По­лон­ский. А сло­ва ро­ман­сов за­учи­ва­ли на­и­зусть и лю­би­ли и те, кто ни­ког­да не за­по­ми­нал имя ав­то­ра. Та­ко­го, к при­ме­ру, как «На бал­ко­не, цве­ту­щей вес­ною…». Или этот, по­хо­же, из­ве­ст­ней­ший:

 

Рас­тво­рил я ок­но, – ста­ло гру­ст­но не­вмочь, –

     Опу­с­тил­ся пред ним на ко­ле­ни,

И в ли­цо мне пах­ну­ла ве­сен­няя ночь

     Бла­го­вон­ным ды­ха­нь­ем си­ре­ни…

 

А дру­гое сти­хо­тво­ре­ние «про си­рень» – «От­цве­та­ет си­рень у ме­ня под ок­ном» – по­хва­лил в пе­ча­ти да­же зло­ре­чи­вый Бу­ре­нин, не жа­ло­вав­ший до­ку­чав­ших ему прось­ба­ми об от­зы­ве со­вре­мен­ных пи­и­тов.

Сре­ди сво­их мно­го­чис­лен­ных род­ст­вен­ни­ков К.Р. был бо­лее все­го при­вя­зан к дво­ю­род­но­му бра­ту – ве­ли­ко­му кня­зю Сер­гею Алек­сан­д­ро­ви­чу, (на ру­бе­же ве­ков – ге­не­рал-гу­бер­на­то­ру Моск­вы). Ког­да в Рос­сию при­еха­ла не­ве­с­та бра­та, дарм­штадт­ская прин­цес­са Ели­за­ве­та, бу­ду­щая ве­ли­кая пра­во­слав­ная свя­тая Ели­за­ве­та Фе­о­до­ров­на, К.Р. об­ра­тил­ся к ней с уди­ви­тель­но про­ни­ца­тель­ны­ми, поч­ти про­вид­че­с­ки­ми сти­ха­ми:

 

Я на те­бя гля­жу, лю­бу­ясь еже­час­но:

     Ты так не­вы­ра­зи­мо хо­ро­ша!

О, вер­но, под та­кой на­руж­но­с­тью пре­крас­ной

     Та­кая же пре­крас­ная ду­ша!

 

Ка­кой-то кро­то­с­ти и гру­с­ти со­кро­вен­ной

     В тво­их гла­зах та­ит­ся глу­би­на;

Как ан­гел, ты ти­ха, чи­с­та и со­вер­шен­на;

     Как жен­щи­на, стыд­ли­ва и неж­на.

 

Пусть на зем­ле ни­что средь зол и скор­би мно­гой

     Твою не за­пят­на­ет чи­с­то­ту,

И вся­кий, уви­дав те­бя, про­сла­вит Бо­га,

     Со­здав­ше­го та­кую кра­со­ту.

 

«Средь зол и скор­би мно­гой»… Ког­да в фе­в­ра­ле 1905 го­да бо­е­вик-эсер Ка­ля­ев убил Сер­гея Алек­сан­д­ро­ви­ча, К.Р. был един­ст­вен­ным из ве­ли­ких кня­зей, кто до­бил­ся от го­су­да­ря раз­ре­ше­ния по­ехать на по­хо­ро­ны: бо­я­лись тер­ро­ри­с­тов. В этот скорб­ный час он был ря­дом с Ели­за­ве­той Фе­о­до­ров­ной, не до­га­ды­ва­ясь, ко­неч­но, что пред­сто­ит ещё и жут­чай­шая скорбь, о ко­то­рой ему не суж­де­но бу­дет уз­нать при жиз­ни: в 1918 го­ду, в да­лё­ком ураль­ском го­род­ке Ала­па­ев­ске в шах­ту за­жи­во бу­дут сбро­ше­ны и Ели­за­ве­та Фе­о­до­ров­на, и его сы­но­вья Ио­анн, Кон­стан­тин и Игорь.

Чут­кое серд­це от­ца и по­эта слов­но про­ви­де­ло и эту бе­ду. Сво­е­му но­во­рож­дён­но­му сы­ну Ио­ан­ну он ещё в 1887 го­ду по­свя­тил та­кие сти­хи:

 

Спи в ко­лы­бе­ли на­ряд­ной,

Весь в кру­же­вах и шел­ку,

Спи, мой сы­нок не­на­гляд­ный,

В тёп­лом сво­ём угол­ку.

 

В ти­хом без­мол­вии но­чи

С об­ра­за, в гру­с­ти свя­той,

Бо­жи­ей Ма­те­ри очи

Крот­ко сле­дят за то­бой.

 

Сколь­ко уча­с­тья во взо­ре

Этих пе­чаль­ных очей!

Слов­но им ве­до­мо го­ре

Бу­ду­щей жиз­ни тво­ей…

 

Мо­жет быть, и не са­мый гром­кий го­лос в ис­то­рии рус­ской по­эзии. Но что один из са­мых чи­с­тых и свет­лых – не­со­мнен­но.


Юрий АРХИПОВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования