Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №40. 07.10.2011

ПОСЛЕДНИЙ ПОМЕЩИК

К чис­лу на­и­бо­лее куль­тур­ных ли­те­ра­ту­ро­ве­дов-ис­сле­до­ва­те­лей со­вет­ской эпо­хи и, бе­зус­лов­но, ува­жа­е­мых и по­чтен­ных во всех от­но­ше­ни­ях лю­дей от­но­сит­ся Ки­рилл Ва­си­ль­е­вич Пи­га­рёв, со сто­ро­ны ма­те­ри до­во­див­ший­ся прав­ну­ком Ф.И. Тют­че­ву.

Кирилл ПИГАРЁВ
Кирилл ПИГАРЁВ

Он ро­дил­ся 13 ап­ре­ля (31 мар­та) 1911 го­да в Моск­ве в дво­рян­ской се­мье и с дет­ских лет впи­тал в се­бя её тра­ди­ции. Как от­прыск ста­рин­ной и ро­до­ви­той дво­рян­ской фа­ми­лии, К.В. Пи­га­рёв был, по тог­даш­не­му вы­ра­же­нию, «ли­шен­цем» – он был ли­шён пра­ва по­ступ­ле­ния в учеб­ные за­ве­де­ния и был, как ска­зал о нём один из его уче­ни­ков, Е.Н. Ле­бе­дев, «Self-Made Man’ом» (че­ло­ве­ком, сде­лав­шим са­мо­го се­бя (англ.). Он по­лу­чил пре­крас­ное до­маш­нее об­ра­зо­ва­ние и вос­пи­та­ние, вла­дел не­сколь­ки­ми ино­ст­ран­ны­ми язы­ка­ми, преж­де все­го фран­цуз­ским. Эле­мен­ты фран­цуз­ско­го про­из­но­ше­ния от­ме­ча­лись в его обы­ден­ной ре­чи на про­тя­же­нии всей жиз­ни. Его дет­ские и от­ро­че­с­кие го­ды про­хо­ди­ли в ос­нов­ном в под­мо­с­ков­ной усадь­бе Му­ра­но­во, свя­зан­ной с име­на­ми Ф.И. Тют­че­ва и Е.А. Бо­ра­тын­ско­го, в ко­то­рой его дя­дя Ни­ко­лай Ива­но­вич Тют­чев (1876–1949), быв­ший ка­мер­гер дво­ра, ос­но­вал в 1920 го­ду му­зей, про­дол­жая там жить вме­с­те со сво­ей се­с­т­рой Со­фьей Ива­нов­ной Тют­че­вой (1870–1857), ко­то­рая бы­ла фрей­ли­ной им­пе­ра­т­ри­цы Алек­сан­д­ры Фё­до­ров­ны, поч­ти как по­ме­щик, ни в чём осо­бен­но не из­ме­нив сво­й жиз­нен­ный ук­лад, чем не­ма­ло раз­дра­жал ме­ст­ных кре­с­ть­ян.

Оба они всей ду­шой не­на­ви­де­ли со­вет­скую власть, за ча­ем на тер­ра­се уса­деб­но­го фли­ге­ля ве­ли очень опас­ные раз­го­во­ры, но всё же как-то су­ме­ли при­спо­со­бить­ся к но­вым по­ряд­кам и уце­ле­ли. Н.И. Тют­чев впос­лед­ст­вии да­же по­лу­чил зва­ние За­слу­жен­но­го де­я­те­ля ис­кусств и ор­ден Тру­до­во­го Крас­но­го Зна­ме­ни. В юные го­ды К.В. Пи­га­рёв ис­пы­тал на се­бе силь­ное вли­я­ние С.Н. Ду­ры­ли­на, ко­то­рый был до­маш­ним пе­да­го­гом и его, и его бра­та, и двух се­с­тёр. Ува­же­ние и пи­е­тет к име­ни сво­е­го на­став­ни­ка он со­хра­нил на всю жизнь и до кон­ца под­дер­жи­вал поч­ти род­ст­вен­ные от­но­ше­ния с род­ны­ми Ду­ры­ли­на, ча­с­то на­ез­жая в гос­ти в их дом в под­мо­с­ков­ном Бол­ше­ве.

Пе­ча­тать­ся Пи­га­рёв на­чал с сем­над­ца­ти лет – в 1928 го­ду в тют­чев­ском аль­ма­на­хе «Ура­ния» по­яви­лась его пер­вая пуб­ли­ка­ция «Тют­чев – пе­ре­вод­чик Гё­те». За­тем по­сле­до­ва­ли бо­лее круп­ные ра­бо­ты в то­мах «Ли­те­ра­тур­но­го на­след­ст­ва», в аль­ма­на­хе «Зве­нья» – «Судь­ба ли­те­ра­тур­но­го на­след­ст­ва Тют­че­ва», «Ф.И. Тют­чев и про­бле­мы внеш­ней по­ли­ти­ки цар­ской Рос­сии» и др. В даль­ней­шем Пи­га­рёв все­гда сов­ме­щал ли­те­ра­ту­ро­вед­че­с­кую ра­бо­ту с ис­то­ри­че­с­кой про­бле­ма­ти­кой. С 1932 го­да Пи­га­рёв стал на­уч­ным со­труд­ни­ком му­ра­нов­ско­го му­зея, а в 1949 го­ду по­сле смер­ти Н.И. Тют­че­ва его дол­го­лет­ним ди­рек­то­ром. Его ча­с­то мож­но бы­ло ви­деть про­во­дя­щим экс­кур­сии или про­сто бе­се­до­вав­шим с по­се­ти­те­ля­ми – его ча­с­то на­зы­ва­ли по­это­му «по­след­ним по­ме­щи­ком, по­ка­зы­вав­шим своё име­ние». Бла­го­да­ря Пи­га­рё­ву му­зей «Му­ра­но­во» в 1960–1970-х го­дах стал од­ним из вид­ных на­уч­ных уч­реж­де­ний, имев­ших ми­ро­вой ав­то­ри­тет, преж­де все­го по­то­му, что там на­хо­дил­ся ог­ром­ный и цен­ней­ший ар­хив.

В 1920–1930-х го­дах Пи­га­рёв близ­ко об­щал­ся с ху­дож­ни­ком М.В. Не­сте­ро­вым, ча­с­то бы­вав­шим и гос­тив­шим в Му­ра­но­ве у Тют­че­вых и за­ри­со­вав­шим не­сколь­ко му­ра­нов­ских пей­за­жей. Впос­лед­ст­вии, в 1959 го­ду Пи­га­рёв из­дал пре­вос­ход­ную ме­му­ар­ную кни­гу М.В. Не­сте­ро­ва «Дав­ние дни», на­пи­сав к ней всту­пи­тель­ную ста­тью и ком­мен­та­рии. Вес­ной 1941 го­да по хо­да­тай­ст­ву Не­сте­ро­ва К.В. Пи­га­рёв был при­нят в Со­юз со­вет­ских пи­са­те­лей од­но­вре­мен­но со ста­рым ли­те­ра­то­ром, из­ве­ст­ным де­я­те­лем сим­во­лиз­ма П.П. Пер­цо­вым.

При­зы­ву на во­ен­ную служ­бу он не под­ле­жал по со­сто­я­нию здо­ро­вья – от сво­е­го дру­го­го пра­де­да Н.А. Би­ри­лё­ва, уча­ст­ни­ка Се­ва­с­то­поль­ской кам­па­нии, он унас­ле­до­вал тя­жё­лую нерв­ную бо­лезнь – и про­дол­жал жить в Моск­ве и в Му­ра­но­ве, за­ни­ма­ясь на­уч­ной ра­бо­той. Вско­ре в его судь­бе про­изо­шёл не­ко­то­рый пе­ре­лом. Как-то раз в кон­це 1942 го­да ему пе­ре­да­ли, что его про­сит по­зво­нить по пря­мо­му те­ле­фо­ну не кто иной, как сам И.В. Ста­лин. Зво­нить ему при­шлось из улич­ной те­ле­фон­ной буд­ки, так как во вре­мя вой­ны у мно­гих моск­ви­чей бы­ли от­клю­че­ны те­ле­фо­ны, а у Пи­га­рё­ва его и во­все не бы­ло.

Его со­еди­ни­ли со Ста­ли­ным, и вождь, по­хва­лив его очер­ки о Ку­ту­зо­ве в «Зна­ме­ни», пред­ло­жил ему на­пи­сать па­т­ри­о­ти­че­с­кую кни­гу о Су­во­ро­ве. Раз­го­вор был не­то­роп­ли­вым, вождь го­во­рил в сво­ей мед­ли­тель­ной ма­не­ре, и воз­ле те­ле­фон­ной буд­ки со­бра­лась оче­редь. Пи­га­рё­ва ста­ли бук­валь­но вы­тал­ки­вать из неё. «То­ва­рищ Ста­лин, я не мо­гу боль­ше раз­го­ва­ри­вать!» – в от­ча­я­нии поч­ти за­кри­чал Пи­га­рёв.

– А, не мо­же­те раз­го­ва­ри­вать? Ну, лад­но, – и раз­го­вор на этом обо­рвал­ся.

У Пи­га­рё­ва от ужа­са за­дро­жа­ли ко­ле­ни. Вер­нув­шись до­мой, он ждал, что вот-вот за ним при­едет «чёр­ный во­рон». И в са­мом де­ле, вско­ре пе­ред до­мом, где он жил, в Со­би­нов­ском пе­ре­ул­ке, ос­та­но­вил­ся ав­то­мо­биль, из не­го вы­шли двое во­ен­ных и на­пра­ви­лись к па­рад­ной две­ри. По­зво­ни­ли, им от­кры­ли, и один из во­ен­ных от­че­ка­нил: «Вам при­ка­за­но по­ста­вить те­ле­фон».

В 1943 го­ду кни­га К.В. Пи­га­рё­ва «Сол­дат-пол­ко­во­дец» (Очер­ки о Су­во­ро­ве)», на­пе­ча­тан­ная на очень сквер­ной бу­ма­ге, вы­шла в свет, а в сле­ду­ю­щем – 1944 го­ду он за­щи­тил по ней дис­сер­та­цию на сте­пень кан­ди­да­та ис­то­ри­че­с­ких на­ук. По­сле это­го ему при­шлось го­во­рить со Ста­ли­ным ещё раз. «Что вы на­ме­ре­ны де­лать даль­ше?» – спро­сил вождь. «Вер­нуть­ся к изу­че­нию би­о­гра­фии и твор­че­ст­ва Тют­че­ва». Ста­лин ни­че­го на это не ска­зал и по­ве­сил труб­ку.

И жизнь его в це­лом скла­ды­ва­лась бла­го­по­луч­но. В 1947 го­ду вы­шла би­о­гра­фи­че­с­кая кни­га о К.Ф. Ры­ле­е­ве под за­гла­ви­ем «Жизнь Ры­ле­е­ва», а с 1949 го­да Пи­га­рёв стал на­уч­ным со­труд­ни­ком от­де­ла рус­ской клас­си­че­с­кой ли­те­ра­ту­ры ИМ­ЛИ. В 1954 го­ду по­яви­лась мо­но­гра­фия «Твор­че­ст­во Д.И. Фон­ви­зи­на», ко­то­рую вско­ре Пи­га­рёв за­щи­тил как док­тор­скую дис­сер­та­цию. Пе­ру учё­но­го при­над­ле­жат как чи­с­то на­уч­ные, так и на­уч­но-по­пу­ляр­ные ра­бо­ты, пре­дис­ло­вия и ком­мен­та­рии в раз­лич­ных из­да­ни­ях – о Е.А. Бо­ра­тын­ском, К.Н. Ба­тюш­ко­ве, В.А. Жу­ков­ском, П.А. Вя­зем­ском, Д.В. Ве­не­ви­ти­но­ве, Н.И. Гне­ди­че, М.Ю. Лер­мон­то­ве, мо­но­гра­фи­че­с­кие ис­сле­до­ва­ния по про­бле­ме син­те­за ис­кусств «Рус­ская ли­те­ра­ту­ра и изо­б­ра­зи­тель­ное ис­кус­ст­во (XVIII в. – пер­вая чет­верть XIX в.)» (М., 1966), и «Рус­ская ли­те­ра­ту­ра и изо­б­ра­зи­тель­ное ис­кус­ст­во. Очер­ки о рус­ском на­ци­о­наль­ном пей­за­же се­ре­ди­ны XIX в.» (М., 1972).

Но глав­ной, ко­неч­но, его «лю­бо­вью» ос­та­вал­ся все­гда Тют­чев – в этой об­ла­с­ти К.В. Пи­га­рёв за­ни­ма­ет со­вер­шен­но осо­бое ме­с­то. На­чав с мел­ких, ча­ст­ных сю­же­тов би­о­гра­фии и твор­че­ст­ва сво­е­го пра­де­да, К.В. Пи­га­рёв на­пи­сал ка­пи­таль­ную мо­но­гра­фию «Жизнь и твор­че­ст­во Ф.И. Тют­че­ва» (М., На­ука, 1962), ни­сколь­ко не по­те­ряв­шую сво­е­го на­уч­но-куль­тур­но­го зна­че­ния и до сих пор. Это, не­со­мнен­но, клас­си­че­с­кая ра­бо­та. Но ес­ли би­о­гра­фи­че­с­кая её часть на­пи­са­на в луч­ших тра­ди­ци­ях жа­н­ра, с при­вле­че­ни­ем ог­ром­но­го ко­ли­че­ст­ва ар­хив­ных ма­те­ри­а­лов, то те­о­ре­ти­че­с­кий, в ча­ст­но­с­ти, сти­хо­твор­че­с­кий её ас­пект вы­гля­дит всё же не столь убе­ди­тель­ным.

В 1966 го­ду в ака­де­ми­че­с­кой се­рии «Ли­те­ра­тур­ные па­мят­ни­ки» был из­дан двух­том­ник «Ли­ри­ка Ф.И. Тют­че­ва», под­го­тов­лен­ный Пи­га­рё­вым – здесь им бы­ла про­де­ла­на ко­лос­саль­ная, преж­де все­го тек­с­то­ло­ги­че­с­кая ра­бо­та, ко­то­рой он на­чал усерд­но за­ни­мать­ся ещё в мо­ло­дые го­ды. Мно­же­ст­во дру­гих из­да­ний Тют­че­ва в по­сле­ду­ю­щие го­ды и де­ся­ти­ле­тия так­же бы­ли под­го­тов­ле­ны К.В. Пи­га­рё­вым, ино­гда вме­с­те с кем-ли­бо из мо­ло­дых кол­лег – А.Л. Ос­по­ва­том, А.Е. Тар­хо­вым и дру­ги­ми. Тют­чев­ские то­ма «Ли­те­ра­тур­но­го на­след­ст­ва» то­же, по всей ве­ро­ят­но­с­ти, не су­ще­ст­во­ва­ли бы без Пи­га­рё­ва. Вто­рой том уви­дел свет уже по­сле его смер­ти.

Ав­то­ру этой ста­тьи при­шлось слы­шать ког­да-то от од­но­го из мос­ков­ских ли­те­ра­ту­ро­ве­дов та­кую ис­то­рию, по­хо­жую на анек­дот, рас­ска­зан­ную со слов С.Н. Ду­ры­ли­на. «Мой уче­ник Ки­рилл Пи­га­рёв, – го­во­рил С.Н. Ду­ры­лин, – ни­как не мо­жет опуб­ли­ко­вать свою ра­бо­ту о Тют­че­ве (о ка­кой имен­но ра­бо­те К.В. Пи­га­рё­ва шла речь, ус­та­но­вить не уда­лось. – А.Р.). И я ему по­со­ве­то­вал ис­тол­ко­вать из­ве­ст­ные тют­чев­ские сти­хи: «Умом Рос­сию не по­нять,/ Ар­ши­ном об­щим не из­ме­рить:/ У ней осо­бен­ная стать –/ В Рос­сию мож­но толь­ко ве­рить» сле­ду­ю­щим об­ра­зом: умом – это кре­по­ст­ни­че­с­ким умом не­воз­мож­но по­нять Рос­сию, ар­ши­ном – бур­жу­аз­ным, а ве­рить мож­но толь­ко в со­ци­а­ли­с­ти­че­с­кую Рос­сию. Вот тог­да ста­тья не­пре­мен­но бу­дет на­пе­ча­та­на». Ес­ли и анек­дот, то очень хо­рош. Но со­вер­шен­но оче­вид­но, что Пи­га­рёв ни­ког­да, ни при ка­ких об­сто­я­тель­ст­вах не гре­шил вуль­гар­ным со­ци­о­ло­гиз­мом в от­ли­чие, на­при­мер, от Д.Д. Бла­го­го – все его ра­бо­ты на­пи­са­ны на бе­зу­преч­но вы­со­ко­куль­тур­ном ака­де­ми­че­с­ком уров­не и по­это­му на­дол­го со­хра­нят свою цен­ность и по­лез­ность.

По­след­ние го­ды учё­ный дол­го и тя­же­ло бо­лел. Скон­чал­ся К.В. Пи­га­рёв 14 мая 1984 го­да и был по­хо­ро­нен в Му­ра­но­ве, воз­ле ма­лень­кой уса­деб­ной церк­ви ря­дом с мо­ги­ла­ми Ива­на Фё­до­ро­ви­ча и Ни­ко­лая Ива­но­ви­ча Тют­че­вых, сы­на и вну­ка по­эта.


Александр РУДНЕВ,
г. КОЛОМНА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования