Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №11. 16.03.2012

ПОДБИТЫЕ КРЫЛЬЯ

Чи­та­ешь сот­ни книг, и ни­ка­кая те­бя не тро­га­ет, а по­том по­яв­ля­ет­ся все­го од­на или от си­лы не­сколь­ко, и они ме­ня­ют твою жизнь. На­всег­да!

Пре­крас­но по­мню вну­т­рен­ний ожог, ко­то­рый по­лу­чил осе­нью 2008 го­да, про­чи­тав «Труд­ный воз­раст» Е.Мол­да­но­ва, че­рез год точ­но та­кой же вто­рой ожог – «Дом, в ко­то­ром» М.Пе­т­ро­сян.

Не став­лю це­лью раз­би­рать эти две кни­ги, о них до­ста­точ­но мно­го пи­са­ли и, уве­рен, ещё бу­дут пи­сать, так как ав­то­ры за­тро­ну­ли в сво­их про­из­ве­де­ни­ях слож­ней­шую те­му: мир со­вре­мен­но­го под­ро­ст­ка, хо­ро­шо ли ему в этом ми­ре.

Ге­рои Мол­да­но­ва и Пе­т­ро­сян – под­ро­ст­ки, сто­я­щие в без­на­дёж­ной оче­ре­ди за ла­с­кой. Де­тям не­до­ста­ёт по­ни­ма­ния. По­ни­ма­ние! Два та­ких не­сход­ных ми­ра жи­вут ря­дом, за­ви­сят друг от дру­га – взрос­лость и дет­ст­во; без вза­им­но­го по­ни­ма­ния взрос­лы­ми де­тей и де­ть­ми взрос­лых нель­зя сде­лать че­ло­ве­че­ст­во сча­ст­ли­вым. Чьи гла­за боль­ше по­хо­жи на солн­це, чем гла­за ре­бён­ка…

Жизнь ко­рот­ка – На­ру­шай пра­ви­ла – Про­щай бы­с­т­ро – Це­луй мед­лен­но – Лю­би ис­крен­не – Смей­ся не­удер­жи­мо. И ни­ког­да не со­жа­лей о том, что за­ста­ви­ло те­бя улыб­нуть­ся... Не пе­чаль­ся, раз про­шло, улыб­нись, раз бы­ло!

Как раз об этом и на­пи­са­ли и Е.Мол­да­нов, и М.Пе­т­ро­сян в сво­их кни­гах, а не о «фи­ло­со­фии стра­да­ния». Не соп­ли­вая, не елей­ная ма­не­ра по­ве­ст­во­ва­ния при­пе­ча­ты­ва­ет сво­ей обы­ден­ной по­всед­нев­но­с­тью, ко­то­рую мы не за­ме­ча­ем, а че­ло­ве­че­с­кое рав­но­ду­шие.

Ли­те­ра­ту­ра – преж­де все­го су­ще­ст­ву­ет для то­го, что­бы да­вать лю­дям на­деж­ду, по­мо­гать жить. Под­дер­жать че­ло­ве­ка – вот для че­го мы. Ина­че для че­го же? Хо­тя ли­те­ра­ту­ра мо­жет и убить – рав­но­ду­ши­ем, от­ст­ра­не­ни­ем.

К че­му та­кое про­ст­ран­ное вступ­ле­ние. В кон­це де­ка­б­ря мне при­шлось про­чи­тать очень оп­ти­ми­с­ти­че­с­кую ста­тью Ан­ны Кур­ской «Ре­а­лизм воз­вра­ща­ет­ся в со­вре­мен­ную ли­те­ра­ту­ру для под­ро­ст­ков». По­ра­до­вал те­зис: «…за по­след­ние год-два про­яви­лась но­вая тен­ден­ция: раз­вле­ка­тель­ные жа­н­ры на­ча­ли ус­ту­пать свои по­зи­ции ре­а­ли­с­ти­че­с­кой, про­блем­ной ли­те­ра­ту­ре о со­вре­мен­ной жиз­ни школь­ни­ков. Стар­ше­класс­ни­кам всё ча­ще хо­чет­ся раз­мы­ш­лять над кни­гой, ви­деть в ней от­ра­же­ние ре­аль­ной жиз­ни. Им важ­но, что­бы кни­га бы­ла ос­т­ро­сю­жет­ной или эмо­ци­о­наль­но на­сы­щен­ной, а ге­рои бы­ли свер­ст­ни­ка­ми чи­та­те­лей». В уни­сон Ан­не вто­рит ге­не­раль­ный ди­рек­тор пре­мии «Кни­гу­ру» Ге­ор­гий Уру­шад­зе: «Де­ти же вы­би­ра­ют про­из­ве­де­ния, свя­зан­ные с ос­т­ры­ми со­вре­мен­ны­ми те­ма­ми».

По­сле та­ких сла­во­сло­вий, ес­те­ст­вен­но, я за­шёл на сайт пре­мии «Кни­гу­ру» по­чи­тать тво­ре­ния фи­на­ли­с­тов.

Вы­брал не­сколь­ко по­ве­с­тей по их крат­ким ан­но­та­ци­ям:

– по­весть о дав­нем дет­ст­ве Алек­сан­д­ра Тур­ха­но­ва «Ос­т­ро­ва Ту­бу­аи»;

– дра­ма­ти­че­с­кая пси­хо­ло­ги­че­с­кая по­весть о со­вре­мен­ных школь­ни­ках из ма­лень­ко­го по­сёл­ка Еле­ны Зай­це­вой «Ту­пэ­мо»;

– школь­ная по­весть в рас­ска­зах. Ис­то­рия учеб­но­го го­да гла­за­ми раз­ных уче­ни­ков од­но­го клас­са от Ан­д­рея Жва­лев­ско­го и Ев­ге­ния Па­с­тер­на­ка «Шек­с­пи­ру и не сни­лось».

В ан­но­та­ци­ях по­сто­ян­но удив­лял и на­сто­ра­жи­вал стро­гий гриф: «Под­хо­дит чи­та­те­лям 11–14 лет». А мне 24 го­да, мне, что, нель­зя чи­тать?!

Под­ро­ст­ко­вое про­из­ве­де­ние – это цепь эпи­зо­дов, ор­га­ни­зо­ван­ных та­ким об­ра­зом, что­бы вы­явить ге­ро­ев в дей­ст­вии и од­но­вре­мен­но ув­лечь чи­та­те­ля.

По­весть Алек­сан­д­ра Тур­ха­но­ва боль­ше по­до­шла бы для пре­мии «Де­бют», не­же­ли «Кни­гу­ру», ко­то­рая от­би­ра­ет «про­из­ве­де­ния с ос­т­ры­ми со­вре­мен­ны­ми те­ма­ми». Со­гла­сен с ан­но­та­ци­ей – это по­весть о дав­нем дет­ст­ве, и не бо­лее то­го. От неё ни теп­ло, ни хо­лод­но. Ни­как. Хо­тя вспом­нил сло­ва Гер­ты Мюл­лер: «Че­ло­век, уни­жен­ный в дет­ст­ве, ког­да он был сов­сем бес­по­мощ­ным, на­брав­шись сил, мо­жет сам пре­вра­тить­ся в на­силь­ни­ка, са­мо­ду­ра, ти­ра­на». Но Алек­сандр Тур­ха­нов на­пи­сал не об этом. Воз­мож­но, это его ре­флек­сии на своё со­вет­ское обык­но­вен­ное дет­ст­во, и он его, как мог, опи­сал.

Не­кое свет­лое пят­но по­ве­с­ти – это меч­та по­бы­вать на ос­т­ро­ве Ту­бу­аи. Это в Ти­хом оке­а­не, «та­кие ма­хонь­кие точ­ки на кар­те, по­сре­ди во­ды».

По­нят­но, что для глав­но­го ге­роя под­ро­ст­ка Ан­д­рея Гро­мо­ва – это не­сбы­точ­ная меч­та, «но меч­та, на­сто­я­щая меч­та, со сто­ро­ны та­кой и долж­на быть, на­вер­ное».

По­весть по­ст­ро­е­на по прин­ци­пу вос­по­ми­на­ний Ан­д­рея о сво­ём да­лё­ком дет­ст­ве, при­ём не но­вый в ли­те­ра­ту­ре и в чём-то се­бя оп­рав­дал, и эта фор­ма по­да­чи ма­те­ри­а­ла раз­ре­ша­ет ав­то­ру по­ка­зы­вать мир са­мо­го ге­роя и дру­гих схе­ма­тич­но, пунк­тир­но. Слиш­ком се­рая по­весть, прав­да, встре­ча­ют­ся не­сколь­ко ин­те­рес­ных сен­тен­ций, осо­бен­но – что «же­ла­ние про­длить дет­ст­во – это та­кая фор­ма тру­со­с­ти. Воз­мож­но, на­и­худ­шая фор­ма».

За­кан­чи­ва­ет­ся по­весть ба­наль­ным и очень пред­ска­зу­е­мым эпи­ло­гом. Маль­чи­ки вы­рос­ли, и сла­ва Бо­гу, что хо­тя бы один из них, «Валь­ка, ко­то­ро­го про­меж со­бой мы счи­та­ли чуть ли не юро­ди­вым, идёт той до­ро­гой, ко­то­рую раз и на­всег­да для се­бя вы­брал. На­вер­ное, всё де­ло в том, что для Валь­ки глав­ное – ид­ти. Смо­т­реть по сто­ро­нам и ра­до­вать­ся уви­ден­но­му, как тог­да, по пу­ти к ка­рь­е­рам. Он окон­чил му­зы­каль­ное учи­ли­ще, по­том кон­сер­ва­то­рию, по­сту­пил в ор­кестр. Те­перь он ко­ле­сит со сво­им ор­ке­с­т­ром по все­му ми­ру, и где толь­ко ни был. Как знать, мо­жет быть, ког­да-ни­будь он по­се­тит и да­лё­кие ос­т­ро­ва Ту­бу­аи».

Вся фи­ло­со­фия ше­с­ти­де­ся­ти­с­т­ра­нич­но­го по­ве­ст­во­ва­ния, что ес­ли ты хо­чешь че­го-то в жиз­ни до­бить­ся – ты дол­жен быть в веч­ном дви­же­нии, и тог­да, воз­мож­но, ты уви­дишь да­лё­кие ос­т­ро­ва Ту­бу­аи.

Ге­ро­ям Алек­сан­д­ра как раз и не хва­та­ет ог­ня, ав­тор по­дал их про­бле­мы слиш­ком про­за­ич­но и по­верх­но­ст­но, ду­шу они не цеп­ля­ют. Но ведь жизнь так бо­га­та: цве­ты, де­ре­вья, да­же ля­гуш­ки, – мы все часть ко­ле­са. Всё все­гда ме­ня­ет­ся. Под­ро­с­ток то­же всё вре­мя ме­ня­ет­ся. Вот это­го, к со­жа­ле­нию, А.Тур­ха­нов не по­ка­зал, хо­тя меч­та с ос­т­ро­вом Ту­бу­аи ох как за­ман­чи­ва… Хо­те­лось по­чув­ст­во­вать ощу­ще­ние по­ле­та, ус­т­рем­лён­но­с­ти к меч­те. По­рой это на­ме­ча­лось тон­чай­ши­ми, ед­ва уло­ви­мы­ми штри­ха­ми, но не бо­лее то­го.

По­мню, как отец од­наж­ды ска­зал: «Ес­ли хо­чешь за­гля­нуть в чью-то ду­шу, спер­ва спро­си раз­ре­ше­ния взгля­нуть на его меч­ты». Я все­гда знал, что умею ле­тать, но ни­ко­му не го­во­рил. По­то­му что ес­ли кто-то уз­на­ет, из-за это­го мож­но упасть. Меч­ту Ан­д­рея Гро­мо­ва зна­ли слиш­ком мно­гие, по­это­му у не­го не вы­рос­ли кры­лья, что­бы взле­теть.

Ещё од­ни дет­ские вос­по­ми­на­ния в по­ве­с­ти Еле­ны Зай­це­вой «Ту­пэ­мо». Ес­ли «Ос­т­ро­ва Ту­бу­аи» на­пи­са­ны се­рым язы­ком, но чи­та­е­мым, то «Ту­пэ­мо» – это та­кое де­прес­сив­ное тво­ре­ние, что ре­ко­мен­до­вать его для чте­ния рав­но­знач­но раз­ре­ше­нию на дет­ский су­и­цид. Стиль из­ло­же­ния ат­ро­фи­ро­ван­ный без­на­дёж­но­с­тью, по­сле про­чте­ния на ду­ше как-то ис­клю­чи­тель­но гнус­но, воз­мож­но, по­это­му текст со­про­тив­ля­ет­ся вос­при­я­тию. Пес­си­ми­с­ты не хо­тят быть сча­ст­ли­вы­ми, им нуж­но стра­дать, что­бы оп­рав­дать свою де­прес­сию. Ес­ли они сча­ст­ли­вы, то ку­да её де­вать? Им бы при­шлось ид­ти и жить, а это так не­ве­се­ло. Тем­но­та об­на­жа­ет оди­но­че­ст­во глав­ной ге­ро­и­ни Кса­ны.

Боль­шин­ст­во из нас ду­ма­ет, что хо­ро­шо зна­ет са­мих се­бя, свои на­деж­ды, меч­ты, же­ла­ния… Мы так цеп­ля­ем­ся за ис­то­рии, ко­то­рые са­ми се­бе со­зда­ём, не по­ни­мая, что на са­мом де­ле мы долж­ны пу­с­тить всё на са­мо­тёк. Вы­бро­сить из го­ло­вы ве­ру в то, что мы не­по­бе­ди­мы, от­бро­сить идею о том, что мы не мо­жем спра­вить­ся соб­ст­вен­ны­ми си­ла­ми, пе­ре­стать ве­рить в сказ­ки, по­то­му что ес­ли мы это­го не сде­ла­ем… как же нам дви­гать­ся впе­рёд?

Кса­не как раз и не хва­та­ет это­го дви­же­ния впе­рёд, она за­бы­ла, что при лю­бом рас­кла­де – жизнь про­дол­жа­ет­ся. Ког­да ты те­ря­ешь лю­би­мо­го че­ло­ве­ка, на­бе­рись сме­ло­с­ти и от­пу­с­ти его, но глав­ная ге­ро­и­ня не мо­жет от­пу­с­тить от се­бя Ку­ры­ча… В по­го­не за про­шлым она спо­тк­ну­лась о бу­ду­щее. Слож­ный воз­раст, не­до­ста­ток ро­ди­тель­ско­го вни­ма­ния и, как ре­зуль­тат, ос­т­рей­ший вну­т­рен­ний кри­зис.

Мы за­бы­ва­ем, что огонь, ко­то­рый го­рит в два ра­за яр­че, сго­ра­ет в два ра­за бы­с­т­рее.

Сов­сем дру­гое впе­чат­ле­ние про­из­во­дит по­весть Ан­д­рея Жва­лев­ско­го и Ев­ге­ния Па­с­тер­на­ка «Шек­с­пи­ру и не сни­лось», прав­да, на­зва­ние иден­ти­фи­ци­ру­ет­ся с по­ве­с­тью Га­ли­ны Щер­ба­ко­вой «Вам и не сни­лось».

Жизнь 7 «А» клас­са опи­са­на мо­биль­но, с на­лё­том дет­ской на­ив­но­с­ти. Ав­то­рам уда­лось точ­но про­ник­нуть в дет­скую пси­хо­ло­гию с по­мо­щью ди­а­ло­гов и са­мой струк­ту­ры тек­с­та: по­ве­ст­во­ва­ние ве­дёт­ся от раз­ных лиц, уче­ни­ков то­го са­мо­го 7 «А» клас­са, и та­кой ра­курс да­ёт воз­мож­ность зна­ко­мить­ся с раз­ны­ми взгля­да­ми на си­ту­а­цию, уз­нать раз­лич­ные мне­ния ге­ро­ев. Чув­ст­ву­ет­ся по на­ст­ро­е­нию кни­ги, что ав­то­ры са­ми по­лу­ча­ли ог­ром­ное удо­воль­ст­вие, ра­бо­тая сов­ме­ст­но над по­хож­де­ни­я­ми 7 клас­са.

Де­ти пе­ред на­ступ­ле­ни­ем пе­ре­ход­но­го воз­ра­с­та ещё чи­с­ты, от­кры­ты, до­вер­чи­вы. Чи­тал, улы­бал­ся. Про­стой, без за­мо­ро­чек школь­ный язык не­мно­го на­сто­ра­жи­ва­ет, хо­чет­ся ка­ко­го-то мо­ра­ли­тэ, но, ду­маю, ав­то­ры не ста­ви­ли пе­ред со­бой та­кой це­ли. До­ступ­но, ве­се­ло и с юмо­ром опи­са­ли «стра­с­ти-мор­да­с­ти» от­дель­но взя­то­го клас­са, по­это­му по­весть не гру­зит, ос­тав­ля­ет свет­лое впе­чат­ле­ние, хо­тя по­ни­ма­ешь, что че­рез год эти де­ти бу­дут уже сов­сем дру­гие – они по­вз­рос­ле­ют. Эти де­ти ещё не за­ду­мы­ва­ют­ся о смыс­ле жиз­ни, они про­сто ЖИ­ВУТ, вот этот им­пульс ЖИЗ­НИ и де­ла­ет в об­щем-то очень про­стую по­весть близ­кой для чи­та­те­лей в воз­ра­с­те от 10 до 13, по­то­му что тем, кто стар­ше, уже объ­яс­ни­ли раз­ни­цу меж­ду яб­ло­ком и ве­ло­си­пе­дом, и они уже не смо­гут уку­сить ве­ло­си­пед и осед­лать яб­ло­ко.

Из про­ана­ли­зи­ро­ван­ных по­ве­с­тей ни од­на не ста­ви­ла пе­ред со­бой хо­тя бы та­кую те­му, как слож­ность об­ще­ния де­тей и взрос­лых – веч­ная и в то же вре­мя ме­ня­ю­ща­я­ся про­бле­ма. Ро­ди­те­ли не­на­ви­дят, ког­да де­ти на­чи­на­ют жить сво­ей жиз­нью. Это зна­чит, что мы ста­но­вим­ся про­сто зри­те­ля­ми.

Я уж умал­чи­ваю о дру­гих ос­т­рых «со­вре­мен­ных те­мах». По­сле про­чи­тан­ных по­ве­с­тей ра­душ­ное чув­ст­во, что в школь­ном ко­ро­лев­ст­ве тишь да гладь, бо­жья бла­го­дать, но тог­да по­че­му в Ин­тер­не­те каж­дый день чуть ли не фрон­то­вая свод­ка о дет­ской су­и­цид­но­с­ти, «школь­ном тер­ро­риз­ме».

Воз­мож­но, пе­ре­до мной бы­ла про­сто­та боль­шо­го та­лан­та, а не при­ми­тив­ность ви­де­ния ми­ра.

Ли­те­ра­ту­ра – это мир че­ло­ве­че­с­ких ре­флек­сий, мир вы­мы­ш­лен­ных лю­дей, вы­мы­ш­лен­ных со­бы­тий и вы­мы­ш­лен­ных ве­щей. Ког­да ты раз­мы­ш­ля­ешь об этом, на­чи­на­ешь ду­мать о том, что про­фес­сия пи­са­те­ля убо­га и ни­чтож­на. И в ка­кой-то мо­мент ты го­во­ришь се­бе: чёрт, и как же она мо­жет из­ме­нить кар­ти­ну ми­ра? Но по­том ты ус­по­ка­и­ва­ешь се­бя тем, что та­кие ве­щи мож­но ска­зать про что угод­но. Про бан­ков­ское де­ло и жур­на­ли­с­ти­ку – в том чис­ле.

Лю­бая пре­мия – это ин­дуль­ген­ция пи­са­те­лю. Ты на­пи­сал хо­ро­шо, но мо­жешь на­пи­сать ещё луч­ше, дер­зай!

В ли­те­ра­ту­ре, как в цар­ст­ве не­бес­ном, мно­го оби­­те­лей. И ав­тор во­лен при­гла­сить вас по­се­тить лю­бую. Все они име­ют пра­во на су­ще­ст­во­ва­ние, нуж­но толь­ко при­спо­со­бить­ся к об­ста­нов­ке, в ко­то­рую вы по­па­да­е­те. Нель­зя чи­тать в оди­на­ко­вых оч­ках «Дом, в ко­то­ром» и «Шек­с­пи­ру и не сни­лось».

А ещё нуж­но уметь за­кры­вать скуч­ную кни­гу, ухо­дить с пло­хо­го ки­но и рас­ста­вать­ся с людь­ми, ко­то­рые не до­ро­жат то­бой...

20 мар­та «Кни­гу­ру» в ка­нун не­де­ли дет­ской кни­ги раз­даст свой при­зо­вой мил­ли­он руб­лей, на­де­юсь, до­стой­ным ав­то­рам, но ос­та­нут­ся ли их тво­ре­ния в на­ших серд­цах, за­хо­тим ли мы их пе­ре­чи­ты­вать, пе­ре­ли­с­ты­вать, вспом­нят ли об этих кни­гах че­рез год или два, вой­дут ли они в зо­ло­той фонд дет­ской ли­те­ра­ту­ры, во­прос боль­ше па­те­ти­че­с­кий…

 

Ар­тур АК­МИН­ЛА­УС


От ре­дак­ции:

По­ра­зи­тель­но, что у нас сра­зу в двух со­лид­ных пре­ми­ях, пре­тен­ду­ю­щих на об­ще­на­ци­о­наль­ное зву­ча­ние – «Боль­шая кни­га» и «Кни­гу­ру», роль ген­ди­рек­то­ра вы­пол­ня­ет один и тот же че­ло­век: Ге­ор­гий Уру­шад­зе. Других менеджеров у Федерального агентства печати, видимо, нет. Но, учи­ты­вая, что о пред­взя­то­с­ти ор­га­ни­за­то­ров «Боль­шой кни­ги» кто толь­ко не пи­сал, ре­зон­но воз­ни­ка­ет во­прос о воз­мож­но­с­ти кор­руп­ци­он­ной со­став­ля­ю­щей в пре­ми­аль­ном де­ле. Во вся­ком слу­чае, кон­фликт раз­лич­ных ин­те­ре­сов нали­цо. И кто этот кон­фликт раз­ре­шит, по­ка не­яс­но.





Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования