Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №47. 19.11.2010

НЕЧАЯННЫЙ УРОК

Жозеф де МЕСТР
Жозеф де МЕСТР

 Ино­ст­ра­нец в Рос­сии – те­ма от­дель­ная, ча­с­то бо­лез­нен­ная для на­ци­о­наль­но­го со­зна­ния. На вся­кую кри­ти­ку род­ных ус­то­ев серд­це още­ти­ни­ва­ет­ся и то­ро­пит­ся ска­зать по­пе­рёк. Меж­ду тем, ино­гда толь­ко чу­жи­ми гла­за­ми и мож­но уви­деть се­бя в на­сто­я­щем ви­де. На­ция, как и че­ло­век, жи­вёт в не­пре­рыв­ных от­ра­же­ни­ях. Жи­вёт, как по­сме­и­ва­ет­ся по­пу­ляр­ный се­го­дня Гриш­ко­вец, од­но­врЕ­мЕн­но. Сра­зу в двух уда­ре­ни­ях, из­ну­т­ри и сна­ру­жи, в про­филь и ан­фас, для се­бя и для лю­дей. Сам-то ты се­бя так ви­дишь, а ты по­слу­шай, что те­бе в спи­ну го­во­рят. Нын­че это и сов­сем про­сто – за­гля­ни на се­бя в Ин­тер­нет, и че­го не уви­дишь и не уз­на­ешь! Да­же и фо­то­гра­фии ка­кие-то не­ви­дан­ные явят­ся, где ты на­си­лу уз­на­ёшь се­бя, и ка­кие-то ди­кие, яко­бы то­бой ска­зан­ные сло­ва! И кто-то те­бя уж и в обо­рот взял за то, в чём ты ни сном, ни ду­хом… По­не­во­ле сам се­бе ино­ст­ран­цем по­ка­жешь­ся.

Да и ка­кие ино­ст­ран­цы в Рос­сии? Бар­к­лай – ино­ст­ра­нец? Ека­те­ри­на Ве­ли­кая? Вла­ди­мир Ива­но­вич Даль? Один на­всег­да в Рос­сии ино­ст­ра­нец – Дан­тес. Ос­таль­ные – на­ши. А уж фран­цу­зы XVIII – на­ча­ла XIX ве­ка, учив­шие нас «все­му шу­тя», как до­б­рый л,Аб­бе – Оне­ги­на или мо­сье Бо­п­ре Пе­т­ру­шу Гри­нё­ва, быв­шие толь­ко бед­ным до­маш­ним пе­ре­во­дом Ла­гар­па для Алек­сан­д­ра I или на­ше­го ге­роя Жо­зе­фа де Ме­с­т­ра1 для все­го пе­тер­бург­ско­го све­та – они и про­сто рус­ским рус­ские. Во вся­ком слу­чае, вос­пи­та­ли не­пло­хих де­тей две­над­ца­то­го го­да, ко­то­рые во­шли в Па­риж, как до­мой из от­пу­с­ка, как в сто­ли­цу по­сле лет­ней усадь­бы.

Вли­я­ние де Ме­с­т­ра на Ча­а­да­е­ва счи­та­лось об­ще­при­ня­тым и поч­ти ес­те­ст­вен­ным. Но вот на что вни­ма­ние об­ра­ща­лось ре­же, так это на ин­те­рес к не­му рус­ских сла­вя­но­фи­лов и – по­слу­шай­те-ка! – са­мо­го М.Н. Кат­ко­ва, чьим име­нем ли­бе­ра­лы стра­ща­ли де­тей це­лое сто­ле­тие. А книж­ка-то, в ко­то­рую мы всту­па­ем, на­зы­ва­ет­ся «Ре­ли­гия и нра­вы рус­ских» и рас­ска­зы­ва­ет о род­ной ве­ре и церк­ви столь­ко не­ли­це­при­ят­но­го, что хоть в па­ск­ви­ли за­но­си. Тут и свя­щен­ни­ки, те­ря­ю­щие по не­трез­во­с­ти Свя­тые Да­ры, и чет­верт­ные би­ле­ты «за гре­хи» вме­с­то ис­по­ве­ди, и «со­вер­шен­ная отъ­е­ди­нён­ность ду­хов­но­го со­сло­вия от об­ще­ст­ва», и не­из­мен­ное име­но­ва­ние нас «схиз­ма­ти­ка­ми», и с пе­ча­лью под­чёрк­ну­тое все­об­щее тя­го­те­ние рус­ско­го дво­ра «сов­сем по­кон­чить с ре­ли­ги­ей».

В этом по­след­нем пунк­те, прав­да, воз­ни­ка­ет ко­ми­че­с­кая тон­кость. В кни­гу вклю­че­ны и на­блю­де­ния за рус­ской цер­ко­вью зем­ля­ка и кол­ле­ги де Ме­с­т­ра гра­фа Бос­си, сде­лан­ные на не­сколь­ко лет рань­ше де Ме­с­т­ра. Там Бос­си хва­лит Рос­сию за то, что она как-то не­за­мет­но и лов­ко «ли­ши­ла слу­жи­те­лей гос­под­ст­ву­ю­ще­го куль­та вся­ко­го зна­че­ния в го­су­дар­ст­ве», тог­да как «са­мым про­све­щён­ным пра­ви­те­лям», что­бы ос­во­бо­дить­ся «от яр­ма ду­хо­вен­ст­ва», на­до бы­ло сна­ча­ла мно­го сде­лать «для воз­ра­с­та­ния не­ко­то­рой без­ре­ли­ги­оз­но­с­ти на­ро­дов». Ду­маю, что де Местр не по­хва­лил бы кол­ле­гу, по­то­му что был уве­рен, что у нас-то дей­ст­ви­тель­но хо­тят «по­кон­чить с ре­ли­ги­ей», а у них, во Фран­ции, уже спо­хва­ти­лись по­сле ре­во­лю­ци­он­но­го бе­зу­мия. И по­сколь­ку сам граф, по сви­де­тель­ст­ву Ф.Ф. Ви­ге­ля, был «бе­ше­ным ка­то­ли­ком», то и для Рос­сии от рас­пол­за­ния де­мо­кра­тиз­ма  и ре­ли­ги­оз­но­го рав­но­ду­шия ви­дел од­но ле­кар­ст­во – вве­де­ние ка­то­ли­че­ст­ва.

Граф мно­го пи­шет об ус­пе­хах ка­то­ли­че­ст­ва, об ум­ном опы­те ие­зу­и­тов и ма­со­нов, к ко­то­рым не­ког­да при­над­ле­жал сам и путь ко­то­рых «для не­ка­то­ли­че­с­ких стран» счи­тал же­лан­ным и по­лез­ным. Крас­но­ре­чие его было столь про­дук­тив­но, что в ка­то­ли­че­ст­во пе­ре­шёл да­же пле­мян­ник обер-про­ку­ро­ра Си­но­да А.Н. Го­ли­цы­на мо­ло­дой князь Алек­сандр Фё­до­ро­вич (и как не вспом­нить тут М.С. Лу­ни­на или, осо­бен­но, В.С. Пе­че­ри­на с его и в ка­то­ли­че­ст­ве по-рус­ски по­движ­ни­че­с­кой судь­бой?). Так что не­му­д­ре­но, что Алек­сан­д­ру Пер­во­му ско­ро при­шлось про­гнать и ие­у­зи­тов, а там и са­мо­го де Ме­с­т­ра.

Во­об­ще кар­ти­на рав­но­ду­шия к род­ной ве­ре при дво­ре (а ведь де Местр был бли­зок к Алек­сан­д­ру Пер­во­му, в ко­то­ром, как он об­мол­вит­ся в при­ме­ча­нии, «до 1812 го­да нель­зя бы­ло за­ме­тить при­зна­ков хри­с­ти­ан­ских убеж­де­ний») тя­же­ла и до­сад­на. Но тут важ­на цель, с ко­то­рой граф со­би­ра­ет свои не­при­ят­ные «анек­до­ты». В том-то и де­ло, что им дви­жет не зло­рад­ст­во, не рав­но­ду­шие чу­жо­го (ка­кой он чу­жой, ког­да со­ве­ту­ет Го­су­да­рю, ког­да его сын слу­жит Рос­сии в ка­ва­лер­гар­дах?), а ско­рее же­ла­ние ос­те­речь Рос­сию от опас­но­с­тей уже тог­да на­сту­пав­ше­го «по­ст­ре­ли­ги­оз­но­го по­ни­ма­ния ис­то­рии», же­ла­ние убе­дить власть в том, что де­мо­кра­тизм, ко­то­ро­му учил мо­ло­до­го Алек­сан­д­ра Ла­гарп, гу­би­те­лен, что спа­си­тель­ны власть и ари­с­то­кра­тия при мо­гу­чем фун­да­мен­те церк­ви, а в иде­а­ле жё­ст­кая те­о­кра­тия.

От­че­го и ух­ва­тят­ся ско­ро за его идеи сла­вя­но­фи­лы, от­че­го гра­фа ста­нут срав­ни­вать с А.С. Хо­мя­ко­вым в рев­но­с­ти о те­о­кра­ти­че­с­ким син­кре­тиз­ме, от­че­го вско­ре К.Н. Ле­он­ть­ев за­го­во­рит о «под­мо­ра­жи­ва­нии Рос­сии» и ста­нет та­ким же «пла­мен­ным ре­ак­ци­о­не­ром» (слов­цо Бер­дя­е­ва о де Ме­с­т­ре), как сам граф. И не зря в ро­ко­вые го­ды уже па­да­ю­щей Рос­сии, в уже за­ки­пав­шей по­след­ней ре­во­лю­ции име­на Ле­он­ть­е­ва и де Ме­с­т­ра объ­е­ди­нит в сту­ден­че­с­кой ра­бо­те поч­ти маль­чик Ва­си­лий Жу­ра­ков­ский. Этой его ра­бо­той в Ки­ев­ском уни­вер­си­те­те ру­ко­во­дил тог­да, в 1916 го­ду, отец Ва­си­лий Зень­ков­ский. Од­на­ко, су­дя по не­у­клон­но­му све­ту пу­ти и му­че­ни­че­с­кой кон­чи­не став­ше­го впос­лед­ст­вии свя­щен­ни­ком Ва­си­лия Жу­ра­ков­ско­го, он и при на­пи­са­нии ра­бо­ты, по­лу­чив­шей тог­да зо­ло­тую ме­даль, уже не толь­ко ог­ля­ды­вал­ся на учи­те­ля. Он и сам слы­шал уро­ки ве­ли­ких пред­ше­ст­вен­ни­ков и то­ро­пил­ся сво­ей ра­бо­той под­хва­тить, а там и опы­том жиз­ни под­твер­дить ве­ли­кую кон­сер­ва­тив­ную идею не бе­зум­но­го сле­по­го бе­га за не­на­сыт­ной но­виз­ной вре­ме­ни, а яс­но­го сто­я­ния в Бо­ге и тра­ди­ции.

Но толь­ко ос­та­но­вить бы­ло уже ни­че­го нель­зя. «Мы воль­ные пти­цы», нам не­пре­мен­но на­до «ту­да, где за ту­чей бе­ле­ет го­ра». То, что для де Ме­с­т­ра бы­ло сму­ща­ю­щи­ми «анек­до­та­ми» об опас­ной не­дис­цип­ли­ни­ро­ван­но­с­ти церк­ви, к со­жа­ле­нию, на тот час бы­ло в Рос­сии пра­ви­лом. По­смо­т­ри­те «Пу­ти рус­ско­го бо­го­сло­вия» о. Ге­ор­гия Фло­ров­ско­го о пред­ше­ст­ву­ю­щих Бос­си и де Ме­с­т­ру и со­вре­мен­ных им ле­тах – что там про­ис­хо­ди­ло в рус­ской церк­ви. Там «анек­до­ты» бу­дут «по­кру­че». Че­го бу­дет сто­ить один пе­вец Пе­т­ра Фе­о­фан Про­ко­по­вич, от­но­сив­ший­ся к рус­ско­му ду­хо­вен­ст­ву (бу­ду­чи фак­ти­че­с­ки его гла­вой) с от­кры­тым пре­зре­ни­ем. Да и к ие­рар­хии то­же, а это уже ша­та­ло по­след­ние опо­ры и без то­го ли­шён­ной Па­т­ри­ар­ха церк­ви: «Луч­ши­ми си­ла­ми сво­ей ду­ши, – ци­ти­ру­ет «ли­ри­че­с­кие» про­ко­по­ви­че­вы при­зна­ния о. Ге­ор­гий Фло­ров­ский, – я не­на­ви­жу ми­т­ры, сак­ко­сы, жез­лы, свещ­ни­цы, ка­диль­ни­цы и то­му по­доб­ные за­ба­вы». Ду­ша его то­с­ко­ва­ла по ре­фор­ма­ции, и тут он так же ма­ло пе­ре­ве­ды­вал­ся с со­ве­с­тью и тра­ди­ци­ей, как Пётр.

Да и воз­мож­но ли церк­ви ус­то­ять в ис­ти­не, ког­да го­су­дар­ст­во ле­тит на За­пад и ле­тит с Пе­т­ра не­о­ста­но­ви­мо, скло­ня­ясь в луч­ших умах к ма­сон­ст­ву, к без­ре­ли­ги­оз­но­му ас­ке­тиз­му, ми­с­ти­че­с­ко­му лю­бо­пыт­ст­ву, а в умах «по­ни­же» – к цве­те­нию сект, ког­да по­всю­ду за­во­дят­ся мен­но­ни­ты, мо­ло­ка­не, скоп­цы, герн­гу­те­ры и хлы­с­ты? Ког­да апо­ка­лип­ти­че­с­кая меч­та­тель­ность че­рез день ждёт ан­ти­хри­с­та, а че­ло­век не мо­жет как сле­ду­ет встать на но­ги в «жи­тей­ском мо­ре» под встреч­ны­ми вол­на­ми сво­е­го и чу­жо­го. Да­же у яр­чай­ших све­тиль­ни­ков XVIII ве­ка ми­т­ро­по­ли­та Пла­то­на и свя­ти­те­ля Ти­хо­на За­дон­ско­го ис­то­рик церк­ви ви­дит ча­сы пе­ча­ли и то­с­ки и «без­быт­ную об­на­жён­ность ду­ши».

Го­су­да­ри с Пе­т­ра меч­та­ют об объ­е­ди­не­нии церк­вей (Пётр гро­зит по­бить про­тив­ни­ков пал­кой). Алек­сан­д­ра вос­пи­ты­ва­ет про­то­и­е­рей Ан­д­рей Сам­бор­ский, воз­рос­ший в Лон­до­не, пред­по­чи­та­ю­щий ци­виль­ное пла­тье и бри­тую бо­ро­ду и не лю­бя­щий род­ных ус­та­нов­ле­ний. Во Фран­ции вы­хо­дит уто­пи­че­с­кий То­мас Мор, пе­ре­ве­дён­ный Рус­со и тот­час поч­ти­тель­но от­ре­цен­зи­ро­ван­ный у нас Н.М. Ка­рам­зи­ным. Из­да­тель А.Ф. Лаб­зин, вос­пи­тан­ный на Сен Мар­те­не, Бё­ме и Фе­не­ло­не, пот­чу­ет рус­ско­го чи­та­те­ля рас­плыв­ча­той все­мир­но­с­тью и «еди­ной ре­ли­ги­ей серд­ца», от ко­то­рой дей­ст­ви­тель­но не­да­ле­ко до то­го, что­бы «во­об­ще по­кон­чить с ре­ли­ги­ей».

А там за де­ло бе­рут­ся И.В. Ло­пу­хин и М.М. Спе­ран­ский, да и все рус­ские ло­жи, стес­ня­ю­щи­е­ся «тем­но­ты» рус­ско­го ду­хо­вен­ст­ва и оза­бо­чен­ные его пре­об­ра­зо­ва­ни­ем «на ра­зум­ный лад». Яв­ля­ет­ся бо­го­сло­вие в лен­тах и звёз­дах, па­рад цвет­ных умов и хо­лод­но­го ми­с­ти­циз­ма. Эпо­ха ды­шит уто­пи­ей, ожи­да­ни­ем все­об­ще­го сча­с­тья (Алек­сандр го­су­дар­ст­вен­но дек­ла­ри­ро­вал «ос­ча­ст­лив­ли­ва­ние Рос­сии») и «пра­ва­ми че­ло­ве­ка», о ко­то­рых де Местр пи­шет чуть не с не­на­ви­с­тью, ибо по сво­ей ро­ди­не зна­ет, как ско­ро та­кая все­общ­ность де­ла­ет на­цию тол­пой.

Как бы лег­ко сде­ла­лось на ду­ше, ес­ли бы это бы­ла толь­ко ис­то­рия, толь­ко на­век ушед­шее «тог­да», то, что в дет­ст­ве зва­лось «дав­но и не­прав­да». Мож­но бы­ло бы улыб­нуть­ся над гос­по­ди­ном де Ме­с­т­ром, как Пуш­кин над ме­сье л,Аб­бе или ме­сье Бо­п­ре и, пе­ре­кре­с­тив­шись, бла­го­сло­вить ду­хов­ную твёр­дость и свет се­го­дняш­ней церк­ви, из­бав­лен­ной от не­об­хо­ди­мо­с­ти из­вле­кать уро­ки из ша­та­ю­ще­го­ся про­шло­го. А толь­ко по­че­му-то чи­та­ет­ся кни­га с ос­т­рой го­ре­чью во­все не за про­шед­шее, а за то, что и се­го­дняш­ний лю­би­тель «анек­до­тов» най­дёт их по­ле ед­ва ли не бо­лее уро­жай­ным. Нач­ни хоть с «но­та­ток» ле­с­ков­ско­го от­ца Са­ве­лия Ту­бе­ро­зо­ва из «Со­бо­рян» или с бед­но­го по­па, ко­то­ро­му «жи­вёт­ся ве­се­ло, воль­гот­но на Ру­си» («ка­ков по­пу по­чёт, ска­жи­те, пра­во­слав­ные, ко­го вы на­зы­ва­е­те по­ро­дой же­ре­бя­чь­ею, ко­му вдо­гон, как ме­ри­ну, кри­чи­те го-го-го?»). А там мож­но и к Л.Н. Тол­сто­му с его до сих пор пу­га­ю­щим пра­во­слав­но­го чи­та­те­ля «Вос­кре­се­ни­ем», и к В.С. Со­ло­вь­ё­ву с «Тре­мя раз­го­во­ра­ми», и вме­с­те с С.Н. Ду­ры­ли­ным спро­сить, по­че­му из по­пов­ско­го со­сло­вия так ча­с­то вы­хо­ди­ли Чер­ны­шев­ские и До­б­ро­лю­бо­вы и рус­ская жи­во­пись сме­ла пи­сать «Кре­ст­ные хо­ды на Па­с­ху» и «Ча­е­пи­тия в Мы­ти­щах». Или про­чи­тать пол­ные го­ре­чи се­то­ва­ния свя­ти­те­ля Иг­на­тия Брян­ча­ни­но­ва или пре­ду­преж­де­ния Льва Ти­хо­ми­ро­ва о том, что «бю­ро­кра­тизм церк­ви пу­га­ет и пред­ве­ща­ет не­до­б­рое». А там обер­нуть­ся в са­мое по­след­нее вре­мя и про­чи­тать «Днев­ни­ки» от­ца Алек­сан­д­ра Шме­ма­на, по ко­то­рым цер­ковь со­би­ра­ет го­ря­чий со­бор – не на­прас­ли­на ли, не к сму­ще­нию ли пра­во­слав­но­го серд­ца? И вы­нуж­де­на с пе­ча­лью ска­зать: нет, не на­прас­ли­на и не к сму­ще­нию. Вот хоть это за­ме­ча­ние: «Цер­ков­ные лю­ди не лю­бят вер­но­с­ти церк­ви. Они хо­тят, что­бы цер­ковь бы­ла вер­на им, то­му, че­го они от неё хо­тят. И по­то­му вся­кий, кто лю­бит цер­ковь в её сущ­но­с­ти, стра­да­ет от церк­ви». Или это: «Рос­сии нуж­но пра­во­сла­вие, но, по­жа­луй­ста, не го­во­ри­те нам о его со­дер­жа­нии». За­пад, по за­ме­ча­нию Шме­ма­на, уже «от­ка­зал­ся от Хри­с­та во имя им же, хри­с­ти­ан­ст­вом, по­се­ян­ной и не­вер­но по­ня­той сво­бо­ды». По­хо­же, нас ждёт то же.

А на­ше­го кон­сер­ва­тиз­ма толь­ко и хва­та­ет на то, что­бы, как при де Ме­с­т­ре, ска­зать, что «од­на мысль пра­зд­но­вать Па­с­ху с ла­ти­ня­на­ми мо­жет при­ве­с­ти к на­ци­о­наль­но­му мя­те­жу», да на то, что­бы, как они нас тог­да, звать их те­перь «схиз­ма­ти­ка­ми». А что­бы уви­деть твёр­дое со­про­тив­ле­ние бе­зу­мию ми­ра, при­нять де Ме­с­т­ро­во и ле­он­ть­ев­ское со­про­тив­ле­ние без­лич­ной де­мо­кра­тии и ду­хов­но­му ус­ред­не­нию че­ло­ве­ка до со­вер­шен­ной по­тре­би­тель­ской пло­с­ко­сти – это­го не жди. А что­бы уви­деть цер­ковь в сто­я­нии про­тив го­су­дар­ст­вен­но доз­во­лен­но­го рас­тле­ния че­ло­ве­ка все­ми сред­ст­ва­ми мас­со­вой ин­фор­ма­ции, с этим, по­жа­луй­ста, в дру­гие две­ри («чи­тай­те и вы­пи­сы­вай­те жур­нал «Фо­ма» и бу­де­те спа­се­ны»).

Мир по-преж­не­му не со­би­ра­ет­ся ид­ти пу­тём ду­хов­но­го тру­да, о ко­то­ром твер­дил Алек­сан­д­ру де Местр, ко­то­ро­го ис­ка­ли А.С. Хо­мя­ков и И.В. Ки­ре­ев­ский, о ко­то­ром кри­ком кри­ча­ли рус­ские ре­ли­ги­оз­ные мыс­ли­те­ли, по­мня­щие те­о­кра­ти­че­с­кие на­деж­ды на­ча­ла XIX ве­ка, о ко­то­ром на­по­ми­на­ли И.А. Иль­ин и М.А. Но­во­сё­лов, В.А. Тер­нав­цев и С.Н. Бул­га­ков. Ис­то­рия упор­но стре­мит­ся стать «по­сти­с­то­ри­ей» и со­влечь хри­с­ти­ан­ст­во в «пост­хри­с­ти­ан­ст­во». И ци­ви­ли­за­ция по­бед­но при­кан­чи­ва­ет куль­ту­ру и тес­нит цер­ковь. И Бог весть, по­че­му вспо­ми­на­ют­ся сло­ва зор­ко­го Ско­во­ро­ды, хо­див­ше­го по зем­ле не­весть ког­да, а го­во­рив­ше­го, слов­но вы ви­де­лись вче­ра: «Мы из­ме­ри­ли мо­ре, зем­лю, воз­дух и не­бе­са; мы обес­по­ко­и­ли не­дра зем­ные ра­ди ме­тал­лов, на­шли мно­же­ст­во ми­ров, стро­им не­по­нят­ные ма­ши­ны. Что ни день, то но­вые опы­ты и див­ные изо­б­ре­те­ния. Че­го толь­ко мы не уме­ем, че­го не мо­жем! Но то го­ре, что при всём том че­го-то ве­ли­ко­го не­до­ста­ёт». И ведь прав­да, вся­кий из нас слы­шит – не­до­ста­ёт.

Уко­риз­нен­ная кни­га фран­цуз­ско­го мыс­ли­те­ля, как это ча­с­то бы­ва­ет с «рус­ски­ми ино­ст­ран­ца­ми», гля­дит в ко­рень и не да­ёт со­слать се­бя в при­ме­ча­ния.


Валентин КУРБАТОВ,
г. ПСКОВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования