Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №11. 16.03.2012

ИЗУМЛЯЕМСЯ ВМЕСТЕ С АЛЕКСАНДРОМ ТРАПЕЗНИКОВЫМ

 Эти гла­за на­про­тив…

 

В двух кни­гах Ев­ге­ния Гаг­ло­е­ва «Ко­ша­чий глаз – 01» и «Ко­ша­чий глаз – 02» (из­да­тель­ст­во «Ки­то­ни») мно­го вся­ко­го про­ис­хо­дит, че­го да­же во­об­ра­зить про­сто­му сред­не­му обы­ва­те­лю, как я, труд­но. И не­бе­зо­пас­но, по­то­му что нач­нёшь хо­дить и ог­ля­ды­вать­ся, да вздра­ги­вать от лю­бо­го по­сто­рон­не­го шо­ро­ха. А по­том и во­все кры­ша уе­дет, ес­ли на Дон­цо­ву не пе­ре­клю­чишь­ся. Это как пе­сен­ки Ста­са Ми­хай­ло­ва, толь­ко те моз­ги раз­мяг­ча­ют, а «Ко­ша­чьи гла­за» сжи­жа­ют.

В пер­вой вот что тво­рит­ся. Есть та­кой го­род – Санкт-Эрин­бург, то ли в Рос­сии, то ли ещё где. По фа­ми­ли­ям пер­со­на­жей не оп­ре­де­лишь. Вро­де и рус­ские, но ка­ких-то и ан­г­ло­сак­сон­ских про­пасть. Так сей­час у «пи­са­те­лей» при­ня­то, для то­ле­рант­но­с­ти. Ду­ма­ют, раз на­пу­с­тил в текст не­мец­ких имён да ино­ст­ран­ных сло­ве­чек, так те­бя и на За­па­де чи­тать ста­нут. Дуд­ки! Там сво­их ду­ра­ков хва­та­ет, де­вать не­ку­да.

Есть там ещё бес­след­но ис­чез­нув­ший про­фес­сор Ше­ди­ар­ский, хи­мик-ге­не­тик, есть гла­ва за­га­доч­ной кор­по­ра­ции Эм­ма­ну­ил Гер­цог, не­кий ба­рон Фре­де­рик Ашер то­же есть и про­чие тём­ные лич­но­с­ти име­ют­ся в из­быт­ке. И та­кие вот об­раз­цы го­ти­че­с­ко­го сти­ля: «Чёр­ный, как са­ма ночь, стре­ми­тель­ный, слов­но по­рыв ве­т­ра, зверь нёс­ся по кры­шам до­мов, пе­ри­о­ди­че­с­ки ог­ла­шая ок­ре­ст­но­с­ти ди­ким вос­тор­жен­ным рё­вом». «Глу­бо­кой но­чью, ког­да стрел­ки ги­гант­ско­го ци­фер­бла­та на баш­не го­род­ской мэ­рии по­ка­за­ли два ча­са, тём­ные гро­зо­вые ту­чи, за­тя­нув­шие всё не­бо над ме­га­по­ли­сом, не­на­дол­го раз­дви­ну­лись, явив ми­ру ог­ром­ный, иде­аль­но круг­лый лик лу­ны».

От­лич­ный, кста­ти, ста­рый до­б­рый стиль, ро­ман­ти­че­с­кий да­же, мне нра­вит­ся. Ду­ра­ку яс­но, что сей­час пой­дут вам­пи­ры и обо­рот­ни. В по­го­нах и без лам­пас со шта­на­ми. Так оно и про­ис­хо­дит. А на что тут хи­мик-ге­не­тик, эта­кий док­тор Фран­кен­штейн за­ва­лял­ся? Из ан­но­та­ции: «…в тру­що­бах и тём­ных пе­ре­ул­ках на­чи­на­ют по­яв­лять­ся те, чьё су­ще­ст­во­ва­ние до сих пор счи­та­лось ле­ген­дой. По­след­ст­вия ужас­но­го ин­ци­ден­та, слу­чив­ше­го­ся ше­ст­над­цать лет на­зад, вы­зы­ва­ют к жиз­ни не­ве­ро­ят­ные со­бы­тия… В не­драх ги­гант­ской мо­гу­ще­ст­вен­ной кор­по­ра­ции «Экс­тро­по­лис» зре­ют зло­ве­щие пла­ны. Ге­ни­аль­ные и бе­зум­ные учё­ные со­еди­ня­ют на­уч­ные раз­ра­бот­ки и древ­нюю ма­гию для со­зда­ния ра­сы сверх­лю­дей… В обыч­ном пят­над­ца­ти­лет­нем па­рень­ке вдруг про­сы­па­ют­ся уди­ви­тель­ные и опас­ные спо­соб­но­с­ти су­ще­ст­ва, жив­ше­го сот­ни лет на­зад…». Ан­но­та­цию, на­вер­ное, сам ав­тор пи­сал, су­дя по сло­гу.

Сра­зу уж и о вто­рой кни­ге: «Из ин­сти­ту­та пси­хи­а­т­рии «Ге­ли­кон», где на­ря­ду с обыч­ны­ми па­ци­ен­та­ми со­дер­жат­ся лю­ди со сверх­спо­соб­но­с­тя­ми, сбе­га­ет Яд­ви­га Са­виц­кая, спо­соб­ная уп­рав­лять ог­нём. Ког­да-то она бы­ла ас­си­с­тент­кой из­ве­ст­но­го в ми­ре ге­не­ти­ка про­фес­со­ра Ше­­ди­ар­ско­го… Не­уло­ви­мая бан­да «Чёр­ная чет­вёр­ка» со­вер­ша­ет ряд дерз­ких ог­раб­ле­ний в Санкт-Эрин­бур­ге… Мак­сим По­лян­ский, не так дав­но об­на­ру­жив­ший в се­бе ге­ны обо­рот­ня, от­прав­ля­ет­ся в де­рев­ню к сво­ей ба­буш­ке, где уз­на­ёт двух­сот­лет­нюю ле­ген­ду о сё­с­т­рах-ведь­мах Ягу­жин­ских и о на­па­де­нии на де­рев­ню стаи обо­рот­ней-пан­тер…».

Ну, вы уже по­ня­ли. При­сталь­ный чи­та­тель, вос­пи­тан­ный с дет­ст­ва на кни­гах Эд­га­ра По или это­го, как его? – Сти­ве­на Кин­га хо­тя бы, с пер­вой стра­ни­цы пой­мёт, что бу­дет даль­ше и в по­след­нем аб­за­це. А вот для чи­та­те­лей из кли­ни­ки «Ге­ли­кон» в са­мый раз. Впро­чем, фан­та­зия у ав­то­ра до­воль­но блед­но­ва­та. Я тут сво­им «ко­ша­чь­им гла­зом» про­бе­жал­ся по стра­ни­цам, и ни­че­го но­вень­ко­го из из­ве­ст­ных об­ще­ми­ро­вых стра­ши­лок не об­на­ру­жил. Ну, ги­гант­ские му­та­ген­ные па­у­ки, под­зе­ме­лья с не­чи­с­тью, кло­ны лю­дей и при­ма­тов, те же вол­ко­ла­ки да чу­па­ка­б­ры, от ко­то­рых уже ску­лы сво­дит. По­хо­же, гол­ли­вуд­ских филь­мов на­смо­т­рел­ся и че­шет всё под­ряд из раз­ных кар­тин.

А впе­ре­ди, как за­зы­ва­ют-за­вы­ва­ют из­да­те­ли, нас ждут «Ко­ша­чий глаз – 03» и «Ко­ша­чий глаз – 04», с под­за­го­лов­ка­ми «Прин­цес­са льда, ко­ро­ле­ва кош­ма­ров» и «Ко­ле­ба­тель Зем­ли». Сло­вом, за­ко­ле­ба­ют чи­та­те­ля окон­ча­тель­но. Зо­ло­тую жи­лу на­шли. Да толь­ко пу­с­тая по­ро­да-то.

Пост­скрип­тум. А по прав­де, будь у ме­ня по­боль­ше сво­бод­но­го вре­ме­ни, да хо­тел бы дать моз­гам от­дых, то и ли­с­тал бы эти «… гла­за» под пин­ту пи­ва и пес­нюль­ки Ста­са Ми­хай­ло­ва (а луч­ше уж Обод­зин­ско­го). По­ка бы соб­ст­вен­ные гла­за не со­мк­ну­лись в здо­ро­вом и без­мя­теж­ном сне, ус­тав от гаг­ло­е­вых.


 

Кав­каз пре­до мною…

Кни­га Алек­сея Че­пе­ло­ва «Пе­ред Ев­ро­пой» (из­да­тель­ст­во «Але­тейя») го­раз­до ин­те­рес­нее и по­зна­ва­тель­нее пре­ды­ду­щей. Хо­тя бы по­то­му уже, что зиж­дет­ся на ре­аль­ных бе­сах, а не на вы­мы­ш­лен­ных. Ав­тор все­рьёз и ос­но­ва­тель­но рас­сма­т­ри­ва­ет при­ро­ду ан­ти­хри­с­та с точ­ки зре­ния трёх глав­ных ми­ро­вых мо­но­те­и­с­ти­че­с­ких ре­ли­гий: хри­с­ти­ан­ст­ва, иу­да­из­ма и ис­ла­ма. И при этом не­на­вяз­чи­во об­ле­ка­ет свои рас­суж­де­ния в ху­до­же­ст­вен­ную ро­ман­ную фор­му.

Прав­да, на­зы­ва­ет дан­ное про­за­и­че­с­кое про­из­ве­де­ние по­че­му-то «по­эмой». Од­на­ко по всем ка­но­нам и клас­си­фи­ка­ци­ям ли­те­ра­ту­ро­ве­де­ния – это имен­но ро­ман-тра­ге­дия. Но тут не столь и важ­но, хоть «гор­ш­ком» на­зо­ви, толь­ко в бел­ле­т­ри­с­ти­ку не ставь. Ав­тор и «не ста­вит», по­сколь­ку в про­из­ве­де­нии боль­ше раз­го­во­ров и раз­мы­ш­ле­ний, чем дей­ст­вия; ос­т­ро­го при­клю­чен­че­с­ко­го сю­же­та здесь нет, секс от­сут­ст­ву­ет, кро­ви ма­ло, хо­тя со­бы­тия про­ис­хо­дят на «го­ря­щем» Кав­ка­зе при­бли­зи­тель­но в на­ши дни.

Я на­брёл толь­ко на од­ну вы­ра­зи­тель­ную сце­ну, ког­да плен­но­го, при­вя­зан­но­го за ру­ки и за но­ги к че­ты­рём ма­ши­нам, мо­д­жа­хе­ды (у ав­то­ра – «му­д­жа­хи­ды», ему вид­нее) раз­ры­ва­ют на ча­с­ти. Да и она опи­са­на с ка­ким-то на­ро­чи­тым без­раз­ли­чи­ем. За­да­ча Че­пе­ло­ва бы­ла в дру­гом. По­ка­зать на­ше эс­ха­то­ло­ги­че­с­кое вре­мя, вре­ме­на про­шлые и гря­ду­щие, и дать им всем тол­ко­ва­ние ус­та­ми сво­их пер­со­на­жей – Ива­на Елен­ско­го, Оль­ги Ме­жи­ной, их при­яте­лей Ка­ве­ни­на и Ур­бе­ни­на, не­ко­е­го страш­но ум­но­го дья­ко­на Па­пи­лия, вы­со­ко­об­ра­зо­ван­но­го шей­ха Шир­ва­ни, ино­ст­ран­цев, рус­ских, ара­бов, ев­ре­ев и про­чих, не ус­та­ю­щих до­ка­зы­вать друг дру­гу свои ис­ти­ны.

При этом они опи­ра­ют­ся на Свя­щен­ное Пи­са­ние, Ко­ран, То­ру, свя­то­оте­че­с­кие пре­да­ния, фи­ло­соф­ские уче­ния (в ча­ст­но­с­ти, Льва Ти­хо­ми­ро­ва). На де­я­ния ис­то­ри­че­с­ких лич­но­с­тей, от Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го до Ле­ни­на и Гит­ле­ра, на До­сто­ев­ско­го и Тол­сто­го. Разъ­яс­ня­ют, по-сво­е­му, «От­кро­ве­ние» Ио­ан­на Бо­го­сло­ва и джи­хад. Це­лый курс лек­ций о ми­ро­зда­нии, че­ло­ве­че­с­кой и бо­же­ст­вен­ной ис­то­рии, и её близ­ком кон­це.

По­че­му «пе­ред Ев­ро­пой»? Это то­же в тра­ди­ци­ях рус­ской ли­те­ра­ту­ры, как и при­вяз­ка сло­ва «по­эма» к ро­ма­ну. (Или на­обо­рот, на­зва­ние боль­шо­го сти­хо­твор­но­го про­из­ве­де­ния «ро­ма­ном».) Про­сто ли­те­ра­тор Елен­ский на не­сколь­ко дней при­ез­жа­ет по при­гла­ше­нию при­яте­ля на Кав­каз, пе­ред от­лё­том в Ев­ро­пу. А с Кав­ка­зом у нас в оте­че­ст­вен­ной клас­си­ке свя­за­но очень мно­гое, вспом­ни­те Льва Тол­сто­го или Лер­мон­то­ва. Те­ма эта, ка­жет­ся, не­ис­чер­па­е­мая, она со­став­ля­ет осо­бен­ный вы­ра­зи­тель­ный от­дел рус­ской ли­те­ра­ту­ры.

Там, в го­рах, и про­ис­те­ка­ет дей­ст­вие но­вой «кав­каз­ской по­эмы», на фо­не оче­ред­ных вы­бо­ров. Но это не по­ли­то­ло­ги­че­с­кий ро­ман. По­ли­ти­че­с­кие со­бы­тия дви­га­ют сю­жет, как ми­ни­мум, лишь на­по­ло­ви­ну, это, по­вто­рю, не глав­ное. Соб­ст­вен­но «по­ли­ти­че­с­ко­го» тут раз в де­сять мень­ше, чем, ска­жем, в «Бе­сах» До­сто­ев­ско­го. Бе­сы у Гаг­ло­е­ва, здесь ре­аль­ные лю­ди. Но то­же бе­сы. От них ни­ку­да не деть­ся, по­сколь­ку они все­гда сре­ди нас и с на­ми. Да по­рою и вме­с­то нас. Вот та­кая по­лу­ча­ет­ся квинт­эс­сен­ция из этой «за­го­гу­ли­ны».

Я бы ещё мно­го мог го­во­рить об этом про­из­ве­де­нии, по­сколь­ку оно пред­став­ля­ет зна­чи­тель­ный ин­те­рес, но не поз­во­ля­ют про­ст­ран­ст­во и вре­мя. По­это­му пе­ре­хо­жу к сле­ду­ю­щим кни­гам.

Пост­скрип­тум. Сле­ду­ет от­ме­тить, что ро­ман «Пе­ред Ев­ро­пой» не толь­ко про­дол­жа­ет «кав­каз­скую тра­ди­цию» рус­ской ли­те­ра­ту­ры, но впер­вые, по­жа­луй, в пост­со­вет­ском пе­ри­о­де аб­со­лют­но бес­при­с­т­ра­с­тен. В сво­их оцен­ках и вы­во­дах ав­тор не сто­ит ни на чьей сто­ро­не, как боль­шин­ст­во со­вре­мен­ных ли­те­ра­то­ров. Вот они-то уж как раз на­ск­возь и «по­ли­ти­зи­ро­ва­ны», взять хо­тя бы то­го же Ма­ка­ни­на. А в со­дер­жа­тель­ном, по­та­ён­ном смыс­ле этот «ро­ман-по­эма» во­об­ще го­раз­до ши­ре и глуб­же от­дель­но взя­то­го Кав­ка­за.


 

Что уже не слу­чит­ся ни­ког­да…

 

В ян­ва­ре, на­ка­ну­не Кре­ще­ния, мне до­ве­лось по­бы­вать в под­мо­с­ков­ном Пу­щи­но и про­жить там бо­лее двух не­дель. Этот На­уко­град сла­вит­ся сво­и­ми дав­ни­ми тра­ди­ци­я­ми, а рас­по­ло­жен­ный ря­дом Сер­пу­хов во­об­ще по воз­ра­с­ту стар­ше Моск­вы и в своё вре­мя впол­не мог пре­тен­до­вать на роль свя­зу­ю­ще­го цен­т­ра Ру­си. А не­по­да­лё­ку ещё один На­уко­град – Про­тви­но, ядер­ный мозг Рос­сии.

Кста­ти ска­зать, Пу­щи­но, с на­се­ле­ни­ем все­го в две ты­ся­чи че­ло­век, име­ет свой Уни­вер­си­тет, ку­да стре­мят­ся по­сту­пать аби­ту­ри­ен­ты со всей Рос­сии. А уж о на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ских ин­сти­ту­тах, ла­бо­ра­то­ри­ях и ис­сле­до­ва­тель­ских ба­зах и го­во­рить не­че­го. Здесь же, че­рез ре­ку, и зна­ме­ни­тый на весь мир, уни­каль­ный При­ок­с­кий за­по­вед­ник с ред­ки­ми зу­б­ра­ми и би­зо­на­ми. Тут им хо­ро­шо и воль­гот­но. Как и жи­те­лям Пу­щи­но.

Уди­ви­тель­ные в нём жи­вут лю­ди, я та­ких ни­где не встре­чал, тем бо­лее в сто­ли­це. Пу­щин­цы все­гда веж­ли­вы, об­хо­ди­тель­ны, на лю­бой во­прос не­из­мен­но от­ве­ча­ют с улыб­кой, ма­ши­ны на ули­це при­тор­ма­жи­ва­ют, что­бы про­пу­с­тить пе­ше­хо­да, ку­ря­щий че­ло­век окур­ка на зем­лю не бро­сит, а встре­тить где-ли­бо пья­но­го, да или про­сто под­вы­пив­ше­го граж­да­ни­на – мне так и не уда­лось, хо­тя на­роч­но при­сма­т­ри­вал­ся. Так же не ус­лы­шал я и ни од­но­го сквер­но­го сло­ва из их уст. Чу­де­са пря­мо, слов­но это не го­род в Рос­сии, а где-то на Лу­не.

Пре­кра­сен там и храм Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла, ве­ли­ко­леп­на при­ро­да и са­ма Ока, пре­ле­ст­но пе­ред Бо­го­яв­ле­ни­ем пе­ли де­ти в ме­ст­ном кра­е­вед­че­с­ком му­зее, изо­б­ра­жая сце­ны биб­лей­ско­го «Вер­те­па», а все три шко­лы име­ют та­кие зна­чи­тель­ные учеб­ные ком­плек­сы и со­вре­мен­ное тех­ни­че­с­кое ос­на­ще­ние, что в пре­сло­ву­том Скол­ко­во по­за­ви­ду­ют.

Цен­т­раль­ная биб­ли­о­те­ка го­ро­да три го­да под­ряд за­ни­ма­ет пер­вые ме­с­та на все­рос­сий­ском кон­кур­се сре­ди по­доб­ных уч­реж­де­ний. Это то­же о чём-то го­во­рит. Там я и по­зна­ко­мил­ся с пу­щин­ски­ми ли­те­ра­то­ра­ми. Ру­ко­во­дит ли­тобъ­е­ди­не­ни­ем член Со­ю­за рос­сий­ских пи­са­те­лей Аи­да Фё­до­ро­ва.

За­ня­тия боль­ше на­по­ми­на­ют ве­сё­лый меж­ду­со­бой­чик, все друг дру­га дав­но и хо­ро­шо зна­ют, чи­та­ют свои сти­хи, об­ме­ни­ва­ют­ся впе­чат­ле­ни­я­ми, об­суж­да­ют но­во­сти. Пря­мо на хо­ду со­чи­ня­ют эпи­грам­мы и ша­ра­ды, иг­ра­ют в бу­ри­ме, а то и фи­ло­соф­ские трак­та­ты вдруг на­чи­на­ют за­чи­ты­вать (не все, ко­неч­но, но есть там и по­доб­ные мыс­ли­те­ли). А как же, сла­ва на­уч­но­го цен­т­ра обя­зы­ва­ет.

Вот, на­при­мер, Ва­дим Ива­но­вич Бру­с­ков, док­тор на­ук, про­фес­сор, ра­бо­ту в Ин­сти­ту­те те­о­ре­ти­че­с­кой и экс­пе­ри­мен­таль­ной би­о­фи­зи­ки сов­ме­ща­ет с пре­по­да­ва­ни­ем в Пу­щин­ском го­су­ни­вер­си­те­те, а за­од­но пи­шет сти­хи, вы­пу­с­тил уже не­сколь­ко книг. По­эзия идёт у не­го от серд­ца, это ни­ка­кое не хоб­би учё­но­го, а со­сто­я­ние ду­ши.

«Судь­ба не рок – ре­ки те­че­нье./ В чём му­д­рость сро­ка тво­е­го?/ По­нять своё пред­наз­на­че­нье/ И свя­то ис­пол­нять его».

А вот Па­вел Ми­тин, по ви­ду – эпи­ку­ре­ец, ос­т­ро­слов, ёр­ник, но вну­т­ри сво­е­го при­род­но­го ес­те­ст­ва, там, где он оди­нок и лишь на­еди­не со сво­им твор­че­ст­вом и ду­ма­ми, – это на­сто­я­щий тра­гик, уме­ло скры­ва­ю­щий свои горь­кие чув­ст­ва и мыс­ли под кар­на­валь­ной ма­с­кой. Пи­шет для де­тей и взрос­лых, ино­гда ме­няя их ме­с­та­ми.

Ка­ри­на Пе­т­ров­ская, ав­тор не­сколь­ких сбор­ни­ков сти­хов и про­зы, по­след­няя её кни­га – «Встре­ча в бе­лых об­ла­ках». В её про­из­ве­де­ни­ях при­сут­ст­ву­ет сплав ми­ра жи­тей­ско­го и ли­ри­че­с­ко­го, ро­ман­ти­че­с­ко­го и обы­ден­но­го, си­ю­ми­нут­но­го и веч­но­го. Про­за по­эта и по­эзия про­за­и­ка, но в ней не­из­мен­но при­сут­ст­ву­ют тон­кий пси­хо­ло­ги­че­с­кий ри­су­нок и жи­во­пис­ные де­та­ли, а в кон­це обя­за­тель­но брез­жит луч све­та.

«Гро­за бу­ше­ва­ла всю ночь, то не­мно­го за­ти­хая, то на­чи­ная гро­хо­тать с но­вой си­лой. Дождь рез­ко бил в ок­на, слов­но бы злясь из-за то­го, что его не хо­тят пу­с­тить в дом». «В от­кры­тую фор­точ­ку вкрад­чи­во про­са­чи­вал­ся влаж­ный ду­ши­с­тый воз­дух, про­пи­тан­ный дур­ма­ня­щим аро­ма­том ли­пы и жа­с­ми­на, он со­зда­вал ле­ни­вое на­ст­ро­е­ние, хо­те­лось по­ва­лять­ся, по­ду­мать о чём-ни­будь при­ят­ном, по­меч­тать о том, что мог­ло бы слу­чить­ся, но по­ка не слу­чи­лось и, на­вер­ное, уже не слу­чит­ся ни­ког­да».

В этих двух строч­ках го­раз­до боль­ше оду­шев­ле­ния при­ро­ды, ожи­да­ния не­сбыв­ше­го­ся, пре­до­щу­ще­ния чу­да и тай­ны, чем во всех ис­кус­ст­вен­ных «Ко­ша­чь­их глаз­ках» Гаг­ло­е­ва. А есть в этом слав­ном ли­тобъ­е­ди­не­нии и дру­гие са­мо­быт­ные по­эты и про­за­и­ки, к при­ме­ру, юная Ири­на Али­со­ва, о них так­же хо­те­лось бы ска­зать мно­гое, но, увы! – вре­мя моё ог­ра­ни­че­но.

Пост­скрип­тум. Здесь я на­ру­шу свою мно­го­лет­нюю тра­ди­цию и по­ды­то­жу не ска­зан­ное вы­ше, а об­ра­щусь к кни­ге ста­рей­шей на­шей по­этес­сы Ни­ны Ва­ле­ри­а­нов­ны Ко­ро­лё­вой «Сто сти­хо­тво­ре­ний» (из­да­тель­ст­во «Про­гресс-Пле­я­да»). А всё по­то­му, что ос­нов­ная те­ма её твор­че­ст­ва – лю­бовь и по­те­ри, чув­ст­во Ро­ди­ны и судь­ба Рос­сии – со­звуч­ны сти­хам и Бру­с­ко­ва, и Пе­т­ров­ской, и Фё­до­ро­вой, и Али­со­вой, и да­же гру­ст­ной иро­нии Ми­ти­на. И за­кон­чу её прон­зи­тель­ны­ми строч­ка­ми:

 

– Ты от­ку­да? – вы спро­си­ли.

– Я из се­вер­ной Рос­сии,

Где оль­ха ли­ст­ву ни­за­ла,

Где озёр­ные вок­за­лы

На вол­нах не­движ­но плы­ли

И сей­час ещё плы­вут…

– Вы там бы­ли?

– Мы там бы­ли.

Той вол­ной серд­ца омы­ли…

– Вас зо­вут ту­да?

– Зо­вут…

 

А вы го­во­ри­те – Гаг­ло­ев… Да та­кое ему и не сни­лось. Его и не «по­зо­вут ту­да». Ос­та­нет­ся в Санкт-Эрин­бур­ге или «Ге­ли­ко­не» со сво­и­ми обо­рот­ня­ми. 


Александр ТРАПЕЗНИКОВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования