Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №29. 16.07.2010

КАКИЕ КНИГИ ВЫБИРАЕТ ВРЕМЯ?

 Для того, чтобы создать

идеальное литературное произведение,

нужно писать просто, ясно и благозвучно.

Сомерсет Моэм

 

Об­суж­дая ху­до­же­ст­вен­ные до­сто­ин­ст­ва про­из­ве­де­ний со­вре­мен­ных пи­са­те­лей, мы ча­с­то го­во­рим: «Вре­мя рас­су­дит!», «Вре­мя все кни­ги рас­ста­вит по сво­им ме­с­там!» Да, вре­мя до­ка­за­ло, что оно бес­при­с­т­ра­ст­ный и спра­вед­ли­вый су­дья. Мож­но взять из про­шед­ших ве­ков сот­ни ты­сяч при­ме­ров, как чрез­вы­чай­но по­пу­ляр­ные у со­вре­мен­ни­ков кни­ги ока­зы­ва­лись проч­но за­бы­ты­ми по­том­ка­ми. Вспо­ми­на­ют о них сей­час толь­ко ли­те­ра­ту­ро­ве­ды, изу­ча­ю­щие те эпо­хи. И на­обо­рот. Кни­ги, ко­то­рых со­вре­мен­ни­ки не за­ме­ти­ли, вы­шли в пер­вый ряд, ав­то­ры их ста­ли клас­си­ка­ми ми­ро­вой ли­те­ра­ту­ры. Есть ли кри­те­рии, по ко­то­рым вре­мя су­дит, ка­ким кни­гам жить дол­го, а ка­ким, не­смо­т­ря на ус­пех у со­вре­мен­ных чи­та­те­лей, уй­ти в Ле­ту? Мно­гие пи­са­те­ли за­ду­мы­ва­лись над этим. Что­бы най­ти от­вет на этот во­прос, Со­мер­сет Мо­эм изу­чил всю ве­ли­кую ан­г­лий­скую ли­те­ра­ту­ру и вы­вел соб­ст­вен­ную фор­му­лу, ко­то­рую я взял эпи­гра­фом к сво­им раз­мы­ш­ле­ни­ям на эту те­му. Фор­му­ла ан­г­лий­ско­го клас­си­ка ме­ня все­гда сму­ща­ла, не­смо­т­ря на свою яс­ность и бес­спор­ность. Че­го-то в ней не хва­та­ло, ду­ма­лось, что не­до­ста­точ­но «пи­сать про­сто, яс­но и бла­го­звуч­но», что­бы в на­шем, рус­ском по­ни­ма­нии «со­здать иде­аль­ное ли­те­ра­тур­ное про­из­ве­де­ние». Я ре­шил по­пы­тать­ся вы­яс­нить для се­бя, по ка­ким за­ко­нам вре­мя вы­но­сит при­го­вор про­за­и­че­с­ким про­из­ве­де­ни­ям.

Чем боль­ше я раз­мы­ш­лял о клас­си­че­с­ких про­из­ве­де­ни­ях ми­ро­вой ли­те­ра­ту­ры, тем яс­нее про­сту­па­ли чёт­кие кри­те­рии, ко­то­рым они от­ве­ча­ют. Ос­нов­ных – все­го три.

На­де­юсь, вы об­ра­ти­ли вни­ма­ние, что я ве­ду речь о кни­гах, а не об ав­то­рах. У ав­то­ров есть вы­со­ко­ху­до­же­ст­вен­ные кни­ги, бла­го­да­ря ко­то­рым они и ста­ли клас­си­ка­ми, но есть и сла­бень­кие про­из­ве­де­ния. На­при­мер, мно­гие чи­та­те­ли вряд ли зна­ют, что Н.А. Не­кра­сов, наш ве­ли­кий по­эт, на­пи­сал не­сколь­ко ро­ма­нов, о ко­то­рых, ког­да я учил­ся в шко­ле, да­же не упо­ми­на­лось в учеб­ни­ке. Ес­ли бы он ос­та­вил по­сле се­бя толь­ко эти ро­ма­ны, за­те­ря­лось бы имя Ни­ко­лая Не­кра­со­ва сре­ди де­сят­ков ты­сяч пи­са­те­лей 19 ве­ка. Зна­ем и лю­бим мы его за сти­хи и по­эмы. Или взять Го­го­ля. Ум­ри он по­сле то­го, как опуб­ли­ко­вал свою пер­вую кни­гу – по­эму «Ганс Кю­хель­гар­тен», кто бы о нём вспом­нил сей­час?

Итак, по ка­ким же за­ко­нам су­дит вре­мя?

1. В цен­т­ре всех ли­те­ра­тур­ных про­из­ве­де­ний, про­шед­ших стро­гий суд вре­ме­ни, все­гда судь­ба че­ло­ве­ка со сво­им сво­е­об­раз­ным, при­су­щим толь­ко ему жи­вым ха­рак­те­ром, в со­от­вет­ст­вии с ко­то­рым он дей­ст­ву­ет в раз­ных об­сто­я­тель­ст­вах. Все по­ступ­ки это­го че­ло­ве­ка, все про­яв­ле­ния его ха­рак­те­ра пси­хо­ло­ги­че­с­ки до­сто­вер­ны. В та­ком про­из­ве­де­нии мо­жет быть по­ка­за­на судь­ба од­но­го че­ло­ве­ка или судь­бы не­сколь­ких лю­дей. Это не важ­но. Глав­ное – в цен­т­ре кни­ги судь­ба че­ло­ве­ка, а не от­дель­ный, пусть за­бав­ный эпи­зод из его жиз­ни.

Ав­то­ры за­бав­ных эпи­зо­дов, ма­ло­зна­ча­щих для даль­ней­шей судь­бы пер­со­на­жа, обыч­но чрез­вы­чай­но по­пу­ляр­ны у со­вре­мен­ных чи­та­те­лей. Пси­хо­ло­ги­че­с­ки это по­нят­но. При­ят­но про­чи­тать, как ка­кой-то че­ло­век по­пал в не­ле­пую си­ту­а­цию или, на­обо­рот, вы­иг­рал мил­ли­он. Клас­си­че­с­кий при­мер: По­та­пен­ко и Че­хов. Все зна­ют, что По­та­пен­ко был не­из­ме­ри­мо по­пу­ляр­ней Че­хо­ва по­то­му, что опи­сы­вал лёг­кие эпи­зо­ды из жиз­ни лю­дей, а у Че­хо­ва в рас­ска­зах все­гда судь­бы че­ло­ве­че­с­кие, ха­рак­те­ры, как в хре­с­то­ма­тий­ных – «Ио­ныч», «Че­ло­век в фут­ля­ре», «Па­ла­та № 6» и т. п., так и в ме­нее из­ве­ст­ных.

2. Во всех клас­си­че­с­ких про­из­ве­де­ни­ях со­бы­тия не пе­ре­ска­зы­ва­ют­ся, ав­то­ры не по­ве­ст­ву­ют о жиз­ни че­ло­ве­ка, а изо­б­ра­жа­ют её, изо­б­ра­жа­ют сло­вом, об­ра­за­ми.

Мне мо­гут воз­ра­зить, при­ве­с­ти при­ме­ры, осо­бен­но из за­ру­беж­ной ли­те­ра­ту­ры, мо­гут на­звать про­из­ве­де­ние, про­шед­шее ис­пы­та­ние вре­ме­нем, в ко­то­ром со­бы­тия пе­ре­ска­за­ны, а не изо­б­ра­же­ны. Это не так. Ав­тор на сво­ём язы­ке изо­б­ра­жал со­бы­тия, это пе­ре­вод­чик пе­ре­ска­зал их нам. Я знаю не­сколь­ко клас­си­ков ми­ро­вой ли­те­ра­ту­ры, про­из­ве­де­ния ко­то­рых на­ши пе­ре­вод­чи­ки ис­пор­ти­ли, от­толк­ну­ли от них чи­та­те­лей на дол­гое вре­мя. Про­изо­ш­ло это так. В преж­нее вре­мя не­сколь­ко круп­ных за­ру­беж­ных пи­са­те­лей у нас не пе­ре­во­ди­ли по­то­му, что они кри­ти­че­с­ки от­но­си­лись к со­вет­ской вла­с­ти. Как толь­ко СССР унич­то­жи­ли, не­ко­то­рые из­да­те­ли, что­бы опе­ре­дить кон­ку­рен­тов, раз­да­ва­ли кни­ги этих ав­то­ров по гла­вам не­сколь­ким сту­ден­там с тре­бо­ва­ни­ем пе­ре­ве­с­ти гла­ву за три дня. По­том та­кие ско­ро­спе­лые пе­ре­во­ды глав со­еди­ня­ли, ре­дак­ти­ро­ва­ли на ско­рую ру­ку и вы­пу­с­ка­ли кни­гу. Ка­ков был её ху­до­же­ст­вен­ный уро­вень, объ­яс­нять не на­до. Опыт­ные чи­та­те­ли по­том с удив­ле­ни­ем по­жи­ма­ли пле­ча­ми: за что та­ко­му гра­фо­ма­ну да­ли Но­бе­лев­скую пре­мию. И не бра­ли боль­ше в ру­ки кни­ги унич­то­жен­но­го пе­ре­вод­чи­ка­ми пи­са­те­ля.

3. Язык. Толь­ко на тре­тье ме­с­то мож­но по­ста­вить фор­му­лу Мо­э­ма: клас­си­че­с­кое про­из­ве­де­ние долж­но быть на­пи­са­но про­сто, яс­но и бла­го­звуч­но.

По­че­му я по­ста­вил этот кри­те­рий толь­ко на тре­тье ме­с­то? Мож­но на­звать не­ма­ло книг, ко­то­рые на­пи­са­ны не бла­го­звуч­но и не про­сто, но они сто­ят в пер­вом ря­ду ми­ро­вой клас­си­ки. На­при­мер, ро­ма­ны До­сто­ев­ско­го. То, что они на­пи­са­ны не луч­шим рус­ским язы­ком, факт бес­спор­ный. Сам До­сто­ев­ский при­зна­вал, что язык его ро­ма­нов не­бреж­ный, не от­де­лан­ный. Он пи­сал дру­зь­ям, что ес­ли бы у не­го бы­ли день­ги, то он не то­ро­пил­ся бы с пуб­ли­ка­ци­я­ми сво­их ро­ма­нов, об­ра­ба­ты­вал бы их язык не ху­же Тур­ге­не­ва. Тем не ме­нее, ро­ма­ны До­сто­ев­ско­го сто­ят сре­ди са­мых ве­ли­ких книг ми­ро­вой ли­те­ра­ту­ры, сто­ят в пер­вом ря­ду, по­то­му что они пол­но­стью от­ве­ча­ют двум ос­нов­ным и не­сколь­ким вто­ро­сте­пен­ным кри­те­ри­ям.

К вто­ро­сте­пен­ным, не глав­ным мож­но от­не­с­ти сле­ду­ю­щие ка­че­ст­ва ху­до­же­ст­вен­ных про­из­ве­де­ний.

1. Поч­ти во всех ве­ли­ких кни­гах есть ори­ги­наль­ная идея, глу­бо­кая мысль, мощ­ная сверх­за­да­ча. Поч­ти, но не во всех.

По­че­му я та­кие важ­ные ка­че­ст­ва про­из­ве­де­ний от­нёс к вто­ро­сте­пен­ным? Толь­ко по­то­му, что мо­гу на­звать де­сят­ки ум­ных книг с ори­ги­наль­ны­ми иде­я­ми, глу­бо­ки­ми мыс­ля­ми, яр­чай­шей сверх­за­да­чей, ко­то­рые без шу­ма и сле­да ка­ну­ли в Ле­ту? Ис­чез­ли толь­ко по­то­му, что не бы­ло в них су­деб че­ло­ве­че­с­ких, жи­вых ха­рак­те­ров, ху­до­же­ст­вен­ных об­ра­зов, изящ­но­го язы­ка. В то же вре­мя мож­но на­звать не­ма­ло книг, ото­б­ран­ных вре­ме­нем, в ко­то­рых труд­но оты­с­кать ка­кую-ли­бо све­жую идею, хо­тя бы по­верх­но­ст­ную мысль или ма­лень­кую сверх­за­да­чу, за­то есть мощ­ные ха­рак­те­ры, яр­кие судь­бы и об­ра­зы и бла­го­звуч­ный язык.

2. Лю­бовь. Нет, я не имею в ви­ду плот­скую лю­бовь, ко­то­рой на­пич­ка­на со­вре­мен­ная поп-ли­те­ра­ту­ра, ли­те­ра­ту­ра-од­но­днев­ка, и да­же не имею в ви­ду пусть вы­со­кую, но лю­бовь меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной (раз­ве мо­жет быть ро­ман без лю­бов­но­го сю­же­та?), я имею в ви­ду лю­бовь ав­то­ра к сво­им ге­ро­ям, ка­ко­вы бы они ни бы­ли, к изо­б­ра­жа­е­мым со­бы­ти­ям, к род­ной зем­ле. К на­пи­сан­ным с лю­бо­вью про­из­ве­де­ни­ям вре­мя от­но­сит­ся с сим­па­ти­ей. Не­важ­но, са­ти­ри­че­с­кие ли они по фор­ме, иро­ни­че­с­кие, кри­ти­че­с­кие; не­важ­но, глу­бо­ко ли пря­чет свою лю­бовь ав­тор или, на­обо­рот, вы­став­ля­ет на­по­каз; горь­кая ли это лю­бовь или яр­кая, – глав­ное, чтоб в кни­ге жи­ла лю­бовь, ко­то­рая очи­ща­ет ду­шу чи­та­те­ля, про­буж­да­ет до­б­рые чув­ст­ва.

3. За­ни­ма­тель­ность, сю­жет. Су­ще­ст­ву­ет мне­ние, что клас­си­ка во­об­ще скуч­на, ве­ли­кое про­из­ве­де­ние не мо­жет быть за­ни­ма­тель­ным. Это не­прав­да! Раз­ве луч­шие ро­ма­ны Баль­за­ка, До­сто­ев­ско­го, Мо­пас­са­на, Дю­ма (про­дол­жать мож­но бес­ко­неч­но) не за­ни­ма­тель­ны? Ко­неч­но, за­хва­ты­ва­ю­щий сю­жет не глав­ное ка­че­ст­во ве­ли­ко­го про­из­ве­де­ния. По­мню, ког­да я брал в ру­ки но­вый ро­ман Чей­за, то не мог ото­рвать­ся от не­го до глу­бо­кой но­чи, по­ка не про­чи­ты­вал до кон­ца, а ут­ром дол­го пы­тал­ся вспом­нить, о чём же я чи­тал пол­но­чи? Да­же сю­жет не по­мнил­ся. Раз­ве мож­но от­не­с­ти хоть один ро­ман Чей­за к клас­си­ке? И сам он се­бя да­же пи­са­те­лем не счи­тал, го­во­рил, что он биз­не­с­мен от ли­те­ра­ту­ры, что он сво­и­ми ро­ма­на­ми за­ра­ба­ты­ва­ет се­бе на жизнь.

Хо­ро­шо, ког­да есть в кни­ге за­хва­ты­ва­ю­щий сю­жет! Но раз­ве не за­ни­ма­тель­но сле­дить за судь­бой жи­во­го че­ло­ве­ка, со­пе­ре­жи­вать ему, го­ре­вать вме­с­те с ним в тяж­кие ми­ну­ты и ра­до­вать­ся в сча­ст­ли­вые?

Ког­да все на­зван­ные ка­че­ст­ва, и глав­ные, и вто­ро­сте­пен­ные, со­еди­ня­ют­ся в од­ном ро­ма­не, по­ве­с­ти, рас­ска­зе, тог­да по­лу­ча­ет­ся иде­аль­ное ли­те­ра­тур­ное про­из­ве­де­ние, ко­то­рое бу­дет жить ве­ка и ве­ка.


Пётр АЛЁШКИН




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования