Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости


Deprecated: Function ereg_replace() is deprecated in /home/admin/web/old.litrossia.ru/public_html/utils2/common.php on line 93

Deprecated: Function ereg_replace() is deprecated in /home/admin/web/old.litrossia.ru/public_html/utils2/common.php on line 93

Deprecated: Function ereg_replace() is deprecated in /home/admin/web/old.litrossia.ru/public_html/utils2/common.php on line 93
17-04-2015
Образовательная шизофрения на литературной основе
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
Какую память оставил в Костроме о себе бывший губернатор Слюняев–Албин
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
Юбилей на берегах Невы
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Deprecated: Function ereg_replace() is deprecated in /home/admin/web/old.litrossia.ru/public_html/utils2/common.php on line 93

Архив : №04. 28.01.2011

Изумляемся вместе с Александром Трапезниковым

 СЧА­СТ­ЛИ­ВО­ГО ПО­ЛЁ­ТА И ПЛА­ВА­НИЯ

 

Со­бра­лись как-то вме­с­те де­сят­ка два ода­рён­ных вы­пу­ск­ни­ков и сту­ден­тов Ли­те­ра­тур­но­го ин­сти­ту­та, со­зда­ли ин­тер­ак­тив­ную твор­че­с­кую груп­пу «ЛИ­ТИС» и вы­пу­с­ти­ли свой пер­вый ли­те­ра­тур­ный аль­ма­нах с тем же на­зва­ни­ем, при­чём на свои день­ги, без чьей-ли­бо спон­сор­ской по­мо­щи. На­чи­на­ние по­лу­чи­лось очень удач­ным, взве­шен­ным, про­фес­си­о­наль­ным. Я про­чи­тал пи­лот­ный но­мер от кор­ки до кор­ки и мо­гу от­вет­ст­вен­но за­явить: эти ав­то­ры вхо­дят в рус­скую ли­те­ра­ту­ру все­рьёз и на­дол­го. Каж­дый из них име­ет соб­ст­вен­ное твор­че­с­кое са­мо­вы­ра­же­ние, свой стиль. Они раз­ные, а объ­е­ди­ня­ет вот что. Об этом ска­за­но в ма­ни­фе­ст­ном об­ра­ще­нии к чи­та­те­лю:

«Се­го­дня как ни­ког­да труд­но все­рьёз го­во­рить о ли­те­ра­ту­ре. Всё ча­ще раз­да­ют­ся го­ло­са о том, что Ве­ли­кая Рус­ская Ли­те­ра­ту­ра – это то, что про­шло, и с этим на­до сми­рить­ся. Нам, на­чи­на­ю­щим пи­са­те­лям на­чи­на­ю­ще­го­ся ве­ка, вы­па­ло в со­ав­то­ры стран­ное вре­мя – вре­мя, ког­да ме­с­то «учи­те­ля жиз­ни» за­ни­ма­ет не кни­га, а Ин­тер­нет и те­ле­ви­де­ние, мас­сме­диа. Чи­тать кни­ги? За­чем, ес­ли есть «крат­кие пе­ре­ска­зы 100 луч­ших про­из­ве­де­ний». Пи­сать кни­ги, тра­тить на это го­ды сво­ей жиз­ни? За­чем, ес­ли есть ли­те­ра­тур­ные «не­гры» и «бест­сел­лер­ные» кли­ше: пе­кут­ся ав­то­ры, пе­кут­ся «ро­ма­ны не­де­ли», как пи­рож­ки, ты­ся­чи книж­ных ма­га­зи­нов рек­ла­ми­ру­ют их, ты­ся­чи но­во­об­ра­щён­ных по­клон­ни­ков око­ло­ли­те­ра­тур­но­го «фаст-фу­да» по­ку­па­ют, гло­та­ют и вы­бра­сы­ва­ют эти опу­сы в му­сор­ное ве­д­ро, что­бы на­ут­ро ку­пить но­вые… Мы бе­рём­ся до­ка­зать, что от­пе­вать Рус­скую Ли­те­ра­ту­ру ра­но. Что она по-преж­не­му о Глав­ном. По-преж­не­му ис­пол­ня­ет важ­ную мис­сию – по­мнить всё, пра­виль­но ста­вить во­про­сы, ис­кать от­ве­ты. По-преж­не­му предъ­яв­ля­ет вы­со­чай­шие тре­бо­ва­ния к пи­са­тель­ско­му ма­с­тер­ст­ву. Что она не толь­ко бы­ла, но и бу­дет – Ве­ли­кой».

Я не имею воз­мож­но­с­ти рас­ска­зать о каж­дом из пред­став­лен­ных в аль­ма­на­хе ав­то­ров. Но осо­бо хо­те­лось бы от­ме­тить ще­мя­щие ду­шу рас­ска­зы Ана­с­та­сии Чер­но­вой и Ека­те­ри­ны Зло­би­ной, жё­ст­кие этю­ды Ан­ва­ра Ба­ба­ха­но­ва и Ири­ны Ми­т­ро­фа­но­вой, ми­ни-пье­сы Ни­ки­ты Во­ро­жи­ще­ва, хро­ни­каль­но-ху­до­же­ст­вен­ные ка­д­ры Алек­сея За­лес­ско­го, фи­ло­соф­ские за­ри­сов­ки Сер­гея Кро­ми­на, ска­зоч­ную ре­аль­ность Яна Ми­щен­ко. И что ин­те­рес­но: по­сле каж­до­го про­из­ве­де­ния сле­ду­ет кри­ти­че­с­кий взгляд на не­го дру­го­го ав­то­ра, ана­ли­зи­ру­ю­щий до­сто­ин­ст­ва и не­до­стат­ки. Та­ким об­ра­зом, аль­ма­нах пред­став­ля­ет со­бой не­кое твор­че­с­кое об­ще­жи­тие, где все хо­дят друг к дру­гу в гос­ти, спо­рят, об­суж­да­ют про­чи­тан­ное. Вот толь­ко что ме­ня уди­ви­ло – нет по­эзии. Как же так? Не­уже­ли сту­ден­ты и вы­пу­ск­ни­ки Ли­ти­с­ти­ту­та боль­ше не пи­шут сти­хов? На­де­юсь, что в сле­ду­ю­щих но­ме­рах этот про­бел бу­дет вос­пол­нен.

И ещё. Кол­лек­тив­ные со­зда­те­ли аль­ма­на­ха, при­гла­шая при­нять в нём уча­с­тие всех же­ла­ю­щих, твёр­до пре­ду­преж­да­ют, что ка­те­го­ри­че­с­ки не при­ни­ма­ют­ся: фэн­те­зи, лю­бов­ные ро­ма­ны, де­тек­ти­вы и «блок­ба­с­те­ры», на­пи­сан­ные по из­да­тель­ским кли­ше и за­цик­лен­ные на пол­ном иг­но­ри­ро­ва­нии ре­аль­но­с­ти; тек­с­ты, в ко­то­рых ис­поль­зо­ва­на не­о­прав­дан­ная ху­до­же­ст­вен­ны­ми прин­ци­па­ми не­нор­ма­тив­ная лек­си­ка, опи­са­ние же­с­то­ко­с­ти, пор­но­гра­фи­че­с­кие сце­ны; тек­с­ты, по­эти­зи­ру­ю­щие по­рок; тек­с­ты, про­па­ган­ди­ру­ю­щие меж­на­ци­о­наль­ную, по­ли­ти­че­с­кую и ре­ли­ги­оз­ную рознь, са­мо­убий­ст­во, ос­кор­б­ля­ю­щие че­ло­ве­че­с­кое до­сто­ин­ст­во; тек­с­ты, ху­до­же­ст­вен­ный уро­вень ко­то­рых не вы­ше школь­но­го со­чи­не­ния и не мо­жет пре­тен­до­вать на се­рь­ёз­ный раз­бор. Как ви­ди­те, план­ка за­да­на очень вы­со­кая. Со­от­вет­ст­ву­ю­щая тра­ди­ци­ям рус­ской ли­те­ра­ту­ры. И есть свой сайт в Се­ти: http://www.litis.org/.

Пост­скрип­тум. Ког­да-то дав­но, ещё в ХIХ ве­ке, ми­нистр фи­нан­сов ни­ко­ла­ев­ской Рос­сии Егор Фран­це­вич Кан­крин са­мо­уве­рен­но из­рёк: «На­воз – это то­вар, а кни­га – это не то­вар». Ну, в об­щем-то, вре­ме­на вер­ну­лись, в том смыс­ле, что всё ста­ло то­ва­ром, вклю­чая уна­во­жен­ные кни­ги. Как по­ра­до­вал­ся бы Кан­крин, гля­дя на ны­неш­нюю ма­ку­ла­ту­ру. А вот кни­ги с ду­хов­ным со­дер­жа­ни­ем, вро­де аль­ма­на­ха «ЛИ­ТИС», по-преж­не­му то­ва­ром не яв­ля­ют­ся. Да это и не бе­да. У них дру­гая шка­ла цен­но­с­тей.


 

ПРО­СВЕ­ТИ­ТЕЛЬ­СКАЯ КНИ­ГА

 

В из­да­тель­ст­ве «Ве­че» вы­шла за­клю­чи­тель­ная часть три­ло­гии Юрия Тёш­ки­на «Тай­ны зем­ли Рус­ской» – «От Сха­рии до Бе­рии, или Ересь жи­дов­ст­ву­ю­щих». Пер­вые два ро­ма­на на­зы­ва­лись «Ио­сиф ве­ли­кий, или Тай­ный мо­на­с­тырь» и «Яро­слав Му­д­рый и Рус­ская Прав­да». А это про­из­ве­де­ние ох­ва­ты­ва­ет пе­ри­од от Ива­на III до Ста­ли­на и на­ших дней. С эс­ха­то­ло­ги­че­с­кой точ­ки зре­ния суть этой ере­си про­ста: вме­с­то Тре­ть­е­го Ри­ма (Моск­вы) дол­жен быть по­ст­ро­ен Тре­тий Храм Со­ло­мо­на, где и уся­дет­ся ан­ти­христ. А вкрат­це ис­то­рия та­ко­ва. 1470 год. В Нов­го­род из Ки­е­ва при­шёл не­кто Сха­рия со сво­и­ми еди­но­вер­ца­ми, под ви­дом куп­цов. Мо­жет быть, они и бы­ли куп­ца­ми, но в дей­ст­ви­тель­но­с­ти – тал­му­ди­с­ты и чер­но­книж­ни­ки. Они при­нес­ли с со­бой то, что в Пра­во­сла­вии на­зы­ва­ет­ся «ере­сью жи­дов­ст­ву­ю­щих». При­чём су­ме­ли обо­ль­стить и двух свя­щен­ни­ков, не толь­ко ми­рян. Сам-то Сха­рия со сво­и­ми по­дель­ни­ка­ми ис­чез, а ересь ста­ла рас­пол­зать­ся во все сто­ро­ны. Ио­анн III пре­до­ста­вил этим ере­ти­кам-свя­щен­ни­кам од­но­му Ус­пен­ский, а дру­го­му Ар­хан­гель­ский со­бо­ры в Моск­ве. Бо­лее то­го, тай­но ересь стал ис­по­ве­до­вать и ми­т­ро­по­лит Зо­си­ма, выс­ший цер­ков­ный чин на Ру­си. Сре­ди свет­ской зна­ти в ересь впа­ли и все­силь­ный дьяк по­соль­ско­го при­ка­за Фё­дор Ку­ри­цын, а так­же не­ве­ст­ка Ио­ан­на III Еле­на, мать на­след­ни­ка пре­сто­ла. Да и он сам то­же. Прак­ти­че­с­ки вы­хо­ди­ло так, что вся свет­ская и цер­ков­ная вер­хуш­ка при­ня­ла эту ересь, не­со­вме­с­ти­мую с хри­с­ти­ан­ст­вом. Не­со­вме­с­ти­мую ни по нрав­ст­вен­ным, ни по эти­че­с­ким, ни по ми­ро­воз­зрен­че­с­ким со­дер­жа­ни­ем иу­да­из­ма и Пра­во­сла­вия. По­сколь­ку хри­с­ти­ан­ст­во сви­де­тель­ст­ву­ет о ми­ло­сер­дии Бо­жи­ем, да­ю­щем всем лю­дям воз­мож­ность спа­се­ния це­ной до­б­ро­воль­ной жерт­вы, при­не­сён­ной Гос­по­дом Ии­су­сом Хри­с­том, ра­ди ис­куп­ле­ния всех гре­хов ми­ра. А тал­му­дизм ут­верж­да­ет иное...

Это пре­ам­бу­ла. Кни­га Тёш­ки­на – ху­до­же­ст­вен­ное про­из­ве­де­ние, в нём мно­го вы­мыс­ла, поч­ти не­ре­аль­ных си­ту­а­ций, ав­тор­ских фан­та­зий, но суть схва­че­на вер­но. Ведь ересь эта гро­зи­ла ги­бе­лью и го­су­дар­ст­ву Рос­сий­ско­му, и да­же Пра­во­слав­ной Церк­ви. И вот про­тив это­го-то не­че­с­тив­ст­ва и вос­стал со свя­той рев­но­с­тью пре­по­доб­ный Ио­сиф Во­лоц­кий. По­мо­гал ему в том де­я­тель­ный и пла­мен­ный вла­ды­ка Нов­го­род­ский Ген­на­дий. Ио­си­фом Во­лоц­ким бы­ло на­пи­са­но 16 «Слов» в об­ли­че­ние ере­ти­ков. Судь­ба Рос­сии в это вре­мя на­хо­ди­лась под во­про­сом, ви­се­ла на во­ло­с­ке, по­сколь­ку ересь на­по­ми­на­ла иде­о­ло­гию го­су­дар­ст­вен­но­го раз­ру­ше­ния, за­го­во­ра, имев­ше­го цель из­ме­нить фор­му об­ще­ст­вен­но­го бы­тия рус­ско­го на­ро­да, его ми­ро­ощу­ще­ния. Но си­ла и мощь Сло­ва Ио­си­фа Во­лоц­ко­го бы­ла столь ве­ли­ка, что ча­ша ве­сов по­сте­пен­но скло­ни­лась в поль­зу рев­ни­те­лей бла­го­че­с­тия. И, ко­неч­но, всё это про­изо­ш­ло по ми­ло­с­ти Бо­жи­ей.

На со­бо­ре ересь бы­ла осуж­де­на, ар­хи­епи­с­коп Ген­на­дий пре­дал ере­ти­ков пуб­лич­но­му по­зо­ру и во­дил их по ули­цам с мо­чаль­ны­ми ки­с­тя­ми и вен­ца­ми из со­ло­мы, на ко­то­рых бы­ло на­пи­са­но: «Се есть са­та­ни­но­во во­ин­ст­во». Пуб­лич­но был изоб­ли­чён и ми­т­ро­по­лит Зо­си­ма и ли­шён глав­ной цер­ков­ной ка­фе­д­ры. Ио­сиф Во­лоц­кий ока­зал зна­чи­тель­ное вли­я­ние на ду­хов­ное про­свет­ле­ние Ио­ан­на III. Пре­по­доб­ный про­воз­гла­сил важ­ней­шую ос­но­ву рус­ско­го ре­ли­ги­оз­но­го са­мо­со­зна­ния, на­пи­сав, что Кон­стан­ти­но­поль пал, на­ка­зан­ный за ма­ло­ве­рие и от­ступ­ни­че­ст­во (гре­ки ста­ли «по­след­ни­ми»), и участь эта ед­ва не по­стиг­ла рус­ских из-за ере­си, ко­то­рая то­чи­ла Пра­во­сла­вие трид­цать лет. Те­перь же слу­же­ние ви­зан­тий­ских им­пе­ра­то­ров пе­ре­хо­дит к «го­су­да­рю и са­мо­держ­цу всея Ру­си», а роль Ви­зан­тии – «к но­во­му гра­ду Кон­стан­ти­но­ву – Моск­ве, и всея Рус­ской зем­ле». Вы­ра­зил он и уче­ние о «сим­фо­нии вла­с­тей» – свет­ской и ду­хов­ной.

Но «ересь жи­дов­ст­ву­ю­щих» в том или ином ви­де тле­ла и рань­ше, раз­го­ра­лась яр­ким пла­ме­нем и мно­го поз­же. До­ста­точ­но ска­зать, что ещё в на­ча­ле пят­над­ца­то­го ве­ка не­кий иу­дей Фё­дор при­был в Мос­ков­ское цар­ст­во, кре­с­тил­ся и так по­вёл свои де­ла, что ему, как зна­ю­ще­му иу­дей­ский язык, по­ру­чи­ли пе­ре­ве­с­ти на сла­вян­ский Псал­тырь. Псал­тырь этот со­хра­нил­ся в со­бра­нии ру­ко­пи­сей Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го мо­на­с­ты­ря. И лишь по но­вей­шим ис­сле­до­ва­ни­ям он ока­зал­ся иу­дей­ской мо­лит­вен­ной кни­гой «Ма­за­хор», где нет про­ро­честв о Хри­с­те, как в псал­мах Да­ви­да. А уж о том, что ересь эта дваж­ды по­лы­ха­ла в Рос­сии в двад­ца­том ве­ке, и го­во­рить не­че­го. О том пи­шет во вто­рой ча­с­ти сво­е­го ро­ма­на Юрий Тёш­кин (вот от­сю­да и Бе­рия), хо­тя опять же с ис­поль­зо­ва­ни­ем ху­до­же­ст­вен­ных средств и с до­лей до­мыс­лов.

Пост­скрип­тум. Ин­фор­ма­ция к раз­мы­ш­ле­нию. В Моск­ве, да и в дру­гих го­ро­дах Рос­сии, се­го­дня прак­ти­че­с­ки не най­ти икон с изо­б­ра­же­ни­ем пре­по­доб­но­го Ио­си­фа Во­лоц­ко­го.


 

МУ­ЗЫ­КА СФЕР

 

Сна­ча­ла крат­кая справ­ка об ав­то­ре. Ва­ле­рий Пе­т­ро­чен­ков – эми­г­рант, за­кон­чил ас­пи­ран­ту­ру в Ко­ло­рад­ском и Ин­ди­ан­ском уни­вер­си­те­тах, а до это­го был фа­куль­тет жур­на­ли­с­ти­ки ЛГУ, бло­кад­ное дет­ст­во в Ле­нин­гра­де (он сын со­вет­ско­го ка­д­ро­во­го офи­це­ра, по­гиб­ше­го при обо­ро­не по­лу­ос­т­ро­ва Хан­ко). Ав­тор бо­лее де­ся­ти книг сти­хов, про­зы и ли­те­ра­ту­ро­вед­че­с­ких ис­сле­до­ва­ний (ро­ман «Сыпь», сбор­ник рас­ска­зов «Пор­т­ре­ты и на­тюр­мор­ты», мо­но­гра­фия «Дра­ма стра­с­тей Хри­с­то­вых (К.Р. «Царь Иу­дей­ский»)» и др. Но­вое его про­из­ве­де­ние на­зы­ва­ет­ся «Экс­ли­б­рис: Сти­хи из се­ми книг» (ав­тор­ское из­да­ние, об­лож­ка вы­пол­не­на Ми­ха­и­лом Ше­мя­ки­ным).

Те­перь о са­мом сбор­ни­ке, в ко­то­ром ощу­ти­мо слы­шит­ся пе­ре­клич­ка с ве­ли­кой пе­тер­бур­жен­кой Ах­ма­то­вой, с её прин­ци­пом цик­ли­че­с­ко­го воз­вра­ще­ния к пе­ре­жи­то­му. На­пом­ню, что 70 лет на­зад, в год, ког­да ро­дил­ся Ва­ле­рий Пе­т­ро­чен­ков, в свет вы­шел её зна­ме­ни­тый сбор­ник «Из ше­с­ти книг». О «вер­но­с­ти из­бран­ным кам­ням» пи­сал ещё один ве­ли­кий пе­тер­бур­жец – Фё­дор Ми­хай­ло­вич До­сто­ев­ский. И не слу­чай­но этот ав­тор уме­ет ви­деть пе­тер­бург­ское не­бо да­же в Ва­шинг­то­не, где жи­вёт по­след­ние трид­цать лет. Пе­ре­ме­ще­ние в про­ст­ран­ст­ве ни­че­го не из­ме­ни­ло в его фи­ло­со­фии и ми­ро­ощу­ще­нии, как у мно­гих дру­гих эми­г­ран­тов. Он про­дол­жа­ет ос­та­вать­ся рус­ским ев­ро­пей­цем тур­ге­нев­ско­го ти­па.

Его се­ми­кни­жие – это по­эти­че­с­кая ис­по­ведь об­на­жён­ной со­ве­с­ти, рву­ще­е­ся на­ру­жу спа­си­тель­ное сло­во, яр­кое и ин­ди­ви­ду­аль­ное. В сти­хах, бо­га­тых вну­т­рен­ни­ми риф­ма­ми, по­сто­ян­но ощу­ща­ет­ся пуль­си­ру­ю­щий ритм, пре­дель­ная кон­цен­т­ра­ция мыс­ли. Вся его по­эзия на­пол­не­на глу­бо­ким мно­го­уров­не­вым смыс­лом. Ав­тор со­зна­тель­но не ста­вит да­ты под сти­ха­ми, каж­дое из них жи­вёт соб­ст­вен­ной жиз­нью в ев­ро­пей­ском куль­тур­ном по­ле, пе­ре­кли­ка­ясь со всем про­ис­хо­дя­щим как в ис­то­рии, так и в дне се­го­дняш­нем. И сам он не­от­де­лим от ко­ор­ди­нат ми­ро­вой куль­ту­ры. Вот лишь не­ко­то­рые зна­ко­вые име­на в его твор­че­ст­ве: Брей­гель, Офе­лия, Жан­на д’Арк, Карл Рос­си, Пётр I, Ека­те­ри­на II, Па­вел I, про­то­поп Ав­ва­кум, Го­голь, Че­хов, Пи­ро­с­ма­ни, Не­сте­ров, Рас­трел­ли… И «из­бран­ные кам­ни» – Са­ров, Ра­до­неж, Ека­те­рин­бург, Из­борск, Ва­си­ль­ев­ский ос­т­ров, Со­лов­ки…

Один из раз­де­лов сбор­ни­ка на­зван «Око­ём». В нём осо­бен­но по­ни­ма­ешь, что для ав­то­ра важ­но воз­вра­щать в со­вре­мен­ный рус­ский язык ста­рин­ные сло­ва, столь бе­реж­но со­би­ра­е­мые Вла­ди­ми­ром Да­лем. В сти­хи вклю­че­ны «зе­ни­цы», «тать», «ра­де­ние», «ни зги», «не­ви­даль», «мо­рок», «блажь», «стря­пу­ха», а так­же и про­сто­ре­чья – «пя­лит», «вза­шей», «ей­ный» и т.д. Но Пе­т­ро­чен­ков яв­но скло­нен и к со­зда­нию соб­ст­вен­ных не­о­ло­гиз­мов, под­чёр­ки­вая этим глу­бин­ную связь сво­ей по­эзии с жи­вой сти­хи­ей со­вре­мен­но­го рус­ско­го язы­ка – «за­лже­про­ро­чить­ся», «бе­ло­но­чье». Сво­бод­но со­еди­няя в сво­их сти­хах раз­лич­ные язы­ко­вые пла­с­ты, по­эт уме­ет до­бить­ся изы­с­кан­ной зву­ко­пи­си, оби­лия рифм, ме­та­фор и со­зву­чий, ког­да один и тот же слог лег­ко про­хо­дит че­рез не­сколь­ко строк, при­да­вая им осо­бую му­зы­каль­ность и по­ли­фо­нию.

Хо­чу ос­та­но­вить­ся на ещё од­ном раз­де­ле это­го сбор­ни­ка – «Вир­ши». Здесь ав­тор не­на­вяз­чи­во воз­вра­ща­ет све­ду­ще­го чи­та­те­ля к ис­то­кам вос­точ­но­сла­вян­ской по­эзии – к сил­ла­би­ке Си­ме­о­на По­лоц­ко­го, Ка­ри­о­на Ис­то­ми­на, Силь­ве­с­т­ра Мед­ве­де­ва. Клю­че­вые по­ня­тия этой ча­с­ти – Кни­га и Град. Не­да­ром усерд­ный вир­ше­пи­сец Си­ме­он По­лоц­кий был убеж­дён, что «Мир есть кни­га». Так­же и Пе­т­ро­чен­ков пи­шет: «Де­ре­вья сто­ят, как це­ре­мон­ные вет­хие вир­ши, ше­ве­ля сил­ла­би­че­с­ки­ми гу­ба­ми». Его ли­ри­че­с­кий ге­рой ор­га­ни­че­с­ки чув­ст­ву­ет се­бя в рам­ках хри­с­ти­ан­ской си­с­те­мы ко­ор­ди­нат. Мы ви­дим по­сто­ян­ное упо­ми­на­ние Гос­по­да, Свя­той Де­вы, апо­с­то­ла Ио­ан­на, слы­шим в сти­хах «Бо­жий Глас». По­то­му что для са­мо­го ав­то­ра это не­от­де­ли­мо от жиз­ни, да­же в со­вет­ский пе­ри­од он был од­ним из не­мно­гих во­цер­ков­лён­ных ин­тел­ли­ген­тов той эпо­хи. А од­но вре­мя был се­к­ре­та­рём на­сто­я­те­ля Пско­во-Пе­чер­ско­го мо­на­с­ты­ря ле­ген­дар­но­го от­ца Али­пия.

По­след­ний раз­дел кни­ги на­зван «Ме­та». Это са­мые тра­ги­че­с­кие по на­ст­ро­е­нию фи­ло­соф­ские сти­хи. Раз­мы­ш­ле­ния о вре­ме­ни и че­ло­ве­че­с­ком бы­тие, о Рае и Аи­де, о том, что ос­тав­ля­ет каж­дый из нас по­сле се­бя на зем­ле, воз­мож­но ли про­ти­во­сто­ять все­лен­ской эн­т­ро­пии, пре­вра­ща­ю­щей всё жи­вое в тлен: «Где про­шёл че­ло­век – ос­та­ёт­ся не­ви­ди­мый про­черк: ни имён, ни при­мет, ни по­ступ­ков, ни взгля­дов, ни лиц…» И лишь не­ви­ди­мая ме­та люб­ви и та­лан­та, по мне­нию по­эта, в си­лах по­мочь каж­до­му из нас за­дер­жать­ся на этом све­те:

 

Про­мельк­нёт си­лу­эт у за­учен­ных слов на при­ме­те.

Вздрог­нет чьё-то пле­чо под ла­с­ка­ю­щей неж­но ру­кой.

Вот и вся не­дол­га, и ино­го не сы­щешь на све­те,

где раз­лит без гра­ниц усып­ля­ю­щий веч­ный по­кой.

 

Пост­скрип­тум. В ли­те­ра­ту­ре есть все­го два те­че­ния, как го­во­рил ху­дож­ник Иван Би­ли­бин, то­же эми­г­рант: воз­вы­ша­ю­щее и рас­тле­ва­ю­щее ду­шу. В ми­ре ха­о­са (а он был и бу­дет все­гда), то­таль­ной ду­хов­ной де­гра­да­ции и ут­ра­ты нрав­ст­вен­ных цен­но­с­тей, тор­же­ст­ва де­с­т­рук­тив­но­го эс­те­ти­че­с­ко­го ка­но­на и все­об­ще­го при­спо­соб­лен­че­ст­ва, в страш­ную эпо­ху, ког­да че­ло­ве­че­с­кая жизнь ста­ла раз­мен­ной мо­не­той, Ва­ле­рий Пе­т­ро­чен­ков ос­та­ёт­ся ве­рен вы­со­ким, от ве­ка дан­ным Че­ло­ве­ку за­ве­там, сво­е­му не­по­вто­ри­мо­му вну­т­рен­не­му го­ло­су и ве­ли­ким тра­ди­ци­ям под­лин­но рус­ской, а не псев­до­рус­ской и пост­со­вет­ской, ли­те­ра­ту­ры. Его по­эзия ду­шу чи­та­те­ля воз­вы­ша­ет и про­свет­ля­ет. Она при­шла к нам не из­да­ле­ка, она все­гда бы­ла здесь, с на­ми. И за­ни­ма­ет своё осо­бое ме­с­то.

 

Толь­ко му­зы­ка сфер нас спа­сёт от ху­лы и бе­ды.

Толь­ко ею, кры­ла­той, оп­рав­да­ны, си­ры и го­лы.

На­чи­на­ют ле­са, вслед за ни­ми всту­па­ют са­ды:

«Tantum ergo» сле­та­ет на сон­ные ве­си и до­лы.


Александр ТРАПЕЗНИКОВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования