Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №11. 18.03.2011

МЫ ИЗ СИБИРИ

 БО­ЯЗ­НО ВСЁ БЕЗ ОС­ТАТ­КА ПО­НЯТЬ

 

Не­воз­мож­но ос­тать­ся ни­кем,

Не­из­беж­но – ос­тать­ся. Дик­тую

по скре­ще­нию вен на ру­ке,

по сли­я­нии Бии с Ка­ту­нью.

Сергей ФИЛАТОВ
Сергей ФИЛАТОВ

 

Так па­рал­лель­но мыс­ли и чув­ст­ву идут стро­ки по­эта из Бий­ска Сер­гея Фи­ла­то­ва, ино­гда с та­кой тя­же­ло­вес­но­с­тью, что ор­га­низм го­во­рит, что на се­го­дня по­эзии хва­тит.

 

И бряц­ка­ет це­пью тя­жё­лой

фе­в­раль... или пёс на дво­ре.

 

Или про­дол­жая ту же мысль так, что да­же у изо­щ­рён­но­го чи­та­те­ля му­раш­ки мо­гут пой­ти по ру­ке.

 

и по­кой на све­те том,

что ок­тябрь на этом све­те.

 

Мас­штаб­ность и ли­рич­ность – вот стре­лы по­эта, ко­то­рые ле­тят пря­мо в серд­це.

 

За­пол­ночь.

Кто-то не­ви­ди­мый аха­ет,

Веч­но­с­ти близ­кой тем­не­ет но­ра.

Вре­мя ухо­дит

ко­рот­ки­ми взма­ха­ми

И на Зем­ле – ни ко­ла, ни дво­ра.

 

Ли­рич­ность – важ­ный эле­мент воз­дей­ст­вия. Ког­да мысль ещё не сфор­ми­ро­ва­на, а чув­ст­ва уже бу­шу­ют в ду­ше чи­та­те­ля.

 

Сло­во, как влаж­ную мар­лю,

при­кла­ды­вать

на ого­лён­ную ра­ну ви­ны...

 

Стрем­ле­нье к со­вер­шен­ст­ву и со­мне­ния – ве­чер­нее вдох­но­ве­нье, вот чем жи­вёт по­эт. И вот как он пи­шет.

 

Чтоб, как ре­ка ут­ра­тив бе­ре­га,

ут­ра­тить всё: про­ст­ран­ст­во,

вре­мя, имя.

 

Глав­ное, это­му ве­ришь.

Ве­ришь в эту не­при­ду­ман­ность:

 

Я, как ста­кан, – до дна.

Я вы­мол­чан...

Это ин­те­рес­но, это про­дав­ли­ва­ет, за­де­ва­ет.

По­эт раз­но­об­ра­зен, зри­мо-кон­крет­ные де­та­ли ухо­дят в бес­ко­неч­ность, вле­кут за со­бой.

 

Ночь го­ро­да в ок­но по­се­я­на.

С есе­нин­ской по­хмель­ной

неж­но­с­тью

рас­ки­ну­то бе­льё по­стель­ное,

как Русь без­ро­пот­ная, снеж­ная.


 

РОДНОЙ ЯЗЫК - НАШ ПРОМЫСЕЛ ЖИВОЙ

 

Гул ве­ли­кой по­эзии все­гда при­сут­ст­во­вал во­круг нас. Он ис­хо­дил из зем­ли и не­ба. Не каж­до­му по­эту уда­ва­лось уло­вить его. Сер­гею Дон­баю это де­ло все­гда бы­ло по пле­чу.

 

Ед­ва под­не­бес­ный фо­нарь

в ноч­ной по­гру­жа­ет­ся дё­готь,

как гро­мы бе­рёт­ся гро­марь

за ни­точ­ки-мол­нии дёр­гать.

Сергей ДОНБАЙ
Сергей ДОНБАЙ

 

Эмо­ция все­гда бы­ла у по­эта вы­ше смыс­ла, пусть да­же не­от­вра­ти­мо пре­вос­хо­дя­ще­го над всем, и по­эт иг­ра­ю­чи де­мон­ст­ри­ру­ет по­эзию в по­эзии.

 

Смеш­но, но вспом­нил:

вер­нусь из Па­ри­жа

и на­до бу­дет ко­пать кар­тош­ку.

 

Или вот ещё:

 

– Се­рё­жа, мы в Ри­ме,

да­вай по­це­лу­ем­ся!

Точ­ность ха­рак­те­ра ли­ри­че­с­ко­го ге­роя вы­ве­ре­на ин­ту­и­ци­ей. Дру­го­го ин­ст­ру­мен­та у по­этов не су­ще­ст­ву­ет. А ин­ту­и­ция срод­ни та­лан­ту. 

При­сут­ст­вие смыс­ла изящ­но и не­на­вяз­чи­во де­мон­ст­ри­ру­ет­ся в стро­ках и меж­ду ни­ми.

 

Оди­но­кая но­ша

ве­се­лит­ся в по­лях,

ей од­на лишь за­бо­та:

ля-ля-ля, ля-ля-ля.

 

О чем это сти­хо­тво­ре­ние? Ко­неч­но же, о нас, о на­шей жиз­ни, о на­шем ми­ро­воз­зре­нии, о на­ших чув­ст­вах и по­мыс­лах, и так да­лее. Уме­ет Сер­гей Дон­бай по­слать стре­лу да­ле­ко за го­ри­зонт и, не ви­дя ми­ше­ни, по­ра­зить точ­но цель.

 

«У до­ро­ги чи­бис...

он кри­чит – чу­дак!»

Ра­до­с­ти слу­чи­лись,

лишь пе­чаль – ни­как.

 

Пла­с­тич­ность язы­ка, ин­ту­и­тив­но вы­ве­рен­ные па­у­зы меж­ду сло­ва­ми вли­я­ют на чи­та­те­ля так, как то­го по­же­ла­ет по­эт.

 

От пер­вых по­та­ён­ных чувств:

«Быть мо­жет...»

И до на­деж­ды стра­ст­ной:

«Мо­жет быть!»

 

Вот бес­ко­неч­ный от­ре­зок вре­ме­ни и про­ст­ран­ст­ва, в ко­то­ром меч­та­ет за­ни­мать­ся ста­рин­ным тру­дом каж­дый по­эт.

 

Чи­та­тель из­ве­ст­ный во­рю­га

про­чи­тан­ных книг.

 

И, про­дол­жая эту те­му, По­эт под­во­дит итог:

 

На рус­ском пре­сто­ле

Князь-Кни­га,

И Книж­ка – Княж­на.


 

ЛЕТО, ПОТЯГИВАЯСЬ, РОСЛО

 

За мо­ей не­ук­лю­жей,

тя­жё­лой спи­ной

Мир,

на­пи­тан­ный сту­жей,

тя­жё­лый, боль­ной.

Владимир КРЮКОВ
Владимир КРЮКОВ

 

Так уве­рен­но идёт по жиз­ни рос­сий­ский по­эт Вла­ди­мир Крю­ков, не­бреж­но до­бав­ляя:

 

это не про­сто се­ди­на,

это –  пе­ре­ох­лаж­де­ние

кро­ви.

 

Строч­ки его сти­хов не­под­вла­ст­ны вре­ме­ни, и те сот­ни ты­сяч чи­та­те­лей, ко­то­рые жи­вут на сай­те «Ли­те­ра­тур­ной Рос­сии», со мной со­гла­сят­ся.

Вла­ди­мир Крю­ков су­мел про­дол­жить фи­ло­со­фию Тар­ков­ско­го, не­уло­ви­мую мощь стро­чек Слуц­ко­го, ос­та­ва­ясь са­мим со­бой:

 

Ког­да же ме­тель

за по­ро­гом

же­с­то­ка не­о­бы­чай­но,

звук ло­жеч­ки в чаш­ке чая

мо­жет на­дол­го рас­тро­гать.

 

Или вот ещё один при­мер, ког­да по­эт на «ты» с вре­ме­нем и про­ст­ран­ст­вом.

 

И что слу­чи­лось –

по­том не по­мнил,

он в этом

не ра­зо­брал­ся сам,

но яс­но,

не­от­вра­ти­мо по­нял,

что бу­дет жить

по дру­гим ча­сам.

 

Ска­зать и сде­лать не од­но и то же. Но ес­ли по­эт так ска­зал, он так и де­ла­ет. И в этом его ве­ли­чье.

 

Мы си­де­ли поч­ти без слов,

толь­ко чув­ст­во­ва­ли,

ощу­ща­ли,

как в без­бреж­но­с­ти,

за пле­ча­ми

ле­то, по­тя­ги­ва­ясь, рос­ло.

 

На­до быть та­лант­ли­вым по­этом, чтоб та­кое уви­деть и за­пе­чат­леть в строч­ках.


 

 

 

 

 

 

 

 

 


Михаил АНДРЕЕВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования