Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №29. 16.07.2010

ПАРОДИСТ НОМЕРА – ЕВГЕНИЙ МИНИН

 МЫС­ЛИ­ТЕЛЬ­НЫЙ ОР­ГАЗМ

 

Меня всегда беспокоило то, что  Волга впадает в Каспийское море. Виктор Ерофеев
Меня всегда беспокоило то, что
Волга впадает в Каспийское море.
Виктор Ерофеев

Ме­ня все­гда бес­по­ко­и­ло, что ре­ка со­чи­не­ний ли­те­ра­то­ров, жи­ву­щих за ру­бе­жом, впа­да­ет в рос­сий­ский оке­ан про­зы и по­эзии. Та­кая боль­шая, та­кая мно­го­зна­чи­тель­ная ре­ка, а впа­да­ет кон­крет­но в на­шу ме­т­ро­по­лию. Ес­ли нор­маль­ные ре­ки те­кут свер­ху вниз, то эта те­чёт че­рез ма­те­ри­ки и оке­а­ны.

Да, я пи­сал, что хо­чу, что­бы Вол­га за­мк­ну­лась са­ма в се­бе и за­дра­и­лась, как у Кан­та. Со­би­ра­ет во­ду у дру­гих рус­ских рек (иди­те ко мне! вте­кай­те в ме­ня!), те к ней льнут, вте­ка­ют до­вер­чи­во, а она тран­жи­рит и раз­ба­за­ри­ва­ет. Так тран­жи­рят на­ши бук­вы и раз­ба­за­ри­ва­ют на­шу лек­си­ку, и всё это на на­ши го­ло­вы. Пусть их чи­та­ют там, где они пи­шут. Уже на­шим пи­са­те­лям пре­мий не хва­та­ет – к нам ли­те­ра­тур­ные по­то­ки, от нас – фи­нан­со­во-пре­ми­аль­ные. Ино­ст­ран­цы-ли­те­ра­то­ры, как во­да сквозь пе­сок, про­са­чи­ва­ют­ся ко мне на те­ле­пе­ре­да­чу. Они да­же на мои глу­пые во­про­сы уму­д­ря­ют­ся ум­но от­ве­тить, по­это­му в за­пи­си всё при­хо­дит­ся ме­нять ме­с­та­ми. Не в том ли при­чи­на рус­ской мно­го­ст­ра­даль­но­с­ти? А ес­ли в этих по­то­ках, как плот­вич­ки, пле­щут­ся иу­дей­ские и му­суль­ман­ские мен­таль­но­с­ти. Нам это на­до?

 Ко­неч­но, хо­ро­шо ле­жать в июль­ской тра­ве под се­ре­б­ри­с­той се­нью ив на бе­ре­гу, а во­круг те­бя бе­га­ет по кру­гу ре­ка. Ни за что вол­но­вать­ся не на­до. За­мк­ну­тый цикл! Жу­ки пол­за­ют, ку­куш­ки ку­ку­ют, де­ти ку­па­ют­ся. Ку­куш­ки ку­ку­ют. Так и под­мы­ва­ет крик­нуть: «Ку­куш­ка-ку­куш­ка, столь­ко лет мо­ей пе­ре­да­че жить?» Да бо­юсь – за­мк­нёт – всю жизнь ку­ку­ше­чью ку­ко­вать при­дёт­ся.

А так – рай кру­гом. Цер­ковь на ко­со­го­ре от­ра­жа­ет­ся в реч­ке. Бла­го­дать. Ро­ди­на. Меж­ду паль­цев ног чав­ка­ет тёп­лый ил. Как Лев Тол­стой, хо­жу бо­си­ком – так плот­нее связь с зем­лёй. И не про­сто хо­жу по бе­ре­гу, а по кру­гу – ка­кая-то ста­биль­ность в жиз­ни, что всё вре­мя так и бу­дет. Прав­да, от мыс­лей в го­ло­ве жуж­жит…

 – Есть ли у Еро­фе­е­ва бу­ду­щее? – жуж­жат де­ти.

 – Есть ли у Еро­фе­е­ва пер­спек­ти­ва? – по­ют на­се­ко­мые.

 – Есть ли у Еро­фе­е­ва на­деж­да? – ку­ку­ет цер­ковь.

А пи­о­не­ры ми­мо идут – са­лют Еро­фе­е­ву!


 

ТНЕ ВЫСНОК

Я ни разу в жизни не ел вермишели «Роллтон»… Сергей Минаев
Я ни разу в жизни не ел вермишели «Роллтон»…
Сергей Минаев

Ры­жие во­ло­сы, гру­бые чер­ты ли­ца, раз­би­тые в дра­ке гу­бы, слег­ка за­мет­ные си­ня­ки под гла­за­ми. Я вы­гля­жу так, как и дол­жен вы­гля­деть пре­ус­пе­ва­ю­щий Ва­ся из глу­бин­ки. На мне се­рый, в блед­но-си­не-бе­лую по­ло­с­ку ко­с­тюм от «Kapezetti», од­но­тон­ная, ме­с­та­ми рва­ная ру­баш­ка от «Trikotajji», за­пон­ки, ко­рич­не­вые бо­тин­ки «про­ку­рор», так­же от «Lujestuper». Я не но­шу ча­сов, пред­по­чи­тая поль­зо­вать­ся чу­жи­ми. По­след­ние че­ты­ре го­да я ус­т­ра­и­ваю в гос­ти­ни­цах скан­да­лы, ес­ли не на­хо­жу в хо­ло­диль­ни­ке лю­би­мой «Zveroboy». Хо­тя го­дит­ся и «Zverogirl». Мне двад­цать пять лет… на­до бы­ло си­деть, но по­ло­ви­ну ско­с­ти­ли.

Ког­да хо­чет­ся оди­но­че­ст­ва, я вы­хо­жу в ту­а­лет, да­же ес­ли мне ту­да не нуж­но. За­крыв­шись в ка­би­не, са­жусь на уни­таз, до­стаю бы­чок… bыchok, и за­ку­ри­ваю. И мно­го ду­маю о жиз­ни, о life. Здесь я ино­гда ре­шаю мно­же­ст­во сво­их про­блем, absolutely… аб­со­лют­но. – I know… В шта­тах та­ко­го нет. А я все­гда где-то in between, меж­ду быть или не быть, бить или не бить, пить или не пить…

Я под­ни­маю бо­кал на уро­вень глаз и смо­т­рю сквозь не­го на жен­щи­ну, си­дя­щую на­про­тив.

На ней чёр­ный ко­с­тюм в тон­кую фи­о­ле­то­вую по­ло­с­ку от… не знаю, с ко­го сня­ла. Вы­гля­дит как Mary Poppins, но где она за­ра­бо­та­ла на та­кой при­кид… prikid? Блуз­ка рас­стёг­ну­та до се­ре­ди­ны гру­ди так, что­бы мож­но бы­ло ви­деть крас­ный… red бюст­галь­тер. Оде­ва­ние на сви­да­ния крас­но­го red бе­лья – это знак стра­с­ти или сви­де­тель­ст­во то­го, что в дет­ст­ве она смо­т­ре­ла слиш­ком мно­го де­шё­вой эро­ти­ки ти­па «Про­сто Ма­рия». Так го­во­рит Сла­ва Зай­цев… Zaytcev. Прак­ти­че­с­ки все де­вуш­ки в Рос­сии смо­т­ре­ли «Про­сто Ма­рию», пред­став­ля­е­те? Боль­шая часть жен­ско­го на­се­ле­ния стра­ны в воз­ра­с­те от 25 до 40 лет ду­ма­ет, что на­сто­я­щая страсть – это пло­хо сня­тая сце­на с Ни­ки­той Ми­хал­ко­вым… Mihalkov… в «Утом­лён­ном солн­це»…«Utomlonnoe the sun», где солн­це уто­ми­лось, а лю­бов­ни­ки нет… Впро­чем, грудь у этой да­мы на­ту­раль­но­го тре­ть­е­го раз­ме­ра. И это ком­пен­си­ру­ет все дру­гие её не­до­стат­ки. Вы­гля­дит, как на­сто­я­щая ев­ро­пей­ская биз­не­с­ву­мен.

На сто­ле у ме­ня им­порт­ная бан­ка кон­сер­вов «Киль­ка в то­ма­те»… «Kilka in tomate».. и кросс-са­лат, ко­то­рый все­гда при­но­сят бы­с­т­ро. При­ём пи­щи про­хо­дит в со­про­вож­де­нии Misha Shafutinsky из Miami. По­том бу­дет ко­х­ве и ка­ка­ва с мо­ло­ком.

Я рас­ска­зы­ваю всё это не с тем, что­бы про­де­мон­ст­ри­ро­вать, как хо­ро­шо я раз­би­ра­юсь в га­с­тро­но­мии, а про­сто что­бы вы по­ня­ли, что я – мо­ло­дой про­фес­си­о­нал, yuppie, ес­ли хо­ти­те, ко­то­рые мо­гут се­бе поз­во­лить ос­та­вить без три­с­та дол­ла­ров лю­бо­го, кто вы­ра­зит в этом со­мне­ние на Ку­ту­зов­ском про­спек­те го­ро­да-ге­роя Моск­вы. Од­но ме­ня гло­жет – я ни ра­зу в жиз­ни не ел вер­ми­ше­ли «Lapsha», хо­тя для мно­гих чи­та­те­лей она яв­ля­ет­ся не­пре­мен­ным ат­ри­бу­том… attribute.


 

БЕ­ГОМ-БЕ­ГОМ, НО НА ОЩУПЬ

Я отдаю себе отчёт, что  вышесказанное может показаться кому-то спекуляцией, даже бредом. Игорь Манцов
Я отдаю себе отчёт, что
вышесказанное может показаться
кому-то спекуляцией, даже бредом.
Игорь Манцов

Нач­ну с DVD-ко­ро­боч­ки, на по­верх­но­с­ти ко­то­рой по­ме­ще­на ан­но­та­ция. Вер­тел ко­ро­боч­ку в ру­ках. Сплош­ной Гол­ли­вуд. Ви­ди­мо, об ин­дей­цах с Гой­ко Ми­ти­чем. «Бри­ль­ян­то­вая ру­ка» на­зы­ва­ет­ся. У них, ин­дей­цев, там все име­на та­кие – Со­ко­ли­ный Глаз, Яс­тре­би­ный ко­готь. Бри­ль­ян­то­вая ру­ка – это, ви­ди­мо, об ин­дей­ском бан­ки­ре, ти­па Мэр­доф­фа, ко­то­рый всех обо­брал, чтоб се­бе трё­хэ­таж­ный виг­вам по­ст­ро­ить. Од­на­ко на ко­ро­боч­ке ни­ка­ких ука­за­ний на то, о ка­ком пле­ме­ни пой­дёт речь, я не за­ме­тил. И всё же, ка­жет­ся, па­фос филь­ма как раз в том, что­бы вы­ве­с­ти ис­то­рию жиз­ни уг­не­тён­ных ин­дей­цев на вы­со­кий уро­вень ки­не­ма­то­гра­фии. Жаль, что это ра­бо­та не Ме­ла Гиб­со­на, ко­то­ро­го люб­лю, ко­то­рый все­гда де­мон­ст­ри­ру­ет за­пре­дель­ный уро­вень съём­ки. Гиб­сон – он ещё и ве­ли­кий ак­тёр на­ше­го вре­ме­ни, и да­же боль­ше, чем ве­ли­кий ак­тёр, как го­во­рил Ев­ге­ний Ев­ту­шен­ко – он сво­е­го ро­да кло­ун со вся­ки­ми пси­хи­че­с­ки­ми от­кло­не­ни­я­ми, нуж­ны­ми ве­ли­ко­му ли­це­дею.

В ту се­кун­ду, как вклю­чил DVD, кар­ти­на пе­ре­ста­ла быть для ме­ня вы­мы­ш­лен­ной ис­то­ри­ей ин­дей­цев, будь то майя, ац­те­ки или лю­бые дру­гие пе­ре­оде­тые в рос­сий­скую одеж­ду. Не зря по­ёт­ся в ме­та­фо­ри­че­с­кой пес­не о не­ве­зу­чем ос­т­ро­ве – быв­шей ро­ди­не ин­дей­цев, о лю­би­мой ро­ди­не, от­ку­да их на­силь­но вы­вез­ли. Фильм же пре­вра­тил жиз­нен­ную си­ту­а­цию в сво­е­об­раз­ную ми­с­те­рию. Очень уте­ши­ло, что фа­ми­лия ки­но­ре­жис­сё­ра филь­ма Гай­дая, как у Гиб­со­на, на­чи­на­ет­ся на «Г». И в са­мом де­ле, я сра­зу по­чув­ст­во­вал не­что об­щее меж­ду ни­ми.

В филь­ме оду­хо­тво­рён­ные тан­цо­ры за­ди­ра­ют но­ги так и вы­ст­ра­и­ва­ют ли­нию рук эдак, от­че­го у те­бя по­про­с­ту за­хва­ты­ва­ет дух, осо­бен­но ког­да от­ле­та­ет крю­чок бюст­галь­те­ра в ком­про­ме­ти­ру­ю­щей сце­не. В филь­ме мно­го го­ло­го те­ла, пе­ред ка­ме­рой то и де­ло мель­ка­ют го­лые – то ру­ка, то но­га. Та­ким об­ра­зом ак­ту­а­ли­зи­ру­ют­ся че­ло­ве­че­с­кая хруп­кость, че­ло­ве­че­с­кая брен­ность и об­ре­чён­ность.

Вни­ма­ние: пер­со­на­жи жуль­ни­ча­ют по­то­му, что у них раз­ное ну­т­ро! Это не про­стая, не гру­бая кар­ти­на, но изы­с­кан­ная. Мне хо­чет­ся в оче­ред­ной раз объ­яс­нить ин­тел­ли­гент­ным зри­те­лям, вос­пи­тан­ным на пси­хо­ло­ги­че­с­кой про­зе, ко­то­рые ри­с­ку­ют по­мор­щить­ся и ри­с­ку­ют воз­роп­тать. Ми­с­те­рия, гро­теск, ба­лет – вот струк­тур­ные ана­ло­ги «Бри­ль­ян­то­вой ру­ки».

Впро­чем, по­сте­пен­но вы­яс­ня­ет­ся, что вну­т­ри че­ло­ве­ка есть не­что та­кое, что не вы­ре­за­ет­ся и не вы­во­ра­чи­ва­ет­ся, да­же цен­зу­рой. Од­на­ко это не­что, как ни стран­но, про­во­ци­ру­ет бе­ше­ную мо­то­ри­ку и хо­ле­ри­ку, что обес­пе­чи­ва­ет ге­рою ру­ко­ло­ма­тель­ную по­бе­ду над кон­тра­бан­ди­с­та­ми. Эта силь­ная идея про­ра­с­та­ет на на­ших гла­зах. Мо­то­ри­ка, бе­гот­ня бук­валь­но оду­хо­тво­ря­ют­ся в про­цес­се про­смо­т­ра филь­ма, ко­то­рый со­пря­жён с пси­хи­че­с­ки­ми пе­ре­груз­ка­ми: всё вре­мя ле­зут в го­ло­ву смыс­ло­вые риф­мы, ас­со­ци­а­ции и ре­флек­сии, а воз­буж­да­е­мые кар­ти­ной мыс­ли вет­вят­ся, ро­ят­ся и уво­дят в сто­ро­ну, в ос­нов­ном, на­ле­во.

Реп­ли­ка «А нам всё рав­но!» ор­га­ни­зу­ет клю­че­вой мо­тив кар­ти­ны. И вот уже ни­кто не хо­чет ехать в Ма­га­дан, а зо­вут в гос­те­при­им­ную Моск­ву. Ба­зо­вый мо­тив ме­ло­дии Алек­сан­д­ра За­це­пи­на впол­за­ет в под­кор­ку и ра­бо­та­ет ед­ва ли не по ме­то­до­ло­гии Ри­хар­да Ваг­не­ра, о ко­то­ром как о ве­ли­ком дра­ма­тур­ге-но­ва­то­ре вспом­нить не грех.

Фи­наль­ная сце­на с ле­тя­щим ав­то­мо­би­лем и ви­ся­щим крю­ком по­сле­до­ва­тель­но мыс­лив­шая, че­ст­но со­ин­то­ни­ро­вав­шая филь­му зри­те­лем счи­ты­ва­ет­ся как сце­на вне­фа­буль­ная.

Фильм Гай­дая – се­ман­ти­че­с­ки очень плот­ный и мор­фо­ло­ги­че­с­ки вы­со­кий. Как го­во­рят, на­бит смыс­ла­ми под за­вяз­ку. Здесь тра­ди­ци­он­ная для гол­ли­вуд­ско­го ки­но по­след­них лет си­с­те­ма двой­ни­ков, дуб­лё­ров. Здесь – по­сто­ян­ные со­по­с­тав­ле­ния, уд­во­е­ния, би­нар­ные оп­по­зи­ции, га­ло­ге­нар­ные кон­так­ты и мно­го че­го ра­ди­каль­но­го. Мне ду­ма­ет­ся, это хо­ро­шо, это гра­мот­но, силь­но. Так обес­смыс­ли­ва­ет­ся, из­жи­ва­ет­ся ста­рое. Не ска­жу, что впол­не вы­ше­при­ве­дён­ные фор­му­лы я по­ни­маю и по­ни­ма­е­те вы. Это, од­на­ко, ни­сколь­ко ме­ня не сму­ща­ет и не долж­но сму­щать вас. Глав­ное – на­брать нуж­ное ко­ли­че­ст­во ты­сяч зна­ков. А для мо­их ло­каль­ных се­го­дняш­них це­лей до­ста­точ­но и это­го. Вни­ма­тель­ный зри­тель не мо­жет этим во­про­сом не за­да­вать­ся. Для вдум­чи­во­го че­ст­но­го че­ло­ве­ка глав­ное – сто­и­мость би­ле­та в ки­но­те­атр.

По-мо­е­му, хо­ро­шо на­пи­сал! Сто­ит ли уточ­нять, что Лев Тол­стой ге­ни­а­лен, да и я, ве­ро­ят­нее все­го, ге­ни­а­лен то­же, хо­тя, впро­чем, не о нас же речь.

По­сколь­ку всю вто­рую по­ло­ви­ну филь­ма пер­со­на­жи стре­ми­тель­но бе­га­ют, но уж очень она ском­ка­на, а вот пер­вая сде­ла­на под зна­ком ско­ро­сти и лов­ли ры­бы с хо­ро­шим клё­вом, я как ре­цен­зент имею пра­во на рыв­ки, бро­с­ки, прыж­ки в сто­ро­ну, по­лё­ты и про­чие ди­на­ми­че­с­кие сло­вес­ные вы­кру­та­сы.

Я от­даю се­бе от­чёт, что вы­ше­ска­зан­ное мо­жет по­ка­зать­ся ко­му-то спе­ку­ля­ци­ей, да­же бре­дом, но ни­че­го страш­но­го, ров­но то же са­мое при­хо­ди­лось слы­шать не раз и в ре­дак­ции жур­на­ла.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Евгений МИНИН




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования