Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №30. 29.07.2011

«МНЕ ЛОТМАН НЫНЧЕ СПИНУ ТЁР…»

Имя круп­ней­ше­го оте­че­ст­вен­но­го фи­ло­ло­га, ис­то­ри­ка и фи­ло­со­фа вто­рой по­ло­ви­ны ушед­ше­го ХХ сто­ле­тия, че­ло­ве­ка ко­лос­саль­но­го ума и зна­ний, а внеш­не, как ино­гда на­хо­ди­ли, слег­ка по­хо­див­ше­го на Ф.Ниц­ше – ше­ве­лю­рой и уса­ми – Юрия Ми­хай­ло­ви­ча Лот­ма­на (1922–1993) из­ве­ст­но от­нюдь не толь­ко спе­ци­а­ли­с­там – мно­гим па­мят­ны его те­ле­ви­зи­он­ные вы­ступ­ле­ния кон­ца 1980-х го­дов «Бе­се­ды о рус­ской куль­ту­ре», а за­тем и вы­шед­шая кни­га ста­тей и очер­ков под тем же на­зва­ни­ем, пре­крас­но ил­лю­с­т­ри­ро­ван­ная. В по­след­ние го­ды сво­ей жиз­ни он стал да­же в оп­ре­де­лён­ном смыс­ле «брен­дом», как те­перь при­ня­то го­во­рить, на­уч­но-куль­тур­ной жиз­ни пе­ре­лом­ной эпо­хи.

Ю.М. ЛОТМАН
Ю.М. ЛОТМАН

На­уч­ное на­сле­дие Лот­ма­на – это, ко­неч­но, «выс­ший пи­ло­таж» фи­ло­ло­ги­че­с­кой на­уки на все вре­ме­на. До­ста­точ­но на­звать его зна­ме­ни­тые «Лек­ции по струк­ту­раль­ной по­эти­ке», кни­гу «Струк­ту­ра ху­до­же­ст­вен­но­го тек­с­та», мно­го­чис­лен­ные ста­тьи о рус­ской ли­те­ра­ту­ре XVIII–XIX ве­ков, пуб­ли­ко­вав­ши­е­ся впер­вые в «Учё­ных за­пи­с­ках Тар­ту­с­ко­го го­су­ни­вер­си­те­та» (в своё вре­мя они бы­ли од­ним из луч­ших фи­ло­ло­ги­че­с­ких из­да­ний в стра­не, так же как и из­ве­ст­ная тар­ту­с­кая се­рия «Се­ми­оти­ка. Тру­ды по зна­ко­вым си­с­те­мам», вы­хо­див­шая при бли­жай­шем уча­с­тии Лот­ма­на). Или как не вспом­нить его кни­ги о Ка­рам­зи­не и Пуш­ки­не – би­о­гра­фию Пуш­ки­на, на­пи­сан­ную для учи­те­лей-сло­вес­ни­ков, и ком­мен­та­рий к «Ев­ге­нию Оне­ги­ну», за­ме­нив­ший во мно­гом хо­ро­ший, но к то­му вре­ме­ни уже до­ста­точ­но ус­та­рев­ший ком­мен­та­рий 1949 го­да, при­над­ле­жа­щий пе­ру мос­ков­ско­го про­фес­со­ра Н.Л. Брод­ско­го. Всё это под­лин­ная, на­сто­я­щая на­ука, ис­тин­ный «пир ума» и та­лан­та.

Но ос­но­вав струк­ту­ра­лист­скую шко­лу в ли­те­ра­ту­ро­ве­де­нии, в со­вет­ское вре­мя го­ни­мую по при­чи­не, глав­ным об­ра­зом, то­го, что струк­ту­ра­лизм не при­дер­жи­вал­ся обя­за­тель­ных в ту по­ру для офи­ци­аль­но­го ли­те­ра­ту­ро­ве­де­ния марк­сист­ско-ле­нин­ских иде­о­ло­ги­че­с­ких догм, Лот­ман, как это ни стран­но, не ос­та­вил боль­шо­го ко­ли­че­ст­ва уче­ни­ков. А сам как учё­ный был зна­чи­тель­но ши­ре и сво­их са­мых вер­ных адеп­тов, и, ко­неч­но, в пер­вую оче­редь сво­их эпи­го­нов, ко­то­рых то­же не­ма­ло. «К фор­ма­лиз­му он от­но­сил­ся сдер­жан­но», – вспо­ми­нал хо­ро­шо его знав­ший Вяч. Вс. Ива­нов. Не­ко­то­рые из­держ­ки струк­ту­ра­лист­ско­го ме­то­да, преж­де все­го в сти­хо­ве­де­нии, про­яв­ляв­ши­е­ся в при­ме­не­нии ма­те­ма­ти­че­с­ких и ста­ти­с­ти­че­с­ких вы­кла­док, не вы­зы­ва­ли у не­го боль­шо­го со­чув­ст­вия. Лот­ман, как ши­ро­ко мыс­ля­щий учё­ный, пре­крас­но по­ни­мал, что ис­кус­ст­во име­ет свои вну­т­рен­ние за­ко­ны и по­то­му не мо­жет под­вер­гать­ся ма­те­ма­ти­че­с­ким ме­то­дам ис­сле­до­ва­ния. Они мо­гут иметь всё-та­ки толь­ко чи­с­то при­клад­ной, но ни­как не са­мо­цель­ный ха­рак­тер.

Ю.М. Лот­ман про­ис­хо­дил из ин­тел­ли­гент­ной пе­тер­бург­ской се­мьи – его отец был ад­во­ка­том, а за­тем, в со­вет­ское вре­мя ра­бо­тал юри­с­кон­суль­том в од­ном из ле­нин­град­ских из­да­тельств. Мать бы­ла вра­чом. Од­на из стар­ших се­с­тёр – Ли­дия Ми­хай­лов­на Лот­ман – из­ве­ст­ный ис­сле­до­ва­тель рус­ской ли­те­ра­ту­ры вто­рой по­ло­ви­ны XIX ве­ка, на­уч­ный со­труд­ник ИР­ЛИ (Пуш­кин­ско­го До­ма).

Ю.М. Лот­ман был вос­пи­тан­ни­ком бле­с­тя­щей ле­нин­град­ской ака­де­ми­че­с­кой уни­вер­си­тет­ской шко­лы – его учи­те­ля­ми бы­ли про­фес­со­ра Б.М. Эй­хен­ба­ум, В.Я. Пропп, Г.А. Гу­ков­ский, ра­но умер­ший Н.И. Мор­дов­чен­ко. По­сту­пив в Ле­нин­град­ский уни­вер­си­тет в 1939 го­ду, в са­мый раз­гар со­вет­ско-фин­ской кам­па­нии, Лот­ман смог его окон­чить толь­ко в 1950-м, пе­ред этим прой­дя ар­мей­скую служ­бу, фронт в ка­че­ст­ве сер­жан­та-ар­тил­ле­ри­с­та «от звон­ка до звон­ка» и мно­гие дру­гие ис­пы­та­ния, вы­пав­шие на до­лю его по­ко­ле­ния. Жизнь его скла­ды­ва­лась не­лег­ко. Дол­гое вре­мя у мо­ло­до­го фи­ло­ло­га не бы­ло до­стой­ной его, не бу­дет пре­уве­ли­че­ни­ем ска­зать, ге­ни­аль­ных спо­соб­но­с­тей ра­бо­ты. Толь­ко за­щи­тив в 1960 го­ду, не до­стиг­нув и со­ро­ка лет, док­тор­скую дис­сер­та­цию, он ока­зал­ся в эс­тон­ском Тар­ту, и здесь его ка­рь­е­ра бы­с­т­ро взле­те­ла – в 1963 го­ду он стал про­фес­со­ром Тар­ту­с­ко­го уни­вер­си­те­та и ос­тал­ся там на всю жизнь. По­это­му не­боль­шой ста­рин­ный го­ро­док, сов­ме­щав­ший в се­бе чер­ты ста­ро­го не­мец­ко-при­бал­тий­ско­го ду­ха с не­ко­то­рым, ви­ди­мо, ес­те­ст­вен­ным про­вин­ци­а­лиз­мом уже но­вей­ше­го вре­ме­ни, что про­яв­ля­лось и в та­мош­них фи­ло­ло­ги­че­с­ких нра­вах, – с его ра­туш­ной пло­ща­дью, клас­си­че­с­ким зда­ни­ем уни­вер­си­те­та, го­рой То­о­ма-Мя­ги, где рас­по­ла­га­лись уни­вер­си­тет­ская кли­ни­ка и ана­то­ми­че­с­кий те­атр – Тар­ту­с­кий уни­вер­си­тет был един­ст­вен­ным уни­вер­си­те­том, где со­хра­нил­ся не от­де­лён­ный ме­ди­цин­ский фа­куль­тет с очень ста­рин­ны­ми тра­ди­ци­я­ми. Его окон­чи­ли в своё вре­мя зна­ме­ни­тый рус­ский хи­рург Н.И. Пи­ро­гов, из­ве­ст­ный врач ака­де­мик Н.Н. Бур­ден­ко, ко­то­рым ус­та­нов­ле­ны па­мят­ни­ки, а так­же В.В. Ве­ре­са­ев. При­вле­кал вни­ма­ние и на­хо­дя­щий­ся там же ста­рый па­мят­ник ми­к­ро­би­о­ло­гу ака­де­ми­ку К.Бэ­ру. Весь этот уни­вер­си­тет­ский го­ро­док и его ан­ту­раж не­раз­рыв­но свя­зан с жиз­нью и де­я­тель­но­с­тью за­ме­ча­тель­но­го учё­но­го и за­ме­ча­тель­но­го че­ло­ве­ка.

Кста­ти, за­ме­тим, что при­ез­жав­шим в Тар­ту сре­ди про­чих до­сто­при­ме­ча­тель­но­с­тей очень за­по­ми­нал­ся на го­род­ском клад­би­ще ог­ром­ный чёр­ный крест на мо­ги­ле Ф.В. Бул­га­ри­на, ко­то­рый оби­тал в Дерп­те в по­след­ние го­ды жиз­ни. В од­ном из сво­их очер­ко­вых про­из­ве­де­ний – «По­езд­ка по Эст­лян­дии» – Бул­га­рин сде­лал та­кое в оп­ре­де­лён­ном смыс­ле анек­до­ти­че­с­ки зву­ча­щее на­блю­де­ние: «Хо­ро­шо, что в Дерп­те нет жи­дов, а то от них вез­де од­на толь­ко не­чисть». Во вре­ме­на ран­ней юно­с­ти ав­то­ра этой ста­тьи эта сен­тен­ция бы­ла пред­ме­том шу­ток и сме­ха. Го­во­ри­ли: «А что бы он (Бул­га­рин. – А.Р.) ска­зал сей­час?», под­ра­зу­ме­вая, что на от­де­ле­нии рус­ской фи­ло­ло­гии Тар­ту­с­ко­го уни­вер­си­те­та в то вре­мя ра­бо­та­ли в ос­нов­ном ев­реи.

Мой отец Пётр Алек­сан­д­ро­вич Руд­нев не­сколь­ко лет, в кон­це 1960-х – на­ча­ле 1970-х го­дов, пре­по­да­вал по при­гла­ше­нию Ю.М. Лот­ма­на на ка­фе­д­ре рус­ской ли­те­ра­ту­ры Тар­ту­с­ко­го уни­вер­си­те­та. Тот же уни­вер­си­тет окон­чил и мой млад­ший брат, Ва­дим Руд­нев, те­пе­реш­ний из­ве­ст­ный учё­ный. «На за­ре ту­ман­ной юно­с­ти» в Тар­ту при­хо­ди­лось бы­вать и гос­тить у род­ст­вен­ни­ков и ав­то­ру этой ста­тьи. Особенно за­пом­нил­ся один из лет­них ме­ся­цев 1959 го­да, про­ве­дён­ный в очень жи­во­пис­ном дач­ном го­род­ке Эль­ва, в по­лу­ча­се ез­ды от Тар­ту, где тог­да ле­том обыч­но про­во­дил вре­мя, мож­но ска­зать, са­мый цвет ле­нин­град­ской в ос­нов­ном, но и мос­ков­ской то­же ин­тел­ли­ген­ции. Там мож­но бы­ло ви­деть при­ез­жав­ше­го к ко­му-то в гос­ти из Усть-Нар­вы Д.Д. Шо­с­та­ко­ви­ча, пе­ре­вод­чи­цу Р.Я. Райт-Ко­ва­лё­ву, из­ве­ст­но­го в 1920-х го­дах жур­на­ли­с­та Л.М. Со­снов­ско­го, из­ве­ст­но­го ле­нин­град­ско­го хи­рур­га, про­фес­со­ра Та­ть­я­ну Виль­гель­мов­ну Ша­ак и мно­гих дру­гих. У Ю.М. Лот­ма­на, его же­ны За­ры Гри­го­рь­ев­ны Минц, из­ве­ст­но­го то­же ли­те­ра­ту­ро­ве­да, спе­ци­а­ли­с­та по Се­ре­б­ря­но­му ве­ку, имев­ших тро­их сы­но­вей – Ми­ха­и­ла, Гри­го­рия и Алек­сея, мы не раз бы­ва­ли в гос­тях. Юрий Ми­хай­ло­вич ко мне, тог­да жел­то­ро­то­му юн­цу, от­но­сил­ся со­вер­шен­но как к рав­но­му, был все­гда очень мил, лю­бе­зен и при­вет­лив, а впос­лед­ст­вии, ког­да я со­би­рал­ся по­сту­пать в ас­пи­ран­ту­ру и пи­сать дис­сер­та­цию о Ле­о­ни­де Ан­д­ре­е­ве, он, «как бы рез­вя­ся и иг­рая», под­бро­сил мне не­сколь­ко очень цен­ных и ин­те­рес­ных идей и мыс­лей. Все­гда об­ра­ща­ла вни­ма­ние на се­бя их ужа­са­ю­ще бе­за­ла­бер­ная в бы­то­вом от­но­ше­нии жизнь, на­пол­нен­ная толь­ко лишь по­движ­ни­че­с­ким на­уч­ным тру­дом. В их со­вер­шен­но от­кры­том до­ме, ко­то­рый ча­с­то на­зы­ва­ли табль­до­том или ча­ст­ным пан­си­о­ном, по­сто­ян­но кто-ни­будь гос­тил, жил, но­че­вал, пи­тал­ся, все­гда ко­му-ни­будь ока­зы­ва­лась и ма­те­ри­аль­ная по­мощь, под­час ра­зо­ряв­шая са­мих хо­зя­ев. По слу­хам, к Лот­ма­нам мог­ли прий­ти да­же с ули­цы, во­все не­зна­ко­мые лю­ди, и они при­ни­ма­ли всех. Бы­ва­ли и гос­ти­ли там и опас­ные с точ­ки зре­ния тог­даш­не­го КГБ пер­со­на­жи – впос­лед­ст­вии аре­с­то­ван­ный Г.Г. Су­пер­фин, А.Б. Ро­гин­ский, при­ез­жал од­наж­ды и А.И. Со­лже­ни­цын. Ес­те­ст­вен­но, что се­мья Лот­ма­нов бы­ла под на­блю­де­ни­ем, и од­наж­ды к ним на­гря­ну­ли с обы­с­ком. Ра­бот­ни­ки ор­га­нов пе­ре­ры­ли всю ог­ром­ную биб­ли­о­те­ку, но ни­че­го по­до­зри­тель­но­го не на­шли. Кра­моль­ный са­миз­дат на­хо­дил­ся на са­мом вер­ху вы­со­кой гол­ланд­ской печ­ки, ку­да они за­гля­нуть не до­га­да­лись. Лот­ман по­сле это­го го­во­рил, что бла­го­да­ря обы­с­ку его кни­ги и ру­ко­пи­си те­перь в иде­аль­ном по­ряд­ке и он мо­жет най­ти лег­ко всё, что ему на­до.

П.А. Руд­нев, ко­то­рый был не толь­ко из­ве­ст­ным фи­ло­ло­гом, но и не ме­нее из­ве­ст­ным (в оп­ре­де­лён­ном кру­гу) ос­т­ро­сло­вом, од­наж­ды хо­дил вме­с­те с Лот­ма­ном в ба­ню и со­чи­нил по это­му по­во­ду сле­ду­ю­щий сти­хо­твор­ный экс­промт:

 

Мне Лот­ман нын­че спи­ну тёр –

И в этом де­ле он вос­тёр,

Жаль, пред­ска­зать я не умею,

Ког­да он мне на­мы­лит шею.

 

«Шею» Лот­ман всё-та­ки ему «на­мы­лил». В ко­неч­ном счё­те они не смог­ли как-то по­ла­дить (ви­ди­мо, как два мед­ве­дя в од­ной бер­ло­ге – оба бы­ли круп­ны­ми лич­но­с­тя­ми), и мой отец вы­нуж­ден был по­ки­нуть Тар­ту. Дру­же­с­ких от­но­ше­ний меж­ду ни­ми уже боль­ше не бы­ло ни­ког­да, но вза­и­мо­ува­жи­тель­ные, ко­неч­но, со­хра­ни­лись, рав­но как ос­та­лись и на­уч­ные кон­так­ты – и с са­мим Лот­ма­ном, и с чле­на­ми его се­мьи.

Сре­ди под­пи­сав­ших не­кро­лог Ю.М. Лот­ма­на, скон­чав­ше­го­ся 28 ок­тя­б­ря 1993 го­да в Мюн­хе­не (с не­ко­то­рых пор он на­ко­нец-то стал «вы­езд­ным»), из­ве­ст­ных учё­ных с ми­ро­вы­ми име­на­ми – С.С. Аве­рин­це­ва, М.Л. Га­с­па­ро­ва, Е.М. Ме­ле­тин­ско­го, В.Н. То­по­ро­ва, Вяч. Вс. Ива­но­ва и мно­гих дру­гих был и П.А. Руд­нев.


Александр РУДНЕВ,
г. КОЛОМНА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования