Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №11. 18.03.2011

КУЗИЧКИНА МАТЬ, ИЛИ ТОМСКИЙ «ХРУЩЁВ НАОБОРОТ»

 Куль­тур­ная жизнь Том­ска в пла­не, так ска­зать, от­рас­лей ма­ло из­ме­ни­лась со вре­мён пре­бы­ва­ния здесь Ки­ро­ва (в 1905-м он воз­глав­лял пер­во­май­скую де­мон­ст­ра­цию) и тран­зи­та Ста­ли­на. Те­атр, му­зеи, вы­став­ки, де­ка­данс. Толь­ко де­ка­данс име­ет ус­то­яв­ши­е­ся, не­но­ва­тор­ские фор­мы. Вы уди­ви­тесь, но это ав­тор­ская пес­ня. Там все­го по­на­ме­ша­но, как и в эс­т­рад­ной пес­не – од­на­ко, как и во вре­ме­на Вер­тин­ско­го, вы­со­кая по­эзия чув­ст­вен­но-нрав­ст­вен­но­го над­ло­ма зву­чит лишь под ти­хую аку­с­ти­че­с­кую ги­та­ру, лю­бая эле­к­тро­ни­ка её за­глу­ша­ет. Вот что до­ба­ви­лось с тех пор: ки­но и «боль­шая сце­на», то есть попс. Попсня ко­ле­сит по всем круп­ным го­ро­дам, где в со­сто­я­нии со­брать в за­ле хо­тя бы ты­ся­чу по­клон­ни­ков (рен­та­бель­ность), на­ря­ду со звёз­да­ми рус­ско­го ро­ка, и имен­но по­это­му мож­но пред­по­ло­жить, что Ми­ха­и­ла Ан­д­ре­е­ва да­же ес­ли и не зна­ли зем­ля­ки, то име­ли воз­мож­ность уз­нать в пе­ри­од, ког­да тут вы­сту­па­ли ка­кие-ни­будь «Ива­нуш­ки Ин­тер­нэшнл» или «Лю­бэ»…

И вот тут-то стро­ки, ка­зав­ши­е­ся преж­де обык­но­вен­ны­ми, за­зву­ча­ли для мно­гих ина­че. Увы – толь­ко зву­ко­уси­ле­ние и ти­ра­жи­ро­ва­ние со­зда­ёт ста­тус. Имя, ка­зав­ше­е­ся за­уряд­ным, как и ску­пые стро­ки по­эта – за­зву­ча­ли. С тех пор про­шло сов­сем не­мно­го вре­ме­ни, од­на­ко имен­но на при­ме­ре рас­про­ст­ра­не­ния сла­вы по­эта-пе­сен­ни­ка уже но­во­го, пост­со­вет­ско­го вре­ме­ни – мож­но по­нять По­стэ­по­ху с её ра­зоб­щён­но­с­тью и за­ко­на­ми джун­г­лей вме­с­то куль­тур­ной по­ли­ти­ки.

В пер­вый мой при­езд в Томск, ещё в про­шлом го­ду, я и знать не знал об Ан­д­ре­е­ве – при­зна­юсь пря­мо, я не толь­ко не слу­ша­тель по­псы, но да­же и «Лю­бэ» (ра­бо­та­ю­щей в пу­га­чёв­ской обой­ме с на­ча­ла сво­ей сце­ни­че­с­кой ка­рь­е­ры на гра­ни по­псы и ро­ка) не слу­ша­тель. Од­на­ко есть од­на пес­ня, ко­то­рая при­тя­ну­ла моё вни­ма­ние, за­тя­ну­ла в свой об­раз­ный мир. Где я её слы­шал – не по­мню, и хоть во­ен­но-па­т­ри­о­ти­че­с­кую по­зу Рас­тор­гу­е­ва на дух не пе­ре­но­шу, но его му­жиц­кие под­вздо­хи­ва­ния и вчув­ст­во­ва­ние в пес­ню сы­г­ра­ли по­ми­мо не­при­яз­ни, ожи­ви­ли стих. «Трам­вай пя­тё­роч­ка» – как до­тош­ный моск­во­вед, я ни­как не мог при­знать за этим трам­ва­ем мос­ков­ской про­пи­с­ки, и был прав. Дру­гой го­род за ок­ном его про­плы­вал – и в пес­не, и в жиз­ни. А тут – разъ­ез­жа­ет эта са­мая «пя­тё­роч­ка» сре­ди по­ну­рых су­м­рач­но-бре­вен­ча­тых до­мов-ста­ро­жи­лов и вы­пи­ра­ю­щих из их квар­та­лов са­мо­до­воль­ных мно­го­эта­жек. Вот, зна­чит, ка­кой да­лё­кий путь до Моск­вы про­де­лал этот ан­д­ре­ев­ский трам­вай. Я же – про­де­лал путь об­рат­ный, вы­хо­дит, чтоб по­ис­кать тут куль­тур­ные кор­ни и ещё кое-что, свя­зан­ное с по­этом…

Я (да и не толь­ко я – сам па­па Ле­ры Гер­ма­ни­ки Ду­дин­ский) пи­сал про Гу­ба­но­ва как про упу­ще­ние не столь­ко Эпо­хи, сколь­ко бли­жай­ше­го к не­му кру­га «по­чи­та­те­лей», фак­ти­че­с­ки спо­ив­ших и за­ду­шив­ших по­эта в уз­ко­ло­бо­с­ти мос­ков­ских ку­хонь (а вот это­го «ду­дА» уже не пи­сал). Но ес­ли бы Гу­ба­нов был по­след­ним в спи­с­ке не­при­знан­ных-не­из­дан­ных! Об­ра­тим вни­ма­ние: по­зд­няя со­вет­ская власть хоть и бро­шюр­ка­ми, но ис­прав­но из­да­ва­ла Ми­ха­и­ла Ан­д­ре­е­ва поч­ти еже­год­но, на­чи­ная с 1981 го­да, на­граж­да­ла его пре­ми­я­ми. Од­на­ко всё кон­чи­лось вме­с­те с Эпо­хой в де­вя­но­с­тых – как раз тог­да, ког­да его ста­ли петь. Нет – по-преж­не­му, хоть и зна­чи­тель­но ре­же, книж­ки в бу­маж­ных об­лож­ках вы­хо­ди­ли. Да­же «Ли­те­ра­тур­ная Рос­сия» в 2007-м из­да­ла. Но всё не тот уро­вень… Ми­ха­ил Ан­д­ре­ев до­зрел, бе­зус­лов­но, до то­ми­ка сти­хов, в хо­ро­шей, на­дёж­ной об­лож­ке – ибо «чуд­ная коль­чу­га бес­смерт­но за­ка­лён­ных рифм» дав­но слыш­на… Но и она не­убе­ди­тель­на для чи­нов­ни­ков, про­тив их «пар­ке­ра» ни­ка­кая коль­чу­га не ус­то­ит.

 

Са­мый нуж­ный в Рос­сии по­эт

 

В Том­ске ми­ни­маль­но при­об­щён­ные к по­эзии и во­об­ще к ли­те­ра­ту­ре граж­да­не Ми­ха­и­ла Ан­д­ре­е­ва зна­ют хо­ро­шо, как со­се­да. Су­ди­те са­ми: ме­ня тё­ща су­ме­ла свя­зать с его по­дру­гой, по­этес­сой, че­рез два те­ле­фон­ных звон­ка, мир тут те­сен. По­клон­ни­ца Цве­та­е­вой и дав­няя зна­ко­мая  по­эта Ири­на Вик­то­ров­на Ки­се­лё­ва го­ря­чо от­клик­ну­лась на моё при­гла­ше­ние к раз­го­во­ру и в тот же день поз­ва­ла на «по­эти­че­с­кую сход­ку». Мы встре­ти­лись меж­ду трол­лей­бус­ным и трам­вай­ным де­по, вме­с­те с по­этес­сой бы­ли де­вуш­ка-бард и по­эт сред­них лет, сра­зу по­ка­зав­ший­ся мне од­ним из мно­гих здеш­них «не­рас­кры­тых Ан­д­ре­е­вых» (я не ошиб­ся – на его сти­хи уже сла­га­ют пес­ни, но по­ка на об­ла­ст­ном уров­не). Ни­ко­лай при­вет­ст­во­вал ме­ня шут­ли­во, ун­ты бы­ли на­ча­лом ос­мо­т­ра, а ено­то­вая шап­ка фи­ни­шем:

– Ты как на се­вер ехал…

– Ну да, по ва­шей-то по­го­де и вес­ной ак­ту­аль­но.

– У нас та­кие со­ба­ки но­сят.

Дру­же­люб­ная улыб­ка, глу­бо­ко по­са­жен­ные гла­за, гу­с­тая про­седь из-под ушан­ки – та­кие они, си­бир­ские по­эты, бре­зен­то­во оде­ты. Ун­ты не на­зо­вёшь рос­ко­шью, од­на­ко его сар­казм я по­ни­маю и при­ни­маю, в нём есть да­же что-то от ев­ро-эко­ло­га, что до­ка­зы­ва­ет общ­ность куль­тур­но­го про­ст­ран­ст­ва на­шей Азии и «их» Ев­ро­пы. Мы за­ша­га­ли ми­мо трол­лей­бу­сов в сто­ро­ну за­ве­де­ния с не­си­бир­ским на­зва­ни­ем «хоб­би-центр». Что от­ли­ча­ет от сто­лич­ных твор­че­с­ких лю­дей: уз­нав, что и я сти­хам не чужд, по­про­си­ли сра­зу про­чи­тать. Я та­кой не­по­сред­ст­вен­но­с­ти не встре­чал с се­ре­дин­ки де­вя­но­с­тых. От­бре­хал­ся тем, что боль­шая часть сти­хов – вер­ли­б­ры. Ни­ко­лай про­дол­жал блиц-оп­рос.

– А, Ан­д­ре­е­вым ин­те­ре­су­е­тесь?

– Не толь­ко, и чи­нов­ни­чь­им кон­тек­с­том.

– Ну, он-то те­перь жи­вёт на два го­ро­да, он и ваш те­перь, моск­вич. А как вас ды­мом-то на­кры­ло ле­том – сю­да при­ле­тел…

– Я его в по­ли­кли­ни­ке встре­ти­ла, – до­ба­ви­ла ры­же­во­ло­сая и бо­д­рая Ири­на Ки­се­лё­ва.

Похоже, томские чиновники уже непрочь  выставить на торги и стихи лучших поэтов Сибири
Похоже, томские чиновники уже непрочь
выставить на торги и стихи лучших поэтов Сибири

Сно­ва де­вя­но­с­тые на­пом­ни­ла мне вы­го­род­ка «за­ла» для ав­то­ров-пе­сен­ни­ков и по­этов, на­зы­ва­е­мая гром­ко те­а­т­ром. На­вер­ное, в про­цент­ном со­от­но­ше­нии имен­но та­кое ме­с­то при ны­неш­нем ли­бе­раль­ном ко­ман­до­ва­нии и за­ни­ма­ет по об­ла­с­ти куль­ту­ра, твор­че­ст­во жи­вых по­этов и бар­дов. Из­веч­ные ком­на­ты круж­ков, боль­шой зал для гим­на­с­ти­ки де­ти­шек и чер­да­чок над ним для твор­че­ст­ва ро­ди­те­лей. Имен­но в та­кие мас­шта­бы за­гна­но, по идее-то, се­рь­ёз­ное де­ло, тут ютят­ся та­лан­ты, и то не ­по­сто­ян­но – в пер­вый раз шли мои спут­ни­ки в «хоб­би-центр». Кста­ти, в ма­лень­ком тём­ном за­ле бы­ли и школь­ни­ки, что уди­ви­тель­но: в Моск­ве ча­ще слу­ша­ют друг дру­га од­ни и те же по­ко­ле­ния.     

Пе­ред вы­ступ­ле­ни­я­ми Ири­на Вик­то­ров­на рас­ска­за­ла, как встре­ти­лась с Ми­ха­и­лом Ан­д­ре­е­вым. В са­мом на­ча­ле де­вя­но­с­тых их по­зна­ко­мил Бо­рис Ни­ко­ла­е­вич Кли­мы­чев. На­чав­шая пи­сать в кон­це вось­ми­де­ся­тых, по­этес­са чи­та­ла ему свои сти­хи в гос­тях.

– Мне сра­зу ста­ло яс­но, что он – че­ло­век боль­шо­го да­ро­ва­ния, – вспо­ми­на­ет Ири­на Вик­то­ров­на. – Ми­ха­ил слу­шал ме­ня, вни­ма­тель­но гля­дя в гла­за, слов­но что-то из-под фраз вы­пы­ты­вал. Вы­гля­дел он тог­да мо­ло­дым, го­во­рят, что этот дар до­ста­ёт­ся толь­ко по­этам – быть веч­ным под­ро­ст­ком… Был не­мно­го­сло­вен, ни­ког­да не рас­те­кал­ся мыс­лью по дре­ву. В де­вя­но­с­то пя­том, ког­да был год сви­ньи – Ми­ха­ил рас­про­ст­ра­нял этот сим­вол в ка­че­ст­ве су­ве­ни­ров, мож­но ска­зать, за­ни­мал­ся на­род­ным про­мыс­лом. Вру­чил «пар­тию» хрю­шек и мне. По­том мы ез­ди­ли по сё­лам со сти­ха­ми, вы­сту­па­ли, при­гла­шал Ми­ха­ил так­же и в свой кру­жок в на­шем зна­ме­ни­том ТУ­СУ­Ре.

Тут Ири­на пре­рва­лась и пред­ста­ви­ла мне про­хо­див­шую в сто­ро­ну за­ла цар­ст­вен­но кра­си­вую по­этес­су зре­лых лет – Оль­гу Ко­ма­ро­ву. Я по­ин­те­ре­со­вал­ся уже у обо­их: а как скла­ды­ва­ют­ся у ли­те­ра­то­ров здесь от­но­ше­ния с де­пар­та­мен­том куль­ту­ры? В от­вет – гру­ст­ные улыб­ки «са­мо со­бой ра­зу­ме­ю­ще­го­ся» и тут же: «А вот в Ке­ме­ро­во…». Од­на­ко Оль­га за­да­ла не­сколь­ко иной тон раз­го­во­ру:

– По­ни­ма­е­те, я не бу­ду го­во­рить толь­ко об Ан­д­ре­е­ве. У нас во­об­ще прак­ти­че­с­ки ни­ко­го не из­да­ют. То, что Ан­д­ре­ев вы­рвал­ся от­сю­да в Моск­ву – уже боль­шая оцен­ка его твор­че­ст­ва. А что ка­са­ет­ся нас – то мы все имен­но в та­кой си­ту­а­ции, из­да­вать­ся мо­жем толь­ко за соб­ст­вен­ный счёт…

А как же Ан­д­рей Ку­зич­кин, нач­де­пар­та­мен­та куль­ту­ры. А что он? Он все­гда от­крыт для об­ще­ния с твор­че­с­ки­ми ра­бот­ни­ка­ми – и толь­ко. Вот ещё объ­я­ви­ли кон­курс на луч­шую кни­гу о Том­ске – как и в про­чих слу­ча­ях, тут бу­дет со­от­но­ше­ние шан­сов один к трид­ца­ти при­мер­но. То есть, уже су­ще­ст­ву­ю­щие не один год и в го­ро­де из­ве­ст­ные по­эты, на сти­хи ко­то­рых и пес­ни сла­га­ют, долж­ны по-дет­ски вы­ст­ро­ить­ся в оче­редь и кон­ку­ри­ро­вать, бры­кать друг дру­га. О, как не уз­нать тут ли­бе­раль­ной хват­ки эс­пэ­эс­ни­ков – стё­ба над ве­ру­ю­щи­ми в по­мощь го­су­дар­ст­ва пи­са­те­ля­ми из «не­на­ви­ст­но­го со­вет­ско­го про­шло­го»! «В оче­редь, су­ки­ны де­ти!» – та­кой вот не­о­жи­дан­ный по­во­рот ан­ти­со­вет­ской ци­та­ты…

Бы­ло вре­мя – так во­об­ще на всех не­объ­ят­ных об­лом­ках СССР на­ши ли­бе­рал-ре­фор­ма­то­ры хо­те­ли пе­ре­ве­с­ти па­мят­ни­ки, биб­ли­о­те­ки, му­зеи на са­мо­оку­па­е­мость. Ин­те­рес­но, как бу­дут взи­мать па­мят­ни­ки пла­ту за их про­смотр – и их на­до от­го­ро­дить за­бо­ра­ми вы­со­той, как у особ­ня­ков ли­бе­раль­ной эли­ты, при­ста­вить ох­ра­ну? Да, кста­ти: за­бо­ров в на­шей стра­не за де­вя­но­с­тые при­ба­ви­лось весь­ма и весь­ма. И есть не­зри­мый за­бор те­перь меж­ду чи­нов­ни­че­ст­вом и куль­ту­рой – ко­то­рый чи­ну­шам-то со­вер­шен­но не­вы­го­ден, но они не ви­дят даль­ше соб­ст­вен­но­го носа.

 

Поэты и жёны выполняют работу департамента

 

Мы про­кра­лись в тём­ный зал, где пе­ла Ин­на Ка­зар­це­ва. Увы, Ири­на так за­чи­та­лась «Ли­те­ра­тур­ной Рос­си­ей», что Ин­на по­том край­не су­ро­во ей вы­го­во­ри­ла, но я-то слу­шал. И тут ме­ня осе­ни­ло: ведь сла­га­ю­щая пес­ни на сло­ва и Оль­ги Ко­ма­ро­вой, и всё то­го же Ни­ко­лая, ко­то­рый так и не до­бил­ся от ме­ня са­мо­дек­ла­ма­ции – Ин­на и дру­гие том­ские и ке­ме­ров­ские бар­ды ава­рий­но за­ме­ща­ют ра­бо­ту це­ло­го де­пар­та­мен­та куль­ту­ры, ко­то­рый один лишь ве­да­ет, на что идут бю­д­жет­ные сред­ст­ва. Не ис­клю­че­но, что и в по­мощь ме­с­та­ми та­ким вот кон­цер­там – но да­же ес­ли та­кое моё пред­по­ло­же­ние вер­но, это­го то­же ма­ло.

Вир­ту­оз­но вла­де­ю­щая клас­си­че­с­кой и джа­зо­вой ги­та­рой, Ин­на пе­ла пес­ни и на ан­г­лий­ском, и из филь­ма «Же­с­то­кий ро­манс», и Доль­ско­го с Щер­ба­ко­вым. Но я при­слу­ши­вал­ся к сло­вам здеш­них по­этов – они силь­но вы­де­ля­лись на фо­не клас­си­ки. Да тут кла­дезь на­сто­я­щий!

Ин­спек­ти­руя, так ска­зать, куль­тур­ную об­ста­нов­ку, по­зна­ко­мил­ся я и с те­а­т­ром «Вер­сия». Это не­го­су­дар­ст­вен­ный и да­же не­го­род­ской те­атр, да­же зда­ние ко­то­ро­го по­ст­ро­е­но здеш­ним стро­и­тель­ным маг­на­том в уве­се­ле­ние же­ны. Же­на его – не­бе­зыз­ве­ст­ная Ве­ра Тю­т­ри­на, хо­зяй­ка и ре­жис­сёр те­а­т­ра. Да­ва­ли в её ка­мер­ном те­а­т­ре вещь на­столь­ко не­о­жи­дан­ную, что нель­зя бы­ло не за­гля­нуть – «Бед­ная Ли­за», но мю­зикл. Од­на­ко скеп­сис мой и сто­лич­ный сно­бизм бы­ли раз­ве­я­ны вмиг все­го лишь че­тырь­мя ар­ти­с­та­ми и тре­мя му­зы­кан­та­ми, они дей­ст­ви­тель­но су­ме­ли, не в ущерб па­фо­су и тра­гиз­му за­мы­ла Ка­рам­зи­на, да­же ме­с­та­ми пост­мо­дер­нист­ски по­ще­ко­тать клас­си­ка. Впро­чем, так де­ла­ют сей­час все пост­со­вет­ские те­а­т­ры: ку­да де­вать­ся. В «Рас­ска­зах Шук­ши­на», что идут ан­т­ре­при­зой на од­ной из мос­ков­ских сцен, на­при­мер, Ев­ге­ний Ми­ро­нов на­и­бо­лее мил был за­лу, имен­но вы­да­вая со­вер­шен­но кло­ун­ские, а не ак­тёр­ские пер­лы. Увы – де­гра­да­ция сце­ны по обе сто­ро­ны рам­пы…

Но здесь – нет! Тут по­ми­мо ко­ле­нец бы­ла на­сто­я­щая ак­тёр­ская ра­бо­та – в осо­бен­но­с­ти ис­пол­няв­шая роль Ли­зы Ма­рия Ла­пи­на бы­ла хо­ро­ша. По­жа­луй, так вжи­вать­ся в роль опас­но – в её го­ло­се, ког­да пе­ла, в ме­ло­ди­че­с­ких хо­дах оп­ре­де­лён­но уз­на­ва­лась ме­с­та­ми Ян­ка Дя­ги­ле­ва. Да и те­ма близ­кая – по­дру­га, твор­че­с­кая со­рат­ни­ца Его­ра Ле­то­ва, бард и по­эт Яна Дя­ги­ле­ва ведь то­же утоп­лен­ни­ца…

Зал ка­мер­но­го те­а­т­ра, на­по­ми­на­ю­щий ско­рее сту­ден­че­с­кую ау­ди­то­рию или мос­ков­ский По­ли­тех­ни­че­с­кий му­зей, был за­пол­нен до по­след­не­го ме­с­та. То есть – ис­кус­ст­во, взя­тое в ча­ст­ные ру­ки, здесь по­пу­ляр­но. И тут сно­ва мне уви­де­лась ана­ло­гия – да, мно­гих те­а­т­ров та­ко­го уров­ня не со­здать (стро­и­тель­ных маг­на­тов на всех ув­ле­ка­ю­щих­ся те­а­т­ром жён не хва­тит). Од­на­ко ши­кар­ная ду­бо­вая «об­лож­ка» это­го те­а­т­ра – срод­ни из­дан­но­му на сред­ст­ва ав­то­ра сбор­ни­ку сти­хов. Кто зна­ет, чем он по­сту­пил­ся, что­бы на­ко­нец вый­ти в до­стой­ной об­лож­ке? Мо­жет, ма­ши­ну про­дал, мо­жет, да­чу, а мо­жет (как в филь­ме «Га­раж», по­мни­те?) – ро­ди­ну. Это я о Ку­зич­ки­не. И, ко­неч­но, в пе­ре­нос­ном смыс­ле.

Ро­ди­ны, ко­то­рая за­бо­ти­лась при по­сред­ст­ве слуг на­ро­да о сво­ём на­ро­де – нет с 1991-го, по­сле бе­ло­ве­жья. И кто-то эту ро­ди­ну по­те­рял, кто-то пре­дал по идей­ным со­об­ра­же­ни­ям (ли­бе­ра­лы), а кто-то – про­дал (чи­нов­ни­ки), имея ны­не уро­вень до­стат­ка, силь­но воз­вы­ша­ю­щий­ся над на­род­ным, и ещё при этом де­мон­ст­ра­тив­но иг­но­ри­руя по­же­ла­ния на­ро­да.

Что ж – вот ис­кус­ст­во и воз­вра­ща­ет­ся в эпо­ху де­ка­дан­са, раз­бро­да и субъ­ек­тив­но­го иде­а­лиз­ма, еди­ное куль­тур­ное про­ст­ран­ст­во уте­ря­но так же, как СССР. Да, есть ус­пе­хи на ос­т­ро­вах – но их ещё по­ищи… Ве­ра Тю­т­ри­на са­ма за­ни­ма­ет­ся те­а­т­ром, по­ста­нов­ка­ми (нет над ней на­чаль­ст­ва, кро­ме му­жа), по­эты же са­ми, спон­со­ров та­ко­го уров­ня не имея, за­ни­ма­ют­ся транс­ля­ци­ей сво­их сти­хов – и, на­вер­ное, быть спе­тым здесь Ка­зар­це­вой, это поч­ти что быть спе­тым в Моск­ве «Лю­бэ». То есть «ре­цепт ус­пе­ха» Ми­ха­и­ла Ан­д­ре­е­ва здесь пы­та­ют­ся по­вто­рять, в мас­шта­бах по­скром­нее, но по су­ти – так.

Ка­кой по­эт и ко­му ну­жен сей­час в Рос­сии? Воз­мож­но, ни­ка­кой и ни­ко­му – и имен­но это до­ка­зы­ва­ет Ку­зич­кин. Мол, кто ме­ша­ет из­ве­ст­но­му пи­са­те­лю спон­со­ра най­ти. А мо­жет, ещё при­ка­же­те на свои кров­ные пе­ча­тать­ся. На здеш­ние зар­пла­ты (по­лу­чая 15 ты­сяч – ты поч­ти сред­ний класс) в Том­ске и так не раз­гу­ля­ешь­ся. Меж­ду тем, нач­деп Ку­зи­ч­кин не по­ни­ма­ет про­стей­шей си­ту­а­ции: из­да­вая Ан­д­ре­е­ва, он из­да­ёт и се­бя. Вот здесь бы, а не где-то ещё, пре­дис­ло­вие или про­сто на­пут­ст­вие «от чи­нов­ни­че­ст­ва» смо­т­ре­лось впол­не уме­ст­но. И, гля­дишь, то­же обес­смер­ти­лось бы имя ря­дом с име­нем нуж­но­го по­эта. Нуж­но­го пе­сен­ни­кам и бра­ть­ям-по­этам, но со­вер­шен­но не­нуж­но­го чи­нов­ни­кам.

Вспом­ним Хру­щё­ва – тот яв­лял со­бой фе­но­мен сво­е­го ро­да. Не силь­ный в ис­кус­ст­вах, мяг­ко го­во­ря, он при этом от­крыл не­ви­дан­ный раз­мах ки­не­ма­то­гра­фу, по­эзии сво­ей вред­ной в по­ли­ти­че­с­ком и эко­но­ми­че­с­ком пла­не «от­те­пе­лью». То есть он в хо­ро­шем смыс­ле по­ка­зал все­му ми­ру до­сти­же­ния со­вет­ской куль­ту­ры – на­шу Кузь­ки­ну Мать. Что же ны­не? А ны­не – на­обо­рот. Мать те­перь Ку­зич­ки­на, из­мель­ча­ла по­ро­да. Впол­не куль­тур­ные, об­ра­зо­ван­ные ли­бе­ра­лы – за­вин­чи­ва­ют гай­ки на куль­тур­ном фрон­те, пы­та­ют­ся по-ры­ноч­но­му по­ст­ро­ить впол­не уже со­сто­яв­ших­ся ли­те­ра­то­ров в сме­хо­твор­ных кон­кур­сах, в пе­соч­ни­цы за­го­няя ше­с­ти­де­ся­ти­лет­них клас­си­ков (по уров­ню). По­то­му что те­перь та­кие пра­ви­ла. В ито­ге да­же из­ве­ст­ней­ше­го из по­этов его ро­ди­на из­дать не пы­та­ет­ся – и гля­дит на Моск­ву, как Моск­ва на за­гра­ни­цу. Мол, там-то уж из­да­дут!.. Вот как лег­ко да­же с об­ра­зо­ван­ным ко­ман­до­ва­ни­ем стать про­вин­ци­ей – не в си­лу куль­тур­ной от­ста­ло­с­ти, а в си­лу го­ря от ли­бе­раль­но­го ума. По­хо­жее тут и с транс­пор­том: ос­нов­ной его вид – это мар­ш­рут­ка «па­зик», ча­ст­ных пред­при­я­тий. Средь них ред­ко встре­ча­ют­ся ав­то­бу­сы по­боль­ше, но на них гор­до кра­су­ет­ся ло­зунг «Воз­рож­де­ние му­ни­ци­паль­но­го транс­пор­та» и ло­го­тип «Еди­ной Рос­сии» (кста­ти, и на трам­вае «пя­тё­роч­ке»).

Вы, ли­бе­ра­лиш­ки, пе­ре­кра­сив­ши­е­ся в «яд­ра чи­с­то­го изу­м­ру­да», уже до­воз­рож­да­ли Со­вет­скую Рос­сию из сверх­дер­жа­вы до сы­рь­е­вой им­пе­рии – вот и тут, по­хо­же, ско­ро толь­ко ча­ст­ный из­воз ос­та­нет­ся. Не по­ра ли не по слу­чаю вы­бо­ров по­вер­нуть­ся ли­цом ес­ли не ко все­му на­ро­ду, то хоть к на­род­ным по­этам?

 

Дмитрий ЧЁРНЫЙ


 

МНЕ­НИЕ РЕ­ДАК­ЦИИ

 

Итак, под­ве­дём пред­ва­ри­тель­ные ито­ги. Во­прос, как мы по­ня­ли, сто­ит те­перь не толь­ко о Ми­ха­и­ле Ан­д­ре­е­ве. Он, бе­зус­лов­но, до­стой­ный по­эт и дав­но за­слу­жил пра­во на вы­пуск кни­ги сво­их сти­хов. Не со­мне­ва­ем­ся: эта кни­га в лю­бом слу­чае бу­дет из­да­на и дой­дёт до бла­го­дар­ных чи­та­те­лей.

Про­бле­ма ока­за­лась ку­да слож­ней. Чи­та­ю­щая Рос­сия впря­мую столк­ну­лась с не­ком­пе­тент­но­с­тью и не­ра­ди­во­с­тью вы­со­ко­по­с­тав­лен­ных чи­нов­ни­ков от куль­ту­ры.

Су­ди­те са­ми. Уже по­сле пуб­ли­ка­ции ма­те­ри­а­ла В.Ог­рыз­ко «Кто пы­та­ет­ся опу­с­тить шлаг­ба­ум пе­ред Ми­ха­и­лом Ан­д­ре­е­вым?» («ЛР», 2011, 25 фе­в­ра­ля) в ре­дак­цию при­шло пись­мо, под­пи­сан­ное 3 мар­та на­чаль­ни­ком де­пар­та­мен­та по куль­ту­ре Том­ской об­ла­с­ти А.А. Ку­зич­ки­ным. В нём чёр­ным по бе­ло­му бы­ло на­пи­са­но, что «под­держ­ка кни­го­из­да­тель­ской де­я­тель­но­с­ти… не вхо­дит в пол­но­мо­чия воз­глав­ля­е­мо­го мною Де­пар­та­мен­та». Но ес­ли это так, то по­че­му г-н Ку­зич­кин це­лый год во­дил ре­дак­цию га­зе­ты за нос, раз­да­вая на­ле­во и на­пра­во все­воз­мож­ные обе­ща­ния, и за­чем ему по­на­до­би­лось за­пра­ши­вать от нас ру­ко­пись кни­ги? Это пер­вое очень стран­ное об­сто­я­тель­ст­во.

Вто­рое. Г-н Ку­зич­кин, со­слав­шись на ми­ни­с­т­ра куль­ту­ры Рос­сии А.А. Ав­де­е­ва, со­об­щил, что на фе­де­раль­ном уров­не «по­ка со­здан ме­ха­низм под­держ­ки оте­че­ст­вен­но­го ки­не­ма­то­гра­фа. Опыт его ра­бо­ты по­ка­жет, на­сколь­ко он эф­фек­ти­вен и воз­мож­но ли его за­пу­с­тить в кни­го­из­да­тель­ской де­я­тель­но­с­ти». Вы­хо­дит, г-н Ку­зич­кин ни­че­го не зна­ет о том, что в рам­ках су­ще­ст­ву­ю­щей фе­де­раль­ной про­грам­мы куль­ту­ры уже мно­го лет дей­ст­ву­ет фе­де­раль­ная под­про­грам­ма кни­го­из­да­ния? Да и на ре­ги­о­наль­ном уров­не то­же есть мно­го до­стой­ных об­раз­цов для под­ра­жа­ния. Тот же Куз­басс. Взял бы г-н Ку­зич­кин да и съез­дил к со­се­дям, по­смо­т­рел бы, как его кол­ле­ги из Ке­ме­ров­ской об­ла­с­ти под­дер­жи­ва­ют ме­ст­ных пи­са­те­лей.

Но это ещё цве­точ­ки. Ягод­ки мы по­лу­чи­ли в эле­к­трон­ном пись­ме. На­чаль­ни­ку том­ско­го де­пар­та­мен­та куль­ту­ры очень не по­нра­ви­лись на­ши пе­чат­ные оцен­ки его де­я­тель­но­с­ти. Ви­ди­мо, в по­ры­ве не­го­до­ва­ния он за­явил, что не нам су­дить о его со­от­вет­ст­вии за­ни­ма­е­мой долж­но­с­ти. Стран­ное, мяг­ко го­во­ря, ут­верж­де­ние. А как же тог­да граж­дан­ское об­ще­ст­во, за фор­ми­ро­ва­ние ко­то­ро­го г-н Ку­зич­кин так упор­но ещё не­дав­но бо­рол­ся в Со­ю­зе пра­вых сил? Или те­перь жур­на­ли­с­там уже за­пре­ще­но вы­ска­зы­вать ка­кие-ли­бо кри­ти­че­с­кие суж­де­ния о де­я­тель­но­с­ти чи­нов­ни­ков? Нет, Ан­д­рей Алек­сан­д­ро­вич, вы оши­ба­е­тесь: глот­ку вы нам не за­тк­нё­те. Дру­гое де­ло, что, да, окон­ча­тель­ное ре­ше­ние о том, в ка­ком крес­ле вам си­деть, при­ни­ма­ет уже не граж­дан­ское об­ще­ст­во. Это де­ло дру­гих на­чаль­ни­ков. По их ре­ак­ции бу­дет вид­но, ус­т­ра­и­ва­ет ли их не­ком­пе­тент­ность чи­нов­ни­ков от куль­ту­ры, или они дей­ст­ви­тель­но за­ин­те­ре­со­ва­ны в бо­лее пол­ном рас­кры­тии твор­че­с­ко­го по­тен­ци­а­ла то­ми­чей. По­ка на при­ме­ре спор­тив­ной ко­ман­ды «Томь» мы на­блю­да­ли об­рат­ную ре­ак­цию: ме­ст­ное на­чаль­ст­во вспо­м­ни­ло об ин­те­ре­сах на­ро­да лишь по­сле вме­ша­тель­ст­ва фе­де­раль­но­го цен­т­ра.





Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования