Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №47. 19.11.2010

ЗНАТЬ, ГДЕ ПОЭТЫ ЗИМУЮТ

 Пи­шу те­бе не­раз­бор­чи­во –

И не ке­са­рем, и не пи­са­рем.

Пою те­бе мел­ким по­чер­ком,

Ед­ким ме­си­вом, горь­ким би­се­ром.

К. Ар­бе­нин

 

Константин АРБЕНИН
Константин АРБЕНИН

Бард-груп­пу «Зи­мо­вье зве­рей» му­зы­каль­ные и (что не­ма­ло­важ­но) ли­те­ра­тур­ные кри­ти­ки сво­им вни­ма­ни­ем яв­но об­де­ли­ли. За всё вре­мя её су­ще­ст­во­ва­ния в пе­ри­од с 1994 по 2009 год бы­ло на­пи­са­но не так уж мно­го ста­тей, по­свя­щён­ных пре­иму­ще­ст­вен­но оп­ре­де­ле­нию сти­ля ис­пол­не­ния. Кто-то при­пи­сы­вал «зи­мов­цам» рок, кто-то ав­тор­скую пес­ню, а не­ко­то­рые да­же со­вре­мен­ный шан­сон. Здесь-то и ко­ре­нит­ся ос­нов­ная про­бле­ма: не са­мая мно­го­чис­лен­ная ау­ди­то­рия в це­лом уде­ля­ет боль­ше вни­ма­ния зву­ча­нию пе­сен, чем их со­дер­жа­нию. А меж­ду тем прак­ти­че­с­ки каж­дая пес­ня «Зи­мо­вья зве­рей» – са­мое на­сто­я­щее по­эти­че­с­кое про­из­ве­де­ние, над ко­то­рым мож­но дол­го раз­мы­ш­лять, ло­мать го­ло­ву над ме­та­фо­ра­ми и удив­лять­ся не­о­жи­дан­ным ал­лю­зи­ям. В дан­ной ста­тье мы пред­ла­га­ем вам взгля­нуть на ин­тер­пре­та­цию не­сколь­ких та­ких про­из­ве­де­ний (ни­сколь­ко не пре­тен­дуя на её аб­со­лют­ную до­сто­вер­ность).

По­эти­че­с­кий «ук­лон» к бо­гат­ст­вам ми­ро­вой ли­те­ра­ту­ры за­дал груп­пе му­зы­кант и про­за­ик Кон­стан­тин Юрь­е­вич Ар­бе­нин. По­ми­мо со­ль­ных аль­бо­мов («Меж­се­зо­нье», «Од­но­имён­ные пес­ни Live») он из­ве­с­тен мно­го­чис­лен­ны­ми сбор­ни­ка­ми сти­хов и со­вре­мен­ных ска­зок: ро­ман в те­зи­сах «Дон Гу­ан как зер­ка­ло ми­ро­вой ре­во­лю­ции», по­эма «Пуш­кин мой», по­эти­че­с­кий сбор­ник «Ком­нат­ные по­бе­ги» и дру­гие. Ска­зоч­ный жанр Ар­бе­ни­ну уда­ёт­ся луч­ше все­го – ска­зоч­ные мо­ти­вы яв­но за­мет­ны во мно­гих по­сле­ду­ю­щих пес­нях «Зи­мо­вья зве­рей», а му­зы­каль­ный кон­церт «Зве­ри ищут ле­то» це­ли­ком со­сто­ит из них. В 2009 го­ду про­фес­си­о­наль­ный ска­зоч­ник был на­граж­дён ме­да­лью Н.В. Го­го­ля «За ска­зоч­ную ли­те­ра­ту­ру».

Что же та­ко­го осо­бен­но­го в по­эти­че­с­ких тек­с­тах Ар­бе­ни­на? По­про­бу­ем ра­зо­брать­ся на не­сколь­ких при­ме­рах. Для на­ча­ла – пес­ня, по­свя­щён­ная из­веч­но­му по­ис­ку смыс­ла жиз­ни – «Во­до­лаз» из сбор­ни­ка «Судь­ба во­до­ла­за». Че­ло­век, пы­та­ю­щий­ся най­ти своё ме­с­то в ми­ре – ис­сле­до­ва­тель мор­ских глу­бин, сле­по ны­ря­ю­щий в «мут­ный не­у­ют» жиз­ни. Жизнь эта на­пол­не­на то­таль­ной пу­с­то­той, она без­ра­до­ст­на («Мне бу­дет бе­рег снить­ся по но­чам, / Но я за­бу­ду ра­до­с­ти зем­ные») и хо­лод­на («ми­нус сто и ждать теп­ла нет мо­чи»), но всё-та­ки не ли­ше­на не­ких «на­хо­док», ра­ди ко­то­рых и сто­ит её «ис­сле­до­вать»:

 

В то­таль­ной пу­с­то­те мор­ских глу­бин

Средь пу­щен­ных на дно под­вод­ных

ло­док

Я бу­ду веч­но – во­до­лаз один,

За­те­рян­ный в пор­ту тво­их на­хо­док.

 

По­ис­ки это­го смыс­ла при­об­ре­та­ют по­ис­ти­не все­лен­ские мас­шта­бы (что во­об­ще ха­рак­тер­но для боль­шин­ст­ва пе­сен «Зи­мо­вья»). Во­до­лаз – боль­ше чем про­сто че­ло­век, это сво­е­об­раз­ная кон­цен­т­ра­ция по­всед­нев­ных на­дежд, стрем­ле­ний, же­ла­ний сча­с­тья. Его ска­фандр – «са­мая длин­ная ночь», то есть вре­мя, ког­да вся­кий мыс­ля­щий ин­ди­вид от­прав­ля­ет­ся в оди­но­кое пу­те­ше­ст­вие по соб­ст­вен­но­му со­зна­нию. Пре­ры­ва­ет эту ночь солн­це, пред­став­ля­ю­ще­е­ся во­до­ла­зу в об­ра­зе спру­та:

 

И по­плы­ву сквозь мут­ный не­у­ют

По во­ле волн ле­ту­чим

ни­дер­ланд­цем,

И ухо­дя­щий на ночь в мо­ре солн­ца

спрут

По­рвёт мне шланг кри­вым

про­ту­бе­ран­цем.

 

Столк­но­ве­ние спру­та и ска­фан­д­ра, по всей ви­ди­мо­с­ти, оли­це­тво­ря­ет борь­бу в че­ло­ве­ке пес­си­ми­с­ти­че­с­ко­го и оп­ти­ми­с­ти­че­с­ко­го на­чал. Пусть не­у­ют­ный мир без­лю­ден и тё­мен, но во­до­лаз не ут­ра­чи­ва­ет по­след­них на­дежд и про­дол­жа­ет ве­рить в «злой об­ман», ко­то­рый встре­тит его на по­верх­но­с­ти. Зем­ные ра­до­с­ти по­ки­ну­ли его, од­на­ко бе­рег всё ещё про­дол­жа­ет снить­ся – так у Ар­бе­ни­на изо­б­ра­жа­ет­ся че­ло­ве­че­с­кое оди­но­че­ст­во, до­шед­шее до пу­га­ю­щей, край­ней сте­пе­ни.

Сле­ду­ю­щая пес­ня, «По дан­тев­ским ме­с­там» (аль­бом «Пле­чи») – од­но из на­и­бо­лее «ли­те­ра­тур­но на­сы­щен­ных» про­из­ве­де­ний. Су­м­рач­но­го ле­са и дан­тев­ских ски­та­ний как та­ко­вых здесь нет, за­то из­веч­ные со­мне­ния и вну­т­рен­няя борь­ба ни­ку­да из че­ло­ве­че­с­кой ду­ши не вы­ве­т­ри­лись:

 

Вна­ча­ле бы­ло сло­во –

и сло­во бы­ло Я.

По­том при­шли со­мне­ния

и го­ло­вная боль.

Тя­жё­лые сту­пе­ни, хо­лод­ная ска­мья

И ти­хая вой­на с са­мим со­бой.

 

По­доб­ное «са­мо­ко­па­ние» у по­эта пе­ре­рас­та­ет в про­гул­ку по дан­тев­ским ме­с­там, при­чём по­мо­га­ет ему в этом не­о­жи­дан­но по­яв­ля­ю­щий­ся Вер­ги­лий. По­доб­ное об­ра­ще­ние к древ­ним ис­точ­ни­кам весь­ма ха­рак­тер­но для тек­с­тов Ар­бе­ни­на. На­при­мер, сход­ные мо­ти­вы за­мет­ны в пес­не «Одис­сей и На­вси­кая» (аль­бом «Оба не­ба»), где лю­бов­ные пе­ре­жи­ва­ния срав­ни­ва­ют­ся со стран­ст­ви­я­ми Одис­сея, ко­то­рый пред­по­чёл На­вси­каю сво­ей же­не Пе­не­ло­пе. Одис­сею, как и ге­рою «Дан­тев­ских мест», по­сто­ян­но при­хо­дит­ся со­вер­шать слож­ный вы­бор и «сво­и­ми ру­ка­ми свой эпос тво­рить». В «Ме­с­тах», впро­чем, к лю­бов­ным пе­ре­жи­ва­ни­ям при­ме­ша­на из­ряд­ная до­ля тра­гич­но­с­ти (об­ра­ти­те вни­ма­ние на зна­чи­мые из­ме­не­ния: биб­лей­ско­го «сло­ва» на «чув­ст­во» и «я» на вож­де­лен­ное «ты»):

 

По­том на­ста­ло чув­ст­во –

и чув­ст­во бы­ло Ты.

Ложь ста­ла бес­по­лез­ней,

а боль – ещё боль­ней.

Воль­те­ро­вы цве­точ­ки, бод­ле­ро­вы

цве­ты,

И чёр­ный дым – от кро­ны

до кор­ней.

 

Са­мо упо­ми­на­ние «Цве­тов Зла» Шар­ля Бод­ле­ра вно­сит в по­эти­че­с­кий текст не­кий мо­тив бе­зы­с­ход­но­го стра­да­ния. За­то в «Одис­сее» на­шлось ме­с­то и для свет­лых на­дежд: ге­рой по­ни­ма­ет, что да­же «Зевс не в си­лах рас­пу­тать лю­бовь», по­это­му в ми­ре долж­но быть ме­с­то борь­бе и дви­же­нию впе­рёд (но не стра­да­нию!):

И, при­няв этот те­зис,

как ис­тин­ный дар,

Одис­сей на­пле­вал на иное, –

Лишь вды­хал се­ми­звуч­ный

гор­тан­ный не­ктар

В ко­лон­на­дах ца­ря Ал­ки­ноя.

 

Ге­рой «Дан­тев­ских мест» раз­ди­ра­ем со­мне­ни­я­ми, он плы­вёт по Стик­су (ко­то­рый сим­во­ли­зи­ру­ет дви­же­ние жиз­ни) и слу­ша­ет со­ве­ты бо­гов, пы­та­ю­щих­ся на­ста­вить его на (яко­бы) вер­ный путь:

 

Один го­во­рил мне: «Иди и смо­т­ри»,

Дру­гой го­во­рил: «Си­ди и ку­ри»,

А тре­тий пу­с­кал по во­де пу­зы­ри,

Ког­да я жал на вес­ло.

Один пред­ла­гал мне хлеб и ви­но,

Дру­гой на­ме­кал на пет­лю и ок­но,

А тре­тий – тот тре­бо­вал вы­брать

од­но:

До­б­ро или зло!

 

Од­на­ко дол­го это дан­тев­ское му­че­ние про­дол­жать­ся не мо­жет. В кон­це кон­цов, ге­рой ре­ша­ет, так же как и Одис­сей, «на­пле­вать на иное». Про­ис­хо­дит оче­ред­ная транс­фор­ма­ция: на этот раз «чув­ст­во» пре­вра­ща­ет­ся в «чу­до», а «Ты» в «Мы». Кру­ше­ние разъ­е­да­ю­щих ду­шу со­мне­ний яв­ля­ет­ся куль­ми­на­ци­он­ным мо­мен­том в обе­их пес­нях:

 

Но тут слу­чи­лось чу­до –

и чу­до бы­ло Мы.

И я по­слал по­даль­ше всю эту

бо­жью рать.

Я взял од­но мгно­ве­нье у веч­но­с­ти

взай­мы –

Я знаю, чем при­дёт­ся от­да­вать!

 

В тек­с­тах Ар­бе­ни­на стра­да­ние или по­ис­ки жиз­ни ни­ког­да не за­кан­чи­ва­ют­ся чем-то од­но­знач­ным и свет­лым. Не­да­ром ведь ге­рой «Дан­тев­ских мест» по­ни­ма­ет, что за сча­с­тье так или ина­че при­дёт­ся что-то от­дать. По всей ве­ро­ят­но­с­ти, это бу­дут но­вые стра­да­ния и же­ла­ние най­ти се­бя в том са­мом «мут­ном не­у­ю­те» ре­аль­но­с­ти. Для ил­лю­с­т­ри­ро­ва­ния этой мыс­ли при­ве­дём од­ну из по­след­них строф «Одис­сея и На­вси­каи»:

 

Жаль, сча­ст­ли­вая бу­дущ­ность –

толь­ко ос­кал

Про­шлой дер­зо­с­ти на на­сто­я­щем.

И по­гиб­нет в ито­ге –

кто жад­но ис­кал,

Тот, кто вы­ждал –

без­дар­но об­ря­щет.

 

Текст обе­их пе­сен, впро­чем, го­во­рит нам о том, что до­стиг­нуть «сча­ст­ли­вой бу­дущ­но­с­ти» не­воз­мож­но, ес­ли че­ло­век от­ка­зы­ва­ет­ся ид­ти на риск и «унич­то­жать сво­их бо­гов». Пре­пят­ст­вия на его пу­ти за­ко­но­мер­ны, они вы­зы­ва­ют по­сто­ян­ные столк­но­ве­ния бун­ту­ю­щей во­ли и то­с­ки/бо­ли – на­и­бо­лее яр­ко эта ан­ти­те­за про­яв­ля­ет­ся в пес­не «Ни­ко­го, кро­ме Ниц­ше» (аль­бом «Ко­нец ци­та­ты»), где к это­му при­вя­зы­ва­ет­ся те­ма твор­че­ст­ва и ниц­ше­ан­ский взгляд на сверх­че­ло­ве­ка. В «Одис­сее» же те­ма со­мне­ний пе­ре­да­ёт­ся на­и­бо­лее ме­та­фо­рич­но и изящ­но. Это не толь­ко из­веч­ная воз­мож­ность по­пасть в «про­кру­с­то­вы са­ни», но ещё и по­те­ря «пу­те­вод­ных ни­тей» и дро­жа­ние в «груд­ном ла­би­рин­те»:

 

И стек­ла со стра­ниц ти­по­граф­ская

мзда,

На­до­рвав пу­те­вод­ные ни­ти,

И маг­нит­ною стрел­кой

мор­ская звез­да

За­дро­жа­ла в груд­ном ла­би­рин­те.

 

***

Бла­го­да­ря по­эти­че­с­ко­му та­лан­ту Кон­стан­ти­на Ар­бе­ни­на (а в его на­ли­чии мы не со­мне­ва­ем­ся) груп­па «Зи­мо­вье зве­рей» ста­ла ла­у­ре­а­том Гру­шин­ско­го фе­с­ти­ва­ля в да­лё­ком 2004 го­ду. Бе­зус­лов­но, пес­ни «зи­мов­цев» не столь про­сты для по­ни­ма­ния, тре­бу­ют хо­ро­ше­го зна­ния ли­те­ра­ту­ры, од­на­ко сам факт их су­ще­ст­во­ва­ния до­ка­зы­ва­ет, что со­вре­мен­ная по­эзия во­все не ис­чер­пы­ва­ет­ся мод­ным се­го­дня ма­том и дав­но уже из­би­той те­мой сек­су­аль­ных от­но­ше­ний. Пес­ни этой груп­пы удив­ля­ют, по­мо­га­ют за­гля­нуть в се­бя и че­рез не­о­жи­дан­но-яр­кие ме­та­фо­ры вы­ра­зить не­что по­ис­ти­не не­вы­ра­зи­мое. Раз­ве не это­го мы ждём от на­сто­я­щей по­эзии? 


Юрий ЗАХАРОВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования