Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №08. 24.02.2012

«БЕЙЛИЗ» – ЖЕНЕ, ДЕТЕКТИВ – ЧИТАТЕЛЯМ

Тиражи книг Елены Михалковой уже давно перевалили отметку в один миллион. Юрист по образованию, она легко и ненавязчиво, слово за словом втягивает читателя в свою игру.

 

Елена МИХАЛКОВА
Елена МИХАЛКОВА

– Вам ког­да-ни­будь го­во­ри­ли, что на об­лож­ках ва­ших книг нуж­но на­пи­сать пре­ду­преж­де­ние: «Чи­тать в ме­т­ро за­пре­ще­но! Вы обя­за­тель­но про­пу­с­ти­те свою ос­та­нов­ку!»?

– Я очень ра­ду­юсь, ког­да мои кни­ги на­зы­ва­ют ув­ле­ка­тель­ны­ми. Де­тек­тив – это чи­с­то раз­вле­ка­тель­ная ли­те­ра­ту­ра. Моя за­да­ча как ав­то­ра пе­ре­та­щить чи­та­те­ля в при­ду­ман­ный мир, от­влечь его, за­ста­вить про­ва­лить­ся в кни­гу, как Али­са в кро­ли­чью но­ру.

И ес­ли вы про­ез­жа­е­те свою ос­та­нов­ку – зна­чит, это уда­лось.

– Кем вы меч­та­ли стать в дет­ст­ве?

– Сна­ча­ла – ве­те­ри­на­ром. Ве­те­ри­нар пред­став­лял­ся мне че­ло­ве­ком в зе­лё­ном ха­ла­те, ко­то­рый да­ёт таб­лет­ки кош­кам, со­ба­кам и по­че­му-то тю­ле­ням. «И ста­вит, и ста­вит им гра­дус­ни­ки». Ме­ня очень за­ни­мал во­прос, смо­гу ли я по­ста­вить гра­дус­ник тю­ле­ню и не при­хлоп­нет ли он ме­ня ла­с­той.

По­том я про­чи­та­ла Дже­раль­да Дар­рел­ла и стра­ст­но за­хо­те­ла иметь свой зо­о­парк. Кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­ние на­ча­ла сра­зу же, при­чём с ухо­вёр­ток. Ма­ма не одо­б­ря­ла моё ре­ше­ние и по­че­му-то не лю­би­ла ухо­вёр­ток, хо­тя они не шу­ме­ли и не тре­бо­ва­ли осо­бых за­бот. К то­му же я зва­ла их по име­нам.

По­том к ухо­вёрт­кам при­ба­ви­лись яще­ри­цы (в ос­нов­ном – ин­ва­ли­ды без хво­с­та), за ни­ми по­яви­лась зем­ле­рой­ка (жем­чу­жи­на мо­ей кол­лек­ции!), а увен­ча­лось всё это омер­зи­тель­ным птен­цом чай­ки, ко­то­рый по­сто­ян­но орал и га­дил, а за­кон­чил тем, что съел ухо­вёрт­ку Ан­же­ли­ну.

Тог­да ма­ма с па­пой за­ста­ви­ли ме­ня рас­пу­с­тить зо­о­парк. Но по­сколь­ку они бы­ли пре­крас­ные, за­бот­ли­вые и лю­бя­щие ро­ди­те­ли, то мне за­ве­ли со­ба­ку по­ро­ды кол­ли. На сле­ду­ю­щие че­тыр­над­цать лет он стал мо­им дру­гом.

– В дет­ст­ве вы лю­би­ли чи­тать, осо­бен­но де­тек­ти­вы. У вас был лю­би­мый ге­рой? (Я, на­при­мер, обо­жа­ла Ар­се­на Лю­пе­на, ге­роя де­тек­ти­вов фран­цу­за Мо­ри­са Леб­ла­на.)

– Ко­неч­но же, мисс Марпл! Я да­же учить­ся вя­зать на­ча­ла бла­го­да­ря ей. Пу­ши­с­тые ро­зо­вые шар­фи­ки, бе­ре­ты для мла­ден­цев (в мо­ём слу­чае – ку­кол)... С мисс Марпл нас род­ни­ло од­но: ок­ру­жа­ю­щие то­же пре­не­бре­жи­тель­но смо­т­ре­ли на ре­зуль­та­ты мо­их тру­дов.

И, ра­зу­ме­ет­ся, Холмс! В де­сять лет ме­ня тер­за­ли му­ки вы­бо­ра: че­му под­ра­жать в лю­би­мом ге­рое? Опи­ум? Труб­ка? Де­дук­ция? Но где её при­ме­нять? Сле­дить за со­се­дом? Он каж­дый ве­чер по­сле ра­бо­ты не­сёт до­мой ба­тон: это по­до­зри­тель­но!

Но бед­но­му со­се­ду по­вез­ло: ро­ди­те­ли, уз­нав о мо­их ме­та­ни­ях, при­ня­ли ре­ше­ние – му­зы­ка! От скрип­ки ма­ма ка­те­го­ри­че­с­ки от­ка­за­лась, и под пред­ло­гом «бу­дешь по­хо­жа на Холм­са» ме­ня за­пих­ну­ли к учи­тель­ни­це иг­ры на фор­те­пи­а­но.

Ну что ска­зать... Все три го­да за­ня­тий я ду­ма­ла, что луч­ше бы это был опи­ум.

Ког­да я ста­ла стар­ше, ме­с­то лю­би­мо­го сы­щи­ка за­нял Ни­ро Вульф. Иде­аль­ный ге­рой: ест сколь­ко хо­чет­ся, не вы­пол­за­ет из крес­ла, раз­во­дит ор­хи­деи, и к то­му же в по­мощ­ни­ках у не­го кра­са­вец Гуд­вин.

– А лю­би­мая кни­га? (Мо­ей, на­при­мер, бы­ла «Убий­ст­ва, в ко­то­рые я влюб­лён».)

– По­жа­луй, у ме­ня не бы­ло лю­би­мой кни­ги. Хо­тя од­но вре­мя я не вы­пу­с­ка­ла из рук очень смеш­ной и пре­крас­но на­пи­сан­ный дет­ский де­тек­тив: «При­клю­че­ния сы­щи­ка Кал­ле Блюмк­ви­с­та» Ас­т­рид Линд­грен. До сих пор я счи­таю, что это луч­шая кни­га для де­тей в этом жа­н­ре.

– По­че­му в ито­ге вы­бра­ли про­фес­сию юри­с­та?

– А что ещё ос­та­ва­лось де­воч­ке-гу­ма­ни­та­рию без яр­ко вы­ра­жен­ных склон­но­с­тей, кро­ме склон­но­с­ти со­чи­нять и рас­ска­зы­вать ис­то­рии? (Ув­ле­че­ние ухо­вёрт­ка­ми и птен­ца­ми чай­ки ма­ма не хо­те­ла при­ни­мать в рас­чёт.) Мож­но бы­ло от­пра­вить­ся в пе­да­го­ги­че­с­кий, но ма­ма, са­ма быв­ший учи­тель, не же­ла­ла мне та­кой судь­бы. Мож­но бы­ло ид­ти на фил­фак и вый­ти от­ту­да че­ло­ве­ком без оп­ре­де­лён­ной про­фес­сии. Па­па был про­тив. Я гре­зи­ла ад­во­ка­ту­рой, пред­став­ля­ла се­бя ад­во­ка­том, за­щи­ща­ю­щим не­ви­нов­ных (пред­став­ле­ние в ос­нов­ном скла­ды­ва­лось из гол­ли­вуд­ских филь­мов), и по­это­му юри­ди­че­с­кий ока­зал­ся ло­гич­ным вы­бо­ром.

– Го­во­рят, пер­вую кни­гу вы на­пи­са­ли с му­жем на спор, так ли это?

– Да. Муж ут­верж­дал, что я не смо­гу на­пи­сать де­тек­тив, в ко­то­ром он не уга­да­ет убий­цу. Мы спо­ри­ли на бу­тыл­ку ли­кё­ра «Бей­лиз». Я удер­жа­лась от ис­ку­ше­ния на­пи­сать кон­цов­ку в сти­ле «жерт­ва са­ма упа­ла на нож спи­ной во­семь раз» и че­ст­но сы­г­ра­ла свою иг­ру. Муж не уга­дал, кто пре­ступ­ник, и мне до­стал­ся ли­кёр, а чи­та­те­лям – де­тек­тив «Жизнь под чу­жим солн­цем».

– Не­дол­гое вре­мя вы ра­бо­та­ли по­мощ­ни­ком сле­до­ва­те­ля. Мо­же­те ли что-то ска­зать о не­со­вер­шен­ст­ве на­шей пра­во­о­хра­ни­тель­ной си­с­те­мы? Воз­мож­но ли, что из  со­зна­ния лю­дей на­всег­да ис­чез­нет кон­ст­рук­ция «мен­ты – коз­лы»?

– Я мо­гу толь­ко по­вто­рить за мно­ги­ми ува­жа­е­мы­ми людь­ми, что ми­ли­ция – это часть об­ще­ст­ва. Это не сва­лив­ши­е­ся с Лу­ны лю­ди в по­го­нах, по но­чам пре­вра­ща­ю­щи­е­ся в обо­рот­ней. Это чьи-то дя­ди, дво­ю­род­ные бра­тья, дру­зья дру­зей. Мы са­ми да­ём взят­ки, ког­да нас ос­та­нав­ли­ва­ют за пре­вы­ше­ние ско­ро­сти, а по­том го­во­рим, что на­ша ми­ли­ция про­гни­ла и кор­рум­пи­ро­ва­на на­ск­возь.

Да, эта си­с­те­ма дей­ст­ви­тель­но раз­ва­ли­ва­ет­ся. В ней вы­год­нее быть взя­точ­ни­ком (а где не вы­год­нее?). На­ше об­ще­ст­во по­ка боль­но, и стран­но бы­ло бы ожи­дать, что­бы один из её важ­ней­ших ор­га­нов был здо­ро­вым.

– По­че­му ре­ши­ли вы­брать путь ли­те­ра­то­ра? Воз­мож­но ли, что ещё раз сме­ни­те про­фес­сию?

– Я его не вы­бра­ла, он сам ме­ня вы­брал. Ког­да те­бе зво­нят из из­да­тель­ст­ва и пред­ла­га­ют пуб­ли­ко­вать­ся, глу­по бы­ло бы от­ка­зы­вать­ся. Я пи­са­ла де­тек­ти­вы в стол, для сво­их род­ных, и моя чи­та­тель­ская ау­ди­то­рия ог­ра­ни­чи­ва­лась пя­тью чи­та­те­ля­ми. По­это­му пе­ре­ход к бо­лее ши­ро­кой ау­ди­то­рии ока­зал­ся, пря­мо ска­жу, не­о­жи­дан­ным.

На­счёт сме­ны про­фес­сии... Зна­е­те, ког­да я на­ча­ла ра­бо­тать юри­с­том, я бы­ла твёр­до уве­ре­на, что юрист – это на­всег­да. По­том я ста­ла пи­сать сце­на­рии для дет­ской пе­ре­да­чи, и чув­ст­во­ва­ла, что это здо­ро­во: при­ду­мы­вать сю­же­ты для де­тей. Да, ду­ма­ла я, это имен­но то, чем я бу­ду за­ни­мать­ся. По­том я ста­ла пи­сать де­тек­ти­вы. Я люб­лю свою ра­бо­ту и счи­таю, что луч­ше её не мо­жет быть (ну, раз­ве что ра­бо­тать вла­дель­цем зо­о­пар­ка). Но я не знаю, как по­вер­нёт­ся моя жизнь. И, на­вер­ное, и не хо­чу знать. Все­гда лю­би­ла не­о­жи­дан­ные по­во­ро­ты сю­же­та.

– Вы смо­т­ри­те де­тек­тив­ные филь­мы или се­ри­а­лы – на­ши, за­ру­беж­ные? На­при­мер, о Шер­ло­ке Холм­се? Как вам идея по­ка­зать ста­рые ис­то­рии в но­вом вре­ме­ни?

– К со­жа­ле­нию, мне ка­та­ст­ро­фи­че­с­ки не хва­та­ет вре­ме­ни на филь­мы и тем бо­лее на се­ри­а­лы. Но «Шер­ло­ка», ко­то­ро­го снял Би-би-си, я смо­т­ре­ла от на­ча­ла до кон­ца и при­мк­ну­ла к строй­ным ря­дам его фа­на­тов.

Да­же ос­тав­ляя в сто­ро­не то, что это ве­ли­ко­леп­но сде­лан­ный фильм с по­тря­са­ю­щи­ми ак­тё­ра­ми, хо­чу ска­зать, что мне не­по­ня­тен уп­рёк: «за­чем вы осо­вре­ме­ни­ли Холм­са». Холмс и Ват­сон, как Ро­мео и Джу­ль­ет­та, пре­вра­ти­лись в веч­ные об­ра­зы, уни­вер­саль­ные в не­ко­то­ром смыс­ле. Это уже не ис­то­рия кон­крет­ных рас­сле­до­ва­ний вик­то­ри­ан­ско­го вре­ме­ни, она дав­но ста­ла чем-то боль­шим, в том чис­ле бла­го­да­ря бес­чис­лен­ным филь­мам, ко­то­рые на­сла­и­ва­ют­ся на пер­во­ис­точ­ник. Это ис­то­рия уди­ви­тель­но­го че­ло­ве­ка, сто­я­ще­го на стра­же спра­вед­ли­во­с­ти, и его друж­бы с про­стым вра­чом, ни­чем не при­ме­ча­тель­ным, на пер­вый взгляд, кро­ме уме­ния дру­жить. Ват­сон – это иде­аль­ный друг. Холмс при­вле­ка­те­лен не сам по се­бе, а по­то­му, что есть Джон Ват­сон, ме­ра его че­ло­веч­но­с­ти. Ни­кто из нас не мо­жет пред­ста­вить се­бя Холм­сом (кро­ме раз­ве что очень са­мо­на­де­ян­ных лю­дей). Но лю­бой мо­жет пред­ста­вить се­бя его дру­гом.

И ме­ня не­ска­зан­но ра­ду­ет, что со­зда­те­ли се­ри­а­ла уви­де­ли Шер­ло­ка имен­но та­ки­ми гла­за­ми.

– Смо­т­ре­ли ли вы се­ри­ал «Док­тор Ха­ус»? Его ещё на­зы­ва­ют «де­тек­ти­вом на­обо­рот»: вра­чи, ко­па­ясь в про­шлом па­ци­ен­та, его се­к­ре­тах и гряз­ном бе­лье, пы­та­ют­ся об­на­ру­жить при­чи­ну за­бо­ле­ва­ния, по­ста­вить вер­ный ди­а­гноз и пре­дот­в­ра­тить смерть. Как вам та­кая фор­ма? Мож­но ли её на­звать де­тек­тив­ной?

– Ко­неч­но, «Док­тор Ха­ус» – это не де­тек­тив. Весь се­ри­ал сто­ит да­же не на сю­же­те (ме­ди­ки не да­дут со­врать – ино­гда он бы­ва­ет до смеш­но­го не­ле­пым и не­прав­до­по­доб­ным), а на не­ве­ро­ят­ном оба­я­нии Хью Ло­ри. И его уме­нии изо­б­ра­зить та­ко­го че­ло­ве­ка, ко­то­ро­му каж­дый из нас, да­же про­кли­ная его в ду­ше, хо­тел бы по­нра­вить­ся.

– Как вы ду­ма­е­те, та­кие про­ек­ты, как «Док­тор Ха­ус» и «Об­ма­ни ме­ня», по­яв­ля­ют­ся на За­па­де, по­то­му что клас­си­че­с­кий жанр де­тек­ти­ва ста­но­вит­ся не­ин­те­ре­сен?

– Ко­неч­но, нет. Клас­си­че­с­кий жанр де­тек­ти­ва пе­ре­жи­ва­ет но­вую вол­ну по­пу­ляр­но­с­ти. Пре­крас­ное до­ка­за­тель­ст­во то­му – упо­мя­ну­тые филь­мы и се­ри­а­лы про Шер­ло­ка Холм­са.

– Ос­но­ва лю­бо­го де­тек­ти­ва – это ис­то­рия. И чем слож­нее и за­пу­тан­нее она – тем луч­ше. Где вы на­хо­ди­те сю­же­ты для сво­их ро­ма­нов? Слож­но ли бы­ва­ет при­ду­мать но­вую ис­то­рию?

– Я бы не со­гла­си­лась с ва­ми в том, что сю­жет дол­жен быть за­пу­тан­ным. Ис­то­рия долж­на быть та­кой, что­бы раз­гад­ка бы­ла близ­кой, и чи­та­тель мог её раз­га­дать, но не раз­га­дал. Есть ав­то­ры, ко­то­рые уме­ют со­зда­вать эф­фект «от­кры­ва­ния глаз». А для де­тек­ти­ва это очень важ­но. Джо­ан Хар­рис в кни­ге «Джен­тель­ме­ны и Иг­ро­ки» да­ёт бле­с­тя­щий при­мер то­го, как вся кни­га ока­зы­ва­ет­ся пе­ре­вёр­ты­шем. И хо­тя у чи­та­те­ля был ключ к раз­гад­ке, он не смог от­крыть эту дверь (хо­тя не­ко­то­рые про­ни­ца­тель­ные чи­та­те­ли мо­гут, ко­неч­но).

Я не ищу сю­же­ты для ро­ма­нов, я ищу лю­дей. Лю­бая ис­то­рия на­чи­на­ет­ся с че­ло­ве­ка, ко­то­рый в ней уча­ст­ву­ет. Ес­ли у вас есть че­ло­век – зна­чит, есть и ис­то­рия.

– Тя­же­ло в Рос­сии жить с та­кой фа­ми­ли­ей? На­вер­ное, каж­дый но­ро­вит спро­сить: «А не род­ст­вен­ни­ца ли…»?

– В Рос­сии я жи­ву под сво­ей фа­ми­ли­ей, а Ми­хал­ко­ва – это псев­до­ним. Но ме­ня край­не ред­ко спра­ши­ва­ют об этом. Ес­ли нач­нут, это бу­дет знак, что лю­дей боль­ше ин­те­ре­су­ют мои род­ст­вен­ные свя­зи, чем мои де­тек­ти­вы.

– Чем вы за­ни­ма­е­тесь сей­час по­ми­мо на­пи­са­ния книг? Есть ли у вас хоб­би?

– Вы­ра­щи­ваю дочь и двух ко­тов, чи­таю, ино­гда вя­жу в па­мять о тех вре­ме­нах, ког­да я учи­лась это­му вслед за мисс Марпл. Я хо­те­ла бы ска­зать о се­бе, что моё хоб­би – это пу­те­ше­ст­во­вать. Но увы, по­ка это толь­ко меч­та.

– Уда­ёт­ся ли уде­лять вре­мя чте­нию? Ко­го из со­вре­мен­ных пи­са­те­лей мо­же­те по­ре­ко­мен­до­вать?

– Для ме­ня чте­ние – не­об­хо­ди­мый фи­зи­о­ло­ги­че­с­кий про­цесс для под­дер­жа­ния жиз­не­де­я­тель­но­с­ти ор­га­низ­ма. По­это­му есть ли вре­мя, нет ли его, я всё рав­но бу­ду чи­тать, хо­тя бы по­нем­но­гу.

Что ка­са­ет­ся ре­ко­мен­да­ций, то мне бли­зок под­ход клас­си­ка: «Ре­ко­мен­до­вать дру­го­му по­нра­вив­шу­ю­ся кни­гу – то же са­мое, что со­ве­то­вать обувь, по­до­шед­шую те­бе по но­ге».

– Вы вы­пу­с­ка­е­те три де­тек­ти­ва в год: слож­но ли вы­дер­жи­вать ав­то­ру та­кие на­груз­ки?

– Слож­ность не столь­ко в на­груз­ках (мно­гие ав­то­ры пи­шут боль­ше, при­чём зна­чи­тель­но боль­ше – по­смо­т­ри­те хо­тя бы на Сти­ве­на Кин­га), сколь­ко в том, что кни­га, как толь­ко я ее за­кан­чи­ваю, сра­зу от­прав­ля­ет­ся в из­да­тель­ст­во и от­ту­да пол­ным хо­дом к чи­та­те­лю. Она не ус­пе­ва­ет вы­ле­жать­ся. Для ме­ня это очень важ­но: за­кон­чив кни­гу, от­ло­жить её на два ме­ся­ца в ящик и не воз­вра­щать­ся ни в ко­ем слу­чае. А по­том взять и по­смо­т­реть на неё све­жи­ми гла­за­ми, гла­за­ми чи­та­те­ля.

И вот этой воз­мож­но­с­ти мой гра­фик, к со­жа­ле­нию, не да­ёт.

– Над чем сей­час ра­бо­та­е­те? О чём бу­дет но­вая кни­га – в об­щих чер­тах?

– О не­о­бык­но­вен­ном че­ло­ве­ке, ста­рин­ных клю­чах, за­га­доч­ном убий­ст­ве и о де­вуш­ке, ко­то­рая ока­зы­ва­ет­ся втя­ну­та в стран­ную ис­то­рию. И ещё о том, что жизнь по­сто­ян­но рас­па­хи­ва­ет пе­ред на­ми та­кие две­ри, ко­то­рых мы и пред­ста­вить не мог­ли. И ещё, на­вер­ное, о том, что всё пло­хое ра­но или по­зд­но за­кан­чи­ва­ет­ся, а всё хо­ро­шее, да­же ес­ли оно за­кон­чи­лось, ос­та­ёт­ся с то­бой на­всег­да. 


Вопросы задавала Любовь ГОРДЕЕВА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования