Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №29. 16.07.2010

КАК СДЕЛАТЬ ИСТОРИЮ БЕСТСЕЛЛЕРОМ

 Стефан Цвейг – один из самых популярных во всём мире австрийских писателей. Его книги из тех, о которых принято говорить, что их «проглатывают».

Его интеллектуализм не «напрягает» (в отличие от таких его земляков, ровесников и коллег, как Музиль, Брох или Кафка), он умеет оставаться занимательным и доступным любому грамотному человеку.

 

Сте­фан Цвейг был на­ту­рой впе­чат­ли­тель­ной, ув­ле­ка­ю­щей­ся, им­пуль­сив­ной. Встре­тив­шись с ин­те­рес­ным че­ло­ве­ком или яв­ле­ни­ем, фак­том или но­вой иде­ей в жиз­ни ли, в кни­ге ли – всё рав­но, он сра­зу же, как пра­ви­ло, вос­пла­ме­нял­ся и не­мед­лен­но при­ни­мал­ся за со­чи­ни­тель­ст­во. Вряд ли в Ев­ро­пе двад­ца­то­го ве­ка най­дёт­ся дру­гой пи­са­тель, ко­то­рый столь­ко сил и вре­ме­ни от­дал ис­то­ри­ко-би­о­гра­фи­че­с­ко­му жа­н­ру – от ко­рот­ких ми­ни­а­тюр, за­пе­чат­лев­ших «звё­зд­ные ча­сы» в ис­то­рии че­ло­ве­че­ст­ва, до про­тя­жён­ных по­ло­тен с по­дроб­ным опи­са­ни­ем жиз­ни и де­я­тель­но­с­ти из­бран­но­го ис­то­ри­че­с­ко­го пер­со­на­жа – Ма­рии Стю­арт или Эраз­ма Рот­тер­дам­ско­го, Ма­гел­ла­на или Баль­за­ка, Клей­ста или Рол­ла­на. К на­ше­му вре­ме­ни би­о­гра­фи­че­с­кий жанр стал од­ним из са­мых по­пу­ляр­ных, и, мо­жет быть, по­сле­ду­ю­щие пи­са­те­ли (осо­бен­но фран­цу­зы – Мо­руа, Тру­айя и др.) дав­но пре­взо­ш­ли ко­ли­че­ст­вен­ные по­ка­за­те­ли Цвей­га, но всё же сле­ду­ет по­мнить, что он был пер­вым, ро­до­на­чаль­ни­ком жа­н­ра в том его ви­де, ко­то­рый и обес­пе­чил ему все­мир­ную по­пу­ляр­ность.

Ра­зу­ме­ет­ся, те­ма­ти­че­с­кая «все­яд­ность» Цвей­га мог­ла по­ка­зать­ся и не­раз­бор­чи­во­с­тью, а учё­ные му­жи, уз­кие спе­ци­а­ли­с­ты в сво­ём пред­ме­те, то и де­ло уп­ре­ка­ли его в по­верх­но­ст­ном зна­нии ис­то­ри­че­с­ких об­сто­я­тельств, в про­из­воль­ной иг­ре ими ра­ди сен­са­ци­он­ной за­ман­ки. Иной раз с пер­со­на­жа­ми ис­то­рии Цвейг об­ра­щал­ся как с по­рож­де­ни­я­ми его воз­буж­дён­ной фан­та­зии – но ведь у ху­до­же­ст­вен­ной или да­же по­лу­ху­до­же­ст­вен­ной про­зы свои за­ко­ны, и ни­кто не тре­бу­ет, на­при­мер, от Дю­ма ук­ро­ще­ния вы­мыс­ла в уго­ду трез­вой прав­де фак­та. Мор­щи­ли нос от книг Цвей­га и раз­ных ко­ле­ров иде­о­ло­ги – ведь ни­ког­да не был об­ли­чи­те­лем по на­ту­ре, стре­мил­ся к при­ми­ре­нию про­ти­во­бор­ст­ву­ю­щих на­прав­ле­ний, ему бы­ло важ­но лишь, что­бы в каж­дом из них воз­ни­ка­ли про­из­ве­де­ния, обо­га­ща­ю­щие на свой ма­нер об­щую для всех ев­ро­пей­скую куль­ту­ру. Не борь­ба, а со­гла­сие бы­ли де­ви­зом Сте­фа­на Цвей­га, и это ска­за­лось в кон­це кон­цов в его са­мо­ус­т­ра­не­нии из жиз­ни.

Жа­н­ро­вая па­ли­т­ра Цвей­га чрез­вы­чай­но раз­но­об­раз­на. По су­ти де­ла, нет по­про­с­ту жа­н­ра, в ко­то­ром он не ис­про­бо­вал бы свои си­лы: он пи­сал сти­хо­тво­ре­ния и дра­мы, очер­ки и эс­се, рас­ска­зы и по­эмы, ак­ту­аль­ные ре­пор­тёр­ские очер­ки. И всё-та­ки ис­то­ри­че­с­кий жанр – на­ря­ду с пси­хо­ло­ги­че­с­кой но­вел­лой (од­наж­ды раз­ви­той до це­ло­го ро­ма­на, как бы­ло с «Не­тер­пе­ни­ем серд­ца») – ока­зал­ся для пло­до­ви­то­го пи­са­те­ля на­и­бо­лее пло­до­твор­ным.

Цвей­га все­гда при­вле­ка­ли «лю­ди ог­ня», за­жжён­но­го Про­ме­те­ем. Од­на­ко иде­а­ли­зи­ро­ван­ны­ми под его пе­ром ока­зы­ва­ют­ся иной раз и аван­тю­ри­с­ты вро­де Ка­за­но­вы или Ме­с­ме­ра, да­лё­кие от свя­то­с­ти мо­нар­хи­ни вро­де Ма­рии Стю­арт или Ма­рии Ан­ту­а­нет­ты и ещё бо­лее да­лё­кие от ка­ких-ли­бо вы­со­ких це­лей и до­б­ро­де­те­лей за­во­е­ва­те­ли ми­ра, как Алек­сандр Ма­ке­дон­ский или На­по­ле­он. Их по­яв­ле­ние не объ­яс­не­но ис­то­ри­че­с­ки, не да­но как ре­зуль­тат и след­ст­вие не­ких дей­ст­ву­ю­щих в ис­то­рии за­ко­но­мер­но­с­тей; нет, они все вры­ва­ют­ся в ис­то­ри­че­с­кое про­ст­ран­ст­во как не­рас­чис­лен­ные ко­ме­ты, при­хот­ли­вы­ми зиг­за­га­ми про­чёр­ки­ва­ю­щие тём­ный не­бо­свод ис­то­рии. По дра­ма­тиз­му судь­бы с Ма­ри­ей Стю­арт мог­ла со­пер­ни­чать толь­ко дру­гая ав­гу­с­тей­шая Ма­рия – Ан­ту­а­нет­та, о ко­то­рой Цвейг так­же на­пи­сал кни­гу.

Кро­ме то­го, до вы­нуж­ден­ной эми­г­ра­ции в 1938 го­ду, по­ка пи­са­тель ещё мог жить раз­ме­рен­ной тру­до­вой жиз­нью на сво­ей рос­кош­ной вил­ле в Зальц­бур­ге, им бы­ли на­пи­са­ны та­кие зна­чи­тель­ные кни­ги, как «Три­умф и тра­ге­дия Эраз­ма Рот­тер­дам­ско­го» (1933), «Ка­с­тел­лио про­тив Каль­ви­на, или Со­весть про­тив на­си­лия» (1936), «Ма­гел­лан» (1938). Ду­хов­ное со­зи­да­ние как за­лог ми­ро­во­го про­грес­са по-преж­не­му ос­та­ёт­ся в цен­т­ре его ав­тор­ско­го вни­ма­ния.

В 1938 го­ду Сте­фан Цвейг вы­нуж­ден был бе­жать от на­ци­с­тов – сна­ча­ла в Па­риж, а по­том в Юж­ную Аме­ри­ку. Уже в эми­г­ра­ции им был на­пи­сан «но­с­таль­ги­че­с­кий» ро­ман «Не­тер­пе­ние серд­ца», ко­то­рым Цвейг при­со­е­ди­нил­ся к жи­во­пи­са­нию ушед­ше­го «опе­ре­точ­но­го» ми­ра сво­ей мо­ло­до­с­ти, ко­то­рым так слав­но от­ме­ти­лись к это­му вре­ме­ни уже мно­гие его кол­ле­ги – про­слав­лен­ные ав­ст­рий­ские пи­са­те­ли (Гоф­ман­сталь, Шниц­лер, Рот, Му­зиль, Брох, Ка­нет­ти, До­де­рер и др.). По­след­ней его кни­гой ста­ли ме­му­а­ры, из­дан­ные вско­ре по­сле его до­б­ро­воль­но­го ухо­да из жиз­ни, по­сле­до­вав­ше­го в бра­зиль­ской гос­ти­ни­це вско­ре по­сле то­го, как он в ней по­се­лил­ся. Там, на ра­бо­чем сто­ле, ос­та­лась ле­жать и поч­ти го­то­вая ру­ко­пись ка­пи­таль­ной кни­ги о Баль­за­ке, над ко­то­рой он тру­дил­ся до са­мо­го по­след­не­го сво­е­го ча­са.

Ис­тин­ное, дей­ст­вен­ное со­ст­ра­да­ние, к ко­то­ро­му поч­ти пол­ве­ка при­зы­вал Сте­фан Цвейг, са­мо­му ему ока­за­лось не по си­лам. В от­ры­ве от при­выч­ной куль­тур­ной и ли­те­ра­тур­ной сре­ды его скру­ти­ла не­по­бе­ди­мая де­прес­сия – увы, так свой­ст­вен­ная «гос­по­ди­ну Кар­лу», ти­пич­но­му ав­ст­рий­ско­му ге­рою, без­воль­но­му плов­цу по жи­тей­ско­му мо­рю, но­си­мо­му ис­то­ри­че­с­ки­ми бу­ря­ми как щеп­ка. Од­на­ко ж до это­го пе­чаль­но­го фи­на­ла бы­ла срав­ни­тель­но дол­гая жизнь, на­сы­щен­ная лю­би­мым тру­дом и при­зна­ни­ем.


Юрий АРХИПОВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования