Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №08. 24.02.2012

ЦВЕТОК С ДРУГОЙ КЛУМБЫ

Алек­сандр Ско­ро­бо­га­тов – пи­са­тель с уди­ви­тель­ной судь­бой. Вос­тре­бо­ван­ный за ру­бе­жом, он ока­зал­ся ед­ва ли не за­бы­тым на ро­ди­не: ког­да его ро­ма­ны из­да­ют­ся на раз­ных язы­ках во мно­гих ев­ро­пей­ских стра­нах, в Рос­сии един­ст­вен­ная пуб­ли­ка­ция ро­ма­на «Зем­ля без­вод­ная» дав­но ста­ла биб­ли­о­гра­фи­че­с­ким ра­ри­те­том.

У Ско­ро­бо­га­то­ва не так мно­го пуб­ли­ка­ций. Часть их при­хо­дит­ся на 90-е – рас­сказ «Па­лач», по­весть «Сер­жант Бер­т­ран», ро­ман «Ау­ди­ен­ция у кня­зя» (все в жур­на­ле «Юность»), вто­рая на 2000-е – ро­ман «Пор­т­рет не­зна­ко­мой де­воч­ки» («Урал») и пер­вая часть ро­ма­на «Ко­ка­ин» («Зна­мя»).

Про­ст­ран­ст­во про­зы Ско­ро­бо­га­то­ва – это не­кая си­с­те­ма, где каж­дое про­из­ве­де­ние свя­за­но с ос­таль­ны­ми. Их со­во­куп­ность яв­ля­ет­ся еди­ным ме­та­тек­с­том, вну­т­ри ко­то­ро­го мож­но об­на­ру­жить по­вто­ря­ю­щи­е­ся сю­же­ты (же­с­то­кое убий­ст­во кра­си­вой де­воч­ки, пре­да­тель­ст­во лю­би­мой жен­щи­ны, уход же­ны от му­жа, смерть ре­бён­ка и т.д.) и свя­зан­ные с эти­ми сю­же­та­ми те­мы и мо­ти­вы. Бла­го­да­ря та­кой струк­ту­ре тек­с­то­во­го про­ст­ран­ст­ва по­яв­ля­ет­ся воз­мож­ность ин­тер­пре­та­ции про­из­ве­де­ний не толь­ко как еди­ной за­кры­той струк­ту­ры, но ско­рее как ча­с­ти еди­но­го це­ло­го, в рам­ках ко­то­ро­го та или иная те­ма\сю­жет\мо­тив ор­га­ни­че­с­ки су­ще­ст­ву­ет, раз­ви­ва­ет­ся, и её раз­ви­тие в рам­ках це­ло­го ока­зы­ва­ет­ся за­ча­с­тую важ­нее раз­ви­тия сю­же­та и его за­вер­ше­ния.

На­чи­ная с «Па­ла­ча», в про­зе Ско­ро­бо­га­то­ва скла­ды­ва­ет­ся слож­ная си­с­те­ма вза­и­мо­свя­зи ка­те­го­рий рас­пла­ты и ви­ны, про­ти­во­по­с­тав­ле­ние до­б­ра и зла и от­но­си­тель­но­с­ти этих ка­те­го­рий. Смерть «па­ла­ча», со­труд­ни­ка НКВД, от мол­нии в рас­ска­зе вос­при­ни­ма­ет­ся чи­та­те­лем как иро­ния – один «па­лач» по­кон­чил с дру­гим. Так же иро­ни­че­с­ки вос­при­ни­ма­ет­ся и фи­нал – жерт­ва па­ла­ча при­хо­дит к не­му до­мой, но его там не ока­зы­ва­ет­ся: «…Дом­ра­бот­ни­ца от­кры­ла. Че­ло­век спро­сил: мож­но та­ко­го-то? Ему от­ве­ти­ли: он умер. Дом­ра­бот­ни­ца го­во­рит, что че­ло­век был удив­лён и да­же по­ра­жён». Жерт­ва пе­ре­жи­ва­ет па­ла­ча.

Уже в этом не­боль­шом про­из­ве­де­нии по­яв­ля­ет­ся од­на из глав­ных осо­бен­но­с­тей про­зы Ско­ро­бо­га­то­ва, род­ня­щая его с мо­дер­нист­ски­ми про­из­ве­де­ни­я­ми 20 ве­ка, – мно­го­уров­не­вость. Не от­ри­цая иро­ни­че­с­ко­го, ав­тор пред­ла­га­ет ещё один спо­соб ос­мыс­ле­ния про­изо­шед­ше­го – он­то­ло­ги­че­с­кий. В та­ком слу­чае мол­ния вы­сту­па­ет как ка­ра свы­ше, а под «па­ла­чом» сле­ду­ет по­ни­мать выс­ше­го су­дью, спо­соб­но­го при­ни­мать ре­ше­ния о судь­бах лю­дей. И здесь чи­та­тель во­лен вы­би­рать тот жанр, ко­то­рый ему бо­лее бли­зок – анек­дот или прит­чу.

Ва­ри­а­тив­ность ин­тер­пре­та­ции – клю­че­вая осо­бен­ность ме­то­да пи­са­те­ля. О ней он от­кры­то за­яв­ля­ет в «Зем­ле без­вод­ной»: «– Это ка­кой-то аб­сурд… Гос­по­ди. Это ни на что не по­хо­же. Ну, по­жа­луй­ста, я про­шу вас, ска­жи­те мне, что о вас ду­мать?! – Ду­май­те что хо­ти­те». Она же ста­но­вит­ся ос­но­вой по­след­не­го опуб­ли­ко­ван­но­го в Рос­сии ро­ма­на «Ко­ка­ин», про­из­ве­де­ния, не по­ня­то­го и не при­ня­то­го кри­ти­ка­ми во мно­гом по­то­му, что они бы­ли зна­ко­мы лишь с пер­вой его ча­с­тью (ори­ги­наль­ный ро­ман со­сто­ит из че­ты­рёх ча­с­тей). Ско­ро­бо­га­тов не да­ёт чи­та­те­лю од­но­знач­ный от­вет и ва­ри­ант раз­ви­тия со­бы­тий ни в од­ном из сво­их про­из­ве­де­ний, каж­дый раз чи­та­те­лю сле­ду­ет сде­лать соб­ст­вен­ный вы­бор и ос­мыс­лить си­ту­а­цию по соб­ст­вен­но­му ра­зу­ме­нию.

В по­ве­с­ти «Сер­жант Бер­т­ран» впер­вые воз­ни­ка­ет те­ма кра­со­ты, к ко­то­рой пи­са­тель бу­дет воз­вра­щать­ся в по­сле­ду­ю­щих сво­их про­из­ве­де­ни­ях. Сю­жет стро­ит­ся во­круг се­мьи, по­те­ряв­шей сы­на. Его ос­но­ва – бе­зу­мие, в ко­то­рое по­гру­жа­ет­ся глав­ный ге­рой, Ни­ко­лай, во вре­мя раз­го­во­ров с во­об­ра­жа­е­мым со­бе­сед­ни­ком. При­чи­на бе­зу­мия – по­до­зре­ния же­ны в из­ме­не. Ни­ко­лаю ви­дит­ся не толь­ко Сер­жант Бер­т­ран с пу­с­ты­ми чёр­ны­ми глаз­ни­ца­ми, в край­нем бе­зу­мии ему ви­дит­ся че­ло­век, двой­ни­ком ко­то­ро­го Ни­ко­лаю при­дёт­ся стать бла­го­да­ря соб­ст­вен­но­му не­пра­виль­но­му вы­бо­ру. Этот двой­ник, Ле­о­нид, как и все зна­чи­мые ве­щи и лю­ди для ге­ро­ев Ско­ро­бо­га­то­ва, – пер­со­наж из дет­ст­ва. Он – убий­ца де­воч­ки не­ве­ро­ят­ной кра­со­ты, од­но­класс­ни­цы Ни­ко­лая, в ко­то­рую оба бы­ли влюб­ле­ны. И имен­но Ле­о­нид объ­яс­ня­ет Ни­ко­лаю, что «кра­со­та – это ви­ди­мое во­пло­ще­ние до­б­ра. Ты, сво­и­ми соб­ст­вен­ны­ми ру­ка­ми, по­мо­га­ешь ему унич­то­жить кра­со­ту, а с ней – ту, пусть не­боль­шую, ча­с­ти­цу до­б­ра, ко­то­рое она оли­це­тво­ря­ет, лю­бовь, ко­то­рую при­нес­ла она с со­бой в мир». Сер­жант Бер­т­ран – убий­ца жен­щин, ма­нь­як, чьё на­сто­я­щее имя ос­та­ёт­ся уга­дать вни­ма­тель­но­му чи­та­те­лю, яв­ля­ет­ся про­тив­ни­ком глав­но­го ге­роя. Он при­зы­ва­ет Ни­ко­лая под­чи­нить се­бе кра­со­ту же­ны Ве­ры. В фи­на­ле по­ве­с­ти, ког­да Ни­ко­лай уби­ва­ет её, в он­то­ло­ги­че­с­ком смыс­ле он унич­то­жа­ет не толь­ко во­пло­ще­ние до­б­ра, но и уби­ва­ет в се­бе ве­ру (Ве­ру) в до­б­ро. И уже за фор­маль­ным фи­на­лом про­из­ве­де­ния ста­но­вит­ся по­нят­но, от че­го Ле­о­нид пре­до­сте­ре­гал Ни­ко­лая: убив Ве­ру, Ни­ко­лай сам от­дал её в ру­ки Сер­жан­та Бер­т­ра­на, ко­то­рый так до­би­вал­ся её в со­зна­нии ге­роя.

Ре­ли­ги­оз­ная сим­во­ли­ка по­лу­ча­ет на­и­бо­лее яр­кое во­пло­ще­ние в ро­ма­не «Ау­ди­ен­ция у кня­зя». В про­из­ве­де­нии па­рал­лель­но раз­ви­ва­ют­ся два сю­же­та. Пер­вый свя­зан с муж­чи­ной, Ни­ки­той, ко­то­рый влю­бил­ся в мо­ло­до­го пар­ня, Саш­ку, и, в на­деж­де на вза­им­ную сим­па­тию, пред­ло­жил юно­ше вме­с­те с его де­вуш­кой от­пра­вить­ся в пу­те­ше­ст­вие в Бель­гию. Вто­рой сю­жет стро­ит­ся во­круг ау­ди­ен­ции у кня­зя, ко­то­рой ожи­да­ет Ни­ки­та, и на пу­ти к ко­то­рой он ока­зы­ва­ет­ся. По­сте­пен­но эти, на пер­вый взгляд, раз­ные ли­нии пе­ре­пле­та­ют­ся, и раз­ви­тие од­но­го сю­же­та пре­до­пре­де­ля­ет раз­ви­тие дру­го­го. Клю­че­вой для по­ни­ма­ния ро­ма­на ста­но­вит­ся вро­де бы слу­чай­но рас­ска­зан­ная ис­то­рия Саш­ки о том, как пред­став­ля­ла се­бе грех его ба­буш­ка. По её сло­вам, че­ло­век ут­ра­чи­ва­ет ду­шу не сра­зу, рас­ста­ва­ясь с ней при со­вер­ше­нии гре­ха, а по­сте­пен­но, – он ли­ша­ет­ся ча­с­ти­чек ду­ши, и так, с те­че­ни­ем вре­ме­ни, по ку­соч­кам, те­ря­ет её це­ли­ком. Эта ис­то­рия, рас­ска­зан­ная чи­с­тым, про­стым, свет­лым ге­ро­ем, пре­до­пре­де­ля­ет для чи­та­те­ля раз­ви­тие вто­ро­го сю­же­та, свя­зан­но­го с ау­ди­ен­ци­ей у кня­зя для Ни­ки­ты. Ведь имен­но Ни­ки­та на про­тя­же­нии все­го ро­ма­на ут­ра­чи­ва­ет по­нем­но­гу ча­с­тич­ки сво­ей ду­ши: лжёт, до­во­дит де­вуш­ку до са­мо­убий­ст­ва, «под­кла­ды­ва­ет» де­вуш­ку сво­е­го воз­люб­лен­но­го в кро­вать к зна­ко­мо­му, что­бы из­ба­вить­ся от неё, и, на­ко­нец, до­во­дит до са­мо­убий­ст­ва са­мо­го Саш­ку. Та­ким об­ра­зом, дви­же­ние Ни­ки­ты на пу­ти к ау­ди­ен­ции кня­зя ста­но­вит­ся след­ст­ви­ем раз­ру­ше­ния его ду­ши. В фи­на­ле, ког­да чёр­ный пёс при­хо­дит к ге­рою в ком­на­ту, две сю­жет­ные ли­нии, на­ко­нец, со­еди­ня­ют­ся в од­ну и ста­но­вит­ся по­нят­на суть эпи­гра­фа из Еван­ге­лия от Мат­фея (22), ко­то­рый при­во­дит­ся в на­ча­ле ро­ма­на: «Итак, ес­ли свет, ко­то­рый в те­бе, тьма, то ка­ко­ва же тьма?», и от­па­да­ет во­прос о том, к ка­ко­му же кня­зю на ау­ди­ен­цию со­би­рал­ся глав­ный ге­рой.

«Зем­ля без­вод­ная» бы­ла де­таль­но ра­зо­бра­на в ста­тье А.Куз­не­цо­вой «Бе­ре­га ре­а­лиз­ма» («Друж­ба на­ро­дов», 2003, № 5), по­это­му я ос­та­нов­люсь лишь на зна­чи­мых в кон­тек­с­те дан­ной ста­тьи де­та­лях. Как спра­вед­ли­во от­ме­ча­ет кри­тик: «Все кра­си­вые жен­щи­ны – дру­гих в ро­ма­не нет – гиб­нут, сна­ча­ла ду­хов­но, по­том фи­зи­че­с­ки. Ду­хов­но – обы­ден­но и не­за­мет­но, со­вер­шая ма­лень­кие и боль­шие по­всед­нев­ные пре­да­тель­ст­ва (выделено мной. – А.М.); фи­зи­че­с­ки – му­чи­тель­но и бе­зо­б­раз­но». Та­ким об­ра­зом, ло­ги­ка вну­т­рен­не­го рас­па­да че­ло­ве­ка ока­зы­ва­ет­ся еди­ной для все­го ме­та­тек­с­та про­зы Ско­ро­бо­га­то­ва.

В от­ли­чие от пре­ды­ду­щих про­из­ве­де­ний, в этом ро­ма­не пи­са­тель стре­мит­ся сов­ме­с­тить не­сколь­ко пла­нов ху­до­же­ст­вен­ной дей­ст­ви­тель­но­с­ти – двой­ни­ком глав­но­го ге­роя ста­но­вит­ся та­кой же, внеш­не по­хо­жий на не­го че­ло­век, в ру­ки к ко­то­ро­му по­пал чу­жой днев­ник и ко­то­рый ока­зал­ся не в со­сто­я­нии не вме­шать­ся в чу­жую жизнь, уз­нав о ней слиш­ком мно­го. Ухо­дя от ми­с­ти­че­с­кой об­раз­но­с­ти в сто­ро­ну ре­а­ли­с­тич­но­с­ти, ав­тор всё глуб­же скры­ва­ет соб­ст­вен­ную по­зи­цию. Идея о гу­би­тель­но­с­ти кра­со­ты, ко­то­рую пред­ла­га­ет А.Куз­не­цо­ва («кра­со­та гу­бит мир и гиб­нет вме­с­те с ним»), ка­жет­ся не сов­сем оп­рав­дан­ной. Сто­ит вспом­нить хо­тя бы эпи­зо­ды с Ли­зой по­сле то­го, как ге­рой уз­нал, что она хо­те­ла его убить: «Стран­но: как я ни всма­т­ри­вал­ся в неё, мне не уда­ва­лось най­ти на её ли­це и сле­да той кра­со­ты, так по­ра­зив­шей ме­ня два дня то­му на­зад в Алек­сан­д­ров­ском са­ду, а за­тем и вче­ра, при встре­че у вхо­да в гос­ти­ни­цу». Ес­ли вспом­нить, что, со­глас­но Ско­ро­бо­га­то­ву, кра­со­та – во­пло­щён­ное до­б­ро, то ста­но­вит­ся по­нят­но, что при­чи­ной стра­да­ний ге­ро­ев и ге­ро­инь яв­ля­ет­ся об­ман­чи­вая кра­со­та – мни­мое до­б­ро. Ины­ми сло­ва­ми, зло, при­тво­рив­ше­е­ся до­б­ром: «Тем бо­лее, для то­го, что­бы со­об­щить о зле, нуж­но знать его по­вад­ки, нуж­но изу­чить его но­ров, как изу­ча­ют ино­ст­ран­ный язык. А «за­гля­нуть злу в гла­за и ос­тать­ся им не опа­лён­ным», или вой­ти в огонь и вый­ти из не­го не­вре­ди­мым, уда­ёт­ся ред­ким сча­ст­лив­цам. Да и уда­ёт­ся ли и сча­ст­лив­цам? Или, всмо­т­рев­шись в без­дон­ный чёр­ный зра­чок зла, па­да­ют лю­ди, как обо­жжён­ные от­кры­тым ог­нём мо­тыль­ки?»

Ка­те­го­рия «об­ма­на» яв­ля­ет­ся од­ной из клю­че­вых в ро­ма­не, на ней стро­ят­ся эпи­зо­ды зна­ком­ст­ва с де­вуш­ка­ми (Ли­за об­ма­ны­ва­ет Вик­то­ра), двой­ник Вик­то­ра об­ма­ны­ва­ет двой­ни­ка Ан­ны, на об­ма­не глав­но­го ге­роя стро­ит­ся весь сю­жет с брил­ли­ан­та­ми, Вик­тор об­ма­ны­ва­ет сво­их пре­сле­до­ва­те­лей, что­бы спа­с­ти свою жизнь и т.д. Об­ман, по мне­нию глав­но­го ге­роя, ока­зы­ва­ет­ся срод­ни ил­лю­зи­ям: «бы­ло бы не­че­ст­ным не при­знать, что че­ло­ве­че­с­кая жизнь за­клю­ча­ет в се­бе не­ис­чер­па­е­мый ис­точ­ник ил­лю­зий (яв­ле­ния, к сло­ву, поч­ти ней­т­раль­но­го, ино­гда бла­га, ино­гда зла, всё за­ви­сит от слу­чая, ка­ких ил­лю­зий при­дёт­ся под­хва­тить боль­ше, жиз­не­ут­верж­да­ю­щих или бо­лез­не­твор­ных), так что на сме­ну од­ним, та­ю­щим в си­лу сво­е­го не­со­от­вет­ст­вия опы­ту жиз­ни, при­хо­дят дру­гие, ка­жу­щи­е­ся не ил­лю­зи­я­ми (и, сле­до­ва­тель­но, об­ма­ном ду­хов­ных чувств), а чем-то бо­лее зна­чи­тель­ным и су­ще­ст­вен­ным, цен­ным и не­об­хо­ди­мым: по­зна­ни­я­ми, му­д­ро­с­тью, тем же жиз­нен­ным опы­том, на­ко­нец».

На фо­не ос­таль­ных ро­ма­нов Ско­ро­бо­га­то­ва «Ко­ка­ин» на­и­ме­нее тра­ди­ци­он­ный – в нём от­сут­ст­ву­ет сю­жет в тра­ди­ци­он­ном по­ни­ма­нии и, на пер­вый взгляд, ло­ги­че­с­кие свя­зи меж­ду ча­с­тя­ми про­из­ве­де­ния. Ав­тор раз­мы­ка­ет пре­де­лы ро­ма­на до тех пор, по­ка его ча­с­тью не ста­но­вят­ся все ок­ру­жа­ю­щие – чи­та­те­ли, зна­ко­мые, род­ст­вен­ни­ки. Од­но­вре­мен­но «Ко­ка­ин» – это и па­ро­дия на ли­те­ра­тур­ные жа­н­ры, из­ве­ст­ные клас­си­че­с­кие про­из­ве­де­ния, раз­ные ти­пы кри­ти­ки и спо­со­бы вза­и­мо­дей­ст­вия ав­то­ра и чи­та­те­ля. Един­ст­вен­ной ин­тер­пре­та­ци­ей на­зва­ния мож­но счи­тать ме­ня­ю­ще­е­ся со­сто­я­ние глав­но­го ге­роя: от эй­фо­рии в на­ча­ле ро­ма­на до же­ла­ния уме­реть в кон­це.

В 2010 го­ду Ско­ро­бо­га­тов на­пи­сал ещё два ро­ма­на – «Ко­ле­со» и «Енот». В 2011 – ро­ман «Сын». Ка­жет­ся не­ве­ро­ят­ным, но та­лант­ли­вый рус­ский пи­са­тель жи­вёт и пуб­ли­ку­ет кни­ги за ру­бе­жом на ино­ст­ран­ных язы­ках, и ока­зы­ва­ет­ся бо­лее зна­чи­мой фи­гу­рой для ино­ст­ран­цев, чем для рос­си­ян. 


Марта АНТОНИЧЕВА,
г. САРАТОВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования