Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №29. 16.07.2010

ЕРУНДОВОЕ ДЕЛО

8. Аркадий Драгомощенко. Симулякр как ризома.

У А.Дра­го­мо­щен­ко я на­шёл ри­зо­му.

Ри­зо­ма (фр. rhizome «кор­не­ви­ще») – од­но из клю­че­вых по­ня­тий фи­ло­со­фии пост­струк­ту­ра­лиз­ма и пост­мо­дер­низ­ма, вве­дён­ное Ж.Де­лё­зом и Ф.Гват­та­ри в од­но­имён­ной кни­ге 1976 го­да и при­зван­ное слу­жить ос­но­ва­ни­ем и фор­мой ре­а­ли­за­ции «но­ма­до­ло­ги­че­с­ко­го про­ек­та» этих ав­то­ров. Ри­зо­ма долж­на про­ти­во­сто­ять не­из­мен­ным ли­ней­ным струк­ту­рам (как бы­тия, так и мы­ш­ле­ния), ко­то­рые, по их мне­нию, ти­пич­ны для клас­си­че­с­кой ев­ро­пей­ской куль­ту­ры.

На­гляд­ным об­ра­зом для неё вы­сту­па­ет за­пу­тан­ная кор­не­вая си­с­те­ма рас­те­ния. Со­глас­но Де­лё­зу и Гват­та­ри, у ри­зо­мы нель­зя вы­де­лить ни на­ча­ла, ни кон­ца, ни цен­т­ра, ни цен­т­ри­ру­ю­ще­го прин­ци­па («ге­не­ти­че­с­кой оси»), ни еди­но­го ко­да.

Я по­ни­маю ри­зо­му в ли­те­ра­ту­ре так: хоть с на­ча­ла чи­тай, хоть с се­ре­ди­ны, хоть с кон­ца – к на­ча­лу – ни­че­го не по­те­ря­ешь. Каж­дая фра­за, каж­дое сло­во или знак мо­гут яв­лять­ся глав­ным смыс­лом, от ко­то­ро­го кор­не­вой си­с­те­мой рас­хо­дят­ся смыс­лы иные. Да­вай­те имен­но как на ри­зо­му по­смо­т­рим на этот вот си­му­лякр г. Дра­го­мо­щен­ко:

Художник Николя ЖИТТАРД
Художник Николя ЖИТТАРД

 

НО НЕ ЭЛЕ­ГИЯ

 

Зи­не

 

Па­рал­лель­ный снег.

Зве­ри­ный дым ютит­ся по не­о­ли­то­вым

но­рам но­чи.

По­ни­ма­ние за­клю­че­но в скоб­ки глаз,

по­ку­сы­ва­ю­щих бе­лое.

И мозг, слов­но в ла­би­рин­те мышь.

Ты ви­дишь то, что ты ви­дишь.

Мир при­та­ил­ся. Tы толь­ко дичь,

сту­па­ю­щая с ог­ляд­кой по вор­су хру­с­та.

Пой­ма­ну быть.

По­мой­ка ут­ра­ти­ла та­ин­ст­вен­ную мощь

ос­та­нав­ли­вать эн­т­ро­пию,

как кро­во­те­че­ние ос­та­нав­ли­ва­ет

раз­жё­ван­ная кра­пи­ва,

как бес­но­ва­тых пе­ние.

Два де­ле­ния или три то­му

по шка­ле Cо ещё про­ща­лись

(рас­тор­гая свя­зи) ча­с­ти,

к пол­но­те стре­мясь, к рас­па­ду,

как к встре­че.

От­ку­да же ствол теп­ла?

Пря­мо солн­це, ло­жась на кро­вель­ный скат.

Вос­кре­се­нье и опять вос­кре­се­нье.

Те­перь и труп, долж­но быть, твёрд

как звез­да,

и не­у­яз­вим так же в озё­рах под­зем­ных –

не стра­шен,

как не страш­но ору­жие или ог­ня

без­мя­теж­но­го

све­то­зар­ный столп,

у ко­то­ро­го смо­ли­с­тые ко­раб­ли во­рон,

умень­ша­ясь, па­да­ют за но­готь ви­ди­мо­го,

гла­зом Арк­ти­ки жи­вя на­по­ло­ви­ну и мной,

вмяв­шим в снег куст крас­но­ва­той по­лы­ни.

Так уз­на­ем стро­е­ние не­ба, – от­ме­ряя се­бя

от ме­ся­ца, –

на­сле­дуя цар­ст­во по пер­во­род­ст­ва пра­ву,

из­дох­шую мышь вы­тря­хи­ва­ешь

из ла­би­рин­та.

Из па­рал­лель­ных, зве­ри­но­го ды­ма,

из то­го, что ви­дишь, и то­го – что уви­де­но.

(А.Дра­го­мо­щен­ко)

 

Не про­бо­ва­ли на­чать чте­ние с се­ре­ди­ны или кон­ца? Бес­ко­неч­ность раз­но­сти ва­ри­ан­тов вы­во­ра­чи­ва­ет­ся в бес­ко­неч­ность оди­на­ко­во­с­ти. Мне ста­ло ин­те­рес­но: ри­зо­ма – она – фор­ма или смысл? На­вер­ное, ли­ней­ная струк­ту­ра мо­е­го во­про­са чуж­да кор­не­ви­щу ри­зо­мы. И по­то­му от­ве­та нет.

 

9. Илья Ку­ку­лин. Си­му­лякр как пост­мо­дер­нист­ская иро­ния.

Иро­ния – вот сле­ду­ю­щий ти­по­ло­ги­че­с­кий при­знак куль­ту­ры пост­мо­дер­на. Аван­гар­дист­ской ус­та­нов­ке на но­виз­ну про­ти­во­по­с­тав­ле­но ус­т­рем­ле­ние вклю­чить в со­вре­мен­ное ис­кус­ст­во весь ми­ро­вой ху­до­же­ст­вен­ный опыт спо­со­бом иро­нич­но­го ци­ти­ро­ва­ния.

Ше­с­той этаж. Я ведь здесь уже был? И не за­ме­тил сти­хов И.Ку­ку­ли­на? Не оце­нил пост­мо­дер­нист­скую иро­нию? Кста­ти, сти­хи г. Ку­ку­ли­на мною об­на­ру­же­ны и на седь­мом, и на де­вя­том эта­жах «Ва­ви­ло­на». Но са­мый яр­кий, са­мый иро­нич­ный стих, на мой взгляд – этот:

 

Со­нат­ная фор­ма не тре­бу­ет кор­ма,

не тре­бу­ет кор­ма со­нат­ная фор­ма:

не зная ни го­ло­да, ни хло­ро­фор­ма,

она су­ще­ст­ву­ет средь зноя и штор­ма,

по­сколь­ку от­сут­ст­вие кор­ма есть нор­ма

для тех, кто жи­вёт, как со­нат­ная фор­ма.

 

– Ко­неч­но, – мне ска­жут, – за­нят­ная фор­ма.

Од­на­ко по­зи­ция ав­то­ра вздор­на:

из стро­чек не слыш­но ни флей­ты, ни гор­на,

из них про­сту­па­ет лишь го­лая фор­ма.

Хоть с рит­мом и риф­ма­ми пол­ная нор­ма,

та­кая плат­фор­ма ед­ва ль бла­го­твор­на.

 

А что я ска­жу? Ведь со­нат­ная фор­ма

здо­ро­ва, жи­ва и не тре­бу­ет кор­ма!

(И.Ку­ку­лин)

Точ­ное со­от­вет­ст­вие фор­му­ли­ров­ке из Ви­ки­пе­дии: и иро­ния, и ци­ти­ро­ва­ние од­но­вре­мен­но. Что ци­ти­ру­ет­ся, то есть пе­ре­пе­ва­ет­ся?

 

Со­нат­ная фор­ма не тре­бу­ет кор­ма,

не тре­бу­ет кор­ма со­нат­ная фор­ма…

 

Вам не на­по­ми­на­ет?

 

Га­в­ри­ла бы­ло при­мер­ным му­жем.

Га­в­ри­ла му­жем вер­ным был.

 

В сле­ду­ю­щем сти­хо­тво­ре­нии г. Ку­ку­ли­на иро­ния и ци­ти­ро­ва­ние спле­та­ют­ся в си­му­лякр все­лен­ско­го мас­шта­ба:

 

Тре­щи­на ми­ра про­хо­дит че­рез жо­пу по­эта.

Я дол­жен ви­деть мир це­лым,

ина­че тре­щи­на под­ни­мет­ся вы­ше

и ра­зо­рвёт ме­ня по­по­лам.

(И.Ку­ку­лин)

 

…Че­рез жо­пу по­эта… Ка­кое но­вое ос­мыс­ле­ние ска­зан­ной Гей­не фра­зы. Хо­тя мне лич­но ка­жет­ся, что г. Гей­не бо­лее прав, чем г. Ку­ку­лин. Впро­чем, это на лю­би­те­ля: кто-то лю­бит про­пу­с­кать мир че­рез серд­це, а кто-то... Во­об­ще, жо­па по­эта, мне ка­жет­ся, но­вая не­из­би­тая те­ма в со­вре­мен­ной ли­те­ра­ту­ре, тот но­вый смысл, ко­то­ро­му ещё пред­сто­ит раз­ви­вать­ся. И у пост­мо­дер­низ­ма в этой об­ла­с­ти ог­ром­ный за­дел.

А ещё за­ме­чу, что г. Ку­ку­лин в на­сто­я­щее вре­мя яв­ля­ет­ся глав­ным ре­дак­то­ром се­те­во­го ли­те­ра­тур­но­го жур­на­ла «TextOnly». Тем мо­ло­дым ав­то­рам, кто за­хо­чет свя­зать свой твор­че­с­кий путь с жур­на­лом «TextOnly», ре­ко­мен­дую не за­бы­вать о спе­ци­фи­ке взгля­дов глав­но­го ре­дак­то­ра.

Кры­ла­тая фра­за от г. Ку­ку­ли­на:

 

слу­же­нье Муз не тер­пит Вор­ку­ты…

 

10. Алек­сандр Бе­ля­ков. Кар­на­ва­ли­за­ция си­му­ля­к­ра.

Кар­на­ва­ли­за­ция в пост­мо­дер­низ­ме оз­на­ча­ет цен­т­ро­беж­ную си­лу язы­ка, «ве­сё­лую от­но­си­тель­ность» пред­ме­тов, уча­с­тие в ди­ком бес­по­ряд­ке жиз­ни, им­ма­нент­ность сме­ха...

Цикл сти­хов г. Бе­ля­ко­ва, ко­то­рый так и на­зы­ва­ет­ся – «Сме­ше­ние не­сме­ша­е­мо­го», и есть ис­кря­щий­ся ве­се­ль­ем кар­на­вал, то есть кру­же­ние ос­нов­ных по­сту­ла­тов пост­мо­дер­низ­ма: ха­о­са, люб­ви к тём­но­му и за­прет­но­му, не­люб­ви к ло­ги­ке:

 

Ани­ма Ка­ре­ни­на

В уме про­сто­во­ло­сом,

Ка­и­ном бе­ре­мен­на,

Бе­жит за па­ро­во­зом.

(А.Бе­ля­ков)

 

О ци­ти­ро­ва­нии г. Бе­ля­ко­вым клас­си­че­с­ких ус­та­рев­ших смыс­лов… Как же све­жо клас­си­че­с­кий об­раз смо­де­ли­ро­ван в но­вую ре­аль­ность:

 

По ма­туш­ке Вол­ге в осен­нюю тьму

От горь­кой судь­бы уп­лы­ва­ет Му­му.

Утоп­ле­на сказ­ка, а быль впе­ре­ди.

Бу­лыж­ник си­я­ет у ней на гру­ди.

………………………………………..

А в даль­нем краю на про­стын­ке стен­ной

Бро­дя­чий хо­зя­ин бо­ле­ет ви­ной:

Не­мое про­ст­ран­ст­во хва­та­ет в ку­лак,

Мы­чит – оте­лить­ся не мо­жет ни­как.

(А.Бе­ля­ков)

 

В по­го­вор­ки от г. Бе­ля­ко­ва возь­му:

 

Но те­сен офис для ме­ня…

 

ещё:

 

Хо­те­нье ис­че­за­ет в пол­день

 

ещё:

 

Гов­ни­с­тым де­вуш­кам я боль­ше не по­тат­чик

 

ещё:

 

Въе­хал на тан­ке в чу­жие пор­тян­ки

 

И – по эта­жам Ва­ви­ло­на – к вы­хо­ду.

 

11. Ка­ли­нин, Львов­ский, Па­щен­ко, Со­ко­лов, Пу­ха­нов и всё ос­таль­ное

 

В ко­с­тёл же­лез­ный

за­плы­ва­ет Бог,

По­доб­ный круг­лой

ядо­ви­той ры­бе.

Иг­ла и ше­с­ти­цвет­ное ок­но.

 

Г. Ка­ли­нин упо­ми­на­ет о Бо­ге. На­вер­ное, он ве­ру­ю­щий че­ло­век. Но вот толь­ко под­ход к Бо­гу у г. Ка­ли­ни­на ка­кой-то не­пра­виль­ный. Впер­вые слы­шу, что­бы Бо­га срав­ни­ва­ли с круг­лой ядо­ви­той ры­бой. Но это ведь но­вый смысл.

 

Вес­на с ут­ра как яго­ди­цы,

И ве­ли­ка, да не от­ку­сишь,

Я пря­тал­ся, она вез­де.

(В.Ка­ли­нин)

 

И это смысл не ста­рый. Так и ви­дишь, как г. Ка­ли­нин пря­чет­ся от Вес­ны-Яго­ди­цы. По­то­му что не мо­жет от неё от­ку­сить. А ещё… Вес­на-Яго­ди­ца – это и ве­се­ло, и сек­су­аль­но.

 

Люб­лю смо­т­реть на во­ду и ды­шать,

Люб­лю боль­шое ла­с­ко­вое мя­со,

Люб­лю ма­трон, под­ро­ст­ков и бля­дей

                                             (В.Ка­ли­нин)

 

И сно­ва эро­ти­ка плюс тя­га к за­прет­но­му. Дол­жен за­ме­тить, что г. Ка­ли­нин са­мо­кри­ти­чен, по­доб­но г. Да­вы­до­ву:

 

Вот и кон­чи­лась по­пой­ка.

Ты ос­та­нешь­ся со мной?

И ог­ром­ная по­мой­ка

Спит под крыш­кой че­реп­ной.

                    (В.Ка­ли­нин)

 

В кол­лек­цию по­го­во­рок от г. Ка­ли­ни­на мною вы­бра­но:

 

У ме­ня на го­ло­ве пре­вос­ход­ное ли­цо

 

ещё:

 

Зло­бо­днев­ная по­дру­га

 

ещё:

 

По­эт в Рос­сии боль­ше, чем со­ба­ка,

И ни­ко­му он ла­пы не по­даст

 

и ещё:

 

Как хо­ро­ши, как све­жи бы­ли ха­ри

 

Ста­ни­слав Львов­ский:

 

кры­лья Твои Гос­по­ди нам с ней нель­зя

ве­че­ра­ми хуй чер­ниль­ный ок­тябрь

сло­во за сло­во тон­кие су­хие

те­т­рад­ки за три ко­пей­ки

ут­рен­ние дож­ди бе­лые пти­чьи стаи

и еба­нись и те же хо­лод­ные слё­зы

и нель­зя и ше­с­ти­ча­со­вой ско­рый

нам се­бе го­нит огонь сквозь осень

как ка­пель­ни­ца от­ту­да

сю­да

                                  (С.Львов­ский)

 

Я ви­жу в на­чер­тан­ном вы­ше ла­би­ринт.

 

Ла­би­ринт – об­раз-ме­та­фо­ра пост­мо­дер­низ­ма – один из цен­т­раль­ных эле­мен­тов си­с­те­мы по­ня­тий фи­ло­соф­ско­го ми­ро­по­ни­ма­ния Бор­хе­са…

Раз­ве ла­би­ринт не путь от по­ряд­ка к Ха­о­су? Раз­ве не яв­ля­ет­ся он вну­т­рен­ним лю­бой ри­зо­мы? Ну, это уже мои пред­по­ло­же­ния.

А ещё ме­ня за­ин­те­ре­со­ва­ла у С.Львов­ско­го фра­за: хуй чер­ниль­ный ок­тябрь. Я по­ни­маю, что то­чек в сти­хе нет прин­ци­пи­аль­но. Но всё же ка­кие-то ос­та­нов­ки при чте­нии сти­ха для се­бя де­ла­ешь. И с при­ве­дён­ной вы­ше фра­зой си­ту­а­ция та­кая же, как с фра­зой из муль­ти­ка: каз­нить – нель­зя – по­ми­ло­вать. Мне вот ка­жет­ся, что луч­ше бы ос­та­но­вить­ся так: Хуй чер­ниль­ный. Ок­тябрь. А вы как ду­ма­е­те?

Олег Па­щен­ко. У г. Па­щен­ко я на­шёл юрод­ст­во­ва­ние:

Рус­ский пост­мо­дер­низм за ру­бе­жом счи­та­ют са­мым аван­гард­ным… Спе­ци­фи­че­с­ки ок­ра­ши­ва­ю­щий его ком­по­нент – юрод­ст­во­ва­ние.

 

ох

за­чем я та­кой ду­ра­чок

за­чем от­кры­вал мой ро­ток

за­чем ты из гор­ла пры­жок

на зуб с язы­ка и вда­лёк

за­блу­дишь­ся на­и­с­ко­сок

те­бя пе­ре­ку­сит зве­рёк

те­бя ка­ра­чун-че­ло­век

в ку­лак со­бе­рёт как гри­бок

за­пля­шет лу­ны не­вдо­мёк

не­ви­ди­мой те­нью ле­сок

те­бя за­черк­нёт по­пе­рёк

ме­ня за­черк­нёт за­черк­нёт

се­бя за­черк­нёт мой сти­шок

         (О.Па­щен­ко)

 

Ви­та­лий Пу­ха­нов. Г. Пу­ха­но­вым раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся та­кая ори­ги­наль­ная раз­но­вид­ность си­му­ля­к­ра, как си­му­лякр-ко­кет­ст­во.

Из рас­суж­де­ний Бо­д­рий­а­ра о ги­пер­ре­аль­но­с­ти в ра­бо­те эти­че­с­ко­го мож­но сде­лать вы­вод, что суть пост­мо­дер­низ­ма – ко­кет­ст­во.

 

Как же ко­кет­ли­во г. Пу­ха­нов стро­ит глаз­ки этой вот ста­руш­ке:

 

Бо­д­рая ста­руш­ка

В Ан­г­лии жи­вёт.

Веч­но у ста­руш­ки

Дел не­впро­во­рот.

В три гу­сей по­кор­мит,

Чай за­ва­рит в пять.

Не­ког­да ста­руш­ке

В кук­лы по­иг­рать.

С крен­дель­ком ста­руш­ка

Пьёт на кух­не чай.

О та­кой ста­руш­ке

Да­же не меч­тай.

(В.Пу­ха­нов)

 

А я вот о той ста­руш­ке и не меч­таю. В этом я г. Пу­ха­но­ву не со­пер­ник.

 

Здесь я по­нял, что по­ра ос­та­но­вить­ся, от­ды­шать­ся и сде­лать не­ко­то­рые вы­во­ды. Пост­мо­дер­низм как фун­да­мент то­же ока­зал­ся плох. За­ме­шен­ный на раз­но­род­ном, не­сме­ши­ва­е­мом и раз­ва­ли­ва­ю­щем­ся.

 

12. Чуть не за­был

Есть же ещё ос­но­ва­тель «Ва­ви­ло­на» г. Кузь­мин. Про­из­ве­де­ния г. Кузь­ми­на раз­ме­ще­ны на тре­ть­ем и седь­мом эта­жах. Толь­ко вот ска­зать о этих про­из­ве­де­ни­ях не­че­го. Ес­ли иные си­му­ля­к­ры в чём-то яр­ки, за­став­ля­ют со­гла­сить­ся, по­спо­рить, улыб­нуть­ся, да­же рас­сер­дить­ся, то си­му­ля­к­ры г. Кузь­ми­на – ни­ка­кие. Про­сто зна­ко­вые на­бо­ры. По­верх­но­ст­но и без­лич­но. Но ведь и по­верх­но­ст­ность то­же ос­но­во­по­ла­га­ю­щий прин­цип пост­мо­дер­низ­ма:

Без­лич­ность, по­верх­но­ст­ность. Пост­мо­дер­низм от­ка­зы­ва­ет­ся от тра­ди­ци­он­но­го «я», уси­ли­ва­ет сти­ра­ние лич­но­с­ти, под­чёр­ки­ва­ет мно­же­ст­вен­ность «я».

Так что ни­ка­кие ве­щи г. Кузь­ми­на есть ве­со­мый вклад в ста­нов­ле­ние рус­ско­го пост­мо­дер­низ­ма.

Впро­чем, я бы по­кри­вил ду­шой, ес­ли бы не при­знал: мне пре­дель­но по­нра­ви­лось это вот сти­хо­тво­ре­ние г. Кузь­ми­на:

 

Ве­че­ра на ху­то­ре близ Гол­го­фы.

Об­ле­те­ли ли­с­тья, де­ре­вья го­лы.

Уле­те­ли пти­цы. Про­шло пол­го­да.

 

Ве­че­ра­ми – ту­ман, и ни зги в до­ли­не.

По сту­пи­цу вяз­нет те­ле­га в гли­не.

Раз­го­во­ры о каз­нях да сплет­ни

о Маг­да­ли­не.

 

С на­ступ­ле­ни­ем осе­ни что-то в ду­ше

сло­ма­лось.

И апо­с­то­лы по­за­плу­та­ли ма­лость –

Вид­но, с пья­ных глаз, – по пу­ти в Эм­ма­ус.

 

Что ж! Го­няй чаи с ва­ре­нь­ем из смок­вы,

Уте­шай­ся тем, что и ты, мол, смог бы...

Хо­лод­на по­стель, и рес­ни­цы мо­к­ры.

 

Не­уже­ли мы зря эту гли­ну но­га­ми ме­си­ли?

Не­уже­ли мы про­пу­с­ти­ли при­ход Мес­сии?..

От бес­си­лья пла­чут здесь, от бес­си­лья.

(Д.Кузь­мин)

 

Луч­шее сти­хо­тво­ре­ние из тех, что я на­шёл в «Ва­ви­ло­не». Жи­вое и уди­ви­тель­но тон­кое. Да­та со­зда­ния – 1994 год. Ока­зы­ва­ет­ся, ещё до встре­чи с Ва­ди­ком и Сла­ви­ком г. Кузь­мин умел со­чи­нять та­кие вот сти­хи. А по­том? Что слу­чи­лось по­том?

Ах, да. При­шло вре­мя тво­рить си­му­ля­к­ры.

 

13. Раз­мы­ш­ле­ния в скве­ре Иде­а­лиз­ма

На­ко­нец ока­зав­ший­ся на све­жем воз­ду­хе, я при­сел на ла­воч­ку в рас­по­ло­жен­ном не­по­да­лё­ку скве­ре Иде­а­лиз­ма. И – ещё раз взгля­нул на «Ва­ви­лон». Баш­ни, той, ко­то­рая мог­ла бы до­стиг­нуть не­бес­но­го сво­да со­вре­мен­но­го ис­кус­ст­ва, не по­лу­чи­лось. Раз­ные, не по­до­гнан­ные од­на к дру­гой пли­ты. Сла­бый фун­да­мент, по­тре­с­кав­ший­ся ещё в са­мом на­ча­ле стро­и­тель­ст­ва. А ещё... Я толь­ко за­ме­тил, что зда­ние-то не до­ст­ро­е­но. Вот иро­ния. Уж дей­ст­ви­тель­но, ана­ло­гия с не­до­ст­ро­ен­ным Ва­ви­ло­ном биб­лей­ским. Толь­ко в Биб­лии стро­и­те­ли Баш­ни уже на под­сту­пах к не­бу ста­ли го­во­рить на раз­ных язы­ках, что по­ме­ша­ло по­ст­рой­ке. В рос­сий­ском же «Ва­ви­ло­не» бу­ду­щие её стро­и­те­ли, по­эты и пи­са­те­ли, го­во­ри­ли на раз­ных язы­ках ещё на эта­пе за­клад­ки фун­да­мен­та. При­чём раз­ность язы­ков дек­ла­ри­ро­ва­лась как не­кая объ­е­ди­ня­ю­щая си­ла, как скреп­ля­ю­щий по­ст­рой­ку стро­и­тель­ный рас­твор:

…прин­цип эс­те­ти­че­с­ко­го плю­ра­лиз­ма, же­ла­ние со­брать под од­ной «кры­шей» на­след­ни­ков раз­ных тра­ди­ций, раз­ные ху­до­же­ст­вен­ные язы­ки, – тут воз­ни­кал мощ­ный по­тен­ци­ал раз­ви­тия, вза­им­но­го обо­га­ще­ния, да­вав­ший «Ва­ви­ло­ну» ог­ром­ную фо­ру пе­ред дру­ги­ми груп­па­ми, из­на­чаль­но ори­ен­ти­ро­вав­ши­ми­ся на бли­зость по­эти­ки уча­ст­ни­ков...

Раз­ве мож­но скреп­лять строй­ку раз­но­стью? Да ма­ло ли оши­бок до­пу­с­ти­ли стро­и­те­ли «Ва­ви­ло­на» вме­с­те с дву­мя про­ра­ба­ми: г. Кузь­ми­ным и г. Да­вы­до­вым? Ре­зуль­тат на­ли­цо. По­лу­чи­лась не­до­ст­ро­ен­ная ава­рий­ная мно­го­этаж­ка, пол­у­об­жи­тая, по­лу­за­б­ро­шен­ная, из окон ко­то­рой вре­ме­на­ми до­но­сят­ся кри­ки от­ри­ца­ю­ще­го ди­дак­ти­че­с­кие смыс­лы, ха­ю­ще­го по­этов г. Кузь­ми­на. А мо­жет, это ры­да­ния? Ну, точ­но:

 

от бес­си­лья пла­чут здесь, от бес­си­лья

 

А это что? Ря­дом с «Ва­ви­ло­ном» ещё две уди­ви­тель­но на­по­ми­на­ю­щие «Ва­ви­лон» мно­го­этаж­ки. Жур­на­лы «Воз­дух» и «TextOnly». То же ру­ко­вод­ст­во г. Кузь­ми­на. Те же «ва­ви­ло­ня­не» как ав­то­ры. На­столь­ко же сла­бые фун­да­мен­ты. Вер­нее, ещё сла­бее. В «Воз­ду­хе» объ­е­ди­ня­ю­щим на­ча­лом дек­ла­ри­ру­ет­ся «же­ла­ние твор­че­ст­ва». На та­ком фун­да­мен­те мо­жет на­чать стро­ить вся пи­шу­щая Рос­сия. Ход мо­их мыс­лей ос­та­нав­ли­ва­ет не­до­уме­ние. За­чем нуж­но бы­ло бро­сать од­ну строй­ку и на­чи­нать воз­во­дить ря­дом та­кое же точ­но?

Го­во­ря в не­сколь­ко кри­ти­че­с­ком то­не о «Ва­ви­ло­не», я со­вер­шен­но не хо­чу ума­лить его ав­то­ров. Я ска­зал да­ле­ко не о всех. Мне по­па­да­лись и не­пло­хие по­эты, и хо­ро­шие сти­хо­тво­ре­ния. Мо­жет, я на­пи­шу о «Ва­ви­ло­не» ещё, и вы­бе­ру в этот раз всё-всё хо­ро­шее. Вкрап­ле­ния ис­тин­но­с­ти и ес­те­ст­вен­но­с­ти. Мо­жет быть.

Те­перь же о са­мом для ме­ня глав­ном, са­мом важ­ном в этой ста­тье. Моя куль­ми­на­ция. Мо­же­те на­звать это ли­ри­че­с­ким от­ступ­ле­ни­ем. Я пы­тал­ся про­ана­ли­зи­ро­вать так мно­го чу­жих взгля­дов, что, мне ка­жет­ся, имею пра­во на свой взгляд.

Нач­ну с му­зы­ки. Я всё-та­ки ла­бух. Не­мно­го о то­наль­ной си­с­те­ме. Кто не зна­ет: семь сту­пе­ней ла­да, из них три – ос­нов­ные: то­ни­ка, суб­до­ми­нан­та и до­ми­нан­та. То­наль­ная си­с­те­ма – из­на­чаль­ный, от­кры­тый людь­ми ещё в древ­но­с­ти по­ря­док в му­зы­ке. Вза­имо­тя­го­те­ния меж­ду сту­пе­ня­ми то­наль­ной си­с­те­мы пы­та­ют­ся ор­га­ни­зо­вать да­же од­но­го­ло­сие. Двух­го­ло­сие же са­мо ищет эти сту­пе­ни, что­бы опе­реть­ся на них. И для че­ло­ве­ка, ког­да он слу­ша­ет му­зы­каль­ное про­из­ве­де­ние, пре­дель­но важ­на в этом про­из­ве­де­нии имен­но се­ми­сту­пен­ная ор­га­ни­за­ция. Важ­на глу­бин­но, не­о­со­знан­но, важ­на на­столь­ко пер­вич­но, на­сколь­ко пер­вич­ны чув­ст­во и мысль. Раз­ви­вал­ся че­ло­век, раз­ви­ва­лась и то­наль­ная си­с­те­ма. Ска­жем, к при­ме­ру – че­рез Ба­ха – к им­прес­си­о­низ­му. И все на­ход­ки в му­зы­ке, но­вые сти­ли и на­прав­ле­ния, мо­жет, в чём-то и пы­та­ю­щи­е­ся ото­рвать­ся от то­наль­ной си­с­те­мы, всё же ос­но­вы­ва­лись на ней. И – по­то­му – бы­ли жи­вы. Раз­ны­ми вет­вя­ми тя­ну­ще­го­ся из вну­т­рен­не­го че­ло­ве­ка и глу­би­ны ве­ков де­ре­ва.

И вот то­наль­ную си­с­те­му от­вер­г­ли. Те му­зы­кан­ты, ко­то­рые за­хо­те­ли со­чи­нять му­зы­ку на ос­но­ве сво­их при­ду­ман­ных пра­вил. Но­вую си­с­те­му на­зва­ли ато­наль­ной. По­ря­док, яв­ля­ю­щий­ся ос­но­вой то­наль­ной си­с­те­мы, был за­ме­нён ха­о­сом но­вых свя­зей. Это мой взгляд: му­зы­ка, на­пи­сан­ная в ато­наль­ной си­с­те­ме, мерт­ва.

Что ка­са­ет­ся пост­мо­дер­низ­ма в ли­те­ра­ту­ре. Я ви­жу его об­ра­зо­ва­ни­ем, ана­ло­гич­ным ато­наль­ной си­с­те­ме в му­зы­ке. Раз­ру­шив ес­те­ст­вен­ные пи­та­ю­щие ли­те­ра­ту­ру цен­но­с­ти, пост­мо­дер­низм за­ме­нил их мёрт­вы­ми зна­ко­вы­ми об­ра­зо­ва­ни­я­ми. Мой не­зри­мый оп­по­нент, мо­жет, мне и воз­ра­зит: мол, есть лю­ди, ко­то­рым пост­мо­дер­низм нра­вит­ся. Я со­гла­сен, что о вку­сах не спо­рят. Хо­чет­ся че­ло­ве­ку вме­щать в се­бя мёрт­вое – пусть вме­ща­ет. Но та­ких лю­дей ма­ло, как ма­ло тех, кто лю­бит, к при­ме­ру, рас­ка­пы­вать на клад­би­ще мо­ги­лы.

 

То ли ещё бу­дет

Всё впе­ре­ди

Не зу­ди, не пи­ли, не пер­ди

Все мы лю­ди

Всем нам по пу­ти

(А.Ана­ше­вич)

 

Мне уж точ­но не по пу­ти с г. Ана­ше­ви­чем. Я вы­брал свой путь: жи­вя, вме­щать в се­бя жи­вое. Я хо­чу ос­но­вы­вать своё су­ще­ст­во­ва­ние на то­наль­ной си­с­те­ме. И это жи­вое, эта то­наль­ная си­с­те­ма – Иде­а­лизм. Пер­вич­ные Идеи: Бог и Ду­ша с по­лян­кой ма­те­рии меж­ду ни­ми… Они ведь и есть три ак­кор­да: то­ни­ка, суб­до­ми­нан­та и до­ми­нан­та. И, мне ка­жет­ся, не слу­чай­но, что ос­но­вы­ва­ю­щий­ся на трёх ак­кор­дах ме­ло­ди­че­с­кий ход в до-ма­жо­ре: до – ре – си – до – яв­ля­ет­ся сим­во­лом кре­с­та.

И в ли­те­ра­ту­ре мне важ­но то, что я пы­та­юсь ук­ре­пить вну­т­ри се­бя. Не ха­ос, но – по­ря­док. Не тьма, но – свет. Не зло, но – до­б­ро. Не си­му­лякр как ре­пре­зен­та­ция ре­аль­но­с­ти в от­ры­ве от её свя­зей, а ос­но­ван­ное на Иде­а­лиз­ме обо­га­ще­ние ре­аль­но­с­ти. Не ри­зо­ма, но ствол. Не юрод­ст­во­ва­ние, но – ду­хов­ность. Кста­ти, то­наль­ная си­с­те­ма пре­дель­но ду­хов­на.

 

Не смерть, но – жизнь.

Не не­на­висть, но – лю­бовь. 

 

Леонид ШИМКО

Окон­ча­ние. На­ча­ло в №№ 26, 27, 28





Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования