Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №10. 11.03.2011

РАЙОННЫЙ ВЕТЕР ВОЛОС ТРЕПЛЕТ

О зна­ком­ст­ве с Са­шей Со­ко­ло­вым мне на­пом­ни­ла ста­тья Вла­ди­ми­ра Бон­да­рен­ко «Су­ме­реч­ное со­сто­я­ние Са­ши Со­ко­ло­ва. Рус­ский юро­ди­вый меж­ду вол­ком и со­ба­кой» (http://exlibris.ng.ru/ 2005 г.), в ко­то­рой он со­об­ща­ет: «По­лу­чив, на­ко­нец, дип­лом МГУ, с 1971 по 1973 год Са­ша Со­ко­лов ра­бо­та­ет еге­рем в охот­ни­чь­ем хо­зяй­ст­ве на Верх­ней Вол­ге, где и пи­шет свой пер­вый по-на­сто­я­ще­му мо­дер­нист­ский ро­ман «Шко­ла для ду­ра­ков»…

Саша СОКОЛОВ  Рис. Анны МИНАКОВОЙ
Саша СОКОЛОВ
Рис. Анны МИНАКОВОЙ

В 1973 го­ду он за­кон­чил свой пер­вый ро­ман. Ус­тав от вар­вар­ской жиз­ни, мо­ло­дой жур­на­лист пе­ре­би­ра­ет­ся сна­ча­ла в Пя­ти­горск, где ра­бо­та­ет в га­зе­те «Ле­нин­ское зна­мя», за­тем воз­вра­ща­ет­ся в Моск­ву».

Не бе­русь су­дить ма­с­ти­то­го и ува­жа­е­мо­го мной кри­ти­ка, кос­нусь толь­ко не­ко­то­рых би­о­гра­фи­че­с­ких не­точ­но­с­тей про­ци­ти­ро­ван­но­го тек­с­та, по­сколь­ку имен­но в этот пе­ри­од мне при­ве­лось по­об­щать­ся с бу­ду­щим зна­ме­ни­тым мо­дер­ни­с­том.

Са­ша Со­ко­лов при­ехал не в Пя­ти­горск, а в рай­он­ный го­род Ге­ор­ги­евск, что на­хо­дил­ся ки­ло­ме­т­рах в трид­ца­ти ше­с­ти от Ма­шу­ка. Точ­нее, его при­вез­ла с со­бой на ро­ди­ну вы­пу­ск­ни­ца жур­фа­ка МГУ, же­на Та­и­сия – она жи­ла в со­сед­ней ста­ни­це Под­гор­ной. Мо­ло­до­жё­ны ус­т­ро­и­лись в ре­дак­цию рай­он­ной га­зе­ты, что на­зы­ва­лась не «Ле­нин­ское зна­мя», а «Ле­нин­ская прав­да». Ту­да со сво­и­ми пер­вы­ми сти­ха­ми, а ино­гда и про­сто так по­ку­рить, по­бол­тать, не­ред­ко за­гля­ды­вал и я.

Ра­зу­ме­ет­ся, Со­ко­ло­ва, ни­ко­му ещё не­из­ве­ст­но­го в глу­хом про­вин­ци­аль­ном го­род­ке, не встре­ча­ли с фан­фа­ра­ми, но тре­вож­ные слу­хи уже ше­ле­с­те­ли за его спи­ной: «Си­дел в пси­хуш­ке… хо­тел сбе­жать за гра­ни­цу… хо­дит под при­смо­т­ром КГБ…» и т.п.

Са­ша, под­жа­рый мо­ло­дой че­ло­век, чуть вы­ше сред­не­го рос­та, с не­бреж­но за­бро­шен­ным на­бок чёр­ным, как от­вис­шее кры­ло под­би­то­го во­ро­на, чу­бом, внеш­не не вы­де­лял­ся из ок­ру­жа­ю­щей сре­ды. Хо­дил в дра­по­вом се­ром пи­д­жа­ке, од­но­тон­ной тём­ной ру­баш­ке – все­гда без гал­сту­ка. На ули­це сол­неч­ным ле­том на­де­вал чёр­ные оч­ки.

Осо­бым жур­на­лист­ским бле­с­ком не от­ли­чал­ся. По­мню, ему по­ру­чи­ли сде­лать под­пись к сю­жет­но­му фо­то­сним­ку. Он вер­тел фо­то­гра­фию в ру­ках, как ка­кой-то упав­ший с не­ба не­по­нят­ный пред­мет:

– А что здесь мож­но на­пи­сать?

– Ну, на­пи­ши, – объ­яс­нил ему кол­ле­га, – что-ни­будь вро­де то­го: на сним­ке удар­ник ком­му­ни­с­ти­че­с­ко­го тру­да, луч­ший сле­сарь кол­бас­но­го це­ха Иван Пе­т­ров.

Впро­чем, та­кая де­таль не го­во­рит о его про­фес­си­о­наль­ном уров­не – до это­го с 1969 по 1971 год он ра­бо­тал в «Ли­те­ра­тур­ной Рос­сии», – ско­рее, этот слу­чай го­во­рит о его ото­рван­но­с­ти от «свет­лой» со­ци­а­ли­с­ти­че­с­кой жиз­ни.

В ин­тер­вью, опуб­ли­ко­ван­ном в ки­ев­ском жур­на­ле «ШО» в но­я­б­ре 2007 го­да, Са­ша ска­зал: «По­на­ча­лу жур­на­ли­с­ти­ка для ме­ня бы­ла, преж­де все­го, фи­ло­ло­ги­че­с­ким об­ра­зо­ва­ни­ем. Хо­те­лось по­нять, как де­ла­ет­ся текст. По­кру­тить­ся в ре­дак­ци­ях, по­смо­т­реть на лю­дей, ко­то­рые каж­дый день что-то пи­шут, от­ра­жа­ют по­ток бур­ный…»

Но да­лее Са­ша ут­верж­да­ет, что «сти­хи, про­за – один та­лант, ста­тьи и эс­се – дру­гой. Для мно­гих это идёт па­рал­лель­но. А в мо­ём слу­чае про­ис­хо­дит ин­тер­фе­рен­ция, на­ло­же­ние волн. Эти ве­щи ме­ша­ют друг дру­гу во мне. Жур­на­ли­с­ти­ка – дру­гой слой язы­ка.

В «Ли­те­ра­тур­ной Рос­сии» я два го­да пе­ре­пи­сы­вал ма­те­ри­а­лы за мно­гих, при­во­дя к об­ще­му зна­ме­на­те­лю. И это бы­ла класс­ная шко­ла, я там мно­го­му на­учил­ся. А ког­да сам на­чал пи­сать, то по­нял, что не смо­гу вот этим уже за­ни­мать­ся».

Но за­ни­мать­ся жур­на­ли­с­ти­кой в си­лу жиз­нен­ных об­сто­я­тельств ему, как ви­ди­те, при­хо­ди­лось.

Он с иро­ни­ей от­но­сил­ся к рай­он­ным буд­ням, для не­го это бы­ли, на­вер­но, оче­ред­ные Ва­сю­ки.

Од­наж­ды Са­ша про­чи­тал нам с ма­ши­но­пис­но­го ли­с­та своё сти­хо­тво­ре­ние, в ко­то­ром с осо­бым сма­ком по­вто­рял дваж­ды та­кие стро­ки:

Рай­он­ный ве­тер во­лос треп­лет,

А шея про­сит то­по­ра!

 

В дру­гой раз на­пи­сал иро­нич­ное сти­хо­тво­ре­ние про од­но­го рай­он­но­го из­ве­ст­но­го по­эта, в ко­то­ром за счёт ал­ли­те­ра­ций обы­г­ры­вал на все ла­ды его фа­ми­лию. В тре­тий – ус­т­ро­ил ме­ст­но­му пи­и­ту ро­зы­г­рыш. Но боль­шую часть сво­е­го вре­ме­ни Са­ша был се­рь­ёз­ным, мол­ча­ли­вым, со­сре­до­то­чен­ным, под­час сер­ди­тым. Раз он да­же чуть не при­тор­мо­зил пуб­ли­ка­цию мо­е­го сти­хо­тво­ре­ния:

– У те­бя гла­голь­ная риф­ма вот здесь!

– Да что он за пи­са­тель? Дай­те же про­чи­тать его ру­ко­пись? – про­сил я.

На­ко­нец, из тре­ть­их рук (ко­му-то по се­к­ре­ту да­ла по­чи­тать Та­и­сия) мне при­нес­ли ма­ши­но­пис­ный текст «Шко­лы для ду­ра­ков». Ру­ко­пись уди­ви­ла сво­ей та­лант­ли­вой не­о­быч­но­с­тью, грань меж­ду про­зой и по­эзи­ей в ней бы­ло ед­ва раз­ли­чи­ма.

Удив­ля­ла и уве­рен­ность ав­то­ра в сво­ём бу­ду­щем. В тог­даш­ней стра­не это опуб­ли­ко­вать бы­ло не­воз­мож­но – толь­ко за гра­ни­цей. Че­рез па­ру не­дель мне про­шеп­та­ли на ухо: «Ру­ко­пись уже там – у Со­лже­ни­цы­на».

Од­на­ко по све­де­ни­ям Бон­да­рен­ко де­ло с ро­ма­ном «Шко­ла для ду­ра­ков» бы­ло так: «Его вы­вез­ла на За­пад ав­ст­рий­ская не­ве­с­та Са­ши Со­ко­ло­ва Ио­хан­на Штайдль. Ру­ко­пись до­шла до Проф­фе­ра (из­ве­ст­но­го из­да­те­ля. – О.Д.), тот пе­ре­дал на про­чте­ние Брод­ско­му и На­бо­ко­ву, от Брод­ско­го при­шёл кис­лый от­зыв, ру­ко­пись бы­ла яв­но не в его вку­се, впро­чем, он и Ва­си­лия Ак­сё­но­ва от­верг, за­то ста­ре­ю­щий На­бо­ков сво­им тро­га­тель­ным от­зы­вом за­пу­с­тил в ми­ро­вую сло­вес­ность но­во­го ге­роя».

Мо­гу толь­ко пред­по­ла­гать, что Со­лже­ни­цын про­пу­с­тил «Шко­лу» ми­мо ушей. Но к это­му пи­са­те­лю в тот год Са­ша от­но­сил­ся тре­пет­но:

– Здесь у вас в рай­о­не есть ста­ни­ца Саб­ля, там име­ние Со­лже­ни­цы­ных. На­до бы по­ехать по­смо­т­реть.

Как-то я увя­зал­ся за ним на ре­дак­ци­он­ное за­да­ние – что-то на­до бы­ло на­пи­сать про за­вод­скую биб­ли­о­те­ку.

– По­до­жди здесь, – по­про­сил он, – на тер­ри­то­рию пред­при­я­тия без про­пу­с­ка те­бя не пу­с­тят.

Че­рез ми­нут двад­цать Са­ша вы­шел.

– Ты ви­дишь, что де­ла­ют! – он про­тя­нул ку­сок бу­ма­ги раз­ме­ром с ви­зит­ную кар­точ­ку, на ко­то­рой был на­пе­ча­тан ти­по­граф­ским шриф­том при­мер­но та­кой текст: «Изъ­ять из фон­да биб­ли­о­те­ки про­из­ве­де­ния А.И. Со­лже­ни­цы­на». Под­пи­си не бы­ло, но по «по­чер­ку» бы­ло по­нят­но, что это ви­зит­ка КГБ.

– Пой­дём, по­смо­т­рим, – кив­нул он в сто­ро­ну кру­чи.

Мы вы­шли на край ули­цы. Трид­ца­ти­ме­т­ро­вая воз­вы­шен­ность, на ко­то­рой сто­ял го­род, кру­то об­ры­ва­лась вниз – пе­ред на­ми рас­сти­ла­лись да­лё­кие по­ля, лес, ре­ка…

Лю­бо­пыт­ст­во его вы­ра­жа­лось и в раз­ных дру­гих фор­мах.

– Я люб­лю, – как-то раз ра­зот­кро­вен­ни­чал­ся он, – за­пу­с­тить же­ну в ком­па­нию и слу­шать раз­го­во­ры со сто­ро­ны, не вме­ши­ва­ясь в них.

Са­ша се­то­вал на то, что по­гряз в га­зет­ной ра­бо­те:

– На­до бро­сать всё – уже со­зре­ла вто­рая кни­га. Чув­ст­вую – пе­ре­дер­жу.

Он да­же, ка­жет­ся, на­бар­ма­ты­вал ка­кие-то ку­с­ки из бу­ду­щей кни­ги «Меж­ду со­ба­кой и вол­ком». И вот что ин­те­рес­но, не­ко­то­рые де­та­ли «Па­ли­сан­д­рии» (ме­та­фо­ру о клю­че) он то­же из­ла­гал тог­да.

– А боль­шая бу­дет кни­га? – спро­сил на­ив­но кто-то из ме­ст­ных по­этов.

– Вот та­кая, – ска­зал он, по­ка­зы­вая си­дя­ще­му с рас­кры­тым ртом по­эту двух­сан­ти­ме­т­ро­вый за­зор меж­ду боль­шим и ука­за­тель­ным паль­цем.

Ча­с­то Са­ша по­вто­рял, что на­до пи­сать о ма­лень­ких лю­дях. А лич­но мне, уз­нав, что я хо­чу по­сту­пить в Ли­тин­сти­тут, со­ве­то­вал:

– Не по­сту­пай ту­да, по­сту­пи в дру­гой ин­сти­тут.

На­вер­ное, он был прав. В ли­те­ра­ту­ре мно­го при­ме­ров, ког­да пи­са­тель име­ет хо­ро­шую спе­ци­аль­ность и на её ос­но­ве пи­шет пре­крас­ные по­ве­с­ти и ро­ма­ны, по­то­му что глу­бо­ко и про­фес­си­о­наль­но зна­ет тот пред­мет, о ко­то­ром го­во­рит.

В ре­дак­цию по­то­ком шли пись­ма со сти­ха­ми, на ко­то­рые тог­да на­до бы­ло от­ве­чать обя­за­тель­но. На од­но из них Са­ша на­пи­сал при­бли­зи­тель­но та­кой от­вет: «Чи­тай­те Па­с­тер­на­ка, Цве­та­е­ву, и лет че­рез пять из вас по­лу­чит­ся не­пло­хой по­эт». Толь­ко и все­го-то.

Нам он при­во­дил в при­мер сти­хи Фо­фа­но­ва, рит­мич­ную про­зу из сказ­ки «Се­с­т­ри­ца Алё­нуш­ка и бра­тец Ива­нуш­ка».

К твор­че­ст­ву ме­ст­ных Со­ко­лов ино­гда от­но­сил­ся с боль­шим юмо­ром.

– Вы по­смо­т­ри­те, что он пи­шет, – вос­клик­нул Са­ша, по­ка­зы­вая те­т­рад­ный ли­с­ток, ис­пе­щ­рён­ный чер­ниль­ны­ми за­го­гу­ли­на­ми: «Ну, а мне-то что в шу­бе сто­ять?!/ И по­шёл мо­лот­ком я ма­хать,/ Плин­ту­са к по­тол­ку при­би­вать!».

По­след­ние две стро­ки он, да­вясь сме­хом, по­вто­рил:

– Ли­хо как! А? «И по­шёл мо­лот­ком я ма­хать,/ Плин­ту­са к по­тол­ку при­би­вать!».

Но на­сто­я­ще­го пи­ка в хо­хо­те Со­ко­лов до­стиг, ког­да ус­лы­шал анек­дот о га­зет­ной ра­бо­те.

Был в ре­дак­ции мо­ло­дой кор­ре­с­пон­дент Цы­ган­ков – вы­со­кий, пле­чи­с­тый, с чёр­ным ку­че­ря­вым смо­ли­с­тым чу­бом. Го­во­рил он ба­сом, и, не ме­няя вы­ра­же­ния ли­ца, од­наж­ды рас­ска­зал нам та­кой анек­дот: «Ре­дак­ция га­зе­ты объ­я­ви­ла фо­то­кон­курс. Пер­вое ме­с­то за­ня­ла фо­то­гра­фия, на ко­то­рой го­лый негр по­ста­вил ра­ком го­лую блон­дин­ку. Фо­то­гра­фа вы­зва­ли в ре­дак­цию:

– Ваш фо­то­сни­мок за­нял пер­вое ме­с­то. Хо­тим его опуб­ли­ко­вать, но не мо­жем при­ду­мать под­пись.

– А что тут ду­мать? Лю­бой га­зет­ный за­го­ло­вок под­хо­дит».

– И дей­ст­ви­тель­но, – рав­но­душ­ным ба­сом про­дол­жал Цы­ган­ков, пе­ре­ли­с­ты­вая на­угад под­шив­ку «Ле­нин­ской прав­ды», – вот смо­т­ри­те: «Так дер­жать, стар­ши­на!», «Ук­ре­пим со­дру­же­ст­во на­ций», «Как мы ор­га­ни­зо­ва­ли ра­бо­ту в бри­га­де».

Са­ша сме­ял­ся, вы­ти­рая слё­зы на гла­зах, а Цы­ган­ков, пе­ре­ли­с­ты­вая по­жел­тев­шие стра­ни­цы под­шив­ки, не­воз­му­ти­мо про­дол­жал:

– «Са­мо­от­вер­жен­ный труд со­вет­ских жен­щин», «По­че­му сто­ят кон­вей­е­ры», «Мо­ло­дёжь уве­ли­чи­ва­ет вы­ра­бот­ки», «Ни ми­ну­ты про­стоя», «Ус­пе­хи мо­ло­дых ком­му­ни­с­тов»…

Са­ша вско­чил из-за сто­ла и сме­ял­ся, со­гнув­шись, схва­тив­шись за жи­вот:

– Хва­тит, хва­тит!

А не­умо­ли­мый Цы­ган­ков за­гроб­ным ба­сом про­дол­жал чи­тать за­го­лов­ки:

– «Как мож­но сни­зить се­бе­с­то­и­мость про­дук­ции», «Но­вый при­лив тру­до­вой энер­гии», «Смы­ш­лё­ный бри­га­дир», «По­лу­чай ком­со­моль­ский по­да­рок!»

Са­ша сел на пол и хо­хо­тал, взбры­ки­вая но­га­ми.

Да, ве­се­ло жи­лось при со­вет­ской вла­с­ти. Я боль­ше ни­ког­да не ви­дел, чтоб так лю­ди сме­я­лись.

С при­су­щим ему юмо­ром Са­ша вы­ки­нул и та­кую шут­ку. Тру­до­вая те­ма в те го­ды бы­ла хо­до­вой. Я с 15 лет го­да три от­ра­бо­тал на строй­ке, пи­сал ино­гда на эту те­му сти­хи, лю­бил фи­зи­че­с­кий труд. А Са­ша об этом ду­мал в дру­гую сто­ро­ну:

– Ну, что ты об этом пи­шешь? Фи­зи­че­с­кий труд ни­че­го хо­ро­ше­го не при­но­сит. Ведь ещё Блок пи­сал: «Ра­бо­тай, ра­бо­тай –/ Ты бу­дешь с урод­ским гор­бом,/ За дол­гой и че­ст­ной ра­бо­той,/ За дол­гим и че­ст­ным тру­дом».

– Но это сти­хо­тво­ре­ние за­кан­чи­ва­ет­ся ан­ти­те­зой: «Как слад­ко, как слад­ко/ Ра­бо­тать по­ка рас­све­тёт/ И знать, что ли­хая сол­дат­ка/ Уш­ла за се­ло в хо­ро­вод!», – воз­ра­зил я.

Са­ша в свою оче­редь вспом­нил бло­ков­скую «Фа­б­ри­ку». В кон­це кон­цов, ему, вид­но, на­до­ело спо­рить на эту те­му, и он на­пи­сал, да ещё и опуб­ли­ко­вал на ли­те­ра­тур­ной стра­ни­це «Ле­нин­ской прав­ды» сказ­ку о вер­б­лю­де, со­дер­жа­ние ко­то­рой в двух сло­вах при­мер­но сво­ди­лось к сле­ду­ю­ще­му. Вер­б­люд ре­шил по­ра­бо­тать. Та­с­кал весь день брёв­на на спи­не. К ве­че­ру у не­го за­бо­лел хре­бет. Он ог­ля­нул­ся и ви­дит – вы­рос горб! Плю­нул вер­б­люд: «Тьфу! Да ну её, эту ра­бо­ту!» – и ушёл.

Ма­лень­кая сказ­ка вы­зва­ла боль­шой пе­ре­по­лох – де­ло вро­де бы до­шло до гор­ко­ма: «Кто про­пу­с­тил в пе­чать? Как вы мог­ли поз­во­лить?» и т.д.

Са­ша ос­тал­ся на сво­ём ра­бо­чем ме­с­те – не уво­ли­ли. Рас­счи­тал­ся вско­ре «по соб­ст­вен­но­му же­ла­нию». И не толь­ко с ра­бо­той, но и с же­ной. В ста­ни­це Под­гор­ной на ру­ках у быв­шей же­ны ос­та­лась дочь. А он уе­хал в Моск­ву, ра­бо­тал ис­топ­ни­ком и пи­сал од­ну из луч­ших сво­их книг «Меж­ду со­ба­кой и вол­ком». Даль­ней­шая его би­о­гра­фия из­ве­ст­на – уе­хал за гра­ни­цу, жил в Ев­ро­пе, Аме­ри­ке, в Из­ра­и­ле, с ию­ля по ок­тябрь 2007 го­да ос­ча­ст­ли­вил сво­им по­се­ще­ни­ем Кок­те­бель.

Всё, как го­во­рит­ся, воз­вра­ща­ет­ся на кру­ги своя. Гля­дишь, и зна­ме­ни­тый мо­дер­нист вер­нёт­ся в Рос­сию. Но воз­вра­ще­ние, как у нас в стра­не по­ве­лось, на­до на­чи­нать со всех про­из­ве­де­ний пи­са­те­ля.

В том же ин­тер­вью для жур­на­ла «ШО» Са­ша упо­ми­на­ет, что да­же из­дан­ных сво­их книг не хра­нит у се­бя. Что уж там го­во­рить об ар­хи­вах. Ин­те­рес­ный со­вет да­ёт в сво­ей ста­тье Вла­ди­мир Бон­да­рен­ко: «Со­ве­то­вал бы ны­неш­ним ре­дак­то­рам «Ли­те­ра­тур­ной Рос­сии» со­брать ма­те­ри­а­лы, под­пи­сан­ные «А.Со­ко­лов», «Алек­сандр Со­ко­лов», «С.Алек­сан­д­ров» и опуб­ли­ко­вать их как за­мет­ки зна­ме­ни­то­го пи­са­те­ля в аль­ма­на­хе «Ли­те­ра­тур­ной Рос­сии».

А по­че­му бы и нет? На­вер­ня­ка бы сре­ди га­зет­но­го пе­с­ка по­всед­нев­но­с­ти 60–70-х го­дов на­шлись бы зо­ло­тые кру­пи­цы, ко­то­рые по­ра­до­ва­ли бы чи­та­те­лей.


Олег ДЕМЧЕНКО




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования