Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №51. 17.12.2010

СМЕРТЬ СЕРГЕЯ ЕСЕНИНА: МЕЖДУ КРИВДОЙ И ПРАВДОЙ

Оче­ред­ная го­дов­щи­на со дня смер­ти С.А. Есе­ни­на, во­семь­де­сят пять лет, за­став­ля­ет сно­ва об­ра­тить­ся к ре­зуль­та­там ра­бо­ты ко­мис­сии Со­ю­за пи­са­те­лей (СП) по вы­яс­не­нию об­сто­я­тельств ги­бе­ли по­эта 1989–1993 гг. Эта ко­мис­сия долж­на бы­ла про­ве­с­ти своё ре­т­ро­спек­тив­ное рас­сле­до­ва­ние и ус­та­но­вить, на­ко­нец, бы­ла ли смерть Есе­ни­на са­мо­убий­ст­вом, или это бы­ло убий­ст­во, ро­ко­вым об­ра­зом пред­ска­зан­ное са­мим по­этом ров­но за год до смер­ти:

 

И пер­во­го

Ме­ня по­ве­сить нуж­но,

Скре­с­тив мне ру­ки за спи­ной:

За то, что пес­ней

Хрип­лой и не­дуж­ной

Ме­шал я спать

Стра­не род­ной.

(«Ме­тель», де­кабрь 1924 г.)

 

Про­сто­душ­ные ожи­да­ния и на­деж­ды на то, что опыт­ные спе­ци­а­ли­с­ты в по­ис­ках от­ве­та на этот во­прос бу­дут изу­чать все об­сто­я­тель­ст­ва де­ла, вни­кая в каж­дую де­таль, не сбы­лись. Убе­дить­ся в этом мож­но, об­ра­тив­шись к сбор­ни­ку «Смерть Сер­гея Есе­ни­на. До­ку­мен­ты. Фак­ты. Вер­сии» ИМ­ЛИ РАН, 2003, сво­е­об­раз­ной ле­то­пи­си ра­бо­ты ко­мис­сии, мно­го­чис­лен­ные ссыл­ки на ко­то­рый в этой ста­тье бу­дут обо­зна­чать­ся про­сто но­ме­ром стра­ни­цы.

Худ. Юрий АННЕНКОВ
Худ. Юрий АННЕНКОВ

Из ма­те­ри­а­лов это­го сбор­ни­ка мы ви­дим, что ра­бо­та ко­мис­сии СП, в ос­нов­ном, скла­ды­ва­лась из пе­ре­пи­с­ки с раз­лич­ны­ми экс­перт­ны­ми уч­реж­де­ни­я­ми и от­дель­ны­ми экс­пер­та­ми, ко­то­рые, на­до ска­зать, ещё рань­ше вы­ра­зи­ли в пе­ча­ти своё не­га­тив­ное от­но­ше­ние к вер­сии об убий­ст­ве Есе­ни­на, пе­ре­пи­с­ки на те­му: «А как вам этот до­ку­мент?» Ин­те­ре­со­ва­ла ко­мис­сию в ос­нов­ном юри­ди­че­с­кая сто­ро­на де­ла. В ре­зуль­та­те, «при­зна­вая не­пол­но­ту до­зна­ния, по­верх­но­ст­ные объ­яс­не­ния, по­верх­но­ст­ный Акт Ги­ля­рев­ско­го, не­смо­т­ря на не­до­стат­ки и так­ти­че­с­кие упу­ще­ния» (с.189), был сде­лан вы­вод о том, что до­зна­ние по де­лу о смер­ти Есе­ни­на про­ве­де­но в со­от­вет­ст­вии с УПК РСФСР 1923 г., и ре­ше­ние о пре­кра­ще­нии до­зна­ния за от­сут­ст­ви­ем со­ста­ва пре­ступ­ле­ния яв­ля­ет­ся обос­но­ван­ным.

Ка­за­лось бы, те­перь всё яс­но, и со­зда­те­лям ли­те­ра­тур­ных ва­ри­ан­тов есе­нин­ской смер­ти, где, в ос­нов­ном, рас­сма­т­ри­ва­лось по­ли­ти­че­с­кое убий­ст­во, по­ра уго­мо­нить­ся. Экс­пер­ты ска­за­ли: «нет», зна­чит, нет, им вид­нее.

Но как-то не­спо­кой­но ста­но­вит­ся на ду­ше, ког­да чи­та­ешь вот та­кое вы­ска­зы­ва­ние про­ку­ро­ра-кри­ми­на­ли­с­та ге­не­раль­ной про­ку­ра­ту­ры РФ В.Н. Со­ло­вь­ё­ва, уча­ст­во­вав­ше­го в ра­бо­те ко­мис­сии СП, о спе­ци­а­ли­с­тах этой ко­мис­сии: «Эти лю­ди ра­бо­та­ли в стро­гих рам­ках за­ко­на и при­вык­ли осо­зна­вать, что лю­бое не­объ­ек­тив­ное за­клю­че­ние мо­жет лег­ко пе­ре­не­с­ти их из слу­жеб­но­го крес­ла на тю­рем­ные на­ры, что пе­ред тем, как про­ку­ка­ре­кать, нуж­но креп­ко по­ду­мать» (с.354). Или вот та­кие сло­ва суд­ме­дэк­с­пер­та А.М. Дег­тя­ре­ва, так­же уча­ст­во­вав­ше­го в ра­бо­те ко­мис­сии СП: «Не­об­хо­ди­мо иметь взве­шен­ный под­ход к во­про­сам ис­то­рии, ка­са­ю­щим­ся жиз­ни и смер­ти лю­дей, ос­та­вив­ших столь глу­бо­кий след в ис­то­рии Рос­сии. Вся­кая воль­ная пе­ре­оцен­ка ре­зуль­та­тов спе­ци­аль­ных ис­сле­до­ва­ний без на­ли­чия ка­ких-ли­бо до­ка­за­тельств мо­жет на­не­с­ти вред все­му об­ще­ст­ву и очер­нить че­ст­ное имя лю­дей, во­лей судь­бы во­вле­чён­ных в ра­бо­ту по вы­яс­не­нию об­сто­я­тельств смер­ти по­эта. А это­го не долж­но быть» (с.349).

До­ка­за­тель­ст­ва, как из­ве­ст­но, на до­ро­ге не ва­ля­ют­ся. Их нуж­но ис­кать, что­бы най­ти. Но за­нять­ся этим бы­ло не­ко­му. Все спе­ци­а­ли­с­ты ра­бо­та­ли без­воз­ме­зд­но, на об­ще­ст­вен­ных на­ча­лах (с.4), у каж­до­го из них бы­ли свои слу­жеб­ные обя­зан­но­с­ти, своя ра­бо­та. Эн­ту­зи­а­с­ты, пре­дан­ные Есе­ни­ну, же­ла­ю­щие най­ти ис­ти­ну, бы­ли в дру­гом ла­ге­ре, ла­ге­ре ис­сле­до­ва­те­лей-ди­ле­тан­тов. У них бы­ло мно­го энер­гии, но ма­ло до­сто­вер­ной ин­фор­ма­ции, про­стым смерт­ным в то вре­мя не­до­ступ­ной.

***

Мо­жет быть, са­мое важ­ное из то­го, что бы­ло сде­ла­но ко­мис­си­ей СП, это из­да­ние сбор­ни­ка «Смерть Сер­гея Есе­ни­на. До­ку­мен­ты. Фак­ты. Вер­сии», где впер­вые бы­ли опуб­ли­ко­ва­ны фак­си­ми­ле всех до­ку­мен­тов след­ст­вен­но­го де­ла о смер­ти по­эта, а так­же его по­смерт­ные фо­то­гра­фии, сде­лан­ные в 5-м но­ме­ре гос­ти­ни­цы «Ан­г­ле­тер» и в по­кой­ниц­кой Обу­хов­ской боль­ни­цы, где, по сло­вам Ле­с­ко­ва, «не­ве­до­мо­го со­сло­ви­я всех уми­рать при­ни­ма­ют», и в по­кой­ниц­кую ко­то­рой по­пал по­сле смер­ти его са­мо­ро­док Лев­ша.

Ту­да же в че­ты­ре ча­са дня 28 де­ка­б­ря 1925 го­да при­вез­ли и те­ло Есе­ни­на.

Итак, экс­пер­ты ко­мис­сии СП при­зна­ли, что до­ку­мен­ты след­ст­вен­но­го де­ла оформ­ле­ны в со­от­вет­ст­вии с нор­ма­ми УПК 1923 г. За­ме­ча­тель­но, но из это­го сов­сем не сле­ду­ет, что ни­ка­кой фаль­си­фи­ка­ции не бы­ло. Ведь в чём эта фаль­си­фи­ка­ция долж­на бы­ла про­явить­ся? В том, что суд­ме­дэк­с­перт Ги­ля­рев­ский опи­сал бы в сво­ём ак­те не­мно­го не то, что он уви­дел. На­при­мер, не за­ме­тил бы на тру­пе сле­дов борь­бы и обо­ро­ны. Или, уви­дев две стран­гу­ля­ци­он­ные бо­роз­ды на шее тру­па, при­чём ос­тав­лен­ные раз­ны­ми ма­те­ри­а­ла­ми и иду­щие в раз­ных на­прав­ле­ни­ях, опи­сал бы од­ну. Но про­вер­ка ин­фор­ма­ции, со­дер­жав­шей­ся в Ак­те Ги­ля­рев­ско­го, в пла­ны экс­пер­тов не вхо­ди­ла. Им до­ста­точ­но бы­ло то­го, что за­клю­че­ние ак­та со­от­вет­ст­ву­ет его ис­сле­до­ва­тель­ской ча­с­ти, ко­то­рая опи­сы­ва­ет слу­чай ме­ха­ни­че­с­кой ас­фик­сии, а не утоп­ле­ние или от­рав­ле­ние, и де­ла­ет это ме­ди­цин­ски­ми тер­ми­на­ми. И всё.

А те­перь до­пу­с­тим, что в но­ме­ре гос­ти­ни­цы «Ан­г­ле­тер» об­на­ру­жи­ва­ют труп уби­то­го оди­но­ко­го по­сто­яль­ца (удав­ле­ние, сле­ды борь­бы), но ор­га­ны до­зна­ния ре­ша­ют не пор­тить ре­пу­та­цию гос­ти­ни­цы, где уби­ва­ют та­ких по­сто­яль­цев, а се­бе не пор­тить пра­зд­ник, по­сколь­ку с 25 по 28 де­ка­б­ря в 1925 го­ду бы­ли не­ра­бо­чие дни, по слу­чаю офи­ци­аль­но от­ме­чав­ше­го­ся Рож­де­ст­ва по но­во­му сти­лю, и вме­с­то вер­сии убий­ст­ва они раз­ра­ба­ты­ва­ют вер­сию са­мо­убий­ст­ва. Са­мый про­стой слу­чай, раз­ве у нас не прак­ти­ку­ет­ся та­кое до сих пор? И на­ив­но бы­ло бы по­ла­гать, что при оформ­ле­нии до­ку­мен­тов след­ст­вия ра­бот­ни­ки ор­га­нов до­зна­ния где-то до­пу­с­тят ошиб­ку, ведь на на­ры, как го­во­рил то­ва­рищ Со­ло­вь­ёв из ко­мис­сии СП, ни­ко­му не хо­чет­ся, а во 2-ом де­ле­нии ЛГМ ра­бо­та­ли да­ле­ко не про­стач­ки. Тем бо­лее что и ри­с­ка в этом прак­ти­че­с­ки ни­ка­ко­го не бы­ло. Че­рез день по­сле вскры­тия те­ло Есе­ни­на бы­ло по­хо­ро­не­но на Ва­гань­ков­ском клад­би­ще, а са­мо де­ло че­рез по­ло­жен­ный срок долж­но бы­ло по­сту­пить в ар­хив, а за­тем че­рез не­сколь­ко лет под­ле­жа­ло унич­то­же­нию.

***

Но слу­чи­лось не­пред­ви­ден­ное. След­ст­вен­ное де­ло по­па­ло в му­зей Есе­ни­на, ко­то­рый был со­здан вско­ре по­сле смер­ти по­эта, и по­то­му со­хра­ни­лось, а за­тем ока­за­лось в от­де­ле ру­ко­пи­сей ИМ­ЛИ РАН. Од­на­ко уже в на­ше вре­мя на­шёл­ся тай­ный не­до­б­ро­же­ла­тель Есе­ни­на, ко­то­рый по­рвал на мел­кие ку­соч­ки ниж­ние ча­с­ти са­мых важ­ных до­ку­мен­тов это­го де­ла, и ко­мис­сии СП при­шлось с по­мо­щью спе­ци­а­ли­с­тов вос­ста­нав­ли­вать тек­с­ты, что­бы про­честь их хоть как-то. В свя­зи с этим удив­ля­ет тот факт, что вос­ста­нов­ле­ние тек­с­тов про­ис­хо­ди­ло в пер­вой по­ло­ви­не 1992 го­да (с.67–100), а фо­то­ко­пии Ак­та Ги­ля­рев­ско­го, силь­но по­ст­ра­дав­ше­го от рук ван­да­ла, рас­сы­ла­лись для по­лу­че­ния за­клю­че­ния в пер­вой по­ло­ви­не 1990 го­да (с.18–21).

***

Од­на­ко вер­нём­ся к ма­те­ри­а­лам де­ла. По­хо­же, что во вто­ром от­де­ле­нии ЛГМ су­ще­ст­во­ва­ла при­выч­ная для со­труд­ни­ков про­сто­та нра­вов. От­прав­ляя те­ле­фо­но­грам­му и ма­те­ри­а­лы до­зна­ния суд­ме­дэк­с­пер­ту Ги­ля­рев­ско­му на­ка­ну­не вскры­тия мёрт­во­го те­ла Есе­ни­на, на двух (!) ли­с­тах со­про­во­ди­тель­ных от­но­ше­ний за­в­сто­лом до­зна­ния Вер­гей де­ла­ет над­пи­си, по ка­кой ста­тье бу­дет про­хо­дить де­ло «п. 5 ст. 4 УПК», то есть от­каз в воз­буж­де­нии уго­лов­но­го де­ла за от­сут­ст­ви­ем со­ста­ва пре­ступ­ле­ния (с.391, 395). То, что эти над­пи­си ад­ре­со­ва­лись имен­но Ги­ля­рев­ско­му, т.е. ли­цу, ко­то­ро­му пред­наз­на­ча­лись со­про­вож­да­е­мые до­ку­мен­ты, а не ко­му-ни­будь ещё, на чём упор­но на­ста­и­ва­ли хи­т­ро­ум­ные экс­пер­ты ко­мис­сии СП, го­во­рит дру­гой до­ку­мент, име­ю­щий­ся в след­ст­вен­ном де­ле. На нём та­кая же над­пись, но с до­бав­ле­ни­ем фра­зы: «со­об­щить в Нар­суд для при­ня­тия мер к ох­ра­не иму­ще­ст­ва» (с.408). Это пре­про­во­ди­тель­ное от­но­ше­ние нар­сле­до­ва­те­лю Брод­ско­му, по­лу­чив ко­то­рое сле­до­ва­тель не­мед­лен­но да­ёт со­от­вет­ст­ву­ю­щие ука­за­ния, о чём име­ет­ся его рас­по­ря­же­ние в след­ст­вен­ном де­ле. Это ли не луч­шее до­ка­за­тель­ст­во не­пра­во­ты экс­пер­тов в этом прин­ци­пи­аль­ном во­про­се.

Яс­но, что ес­ли бы смерть Есе­ни­на на са­мом де­ле бы­ла са­мо­убий­ст­вом, то на­прав­ля­ю­щие над­пи­си за­в­сто­лом до­зна­ния Вер­гея суд­ме­дэк­с­пер­ту Ги­ля­рев­ско­му бы­ли бы не нуж­ны, ему всё рас­ска­за­ло бы вскры­тие. Они нуж­ны в дру­гом слу­чае, в слу­чае убий­ст­ва, и это не что иное, как дав­ле­ние на суд­ме­дэк­с­пер­та. Что в та­ком слу­чае де­лать се­ми­де­ся­ти­лет­не­му вра­чу: те­рять хо­ро­шо оп­ла­чи­ва­е­мую ра­бо­ту, по­ло­же­ние в об­ще­ст­ве и т.д. или всё со­хра­нить, пой­дя на ком­про­мисс и за­пи­сав в ак­те вскры­тия то, что тре­бу­ет за­в­сто­лом до­зна­ния, всё рав­но че­ло­ве­ка, чей труп ле­жит у не­го на сек­ци­он­ном сто­ле, уже не вер­нуть.

***

Всё это мог­ло так и ос­тать­ся на уров­не пред­по­ло­же­ний, но, к сча­с­тью, в ар­хи­ве Санкт-Пе­тер­бург­ско­го Бю­ро суд­ме­дэк­с­пер­ти­зы со­хра­ни­лась пап­ка про­то­ко­лов вскры­тий суд­ме­дэк­с­пер­та Ги­ля­рев­ско­го за I по­лу­го­дие 1926 го­да. И ока­за­лось, что 7 ян­ва­ря 1926 г., че­рез 10 дней по­сле смер­ти Есе­ни­на, Ги­ля­рев­ский де­лал вскры­тие тру­па гр. Вит­тен­бер­га, по­ве­сив­ше­го­ся в до­ме 6 по Де­ми­до­ву пер. Зна­чит, есть воз­мож­ность срав­нить опи­са­ние вскры­тия те­ла Вит­тен­бер­га с опи­са­ни­ем вскры­тия те­ла Есе­ни­на. При срав­не­нии пер­вое, что мы за­ме­ча­ем, это то, что акт, от­но­ся­щий­ся к Вит­тен­бер­гу, со­став­лен в стро­гом со­от­вет­ст­вии с пра­ви­ла­ми «Ру­ко­вод­ст­ва для су­деб­ных ме­ди­ков» зна­ме­ни­то­го про­фес­со­ра Д.Н. Ко­со­ро­то­ва, про­во­див­ше­го вскры­тия на са­мых из­ве­ст­ных су­деб­ных про­цес­сах кон­ца XIX – на­ча­ла XX вв., ав­то­ра учеб­ни­ка по су­деб­ной ме­ди­ци­не, по­след­нее по­смерт­ное из­да­ние ко­то­ро­го вы­шло в 1926 го­ду. Это ру­ко­вод­ст­во бы­ло со­став­ле­но им ещё в кон­це XIX ве­ка, и для Ги­ля­рев­ско­го оно бы­ло при­выч­ным об­раз­цом в его ра­бо­те. Мы ви­дим, что акт, от­но­ся­щий­ся к Вит­тен­бер­гу, за­ни­ма­ет 3,5 стра­ни­цы ру­ко­пис­но­го тек­с­та, име­ет раз­де­лы: на­руж­ный ос­мотр (1–14 пунк­ты), вну­т­рен­ний ос­мотр (15–26 пунк­та) и «мне­ние».

Опи­са­ние стран­гу­ля­ци­он­ной бо­роз­ды, важ­ней­шая часть ак­та, за­ни­ма­ет бо­лее чем пол­ст­ра­ни­цы, тог­да как в есе­нин­ском ак­те та­кое опи­са­ние за­ни­ма­ет все­го (вы не по­ве­ри­те!) 3 (три) ру­ко­пис­ные строч­ки. При­чём от­ме­ча­ет­ся крас­ный цвет бо­роз­ды на шее Есе­ни­на, ко­то­рый как при­знак при­жиз­нен­но­го про­ис­хож­де­ния бо­роз­ды очень по­ра­до­вал экс­пер­тов ко­мис­сии СП, и что вы­зы­ва­ет боль­шое со­мне­ние, по­сколь­ку ко вре­ме­ни вскры­тия Есе­нин был мёртв уже бо­лее су­ток. А по све­де­ни­ям учеб­ни­ка по су­деб­ной ме­ди­ци­не, к кон­цу пер­вых су­ток крас­ный цвет бо­роз­ды ста­но­вит­ся «жел­то­ва­то-се­рым, бу­ро­ва­тым или да­же тём­но-бу­рым». У Вит­тен­бер­га Ги­ля­рев­ский от­ме­ча­ет, что бо­роз­да «блед­на с бу­ро­ва­тою ок­ра­с­кою, в не­ко­то­рых ме­с­тах на ощупь пер­га­мент­на», то есть, всё как долж­но быть. В ак­те, от­но­ся­щем­ся к Вит­тен­бер­гу, Ги­ля­рев­ский в раз­де­ле «Мне­ние» кон­ста­ти­ру­ет «са­мо­убий­ст­во че­рез са­мо­по­ве­ше­ние», де­лая ссыл­ку на дан­ные до­зна­ния и на от­сут­ст­вие зна­ков борь­бы на тру­пе. В есе­нин­ском слу­чае Ги­ля­рев­ский в раз­де­ле «За­клю­че­ние» ссы­ла­ет­ся толь­ко на дан­ные вскры­тия и при­чи­ной смер­ти счи­та­ет «ас­фик­сию, про­из­ве­дён­ную сдав­ли­ва­ни­ем ды­ха­тель­ных пу­тей че­рез по­ве­ше­ние». Тер­ми­ны «са­мо­убий­ст­во» и «са­мо­по­ве­ше­ние» он ни ра­зу не упо­треб­ля­ет, в то вре­мя как ор­га­ны до­зна­ния ис­поль­зу­ют их до и по­сле вскры­тия тру­па Есе­ни­на. Сам есе­нин­ский акт за­ни­ма­ет вме­с­те с «за­клю­че­ни­ем» 2,5 стра­ни­цы, не име­ет ни­ка­ких раз­де­лов и пунк­тов, кро­ме «за­клю­че­ния».

Ка­ким был эк­земп­ляр есе­нин­ско­го ак­та из ар­хив­ной пап­ки Ги­ля­рев­ско­го за вто­рое по­лу­го­дие 1925 г., не­из­ве­ст­но, по­сколь­ку он был изъ­ят из хра­не­ния ещё до Ве­ли­кой Оте­че­ст­вен­ной вой­ны вме­с­те с ак­том вскры­тия мёрт­во­го те­ла Ки­ро­ва. И это по­ка­за­тель­ный факт, как и то, что, зная о пап­ке Ги­ля­рев­ско­го в ар­хи­ве суд­ме­дэк­с­пер­ти­зы Ле­нин­гра­да, ко­мис­сия СП не по­же­ла­ла ею за­ин­те­ре­со­вать­ся, хо­тя од­но­го звон­ка бы­ло бы до­ста­точ­но, что­бы вы­слать ко­пию.

***

На­до ска­зать, что чте­ние до­ку­мен­тов след­ст­вен­но­го де­ла о смер­ти Есе­ни­на ос­тав­ля­ет горь­кое чув­ст­во. Сколь­ко стра­ниц бы­ло ис­пи­са­но ра­бот­ни­ка­ми ми­ли­ции по по­во­ду ка­ко­го-ни­будь есе­нин­ско­го скан­да­ла в ка­фе с по­ло­ман­ным сту­лом или раз­би­той по­су­дой (С.А. Есе­нин. Ма­те­ри­а­лы к би­о­гра­фии, М., 1992, с.311–332), сколь­ко оп­ро­ше­но сви­де­те­лей. А где сви­де­те­ли по де­лу о смер­ти по­эта: со­се­ди по эта­жу, слу­жа­щие гос­ти­ни­цы. Да­же в ка­че­ст­ве по­ня­тых вы­би­ра­ют­ся лю­ди со сто­ро­ны, уви­дев­шие труп Есе­ни­на на по­лу 5-ого но­ме­ра око­ло двух ча­сов дня, о чём име­ет­ся за­пись в днев­ни­ке од­но­го из них, ли­те­ра­то­ра П.Н. Мед­ве­де­ва.

Ма­те­ри­а­лы до­зна­ния, ко­то­рые 29 де­ка­б­ря 1925 г. на­прав­ля­ют­ся суд­ме­дэк­с­пер­ту Ги­ля­рев­ско­му с ука­за­ни­ем бу­ду­ще­го ре­зуль­та­та – над­пи­сью «п.5 ст. 4 УПК» – за­пи­са­ны на один­над­ца­ти по­лу­ли­с­тах, т.е. стра­ни­цах, а всё де­ло, на­прав­ля­е­мое нар­сле­до­ва­те­лю Брод­ско­му для пре­кра­ще­ния за от­сут­ст­ви­ем со­ста­ва пре­ступ­ле­ния по ст. 4, п.5 УРК 1923 г., за­ни­ма­ет ше­ст­над­цать стра­ниц. Ели­за­ве­та Ус­ти­но­ва, ко­то­рая, по вер­сии след­ст­вия, об­на­ру­жи­ла вме­с­те с Воль­фом Эр­ли­хом те­ло Есе­ни­на в 5-ом но­ме­ре гос­ти­ни­цы «Ан­г­ле­тер», за­пи­сы­ва­ет свои по­ка­за­ния на 9 (де­вя­ти!) строч­ках. Акт уча­ст­ко­во­го над­зи­ра­те­ля Гор­бо­ва об об­на­ру­же­нии тру­па Есе­ни­на на­пи­сан про­стым ка­ран­да­шом на од­ной не­пол­ной стра­ни­це. Так ли оно нор­маль­но, это след­ст­вие, как ут­верж­да­ют экс­пер­ты?

***

Всё, как из­ве­ст­но, по­зна­ёт­ся в срав­не­нии. И что­бы по­нять, на ка­ком уров­не ве­лось де­ло о смер­ти Есе­ни­на, мож­но срав­нить его с опуб­ли­ко­ван­ным в 2005 го­ду след­ст­вен­ным де­лом о смер­ти В.В. Ма­я­ков­ско­го, с ко­ли­че­ст­вом, объ­ё­мом и пол­но­той его до­ку­мен­тов, хо­тя на­сто­я­ще­го вскры­тия те­ла Ма­я­ков­ско­го, ка­жет­ся, так и не бы­ло сде­ла­но, да и пи­с­то­лет к де­лу при­ло­жен не тот, что ука­зан в про­то­ко­ле.

Са­мо де­ло без мно­го­чис­лен­ных при­ла­га­е­мых к не­му аген­тур­но-ос­ве­до­ми­тель­ных сво­док и дру­гих ма­те­ри­а­лов за­ни­ма­ет 27 ли­с­тов, а вме­с­те с ни­ми 159 ли­с­тов. Со­от­вет­ст­вен­но в де­ле Есе­ни­на это 16 и 36 стра­ниц (!). Вот та­кое нор­маль­ное это де­ло. Про­то­кол ос­мо­т­ра ме­с­та про­ис­ше­ст­вия в де­ле Ма­я­ков­ско­го пи­шет де­жур­ный на­род­ный сле­до­ва­тель в при­сут­ст­вии де­жур­но­го вра­ча-экс­пер­та и не­сколь­ких по­ня­тых. Труп Ма­я­ков­ско­го фо­то­гра­фи­ру­ют. Про­то­кол со­став­ля­ет­ся по­дроб­но, по всем пра­ви­лам; све­де­ния, ука­зан­ные в нём, под­тверж­да­ют­ся под­пи­ся­ми нар­сле­до­ва­те­ля, де­жур­но­го вра­ча-экс­пер­та, по­ня­тых, а так­же сде­лан­ной на ме­с­те про­ис­ше­ст­вия фо­то­гра­фи­ей.

А кто или что мо­жет под­твер­дить нам, что труп Есе­ни­на дей­ст­ви­тель­но ви­сел на тру­бе цен­т­раль­но­го отоп­ле­ния под са­мым по­тол­ком гос­ти­нич­но­го но­ме­ра? Не­уже­ли в де­ка­б­ре 1925 г. Ле­нин­град вы­мер: ни врач, ни фо­то­граф не бы­ли вы­зва­ны в «Ан­г­ле­тер» при об­на­ру­же­нии тру­па, а при­бы­ли ту­да го­раз­до поз­же.

***

За 20 лет до смер­ти Есе­ни­на 28 мар­та 1906 г. на да­че в Озер­ках под Пе­тер­бур­гом по при­го­во­ру пар­тий­но­го су­да эсе­ров за связь с цар­ской ох­ран­кой был по­ве­шен свя­щен­ник Ге­ор­гий Га­пон, ко­то­рый 9 ян­ва­ря 1905 г. воз­глав­лял ше­ст­вие ра­бо­чих к Зим­не­му двор­цу. И се­го­дня лю­бой же­ла­ю­щий с по­мо­щью Ин­тер­не­та мо­жет в этом убе­дить­ся, по­сколь­ку су­ще­ст­ву­ют и фо­то­гра­фия, и ри­су­нок, за­пе­чат­лев­шие Га­по­на в пет­ле при об­на­ру­же­нии те­ла. А вот ви­сел ли вер­ти­каль­но труп Есе­ни­на – это боль­шой во­прос.

1. По­ня­тые это­го не ви­де­ли, труп к их при­хо­ду ле­жал на по­лу гос­ти­нич­но­го но­ме­ра.

2. Ни фо­то­гра­фий, ни ри­сун­ков Есе­ни­на, ви­ся­ще­го в пет­ле, не су­ще­ст­ву­ет.

3. Ве­рёв­ка с уз­ла­ми, на ко­то­рой ви­сел Есе­нин, к де­лу не при­ло­же­на, т.е. это­го ве­ще­ст­вен­но­го до­ка­за­тель­ст­ва там нет.

4. Труп­ные пят­на тём­но-фи­о­ле­то­во­го цве­та, ко­то­рые об­ра­зу­ют­ся под дей­ст­ви­ем си­лы гра­ви­та­ции от на­тё­ков кро­ви в низ­ле­жа­щих от­де­лах те­ла, в дан­ном слу­чае в го­ле­нях и ступ­нях ног и в пред­пле­чь­ях и ки­с­тях рук вер­ти­каль­но ви­ся­ще­го мёрт­во­го те­ла, на по­смерт­ных фо­то­гра­фи­ях Есе­ни­на, где мож­но ви­деть ру­ки, от­сут­ст­ву­ют, но­ги на них не вид­ны.

5.  Сви­де­тель На­за­ров, ко­мен­дант гос­ти­ни­цы «Ан­г­ле­тер», в сво­их по­ка­за­ни­ях ука­зы­ва­ет, что труп Есе­ни­на ви­сел в пе­ред­нем пра­вом уг­лу но­ме­ра, где за пись­мен­ным сто­лом сто­я­ла тум­ба-по­лу­ко­лон­на, что вид­но на ин­те­рь­ер­ной фо­то­гра­фии и ри­сун­ке В.Сва­ро­га, сде­лан­ных 28 де­ка­б­ря 1925 г. А сви­де­тель Е.Ус­ти­но­ва, вме­с­те с В.Эр­ли­хом об­на­ру­жив­шая те­ло Есе­ни­на в 5-м но­ме­ре, в сво­их по­ка­за­ни­ях пи­шет, что она уви­де­ла те­ло, толь­ко по­дой­дя к ди­ва­ну и под­няв гла­за. Ди­ван в но­ме­ре сто­ял в пе­ред­нем ле­вом уг­лу но­ме­ра, и за ним сто­я­ла вто­рая пар­ная тум­ба – по­лу­ко­лон­на, что хо­ро­шо вид­но на дру­гой ин­те­рь­ер­ной фо­то­гра­фии, од­ной из тех, что за­ка­зы­ва­ла С.А. Тол­стая-Есе­ни­на для му­зея сво­е­го му­жа. В раз­го­во­ре с ху­дож­ни­ком П.Ман­су­ро­вым ве­че­ром 28 де­ка­б­ря 1925 г. Е.Ус­ти­но­ва так­же на­зы­ва­ла угол за ди­ва­ном, т.е. ле­вый (пись­мо П.Ман­су­ро­ва пе­ре­вод­чи­це О.И. Рес­не­вич-Си­нь­о­рел­ли, Па­риж, 10 ав­гу­с­та 1972 го­да).

Та­ким об­ра­зом, нет ни­ка­ко­го до­ка­за­тель­ст­ва то­го, что труп Есе­ни­на ви­сел под са­мым по­тол­ком. Это ут­верж­де­ние аб­со­лют­но го­ло­слов­но и фан­та­с­тич­но. По­че­му фан­та­с­тич­но, мо­гу объ­яс­нить.

***

Де­ло в том, что ког­да про­ис­хо­дит са­мо­убий­ст­во че­рез вер­ти­каль­ное по­ве­ше­ние с пол­ным ви­се­ни­ем те­ла, то вы­со­та под­став­ки при по­ве­ше­нии не мо­жет быть мень­ше вы­со­ты ног ви­ся­ще­го те­ла от по­ла. В Ак­те, со­став­лен­ном на ме­с­те про­ис­ше­ст­вия, ска­за­но, что вы­со­та ног от по­ла бы­ла око­ло 1,5 м. Вы­со­та тум­бы-под­став­ки при по­ве­ше­нии не бы­ла из­ме­ре­на, и по­то­му не ука­за­на.

Од­на­ко её не­труд­но вы­чис­лить по ин­те­рь­ер­ной фо­то­гра­фии, сде­лан­ной 28 де­ка­б­ря 1925 го­да. Для это­го нуж­но знать вы­со­ту пись­мен­но­го сто­ла (он на­хо­дит­ся в му­зее Пуш­кин­ско­го до­ма и его вы­со­та 79 см) и вы­со­ту по­тол­ка в 5-м но­ме­ре «Ан­г­ле­те­ра». Не­смо­т­ря на то, что ста­рое зда­ние гос­ти­ни­цы бы­ло раз­ру­ше­но в 1987 го­ду, но­вое зда­ние име­ет фа­сад, ко­то­рый по­вто­ря­ет ста­рый с точ­но­с­тью до сан­ти­ме­т­ра. Не со­ста­ви­ло тру­да уз­нать вы­со­ту есе­нин­ско­го но­ме­ра. Она ока­за­лась рав­на не 5, не 4 и не 3,5 м, как пред­по­ла­га­ли экс­пер­ты ко­мис­сии СП, а все­го лишь 3 м 20 см. По­сле не­боль­шо­го рас­чё­та уз­на­ем вы­со­ту тум­бы-под­став­ки. Она на­хо­дит­ся в пре­де­лах 1 м. Та­кие тум­бы-по­лу­ко­лон­ны обыч­но ис­поль­зо­ва­лись как под­став­ки под кан­де­ля­б­ры и бы­ли пар­ны­ми эле­мен­та­ми ин­те­рь­е­ра. До сих пор они сто­ят во мно­гих му­зе­ях, и вы­со­та их обыч­но на­хо­дит­ся на уров­не вы­со­ты двер­ной руч­ки. В 5-м но­ме­ре гос­ти­ни­цы «Ан­г­ле­тер» они сто­я­ли в пра­вом и ле­вом пе­ред­нем уг­лу, и на них так­же сто­я­ли кан­де­ля­б­ры.

Та­ким об­ра­зом, мы вы­яс­ни­ли, что под­став­ка при по­ве­ше­нии под но­га­ми трупа Есе­ни­на мень­ше вы­со­ты его ног от по­ла на пол­ме­т­ра. Те­перь по­нят­но, по­че­му вы­со­та этой под­став­ки не за­ин­те­ре­со­ва­ла ни уча­ст­ко­во­го над­зи­ра­те­ля в 1925 го­ду, ни экс­пер­тов ко­мис­сии СП. Клю­че­вой мо­мент рас­сле­до­ва­ния – со­от­но­ше­ние этих двух вы­сот – го­во­рит не в поль­зу вер­сии о са­мо­убий­ст­ве.

***

По­сколь­ку в след­ст­вен­ном де­ле о смер­ти Есе­ни­на не бы­ло ни од­ной фо­то­гра­фии, то и срав­ни­вать опи­сан­ное в ак­тах бы­ло бы не с чем. Од­на­ко по­смерт­ные фо­то­гра­фии Есе­ни­на, сде­лан­ные в мор­ге, всё-та­ки су­ще­ст­ву­ют. От­ку­да они взя­лись, мы зна­ем из вос­по­ми­на­ний Ан­ны Аб­ра­мов­ны Бер­зинь. «Мне из Ле­нин­гра­да при­вез­ли фо­то­гра­фии, на ко­то­рых Сер­гей был снят на сек­ци­он­ном сто­ле до вскры­тия и по­сле вскры­тия. По­том его бе­лую рас­чё­с­ку, цве­ты и прядь во­лос с за­пек­шей­ся кро­вью.

У ме­ня хра­ни­лись его две ру­ко­пи­си: «Песнь о ве­ли­ком по­хо­де» и «Двад­цать шесть». Я сда­ла их Со­фье Ан­д­ре­ев­не Тол­стой в му­зей, бо­ясь по­те­рять то, что при­над­ле­жа­ло ему, Сер­гею. Ту­да же я от­да­ла и фо­то­гра­фии, на ко­то­рые я не мог­ла смо­т­реть…» Сей­час они на­хо­дят­ся в Го­су­дар­ст­вен­ном Ли­те­ра­тур­ном му­зее.

Очень дол­го не мог­ли смо­т­реть на эти фо­то­гра­фии и экс­пер­ты ко­мис­сии СП. Про­сто от­ка­зы­ва­лись под тем пред­ло­гом, что сде­ла­ны они не по су­ще­ст­ву­ю­щим сей­час пра­ви­лам (с.45). На­ко­нец, 19 фе­в­ра­ля 1993 го­да (сле­ду­ет за­пом­нить эту по­во­рот­ную в де­ле Есе­ни­на да­ту) ко­мис­сия СП по­лу­чи­ла от­вет из Бю­ро Глав­ной су­деб­но-ме­ди­цин­ской экс­пер­ти­зы МЗ РФ по по­во­ду изу­че­ния двух по­смерт­ных фо­то­гра­фий Есе­ни­на на сек­ци­он­ном сто­ле (с.138, п. в), (с.140, п. а), (с.146–147).

Впер­вые экс­пер­та­ми бы­ло за­яв­ле­но, что на шее Есе­нина име­ют­ся сле­ды двух ма­те­ри­а­лов: ви­той ве­рёв­ки и рем­ня или тесь­мы. При том, что в Ак­те уча­ст­ко­во­го над­зи­ра­те­ля Гор­бо­ва за­пи­са­но, что труп ви­сел на ве­рёв­ке под са­мым по­тол­ком, зна­чит, длин­ной ве­рёв­ки не тре­бо­ва­лось.

27 мая 1993 го­да со­сто­я­лось по­след­нее рас­ши­рен­ное за­се­да­ние ко­мис­сии СП, и вот что на нём ска­зал экс­перт С.А. Ни­ки­тин: «При ис­сле­до­ва­нии фо­то­гра­фии Есе­ни­на на сек­ци­он­ном сто­ле очень хо­ро­шо вид­на стран­гу­ля­ци­он­ная бо­роз­да. При­чём при ис­сле­до­ва­нии этой бо­роз­ды мы от­ме­ти­ли, что опи­са­ние её ло­ка­ли­за­ции, на­прав­ле­ние точ­но со­от­вет­ст­ву­ет опи­са­нию Ги­ля­рев­ско­го в ак­те. Кро­ме то­го, на фо­то­гра­фии хо­ро­шо вид­но то, что не от­ме­тил Ги­ля­рев­ский; в бо­розд­ке чёт­ко от­пе­ча­тал­ся ре­ль­еф пет­ли. Вид­но, что это – ви­тая ве­рёв­ка, при­чём до­ста­точ­но ши­ро­кая, где-то око­ло 0,8 см. Эта бо­розд­ка име­ет ком­би­ни­ро­ван­ный ха­рак­тер, и её пе­ред­ние две тре­ти пред­став­ля­ют от­пе­ча­ток ве­рёв­ки, а зад­няя треть – это по­ло­са, до­ста­точ­но ши­ро­кая, с чёт­ки­ми кон­ту­ра­ми… Не ис­клю­че­на воз­мож­ность, что пет­ля бы­ла из­го­тов­ле­на из двух пред­ме­тов: из ве­рёв­ки, к ко­то­рой бы­ла при­вя­за­на ка­кая-то тесь­ма или ре­мень, до­ста­точ­но ши­ро­кий» (с.186).

Ма­ло то­го, что это пред­по­ло­же­ние не со­от­вет­ст­ву­ет ни опи­са­нию Ги­ля­рев­ско­го, ни дан­ным ми­ли­цей­ско­го ак­та, по­ра­жа­ет аб­сурд­ность са­мой идеи. По­лу­ча­ет­ся, что пе­ред сво­им са­мо­убий­ст­вом Есе­нин от­пу­с­ка­ет В.Эр­ли­ха с до­ве­рен­но­с­тью на по­лу­че­ние сле­ду­ю­щим ут­ром на поч­те круп­ной сум­мы де­нег, пред­наз­на­чен­ных для по­куп­ки или съё­ма квар­ти­ры для Есе­ни­на в Ле­нин­гра­де. Эта до­ве­рен­ность, под­пи­сан­ная по­этом 27 де­ка­б­ря 1925 го­да и есть по­след­няя, аб­со­лют­но жиз­не­ут­верж­да­ю­щая за­пись, сде­лан­ная ру­кой Есе­ни­на, на­хо­дит­ся она в ма­те­ри­а­лах де­ла (с.375). Но на её смысл не об­ра­ти­ли вни­ма­ния ни в 1925 го­ду, ни в 90-е го­ды. Ви­ди­мо, по­то­му, что её су­ще­ст­во­ва­ние про­ти­во­ре­чи­ло офи­ци­аль­ной вер­сии о са­мо­убий­ст­ве Есе­ни­на. Итак, по­лу­ча­ет­ся, что, от­пу­с­тив Эр­ли­ха ча­сов в 8–9 ве­че­ра 27 де­ка­б­ря 1925 го­да, Есе­нин си­дит и де­ла­ет се­бе пет­лю в ви­де ошей­ни­ка. Ак­ку­рат­но свя­зы­вая или да­же сши­вая ку­сок рем­ня длин­ной 14–15 см с ку­с­ка­ми ви­той ве­рёв­ки, при­со­е­ди­няя их к кон­цам рем­ня.

Эта идея с ком­би­ни­ро­ван­ной пет­лёй рав­но­цен­на толь­ко фо­ку­су (ина­че не на­зо­вёшь) с пла­с­ти­ли­но­вой ма­с­кой тех же экс­пер­тов (с.139), где де­мон­ст­ри­ро­ва­лось пол­ное заб­ве­ние за­ко­нов фи­зи­ки, а так­же со­ве­ту суд­ме­дэк­с­пер­та А.В. Мас­ло­ва, как из­ме­рить вы­со­ту че­ло­ве­ка с под­ня­той ру­кой. Экс­перт ре­ко­мен­до­вал сло­жить ве­ли­чи­ну рос­та че­ло­ве­ка с пол­ной длин­ной его ру­ки (с. 236, 237). При­чём этот со­вет про­дол­жа­ет до сих пор ко­че­вать из од­ной его кни­ги в дру­гую. По иро­нии судь­бы, лю­ди с та­ки­ми стран­ны­ми пред­став­ле­ни­я­ми и иде­я­ми ре­ша­ли: ос­та­вать­ся Есе­ни­ну са­мо­убий­цей или нет.

***

Воз­вра­ща­ясь к есе­нин­ско­му де­лу, под­черк­нём са­мое глав­ное и важ­ное. В ак­те суд­ме­дэк­с­пер­та Ги­ля­рев­ско­го опи­са­на од­на стран­гу­ля­ци­он­ная бо­роз­да, иду­щая под под­бо­род­ком и пе­ред ле­вым ухом. А на по­смерт­ных фо­то­гра­фи­ях Есе­ни­на, сде­лан­ных в мор­ге, хо­ро­шо вид­на ещё од­на бо­роз­да, ос­тав­лен­ная пет­лёй из дру­го­го ма­те­ри­а­ла – ви­той ве­рёв­ки, иду­щая го­раз­до ни­же по се­ре­ди­не шеи, Ги­ля­рев­ским во­об­ще не опи­сан­ная.

Мож­но срав­нить, как вы­гля­дит шея еди­нож­ды по­ве­шен­но­го свя­щен­ни­ка Га­по­на на фо­то­гра­фии в Ин­тер­не­те с тем, как вы­гля­дит шея Есе­ни­на на по­смерт­ных фо­то­гра­фи­ях (с. 146, 147). Тут сло­ва не нуж­ны.

***

Ис­поль­зуя по­смерт­ные фо­то­гра­фии и ри­сун­ки В.Сва­ро­га, про­ве­дём ана­лиз Ак­та, со­став­лен­но­го на ме­с­те про­ис­ше­ст­вия, то есть сде­ла­ем то, что не сде­ла­ла ко­мис­сия СП. Мы ви­дим, что в нём не фик­си­ру­ет­ся всё то, что не впи­сы­ва­ет­ся в вер­сию о са­мо­убий­ст­ве Есе­ни­на:

– трав­ма го­ло­вы,

– рва­ные ра­ны на пред­пле­чь­ях рук,

– не­ес­те­ст­вен­ная для по­ве­ше­ния по­за тру­па со скре­щен­ны­ми но­гам и под­ня­той со­гну­той пра­вой ру­кой,

– рас­тер­зан­ное со­сто­я­нии одеж­ды,

– вы­со­та под­став­ки при по­ве­ше­нии, ко­то­рая на 0,5 м мень­ше вы­со­ты ног тру­па от по­ла.

Ес­ли бы уча­ст­ко­вый над­зи­ра­тель Гор­бов и суд­ме­дэк­с­перт Ги­ля­рев­ский бы­ли уве­ре­ны в са­мо­убий­ст­ве Есе­ни­на, они бы не про­се­и­ва­ли фак­ты, а опи­сы­ва­ли всё, что ви­де­ли, как по­ла­га­лось по за­ко­ну, и че­го мы на де­ле не на­блю­да­ем. За­пи­сы­ва­ет­ся лишь вы­бо­роч­ная ин­фор­ма­ция, и на её ос­но­ве де­ла­ют­ся вы­во­ды о са­мо­убий­ст­ве.

***

У экс­пер­тов ко­мис­сии СП не хва­ти­ло му­же­ст­ва при­знать оче­вид­ное – убий­ст­во Есе­ни­на не­из­ве­ст­ны­ми ли­ца­ми с по­сле­ду­ю­щей ими­та­ци­ей са­мо­убий­ст­ва. Лич­ные и кор­по­ра­тив­ные ин­те­ре­сы экс­пер­тов, о ко­то­рых шла речь в на­ча­ле этой ста­тьи, ока­за­лись для них до­ро­же ис­ти­ны.

Об­сто­я­тель­ст­ва, свя­зан­ные с ра­бо­той ко­мис­сии СП в 1989–1993 гг., очень на­по­ми­на­ют си­ту­а­цию из рас­ска­за М.Зо­щен­ко «Кош­ка и лю­ди» 1928 го­да, где к рас­сказ­чи­ку в дом при­хо­дит ко­мис­сия из ЖАК­Та про­ве­рить, ды­мит ли у не­го печ­ка. И он бук­валь­но кос­ть­ми ло­жит­ся, уго­ра­ет, но не со­гла­ша­ет­ся с тем, что печ­ка дей­ст­ви­тель­но ды­мит и тре­бу­ет ре­мон­та.

Ими­та­ция са­мо­убий­ст­ва Есе­ни­на бы­ла вы­год­на, кро­ме не­из­ве­ст­ных убийц, ру­ко­вод­ст­ву гос­ти­ни­цы «Ан­г­ле­тер» и ор­га­нам до­зна­ния. Ско­рее все­го, она и бы­ла де­лом их рук, тем бо­лее что труп под­ве­ши­вать не бы­ло не­об­хо­ди­мо­с­ти, по­ка­зы­вать его всё рав­но ни­ко­му не со­би­ра­лись, а сви­де­те­лям всё объ­яс­ни­ли уст­но. Не­да­ром Эр­лих в сво­их ме­му­а­рах во­об­ще не ка­са­ет­ся со­бы­тий 28 де­ка­б­ря, а Ел. Ус­ти­но­ва в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях ни на шаг не идёт даль­ше пе­ре­ска­за сво­их ко­рот­ких сви­де­тель­ских по­ка­за­ний. Сви­де­тель Г.Ус­ти­нов в ста­тье «Сер­гей Есе­нин и его смерть» от 29 де­ка­б­ря 1925 г. пи­шет, что Есе­нин умер ве­че­ром 27 де­ка­б­ря, а за­тем в «Мо­их вос­по­ми­на­ни­ях о Есе­ни­не», вы­шед­ших в 1926 го­ду, он пи­шет уже дру­гое: «Умер он в 5 ча­сов ут­ра»! Ин­те­рес­на ещё од­на фра­за из этих же его вос­по­ми­на­ний: «Го­во­рят, что вскры­ти­ем ус­та­нов­ле­на его мгно­вен­ная смерть от раз­ры­ва по­звон­ка». А вот для срав­не­ния ци­та­та из учеб­ни­ка по су­деб­ной ме­ди­ци­не: «Что ка­са­ет­ся на­ступ­ле­ния смер­ти при по­ве­ше­нии от по­вреж­де­ния шей­но­го от­де­ла по­зво­ноч­ни­ка и трав­мы спин­но­го моз­га, то в на­сто­я­щее вре­мя этот ме­ха­низм смер­ти от­вер­га­ет­ся». Ес­ли и был раз­рыв шей­ных по­звон­ков, то от дру­гих при­чин.

***

По по­во­ду то­го, что мы ви­дим на по­смерт­ной ма­с­ке и по­смерт­ных фо­то­гра­фи­ях, изо­б­ра­жа­ю­щих по­вреж­дён­ное ли­цо Есе­ни­на, хо­те­лось бы при­ве­с­ти ре­ко­мен­да­ции на­чаль­ни­ка на­уч­но­го от­де­ла ле­нин­град­ско­го Уг­ро­зы­с­ка А.А. Саль­ко­ва, как го­то­вить труп к фо­то­гра­фи­ро­ва­нию, опуб­ли­ко­ван­ные в жур­на­ле «На по­сту», 1925, № 2: «Име­ю­щи­е­ся на ли­це боль­шие и глу­бо­кие ра­ны там­по­ни­ру­ют­ся ги­г­ро­ско­пи­че­с­кой ва­той и за­сы­па­ют­ся или за­ма­зы­ва­ют­ся под­кра­шен­ным таль­ком... Ес­ли име­ют­ся на ли­це кро­во­под­тё­ки с при­пух­ло­с­тью, то их на­до ус­т­ра­нить или пу­тём про­ко­лов и вы­дав­ли­ва­ния кро­ви, или же вы­са­сы­ва­ния кро­ви шпри­цем… Да­лее всё ли­цо при­пу­д­ри­ва­ет­ся таль­ком и от­кры­ва­ют­ся гла­за пу­тём под­ня­тия верх­них век… Я ук­реп­ляю под­ня­тые ве­ки глаз при по­мо­щи вве­де­ния под ве­ки в тол­щу бел­ко­вой обо­лоч­ки глаз­но­го яб­ло­ка сталь­ных ан­г­лий­ских бу­ла­вок с во­лок­на­ми ва­ты… От­кры­тые та­ким об­ра­зом гла­за на­до сма­зать гли­це­ри­ном или ка­ким-ли­бо рас­ти­тель­ным мас­лом для при­да­ния им ес­те­ст­вен­но­го бле­с­ка».

Это к то­му, что в дей­ст­ви­тель­но­с­ти мог­ло быть го­раз­до ху­же то­го, что мы ви­дим на гип­со­вой ма­с­ке или по­смерт­ной фо­то­гра­фии ли­ца Есе­ни­на, но мы это­го уже ни­ког­да не уз­на­ем.

***

Что ка­са­ет­ся вер­сий убий­ст­ва, то раз­ра­ба­ты­вать толь­ко од­ну – по­ли­ти­че­с­кое убий­ст­во – зна­чит по­вто­рять ошиб­ки след­ст­вия. В гос­ти­ни­це с оди­но­ким че­ло­ве­ком мог­ло слу­чить­ся что угод­но. Пер­со­нал к то­му вре­ме­ни был уже не тот, что до ре­во­лю­ции. Со­хра­ни­лась до­клад­ная за­пи­с­ка де­жур­но­го ко­мен­дан­та В.М. На­за­ро­ва, то­го са­мо­го, с жа­ло­бой на двор­ни­ка Коз­лов­ско­го и ко­ри­дор­но­го Бай­ко­ва. Во вре­мя ле­нин­град­ско­го на­вод­не­ния 23 но­я­б­ря 1924 го­да они хо­ди­ли по ко­ри­до­рам гос­ти­ни­цы «Ан­г­ле­тер» с го­ря­щей бу­ма­гой вме­с­то све­чей. За то, что На­за­ров по­га­сил го­ря­щую бу­ма­гу, они ста­ли на­сту­пать на не­го с ос­кор­б­ле­ни­я­ми и «с уг­ро­зой на­бить мор­ду». Уж не тот ли это двор­ник, ко­то­рый, по вос­по­ми­на­ни­ям В.Эр­ли­ха и Е.Ус­ти­но­вой, при­но­сил пи­во в есе­нин­ский но­мер и рас­тап­ли­вал пу­с­тую ко­лон­ку.

А вот воз­ра­же­ние на вер­сию В.Куз­не­цо­ва о том, что Есе­нин во­об­ще не жил в гос­ти­ни­це «Ан­г­ле­тер», по­сколь­ку ни­ка­ких за­пи­сей о нём нет. В от­чё­те од­ной из ко­мис­сий, ос­ма­т­ри­вав­шей ле­нин­град­ские гос­ти­ни­цы в 1926 го­ду, за­пи­са­но: «Кни­ги при­бы­ва­ю­щих и убы­ва­ю­щих по­се­ти­те­лей ве­дут­ся не­бреж­но и про­стым ка­ран­да­шом во всех гос­ти­ни­цах» (ЦГА ф.399, оп.13.0529, л.20). В кни­ге са­мо­го В.Куз­не­цо­ва «Сер­гей Есе­нин. Казнь по­сле убий­ст­ва» (СПб., 2005, с.23) при­во­дит­ся ра­порт ко­мен­дан­та В.На­за­ро­ва от 19 ок­тя­б­ря 1925 г. за­ве­ду­ю­ще­му уп­рав­ле­ни­ем ком­му­наль­ны­ми до­ма­ми, где со­дер­жит­ся прось­ба уве­ли­чить штат гос­ти­ни­цы на од­но­го па­с­пор­ти­с­та, так как с пре­вра­ще­ни­ем об­ще­жи­тия «Ин­тер­на­ци­о­нал» в гос­ти­ни­цу «Ан­г­ле­тер» воз­ник­ли труд­но­с­ти при про­пи­с­ке, от­мет­ке при­бы­ва­ю­щих и убы­ва­ю­щих, а так­же при по­да­че дру­гих све­де­ний, что гро­зит не­при­ят­но­с­тя­ми с губ. ми­ли­ци­ей и дру­ги­ми ор­га­на­ми. Но этот ра­порт Куз­не­цов при­во­дит как об­ра­зец без­гра­мот­но­с­ти ко­мен­дан­та На­за­ро­ва, не об­ра­щая вни­ма­ния на то, о чём идёт речь. Кро­ме то­го, по сло­вам С.П. Есе­ни­ной, пле­мян­ни­цы по­эта, Ва­си­лий На­сед­кин, же­на­тый на се­с­т­ре Есе­ни­на – Ека­те­ри­не, при­вёз из Ле­нин­гра­да 30 де­ка­б­ря 1925 го­да счёт за но­мер из гос­ти­ни­цы «Ан­г­ле­тер», ко­то­рый дол­го хра­нил­ся в их се­мье, но по­том за­те­рял­ся.

Об­рат­ная ис­то­ри­че­с­кая пер­спек­ти­ва – очень об­ман­чи­вая вещь. Как и в на­ше вре­мя, в 1925 го­ду че­ло­ве­ка мог­ли убить из ко­ры­с­ти, из ме­с­ти, из за­ви­с­ти, из рев­но­с­ти, из лич­ной не­при­яз­ни и т.д. Во­круг гос­ти­ни­цы все­гда есть кри­ми­наль­ные эле­мен­ты, и при­езд Есе­ни­на с боль­ши­ми за­гра­нич­ны­ми че­мо­да­на­ми на­вер­ня­ка не ос­тал­ся не­за­ме­чен­ным. К то­му же, у не­го был раз­го­вор с при­яте­ля­ми в но­ме­ре «Ан­г­ле­те­ра» о том, что он про­дал Го­сиз­да­ту со­бра­ние сво­их со­чи­не­ний за 10 тыс. руб­лей (по тем вре­ме­нам очень боль­шие день­ги, сред­няя зар­пла­та по Ле­нин­гра­ду бы­ла 35 руб­лей). Этот раз­го­вор мог­ла слы­шать при­слу­га и пе­ре­ска­зать его где-ни­будь. Вот и мо­тив же­с­то­ко­го убий­ст­ва. Ис­ка­ли не­су­ще­ст­ву­ю­щие день­ги. Ведь в по­ка­за­ни­ях Эр­ли­ха так и ос­та­лась не­рас­ши­ф­ро­ван­ной та их по­рван­ная часть, где на­пи­са­но, с кем при­ехал на поч­ту за день­га­ми Есе­нин 27 де­ка­б­ря 1925 го­да, но по­че­му-то до­ку­мен­тов у не­го с со­бой не ока­за­лось, и пе­ре­вод по­лу­чить не уда­лось.

А вот ещё сю­жет. Г.Ус­ти­нов в сво­их ме­му­а­рах вспо­ми­нал, как гром­ко чи­тал свои сти­хи Есе­нин у не­го в но­ме­ре мос­ков­ской гос­ти­ни­цы «Люкс» в 1919 го­ду. Это раз­дра­жа­ло ко­мен­дан­та гос­ти­ни­цы, и он за­пре­тил пу­с­кать ту­да Есе­ни­на. То же са­мое мог­ло про­изой­ти и в «Ан­г­ле­те­ре». Пра­зд­нич­ные дни, от­ме­ча­ют Рож­де­ст­во, шум в есе­нин­ском но­ме­ре раз­дра­жа­ет со­се­дей, вме­ши­ва­ет­ся ко­мен­дант На­за­ров, вы­зы­ва­ют ми­ли­цию, кон­фликт с ми­ли­ци­ей и т.д. Не зря все вспо­ми­на­ют, что Есе­нин боль­ше все­го бо­ял­ся ми­ли­ции. И ес­ли бы в 1925 го­ду с ним слу­чи­лось не­что по­доб­ное из­ве­ст­но­му «убий­ст­ву на Жда­нов­ский», что мы все об этом уз­на­ли бы?

Кро­ме то­го, в 1924 го­ду в Ле­нин­гра­де в Сво­бод­ном те­а­т­ре на вы­ступ­ле­нии Ри­ны Зе­лё­ной был гром­кий скан­дал, на ко­то­рый спро­во­ци­ро­ва­ла Есе­ни­на, по сло­вам ак­т­ри­сы, нэп­ма­нов­ская мо­ло­дёжь (Ри­на Зе­лё­ная. Раз­роз­нен­ные стра­ни­цы, М., 2001, с.66–77).

***

В за­клю­че­ние хо­чу при­ве­с­ти ещё один ма­ло ко­му из­ве­ст­ный факт. В 1965 го­ду в ле­нин­град­ском Пуш­кин­ском До­ме со­сто­я­лась Есе­нин­ская кон­фе­рен­ция, по­свя­щён­ная се­ми­де­ся­ти­ле­тию со дня рож­де­ния по­эта. При­во­жу да­лее часть пись­ма биб­ли­о­фи­ла А.П. Ло­ма­на к из­ве­ст­но­му ли­те­ра­ту­ро­ве­ду и кри­ти­ку К.Л. Зе­лин­ско­му от 27 ию­ля 1965 го­да: «Ожи­да­ет­ся на за­кры­том за­се­да­нии, толь­ко для ис­сле­до­ва­те­лей твор­че­ст­ва Есе­ни­на, вы­ступ­ле­ние сле­до­ва­те­ля Брод­ско­го Да­ви­да Иль­и­ча, то­го, что вёл рас­сле­до­ва­ние по са­мо­убий­ст­ву».

Но за­кры­тое за­се­да­ние не со­сто­я­лось, так как Брод­ский не явил­ся. Ду­маю, ге­рою кри­ми­наль­ных га­зет­ных но­во­стей 20-х го­дов бы­ло в луч­шем слу­чае про­сто стыд­но за то, что всё его рас­сле­до­ва­ние по де­лу о смер­ти Есе­ни­на све­лось толь­ко к пре­кра­ще­нию его за от­сут­ст­ви­ем со­ста­ва пре­ступ­ле­ния да к при­ня­тию мер по ох­ра­не иму­ще­ст­ва. Ка­за­лось бы, ес­ли есе­нин­ское де­ло чи­с­тое, по­че­му бы не рас­ска­зать о нём в де­та­лях и по­дроб­но­с­тях. Че­ло­век он был ещё не ста­рый, ро­вес­ник Есе­ни­на. Но вот не при­шёл ни в этот, ни в ка­кой дру­гой раз.


Зинаида МОСКВИНА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования