Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №29. 16.07.2010

МОЙ ЧИТАТЕЛЬ РАСТЁТ ВМЕСТЕ СО МНОЙ

 Автор нашумевших романов «Метро 2033» и «Метро 2034», человек, который пишет свои романы вместе с пользователями сети Интернет и по книгам которого ведутся ролевые игры в московской подземке, Дмитрий Глуховский презентовал в Москве новую книгу «Рассказы о Родине». Несмотря на бешеную популярность (продолжение «Метро» взялись писать авторы со всей планеты), Дмитрий оставил горячую тему и стал писать о вещах более серьёзных…

 

Дмитрий ГЛУХОВСКИЙ
Дмитрий ГЛУХОВСКИЙ

– Чем «Рас­ска­зы о Ро­ди­не» прин­ци­пи­аль­но от­ли­ча­ют­ся от всех ва­ших пре­ды­ду­щих ра­бот?

– Всем. Во­об­ще ни­че­го об­ще­го. Кни­га очень ак­ту­аль­ная, ос­т­ро­со­ци­аль­ная, фак­ти­че­с­ки жанр по­ли­ти­че­с­кой са­ти­ры. Кни­га рас­ска­зы­ва­ет о се­го­дняш­ней на­шей с ва­ми стра­не и яв­ля­ет со­бой пол­ный ан­ти­под той бла­го­ст­ной ин­фор­ма­ции, ко­то­рая вы­ли­ва­ет­ся из эк­ра­нов трёх ос­нов­ных ка­на­лов. Этот раз­рыв меж­ду кар­тин­кой те­ле­ви­зи­он­ной и тем, что мы с ва­ми ви­дим в ре­аль­ной жиз­ни, ме­ня под­толк­нул к то­му, что­бы я вы­ска­зал­ся на эту те­му. Я че­ло­век близ­кий и к жур­на­ли­с­ти­ке, и к ме­дий­ке, и к те­ле­ви­де­нию, и про­сто ви­жу, что чем бли­же к вы­бо­рам, тем мы ещё даль­ше от ре­аль­но­с­ти бу­дем на­хо­дить­ся. И «вир­ту­аль­ная ре­аль­ность» – она на са­мом де­ле не в Ин­тер­не­те, а в те­ле­ви­зо­ре про­ис­хо­дит. Там та­кое сплош­ное «Спо­кой­ной но­чи, ма­лы­ши» для взрос­лых по­ка­зы­ва­ют. И, соб­ст­вен­но, ре­шил вы­ска­зать­ся на эту те­му. Кни­га с та­ки­ми фан­та­с­ти­че­с­ки­ми, точ­нее, фан­та­с­ма­го­ри­че­с­ки­ми эле­мен­та­ми, но при этом очень силь­но на­по­ми­на­ет ту стра­ну, в ко­то­рой мы с ва­ми жи­вём. Кни­га во мно­гом об от­но­ше­нии на­ро­да и вла­с­ти и, соб­ст­вен­но, по­пыт­ка за дол­гое до­ста­точ­но вре­мя че­ст­но, в са­ти­ри­че­с­кой фор­ме по­ка­зать ту стра­ну, в ко­то­рой мы на­хо­дим­ся, и по­пы­тать­ся ра­зо­брать­ся, как тут всё ус­т­ро­е­но. Со­сто­ит из 16-ти но­велл. Друг с дру­гом они ча­с­тич­но свя­за­ны сю­же­том, ча­с­тич­но пе­ре­се­ка­ют­ся ге­ро­я­ми, то есть фак­ти­че­с­ки это та­кой ме­та-ро­ман. Нет в нём ме­с­та, ко­неч­но, ни­ка­ким чу­до­ви­щам, ни­ка­ким му­тан­там, там не очень ув­ле­ка­тель­ный сю­жет, но при этом чи­та­ет­ся лег­ко, да­же са­мый ма­лень­кий чи­та­тель – хо­тя кни­гу я пи­сал ско­рее для трид­ца­ти-со­ро­ка­лет­них – но да­же са­мые ма­лень­кие чи­та­те­ли го­во­рят, что им по­нра­ви­лось и они всё по­ня­ли.

– Вы го­во­ри­те, что кни­га – это по­пыт­ка че­ст­но по­ка­зать ту стра­ну, в ко­то­рой мы на­хо­дим­ся. Не­уже­ли до вас ни один пи­са­тель не пы­тал­ся это­го сде­лать?

– Зна­е­те, в ка­кой-то сте­пе­ни мож­но го­во­рить о «Дне оп­рич­ни­ка» Со­ро­ки­на, но он ско­рее ут­ри­ру­ет и пы­та­ет­ся про­гно­зи­ро­вать, что бу­дет в бли­жай­шем бу­ду­щем, ес­ли всё бу­дет раз­ви­вать­ся при том же век­то­ре, что и се­го­дня. У ме­ня не бы­ло та­кой за­да­чи. Я хо­тел быть кон­крет­нее, чем он. Я хо­тел по­го­во­рить о са­мом зло­бо­днев­ном, о са­мом на­сущ­ном. Есть ис­то­рии о кор­руп­ции, о вы­бо­рах, о неф­ти и её ро­ко­вой ро­ли для на­шей стра­ны, для ду­ши на­род­ной и для ду­ши тех, кто этой неф­тью тор­гу­ет. Есть ис­то­рии о те­ле­ви­де­нии, о том, что там по­ка­зы­ва­ют, и о том, что про­ис­хо­дит на са­мом де­ле, всё это в та­ких са­ти­ри­че­с­ких но­вел­лах, ес­ли вы про­чи­та­е­те, то пой­мё­те, что ни­че­го об­ще­го с тем, что я де­лал до сих пор, в этой кни­ге нет.

– В кни­ге «Рас­ска­зы о Ро­ди­не» бук­валь­но на вто­рой стра­ни­це сто­ит стан­дарт­ное со­об­ще­ние, что «все пер­со­на­жи вы­мы­ш­ле­ны, лю­бое сов­па­де­ние яв­ля­ет­ся слу­чай­ным…» и так да­лее. Во­прос – за­чем?

– Вы от за­во­да «Ми­ко­ян», на­вер­ное, при­шли? Тай­ный агент? Хо­ти­те, что­бы я спа­лил­ся, ме­ня за­пи­шут на дик­то­фон и по­том в су­де бу­дут спра­ши­вать? Всё слу­чай­но. То есть, ФСБ – это, ес­те­ст­вен­но, не Фе­де­раль­ная служ­ба бе­зо­пас­но­с­ти, Рос­сия – это, ра­зу­ме­ет­ся, не Рос­сий­ская Фе­де­ра­ция. Моск­ва – это, ра­зу­ме­ет­ся, не наш го­род, за­вод «Ми­ко­ян» – это, ес­те­ст­вен­но, не за­вод «Ми­ко­ян», ша­ур­ма, это, ес­те­ст­вен­но, не ша­ур­ма, та­д­жи­ки – не та­д­жи­ки, Жи­рик – не Жи­рик, Нем­цов – не Нем­цов, пре­мьер ни в ко­ем слу­чае не Пу­тин, а пре­зи­дент ни в ко­ем слу­чае не Мед­ве­дев. Но лю­ди очень на них по­хо­жие.

– Но за­чем?

– Это юри­ди­че­с­кая пре­до­сто­рож­ность, ко­неч­но. Ес­ли вы чи­та­ли, то, на­вер­ное, по­ни­ма­е­те, что, в прин­ци­пе, ес­ли ко­му-то вдруг при­дёт в го­ло­ву по­дать на ме­ня за эту кни­гу в суд, то, как это обыч­но бы­ва­ет, един­ст­вен­ное, че­го они до­бьют­ся – это скан­даль­но­с­ти. Я на­де­юсь, что лю­дям хва­тит моз­га не по­да­вать на ме­ня за эту кни­гу в суд, но на вся­кий слу­чай для тех, кто ро­дил­ся но­чью, на­пи­са­но, что все сов­па­де­ния слу­чай­ны. Для ме­ня это на­мно­го важ­нее, чем для че­ло­ве­ка, ко­то­рый пы­та­ет­ся в чём-то об­ли­чить Фи­лип­па Кир­ко­ро­ва. Да, о нём у ме­ня в кни­ге то­же есть, это мой лю­би­мый ге­рой.

– В кни­ге не­сколь­ко рас­ска­зов по­свя­ще­ны те­ме де­рев­ни. И на фо­не сто­ли­цы, ко­то­рую вы ри­су­е­те мрач­ны­ми кра­с­ка­ми, она очень вы­иг­рыш­но смо­т­рит­ся. Этим вы при­зы­ва­е­те на­род вер­нуть­ся к зем­ле, к ис­то­кам?

– Есть два или три рас­ска­за о де­рев­не и о ма­лень­ких го­ро­дах. Есть рас­сказ «До и по­сле», смысл, мэ­сэдж ко­то­ро­го за­клю­ча­ет­ся в том, что да­же ес­ли Моск­ву со­трёт с ли­ца зем­ли ка­ким-ни­будь гло­баль­ным ка­та­клиз­мом, ядер­ной вой­ной или па­де­ни­ем ме­те­о­ри­та, то про­вин­ция это­го на се­бе ни­как не по­чув­ст­ву­ет, по­то­му что лю­ди уже сей­час пре­до­став­ле­ны са­ми се­бе – по­лу­ча­ют кро­шеч­ные пен­сии, на ко­то­рые они по­ку­па­ют са­хар-пе­сок, что­бы гнать са­мо­гон, и, мо­жет быть, ещё ма­ка­ро­ны – те ве­щи, ко­то­рые они не мо­гут про­из­ве­с­ти са­ми. Всё ос­таль­ное у них дав­но уже есть – и так жи­вут мои соб­ст­вен­ные род­ст­вен­ни­ки в Ко­ст­ром­ской об­ла­с­ти – на под­нож­ном кор­му – у них там свои сви­ньи, свои ку­ры, своя кар­тош­ка. Лю­ди ра­бо­та­ют, на­при­мер, в шко­ле, а по­том пол­дня вка­лы­ва­ют на соб­ст­вен­ных при­уса­деб­ных уча­ст­ках – по­это­му что бы ни слу­чи­лось с Моск­вой – у них связь со сто­ли­цей толь­ко че­рез Ген­на­дия Пе­т­ро­ви­ча Ма­ла­хо­ва и «Но­во­сти» на Пер­вом ка­на­ле – всё. Боль­ше они ни­как не ощу­ща­ют при­над­леж­ность к этой стра­не. По­это­му рас­сказ «До и по­сле» имен­но об этом.

Я всё дет­ст­во про­ез­дил на ка­ни­ку­лы в го­род Ман­ту­ро­во Ко­ст­ром­ской об­ла­с­ти – я там про­жил в де­ре­вен­ском до­ме, и всё для ме­ня там зна­ко­мо, очень ре­аль­но. Я по­ни­маю, как де­ре­вен­ский быт ус­т­ро­ен, и опи­сал всё это с не­ко­то­рой но­с­таль­ги­ей, но это не зна­чит, что нуж­но взять и вер­нуть­ся к при­ро­де, вста­нем на чет­ве­рень­ки и по­пол­зём в из­бы. Нет. Про­сто нуж­но бы­ло про­ти­во­по­с­та­вить. Есть ещё один рас­сказ «Од­на на всех» – про то, как по­лит­тех­но­ло­ги пы­та­ют­ся сде­лать имидж Ро­ди­ны сек­су­аль­нее, и лю­ди, ко­то­рые пы­та­ют­ся по­нять, в ка­кой стра­не мы жи­вём, за­да­ют се­бе во­прос «Что ж та­кое Ро­ди­на?». Вот он едет на BMW X-6 по Ку­ту­зов­ско­му про­спек­ту к се­бе до­мой на Руб­лёв­ку, в ма­га­зи­не «Аз­бу­ка вку­са» по­ку­па­ет ви­но­град япон­ский по 200 дол­ла­ров за ки­ло­грамм и ду­ма­ет: «А что же Ро­ди­на-то та­кое?». За этим рас­ска­зом есть ещё один, он на­зы­ва­ет­ся «Яв­ле­ние» про го­род Коз­лов­ка, он, кста­ти, ре­аль­ный. Я хо­тел на­пи­сать рас­сказ про го­род с пе­ре­ве­сом жен­ско­го на­се­ле­ния и вы­яс­нил, что та­кой го­род есть – на­зы­ва­ет­ся Коз­лов­ка. Я ту­да не ез­дил, прав­да, но в Ви­ки­пе­дии про не­го по­смо­т­рел, по­том про­бил по Ян­дек­су и по­нял, что этот го­род – моя меч­та. Бли­жай­шая стан­ция же­лез­но­до­рож­ная на­хо­дит­ся в го­ро­де Тюрль­ма, в го­род Коз­лов­ка ни­ка­кие по­ез­да не хо­дят, В Тюрль­му – с та­ким на­зва­ни­ем по­до­зри­тель­ным – по­ез­да хо­дят, но ос­та­нав­ли­ва­ют­ся там ред­ко. В го­ро­де есть зна­ме­ни­тый ма­га­зин «Стек­ляш­ка» и уни­вер­сам «Ням-Ням». Вот в этих вот де­ко­ра­ци­ях, да ещё и на фо­не во­до­хра­ни­ли­ща, ку­да ме­ст­ные гар­ные хлоп­цы во­зят де­ву­шек со­блаз­нять, в де­ко­ра­ци­ях жи­во­пис­ней­ших, зна­ко­мых каж­до­му, кто гу­лял за пре­де­ла­ми Моск­вы, по­то­му что я ду­маю, что го­род Коз­лов­ка вы­гля­дит так же, как и все ос­таль­ные го­ро­да в Рос­сии, раз­во­ра­чи­ва­ет­ся вся эта ис­то­рия. Все об­ра­зы во мно­гом спи­са­ны ли­бо с мо­е­го дет­ст­ва, ли­бо с про­шло­год­не­го тур­не по оте­че­ст­вен­ным го­ро­дам. В ча­ст­но­с­ти, по Ир­кут­ску. Я в про­шлом го­ду был в Ир­кут­ске, вто­рой раз уже, и фак­тур на­смо­т­рел­ся. Я про­сто хо­тел про­ти­во­по­с­та­вить тот вир­ту­аль­ный мир, этот па­ря­щий в воз­ду­хе ос­т­ров (по­ка­зы­ва­ет фор­зац кни­ги, на ко­то­ром дей­ст­ви­тель­но изо­б­ра­жён па­ря­щий ос­т­ров с крем­лёв­ски­ми баш­ня­ми в цен­т­ре. – Прим. ред.), на ко­то­ром на­хо­дят­ся Моск­ва-си­ти, Кремль, те­ле­баш­ня и элит­ное жи­льё, и ко­то­рый вы­рван со­вер­шен­но из Рос­сии, где-то там ви­та­ет сам по се­бе, про­ти­во­по­с­та­вить этот мир, в ко­то­ром жи­вут лю­ди, уп­рав­ля­ю­щие стра­ной, то­му ми­ру, в ко­то­ром жи­вут все ос­таль­ные. Вот, соб­ст­вен­но, де­рев­ня – это та­кое про­ти­во­по­с­тав­ле­ние Ку­ту­зов­ско­му про­спек­ту и про­че­му.

– А с чем связ­на та­кая по­сле­до­ва­тель­ность рас­ска­зов? Уж не на­ме­ка­е­те ли вы сно­ва на ко­нец све­та, на­чи­ная сбор­ник рас­ска­зом «From Hell»?

– Ког­да я вы­би­рал, в ка­кой по­сле­до­ва­тель­но­с­ти ста­вить рас­ска­зы, а они пи­са­лись в раз­ное вре­мя, я хо­тел, чтоб по­лу­чи­лась та­кая со­гла­со­ван­ная ис­то­рия. Сна­ча­ла по­ка­зать, в чём про­бле­ма, по­том по­ка­зать, как жи­вут те, кто на­ми уп­рав­ля­ют, по­том – как жи­вёт про­стой на­род, по­том – что бу­дет, ес­ли те, кто на­ми уп­рав­ля­ют, ку­да-ни­будь отъ­е­дут – а ни­че­го не про­изой­дёт. В об­щем, вы­ст­ро­ен­ная та­кая ис­то­рия. Мне пред­ла­га­ли на­чать сбор­ник имен­но с по­ве­с­ти «Чё по­чём», где как раз опи­сы­ва­ет­ся ядер­ный кон­фликт, ко­то­рый унич­то­жа­ет Моск­ву. Это, кста­ти, ни­как не свя­за­но с мо­ей кни­гой «Ме­т­ро 2033», хоть и есть ещё в кни­ге та­кие по­ста­по­ка­лип­си­че­с­кие нот­ки, я не смог уж сов­сем за­вя­зать со сво­им ув­ле­че­ни­ем кон­цом све­та, но, тем не ме­нее, это сов­сем дру­гая ис­то­рия. Мне как-то не­ин­те­рес­но уже об этом пи­сать.

– То есть, же­ла­ние на­сов­сем за­вя­зать с те­мой апо­ка­лип­си­са всё-та­ки есть?

– Фак­ти­че­с­ки эти два рас­ска­за та­ких апо­ка­лип­си­че­с­ких на­пи­са­ны боль­ше чем два го­да на­зад. По­след­ние ис­то­рии – они уже ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к кон­цу све­та не име­ют. Мне ка­жет­ся, я эту те­му как-то пе­ре­жил. Мне сей­час о дру­гом бо­лее ин­те­рес­но пи­сать – о на­шей стра­не или о ка­ких-то лич­ных ис­то­ри­ях лю­дей. Мне уже не очень ин­те­рес­но воз­вра­щать­ся на­зад. Я, как мог, уже для се­бя всё об­ду­мал со всех то­чек зре­ния, со всех уг­лов рас­смо­т­рел, всё, что хо­тел ска­зать – ска­зал, и ме­ня ин­те­ре­су­ют ка­кие-то бо­лее зло­бо­днев­ные во­про­сы. Я, кста­ти, к кон­цу све­та не го­тов­люсь и на 2012 год ни­ка­ких осо­бен­ных пла­нов по спа­се­нию ми­ра у ме­ня нет, всё бу­дет нор­маль­но.

– Дми­т­рий, зна­е­те ли вы сво­е­го чи­та­те­ля, и этот же че­ло­век иг­ра­ет в на­столь­ные и вир­ту­аль­ные иг­ры по мо­ти­вам ро­ма­нов «Ме­т­ро»?

– У ме­ня нет од­но­го-един­ст­вен­но­го чи­та­те­ля, как, на­при­мер, у Аку­ни­на. Аку­нин – он зна­ет, кто его чи­та­тель и для не­го пи­шет свои кни­ги. А я пи­шу кни­гу, по­то­му что мне это ин­те­рес­но. Ког­да мне бы­ло 20 – 20 с не­боль­шим лет, я пи­сал «Ме­т­ро». Те­перь мне это не так ин­те­рес­но. Так­же и чи­та­тель – сна­ча­ла это был один, бо­лее мо­ло­дой, «Рас­ска­зы о Ро­ди­не» рас­счи­та­ны на бо­лее взрос­ло­го, вдум­чи­во­го и ана­ли­зи­ру­ю­ще­го чи­та­те­ля. Да и мне уже да­ле­ко не 20. Мож­но ска­зать, что и мой чи­та­тель рас­тёт и взрос­ле­ет вме­с­те со мной.


Любовь ГОРДЕЕВА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования