Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №11. 16.03.2012

ВРЕМЯ БАЗАРОВЫХ

 – Преж­де мо­ло­дым лю­дям при­хо­ди­лось учить­ся…

А те­перь им сто­ит ска­зать: всё на све­те вздор! –

и де­ло в шля­пе. И в са­мом де­ле, преж­де они про­сто

бы­ли бол­ва­ны, а те­перь они вдруг ста­ли ни­ги­ли­с­ты.

П.П. Кир­са­нов

– Ис­правь­те об­ще­ст­во, и бо­лез­ней не бу­дет.

Е.В. Ба­за­ров

 

(Из ро­ма­на И.С. Тур­ге­не­ва «От­цы и де­ти»)

 

Кто не­пра­виль­но за­стег­нул пер­вую пу­го­ви­цу,

уже не за­стег­нёт­ся как сле­ду­ет.

И.В. Гё­те

 

Год 2012 – юби­лей­ный для яв­ле­ния, обо­зна­чив­ше­го на­ча­ло не­га­тив­но­го ото­б­ра­же­ния в ли­те­ра­ту­ре «ре­во­лю­ци­о­не­ров и про­те­с­тан­тов», ра­зоб­ла­чав­ших на свой страх и риск от­ста­лость им­пер­ско­го строя и на­чав­ших борь­бу за сво­бо­ду лич­но­с­ти от об­ще­ст­ва, что­бы за­тем на­силь­ст­вен­но уп­ро­с­тить жизнь в об­ще­ст­вах, со­здан­ных по-но­во­му. По­явив­ший­ся 150 лет на­зад в фе­в­раль­ской книж­ке «Рус­ско­го ве­ст­ни­ка» за 1862 год ро­ман (по­весть) И.С. Тур­ге­не­ва взбу­до­ра­жил всю чи­та­ю­щую пуб­ли­ку, раз­де­лив её на сто­рон­ни­ков, про­тив­ни­ков и уме­рен­ных в оцен­ке глав­но­го ге­роя-ни­ги­ли­с­та Ба­за­ро­ва1. «Я не за­пом­ню, – пи­са­ла в «Вос­по­ми­на­ни­ях» А.Я. Па­на­е­ва-Го­ло­ва­чё­ва, – что­бы ка­кое-ни­будь ли­те­ра­тур­ное про­из­ве­де­ние на­де­ла­ло столь­ко шу­му и воз­бу­ди­ло столь­ко раз­го­во­ров, как по­весть Тур­ге­не­ва «От­цы и де­ти». Мож­но по­ло­жи­тель­но ска­зать, что «От­цы и де­ти» бы­ли про­чи­та­ны да­же та­ки­ми людь­ми, ко­то­рые со школь­ной ска­мьи не бра­ли кни­ги в ру­ки».

 

Ро­ман вы­зы­вал не­го­до­ва­ние и вос­торг, вли­я­ние его на об­ще­ст­во ока­за­лось глу­бо­ким. До­хо­ди­ло до ко­миз­ма. Па­на­е­ва про­дол­жа­ет: «Иные ба­рыш­ни пу­га­ли сво­их ро­ди­те­лей тем, что сде­ла­ют­ся ни­ги­ли­ст­ка­ми, ес­ли им не бу­дут до­став­лять раз­вле­че­ний, то есть вы­во­зить их на ба­лы, те­а­т­ры и на­ши­вать им на­ря­ды. Ро­ди­те­ли во из­бе­жа­ние сра­ма вхо­ди­ли в дол­ги и ис­пол­ня­ли при­хо­ти до­че­рей».

 

«Отцы и дети». Базаров.  Художник Д.Боровский. 1980 г.
«Отцы и дети». Базаров.
Художник Д.Боровский. 1980 г.

В раз­лич­ных по на­прав­ле­нию жур­на­лах то­го вре­ме­ни ве­ду­щие кри­ти­ки и обо­зре­ва­те­ли ли­те­ра­ту­ры вы­сту­пи­ли со сво­и­ми от­зы­ва­ми о ро­ма­не: в «Со­вре­мен­ни­ке» М.А. Ан­то­но­вич со зна­ме­ни­тым «Ас­мо­де­ем на­ше­го вре­ме­ни», в «Рус­ском сло­ве» Д.И. Пи­са­рев с «Ба­за­ро­вым», во «Вре­ме­ни» Н.Н. Стра­хов со ста­ть­ёй «От­цы и де­ти И.Тур­ге­не­ва». Стра­хов счи­тал ни­ги­лизм бес­плод­ным те­че­ни­ем об­ще­ст­вен­ной жиз­ни, Ан­то­но­вич об­ви­нял ав­то­ра ро­ма­на в кле­ве­те на мо­ло­дое по­ко­ле­ние, Пи­са­рев уве­рял в том, что для на­сто­я­щих ба­за­ров­ских дел ещё не на­сту­пи­ли вре­ме­на. И ещё мно­го лет спо­ло­хи от столк­но­ве­ния мне­ний в ли­те­ра­ту­ре вы­све­чи­ва­ли ро­ман Тур­ге­не­ва и глав­но­го его ге­роя. А за­тем об­раз Ба­за­ро­ва об­рон­зо­вел в школь­ной про­грам­ме. И ино­гда по­яв­лял­ся на те­а­т­раль­ной сце­не.

Но вот, ве­ро­ят­но, учи­ты­вая при­бли­жа­ю­щий­ся юби­лей, тот ро­ман вы­бра­ли для об­суж­де­ния (?) на пер­вом ток-шоу «Иг­ра в би­сер» те­ле­ка­на­ла «Куль­ту­ра» 15.11.2011. В воль­ном пе­ре­во­де с ан­г­лий­ско­го на рус­ский ток-шоу, на­вер­ное, мож­но по­ни­мать как пыш­ное раз­го­вор­ное зре­ли­ще. Ор­га­ни­за­то­ры со­бра­ли му­д­ре­цов и пред­ло­жи­ли им по­пы­тать­ся спро­е­ци­ро­вать на со­вре­мен­ную жизнь об­суж­да­е­мое (не до кон­ца по­стиг­ну­тое) ли­те­ра­тур­ное про­из­ве­де­ние и об­на­ру­жить «но­вый смысл в при­выч­ных взгля­ду ве­щах». Со­от­вет­ст­ву­ет ли здесь фор­ма и со­дер­жа­ние? Не на­по­ми­на­ет ли по­доб­ное сме­ше­ние тан­цы в ал­та­ре. Или так вот иг­ра­ю­чи на­де­ют­ся при­об­щить те­ле­зри­те­ля к «смыс­лам» и воз­бу­дить ин­те­рес к чте­нию клас­си­ки. По мне бы Бо­гу Бо­го­во, а ли­це­дей­ст­во Ке­са­рю. Ну, лад­но, ор­га­ни­за­то­ры зре­лищ – на­род ум­ный и со­вре­мен­но чув­ст­ву­ю­щий.

На том шоу ме­ня сра­зу уди­ви­ло за­яв­ле­ние при­гла­шён­но­го ту­да му­д­ре­ца П.Ба­син­ско­го2: ока­зы­ва­ет­ся, «От­цы и де­ти» – это ро­ман обо всём, он на­и­бо­лее пол­но и ём­ко от­ра­жа­ет рус­скую жизнь де­вят­над­ца­то­го ве­ка. «Там вся рус­ская жизнь по­ка­за­на». От­кры­тие зна­то­ка «Бег­ст­ва из рая» впе­чат­ле­ния на му­д­ре­цов не про­из­ве­ло, под­дер­жи­вать или оп­ро­вер­гать они его не ста­ли, а по­оче­рёд­но, под ру­ко­вод­ст­вом ве­ду­ще­го – пи­са­те­ля, ис­то­ри­ка, до­сто­е­ви­с­та Иго­ря Ле­о­ни­до­ви­ча Вол­ги­на – про­дол­жи­ли из­ла­гать свои ви­де­ния «не до кон­ца (ими?) по­стиг­ну­то­го ро­ма­на». Мне по­ка­за­лось – на ли­цо Ба­син­ско­го опу­с­ти­лась лёг­кая тень оби­ды на кол­лег. «При­ка­лы­ва­ют­ся они, или их вы­ска­зы­ва­ния сле­ду­ет вос­при­ни­мать се­рь­ёз­но?» И я, впо­лу­ха при­слу­ши­ва­ясь к на­сы­щен­но­му вся­ки­ми зна­ни­я­ми Д.Бы­ко­ву, с па­т­ри­ци­ан­ской сни­с­хо­ди­тель­но­с­тью разъ­яс­ня­ю­ще­му суть ро­ма­на в ду­хе оцен­ки Н.Н. Стра­хо­ва (тор­же­ст­во жиз­ни над ни­ги­лиз­мом), при­нял­ся вспо­ми­нать, мо­жет ли ро­ман пре­тен­до­вать на зва­ние эн­цик­ло­пе­дии рус­ской жиз­ни, ес­ли вре­мен­ной пе­ри­од дей­ст­вия в нём ох­ва­ты­ва­ет толь­ко два лет­них ме­ся­ца (эпи­лог не в счёт). Да и за­ду­мы­вал ли И.С. Тур­ге­нев со­зда­ние не то что эн­цик­ло­пе­дии, а хо­тя бы сло­ва­ря.

 

В за­клю­че­ние раз­го­вор­но­го зре­ли­ща П.Ба­син­ский вы­сек ещё од­ну ис­кру «смыс­ла»: при­знав­шись в ог­ром­ном вли­я­нии, ока­зан­ном на не­го Ба­за­ро­вым сво­им не­тер­пе­ни­ем фаль­ши и па­фо­са, он пред­рёк дол­гое бу­ду­щее Ба­за­ро­ву, так как этот ли­те­ра­тур­ный ге­рой – «че­ло­век очень ум­ный».

 

Вы­хо­дит, я про­гля­дел это­го «очень ум­но­го че­ло­ве­ка»! Был бы вни­ма­тель­нее, сде­лал­ся бы та­ким зна­то­ком, как со­брав­ши­е­ся на ток-шоу му­д­ре­цы. Ку­да те­перь об­ра­тить­ся за тол­ко­ва­ни­ем? Ре­шив на­вер­стать упу­щен­ное, я по­смо­т­рел не­сколь­ко «от­лич­ных» со­чи­не­ний «про Ба­за­ро­ва» и к это­му ещё «Учеб­ный ми­ни­мум по рус­ской ли­те­ра­ту­ре XIX ве­ка для аби­ту­ри­ен­тов» Т.П. Бус­ла­ко­вой. Вот что там на­пи­са­но о «не­по­вто­ри­мо сво­е­об­раз­ной бун­ту­ю­щей лич­но­с­ти»: во­вле­чён­ный в кон­фликт с судь­бой де­мо­крат, стре­мя­щий­ся при­но­сить поль­зу лю­дям, «до­ми­нан­той его лич­но­с­ти яв­ля­ет­ся вну­т­рен­няя мощь, про­яв­ля­ю­ща­я­ся в глу­би­не и ис­крен­но­с­ти чувств, в по­сто­ян­ной борь­бе с со­бой, с выс­ши­ми про­яв­ле­ни­я­ми жиз­ни, а за­тем и со смер­тью» (Бус­ла­ко­ва3); по­знав­ший ли­ше­ния тру­же­ник, де­мо­крат, про­тив­ник кре­по­ст­ни­че­ст­ва, ма­те­ри­а­лист, не­за­ви­си­мый, са­мо­сто­я­тель­но мыс­ля­щий, стро­го су­дя­щий люд­ские и об­ще­ст­вен­ные не­до­стат­ки (а это школь­ни­цы пи­шут).

По­мнит­ся, те­ми же кра­с­ка­ми ри­со­ва­ли в шко­ле пор­т­рет на­чи­на­ю­ще­го док­то­ра и пять­де­сят лет на­зад. Чи­та­ли ли тог­да мо­ло­дые лю­ди «От­цов и де­тей» не по при­нуж­де­нию школь­ной про­грам­мы, а по соб­ст­вен­но­му ин­те­ре­су, не знаю. Моё впе­чат­ле­ние от про­чи­тан­но­го не сов­па­да­ло с на­ст­ро­ем учеб­ни­ка. Во­пре­ки мне­нию учи­тель­ни­цы о луч­ших ка­че­ст­вах пред­ста­ви­те­ля пе­ре­до­во­го ум­ст­вен­но­го дви­же­ния ве­ка он мне по­ка­зал­ся ни­чтож­нее «от­цов» (бра­ть­ев Кир­са­но­вых, ро­ди­те­лей ни­ги­ли­с­та-ме­ди­ка). За­чем этот кри­ти­кан­ст­ву­ю­щий при­жи­валь­щик ехал к Кир­са­но­вым? Что­бы на­ха­мить за хле­бо­соль­ный стол? Уж ес­ли у не­го де­нег на до­ро­гу не бы­ло, до­ехал бы за счёт дру­га Ар­ка­дия до по­сто­я­ло­го дво­ра, а ос­тав­ши­е­ся до усадь­бы ро­ди­те­лей во­семь­де­сят вёрст до­би­рал­ся бы, ока­зы­вая ме­ди­цин­ские ус­лу­ги при­до­рож­но­му на­се­ле­нию. Бла­го­дар­ные трак­тир­щи­ки и на­кор­ми­ли, и до­вез­ли бы его до ме­с­та. Так бы­ло бы прин­ци­пи­аль­но, «по-ни­ги­ли­с­ти­че­с­ки». Не­го­же та­ко­му гор­до­му че­ло­ве­ку ав­то­ри­те­ты не при­зна­вать, а жрат­ву «на чуж­бин­ку» – по­жа­луй­ста. Да и ме­ди­цин­ские его по­зна­ния со­мни­тель­ны. Со­би­рал­ся за­щи­щать­ся «на док­то­ра», а ло­вил ля­гу­шек для пре­па­ри­ро­ва­ния. Мож­но по­ду­мать, он прак­ти­че­с­кую ра­бо­ту ещё за пер­вый курс не сдал. Па­вел Пе­т­ро­вич оце­нил это­го ме­ди­ка аб­со­лют­но точ­но: вер­хо­гляд «и в фи­зи­ке не­да­ле­ко ушёл». А в чём про­явил­ся не­за­уряд­ный ум это­го ле­ни­во­го, но с му­же­ст­вен­ным го­ло­сом че­ло­ве­ка? В его за­яв­ле­нии, при­год­ном для ло­зун­га в след­ст­вен­ном изо­ля­то­ре: «Ка­кую кле­ве­ту ни взве­ди на че­ло­ве­ка, он в сущ­но­с­ти за­слу­жи­ва­ет в двад­цать раз ху­же то­го»? Или «рус­ский че­ло­век толь­ко тем и хо­рош, что он сам о се­бе пре­ск­вер­но­го мне­ния». Толь­ко бле­с­тя­щий пред­ста­ви­тель пе­ре­до­во­го ум­ст­вен­но­го дви­же­ния мог так об­га­дить свой на­род. В об­щем, пу­с­то­болт тот ге­рой. Та­кое мне­ние сло­жи­лось у ме­ня тог­да.

А те­перь, мо­жет быть, я оты­щу при­ме­ры тех по­ло­жи­тель­ных ка­честв, в ко­то­рых убеж­да­ют учеб­ни­ки и по­вто­ря­ют за ни­ми при­леж­ные уче­ни­ки. При­сту­паю к чте­нию ро­ма­на «От­цы и де­ти».

Как же ни­ги­лист-док­тор стре­мил­ся при­но­сить поль­зу лю­дям? Вот так:

Сни­зо­шёл до при­ня­тия при­гла­ше­ния от Ар­ка­дия по­го­с­тить у Кир­са­но­вых, и чем от­пла­тил? Ар­ка­дий пред­став­ля­ет его сво­им до­б­рым при­яте­лем, про­стым чу­дес­ным ма­лым; Один­цо­вой и от­цу Ба­за­ро­ва он ха­рак­те­ри­зу­ет Ев­ге­ния вос­тор­жен­ны­ми об­щи­ми фра­за­ми, пред­ре­кая ве­ли­кое бу­ду­щее обо­жа­е­мо­му нис­про­вер­га­те­лю. Ар­ка­дий: «Я до­ро­жу его друж­бой». А Ба­за­ров на та­кое рас­по­ло­же­ние к се­бе от­ве­ча­ет же­ла­ни­ем «по­ссо­рить­ся до ис­треб­ле­ния», да и чуть бы­ло не за­ду­шил на­ив­но­го обо­жа­те­ля. Ре­ак­ция ги­пер­тро­фи­ро­ван­ной лич­но­с­ти на нор­му. Он мно­гих не­на­ви­дит по соб­ст­вен­но­му при­зна­нию: «– Стран­но! Я ни­ко­го не не­на­ви­жу, – про­мол­вил, по­ду­мав­ши, Ар­ка­дий». «А я так мно­гих», – па­ри­ро­вал «раз­маз­не» пе­ре­до­вой че­ло­век.

О му­жи­ках Ев­ге­ний Ва­си­ль­е­вич вы­ска­зы­ва­ет­ся пло­хо.

«– Мой дед зем­лю па­хал, – с над­мен­ной гор­до­с­тью от­ве­чал (Пав­лу Пе­т­ро­ви­чу Кир­са­но­ву) Ба­за­ров. – Спро­си­те лю­бо­го из ва­ших же му­жи­ков, в ком из нас – в вас или во мне – он ско­рее при­зна­ет со­оте­че­ст­вен­ни­ка. Вы и по­го­во­рить-то с ним не уме­е­те.

– А вы го­во­ри­те с ним и пре­зи­ра­е­те его в то же вре­мя.

– Что ж, ко­ли он за­слу­жи­ва­ет пре­зре­ния».

«Му­жик наш рад са­мо­го се­бя обо­красть, что­бы толь­ко на­пить­ся дур­ма­ну в ка­ба­ке». (Ес­те­ст­вен­но, это же не шам­пан­ским упи­вать­ся у Кук­ши­ной!)

А вот не при­хо­дит по­че­му-то Ев­ге­нию Ва­си­ль­е­ви­чу мысль по­ехать в ро­ди­тель­скую де­ре­вуш­ку и, на­ря­ду с ис­пол­не­ни­ем важ­ной мис­сии сель­ско­го док­то­ра, из­ме­нить бы ус­ло­вия в от­дель­но взя­той му­жиц­кой об­щи­не так, что­бы му­жи­ки са­ми се­бя не об­во­ро­вы­ва­ли. Пре­не­бре­жи­тель­ной оцен­ке хо­зяй­ст­вен­ных спо­соб­но­с­тей Н.П. Кир­са­но­ва он не про­ти­во­по­с­тав­ля­ет сво­е­го ви­де­ния кон­крет­ных улуч­ше­ний жиз­ни му­жи­ков. Ска­зал бы хоть на­мё­ком, мол, Ар­ка­дий, а я ду­маю по­пра­вить кре­с­ть­ян­скую жизнь вот та­ким ма­не­ром. Нет! Ба­за­ров вы­ше та­кой низ­мен­ной де­я­тель­но­с­ти. «Его не удов­ле­тво­ря­ют мел­кие улуч­ше­ния жиз­ни. Он тре­бу­ет унич­то­же­ния и за­ме­ны са­мих ос­нов со­вре­мен­но­го об­ще­ст­ва» (Крат­кая ли­те­ра­тур­ная эн­цик­ло­пе­дия, т. 7, стр. 663). И для та­ко­го гран­ди­оз­но­го дей­ст­ва «Сит­ни­ко­вы нам не­об­хо­ди­мы. Мне нуж­ны по­доб­ные олу­хи. Не бо­гам же, в са­мом де­ле, гор­ш­ки об­жи­гать!» «На­сто­я­щий че­ло­век тот, о ко­то­ром ду­мать не­че­го, а ко­то­ро­го на­доб­но слу­шать­ся или не­на­ви­деть».

«Я для му­жи­ка из ко­жи лезть дол­жен, а он мне и спа­си­бо не ска­жет», – за­яв­ля­ет стре­мя­щий­ся при­но­сить поль­зу лю­дям ге­рой.

В ка­ких же дей­ст­ви­ях и сло­вах про­яв­ля­ет­ся его де­мо­кра­тизм? «По­есть дей­ст­ви­тель­но не ху­до, – за­ме­тил, по­тя­ги­ва­ясь, Ба­за­ров и опу­с­тил­ся на ди­ван». Так ска­за­но не у дру­зей на сту­ден­че­с­кой квар­ти­ре, а хо­зя­и­ну в пер­вые ми­ну­ты по­яв­ле­ния в гос­тях. От­ве­чал сей де­мо­крат лю­дям стар­шим «от­ры­ви­с­то и не­о­хот­но, и в зву­ке его го­ло­са бы­ло что-то гру­бое, поч­ти дерз­кое».

«Ба­за­ров вла­дел осо­бым уме­ни­ем воз­буж­дать к се­бе до­ве­рие в лю­дях низ­ших, хо­тя он ни­ког­да не по­та­кал им и об­хо­дил­ся с ни­ми не­бреж­но» – ха­рак­те­ри­зу­ет сво­е­го ге­роя ав­тор. Не­бреж­ность на­ли­цо (в об­ра­ще­нии ти­па «Ну, по­во­ра­чи­вай­ся, тол­сто­бо­ро­дый»), но чем под­тверж­да­ет­ся уме­ние воз­буж­дать до­ве­рие? Ду­ня­ша по­нят­но по­че­му «охот­но с ним хи­хи­ка­ла и ис­ко­са, зна­чи­тель­но по­сма­т­ри­ва­ла на не­го». Маль­чиш­ки в де­рев­не за все­ми но­вы­ми людь­ми бе­га­ли, по­ка не на­до­ест. А вот ста­рый слу­га Про­ко­фь­ич на­зы­вал Ба­за­ро­ва «про­ще­лы­гой» и «на­сто­я­щей сви­нь­ёй в ку­с­те». Буд­то бы уме­ние Ев­ге­ния Ва­си­ль­е­ви­ча об­щать­ся с про­стым на­ро­дом точ­но оха­рак­те­ри­зо­ва­но в сце­не сни­с­хо­ди­тель­но­го об­ще­ния его с та­ким на­ро­дом в де­ре­вень­ке ро­ди­те­лей: на му­жи­ков он про­из­вёл впе­чат­ле­ние «шу­та го­ро­хо­во­го».

Ба­за­ров ори­ги­наль­ный, не­за­ви­си­мый че­ло­век. Это как? От че­го (ко­го) не­за­ви­си­мый? Один кри­тик пи­сал: «от все­го мел­ко­го, по­ш­ло­го, вя­ло­го и лож­но­го». Вы­хо­дит, от друж­бы, от ис­кус­ст­ва, от по­эти­ки при­ро­ды, от ро­ман­ти­ки люб­ви и то­му по­доб­но­го, или от на­хлеб­ни­че­ст­ва у Кир­са­но­вых, Кук­ши­ной, Один­цо­вой? «Че­ло­век я бед­ный, но ми­ло­с­ты­ни до сих пор не при­ни­мал».

В чём вы­ра­зи­лось его ан­ти­кре­по­ст­ни­че­ст­во? «Да ста­ну я их ба­ло­вать, этих уе­зд­ных ари­с­то­кра­тов!» И по­пы­тал­ся со­вра­тить со­жи­тель­ни­цу по­ме­щи­ка, у ко­то­ро­го гос­тил. «Твой отец до­б­рый ма­лый, но он че­ло­век от­став­ной, его пе­сен­ка спе­та».

Да­же этот, при­ве­дён­ный мною ма­лень­кий пе­ре­чень вы­ска­зы­ва­ний и дей­ст­вий Ба­за­ро­ва «под­тверж­да­ет» дан­ную ему Ба­син­ским оцен­ку очень ум­но­го че­ло­ве­ка. За бой­ки­ми, ко­рот­ки­ми эпа­таж­ны­ми фра­за­ми на­рож­да­ю­ще­го­ся ти­па со­кру­ши­те­ля ста­рых ус­то­ев скры­ва­ет­ся ско­рее пу­с­то­та ра­зу­ма. Раз­го­вор с Пав­лом Пе­т­ро­ви­чем пре­ры­ва­ет он ос­кор­би­тель­ным по фор­ме и со­дер­жа­нию во­про­сом: «Что это до­прос?» – по­то­му, что ска­зать ему се­рь­ёз­но­го не­че­го.

Ар­ка­дий «ожи­дал, что Ба­за­ров за­го­во­рит с Один­цо­вой… о сво­их убеж­де­ни­ях и воз­зре­ни­ях… (ве­ро­ят­но, Ар­ка­дию са­мо­му хо­те­лось, на­ко­нец, их ус­лы­шать), но вме­с­то то­го Ба­за­ров тол­ко­вал о ме­ди­ци­не, о го­мео­па­тии, о бо­та­ни­ке». Воз­зре­ний-то за ду­шой и не бы­ло, на­вер­ное, кро­ме: «Мне при­ят­но от­ри­цать, мой мозг так ус­т­ро­ен – и ба­с­та!»

 

Вер­ши­ной про­яв­ле­ния ба­за­ров­ско­го ума ста­ло ут­верж­де­ние: «При­ро­да не храм, а ма­с­тер­ская, и че­ло­век в ней ра­бот­ник». Мы в шко­ле долж­ны бы­ли за­учить это ге­ни­аль­ное от­кро­ве­ние. Но по­че­му толь­ко че­ло­век ра­бот­ник? А му­ра­вей? А стре­ко­за? Все в при­ро­де ра­бот­ни­ки. Ка­кой-ни­будь за­об­лач­ный фи­ло­лог или экс­тер­нат­ный юрист мо­жет по­счи­тать се­бя ге­ни­ем, вы­ска­зав та­кую ба­наль­ность о ро­ли че­ло­ве­ка в при­ро­де, а ес­те­ст­во­ис­пы­та­тель, ла­за­ю­щий по пру­дам и бо­лот­цам, дол­жен был бы знать, что все ор­га­низ­мы – ра­бот­ни­ки в кру­го­во­ро­те ве­ществ. На том при­ро­да дер­жит­ся.

 

Вот ещё вы­ра­же­ния, под­тверж­да­ю­щие ра­бо­ту ума на­чи­на­ю­ще­го док­то­ра: тот не са­мец, «кто всю свою жизнь по­ста­вил на кар­ту жен­ской люб­ви»; «я ни­чьих мне­ний не раз­де­ляю: я имею свои»; «я гля­жу на не­бо толь­ко тог­да, ког­да хо­чу чих­нуть». Про­стая от­ро­че­с­кая бра­ва­да. На­ли­цо за­ст­ряв­ший боль­шей ча­с­тью сво­ей пси­хи­ки в пу­бер­тат­ном пе­ри­о­де де­ти­на. Ес­ли бы отец, по до­сти­же­нии Же­нюш­кой воз­ра­с­та, же­нил бы его на чи­с­тень­кой кре­с­ть­я­ноч­ке, про­бле­мы с пе­ре­до­вой мыс­лью не воз­ник­ли бы в го­ло­ве сы­ноч­ка, а ра­бо­тал бы он, не по­кла­дая рук, на се­мью свою и на Ро­ди­ну. Тог­да не раз­ру­шать за­хо­те­лось бы, а ук­реп­лять, со­зи­дать. И мыс­ли бы по­яв­ля­лись не от без­де­лья, а в про­цес­се на­коп­ле­ния прак­ти­че­с­ко­го опы­та.

 

Де­ды в той са­мой «за­би­той рус­ской де­рев­не де­вят­над­ца­то­го ве­ка» го­ва­ри­ва­ли: «По­жи­ви-ко ты сна­ча­ла с моё, тог­да и ока­жет­ся, умён али нет». У Ба­за­ро­ва толь­ко фра­зы и по­зёр­ст­во. Гру­бо­с­тью, пре­зре­ни­ем к ок­ру­жа­ю­щим, не­до­вер­чи­во­с­тью он при­кры­ва­ет свою пу­с­то­ту. «Пра­зд­но­мыс­лие и пу­с­то­сло­вие» ха­рак­те­ри­зу­ет его, по мне­нию М.Н. Кат­ко­ва.

 

От­ку­да же взял­ся та­кой ге­рой? Ка­кие тяж­кие ис­пы­та­ния на­ло­жи­ли от­пе­ча­ток от­чуж­дён­но­с­ти на этот за­ме­ча­тель­ный тип? Его дет­ст­во тём­ным цар­ст­вом на­звать нель­зя. Отец «ни­че­го не жа­лел для его вос­пи­та­ния». По соб­ст­вен­но­му при­зна­нию Ев­ге­ния, в дет­ст­ве его не при­тес­ня­ли. А по ямам и по оси­нам все маль­чиш­ки ла­за­ют, ни­ка­ко­го ми­с­ти­че­с­ко­го зна­ка в «яме с оси­ной» нет. У ро­ди­те­лей «он от­ро­ду лиш­ней ко­пей­ки не взял». Но по од­но­му не­зна­чи­тель­но­му фак­ту мож­но сде­лать вы­вод, что в «лиш­них» ко­пей­ках ему и нуж­ды не бы­ло. Об­ра­ти­те вни­ма­ние, как шиб­ко он на­ст­ро­ил­ся ид­ти к Кук­ши­ной, ког­да Сит­ни­ков толь­ко за­ик­нул­ся о воз­мож­но­с­ти вы­пить у неё шам­пан­ско­го.

«– Бу­тыл­ка шам­пан­ско­го бу­дет? – спро­сил Ба­за­ров.

– Три! – вос­клик­нул Сит­ни­ков».

Зна­чит, «бед­ный сту­дент» Ба­за­ров с до­ро­гим на­пит­ком ра­нее уже по­зна­ко­мил­ся.

А во­об­ще, на что жил Ев­ге­ний Ва­си­ль­е­вич? Под­дер­жи­вал его ка­кой-ни­будь даль­ний бо­га­тый род­ст­вен­ник? Или он всё вре­мя в гос­тях сто­ло­вал­ся, у раз­ных Кир­са­но­вых, Один­цо­вых, Кук­ши­ных? Пол­но­стью ро­ди­те­ли обес­пе­чи­ва­ли? Ког­да и где этот за­но­с­чи­вый, раз­вяз­ный, эле­мен­тар­но не­вос­пи­тан­ный че­ло­век по­знал тя­жё­лый труд? Ско­рее все­го, мож­но пред­по­ло­жить, не тя­жё­лый труд его оз­ло­бил, а чрез­мер­ные же­ла­ния, пре­вы­шав­шие Же­нюш­ки­ны ог­ра­ни­чен­ные спо­соб­но­с­ти и воз­мож­но­с­ти, и от­сю­да бо­лез­нен­ная ре­ак­ция раз­ру­шить всё не­до­сти­жи­мое, не­ис­пра­ви­мое соб­ст­вен­ной во­лей и на очи­щен­ном ме­с­те по­ст­ро­ить но­вое… что? Бес­ко­ры­ст­ное гу­берн­ское При­сут­ст­вие? Спра­вед­ли­вое жан­дарм­ское Уп­рав­ле­ние? На ме­с­те ко­ту­ха – ба­рак?

А не спря­тал ли Тур­ге­нев в столь се­рь­ёз­ном ро­ма­не о «но­вом ве­я­нии» иро­нию на всю пол­но­ту жиз­ни Рос­сии в де­вят­над­ца­том ве­ке? Нет, не на смех под­нял, а по­дал в иро­ни­че­с­ком клю­че? Ав­тор на­ме­ка­ет на изо­б­ра­же­ние имен­но в та­ком ас­пек­те фра­зой: «точ­но все со­гла­си­лись ра­зы­г­рать про­сто­душ­ную ко­ме­дию». Тог­да при­ве­дён­ные вы­ше вы­ска­зы­ва­ния ста­но­вят­ся по­нят­ны­ми и не вы­зы­ва­ют не­до­уме­ния. К ним мож­но до­ба­вить не­сколь­ко при­ме­ров, лег­че по­ни­ма­е­мых с точ­ки зре­ния ра­зы­г­ры­ва­ю­щей­ся про­сто­душ­ной ко­ме­дии.

А. Без­де­лье вме­с­то бол­тов­ни. Ба­за­ров Пав­лу Пе­т­ро­ви­чу: «…бол­тать, всё толь­ко бол­тать о на­ших яз­вах не сто­ит тру­да… и (мы) ре­ши­лись ни за что не при­ни­мать­ся».

Б. Впол­не ре­а­ли­с­тич­ное раз­ви­тие от­но­ше­ний меж­ду Один­цо­вой и Ни­ги­ли­с­том вдруг не­убе­ди­тель­но об­ры­ва­ет­ся не­ре­ши­тель­но­с­тью «сам­ца».

В. «Я со вся­ким че­ло­ве­ком го­тов за стол сесть».

Г. «Как по­смо­т­ришь этак сбо­ку да из­да­ли на глу­хую жизнь, ка­кую ве­дут здесь «от­цы», ка­жет­ся: че­го луч­ше? Ешь, пей и знай, что по­сту­па­ешь са­мым пра­виль­ным, са­мым ра­зум­ным ма­не­ром. Ан нет; то­с­ка одо­ле­ет. Хо­чет­ся с людь­ми во­зить­ся, хоть ру­гать их, да во­зить­ся с ни­ми». То есть с «олу­ха­ми». Про­фес­си­о­наль­но­му раз­ру­ши­те­лю-те­о­ре­ти­ку хо­чет­ся ука­зы­вать раз­ру­ши­те­лям-прак­ти­кам.

Д. «…мы лю­ди тём­ные».

Е. Шут го­ро­хо­вый.

Ж. Рас­про­щав­шись с Один­цо­вой, ско­рее все­го, к её об­лег­че­нию, так как она «сквоз­ня­ков не лю­би­ла», он, уми­рая, по­ру­ча­ет её вни­ма­нию сво­их ро­ди­те­лей: «…не ра­зу­ве­ряй­те ста­ри­ка. Чем бы ди­тя ни те­ши­лось. И мать при­ла­с­кай­те». Да кто она им? При­хо­дя­щая слу­жа­щая из со­бе­са, что ли?

З. Вот ещё кар­тин­ка из тре­ть­ей гла­вы ро­ма­на.

«Не­сколь­ко те­лег, за­пря­жён­ных раз­нуз­дан­ны­ми ло­шадь­ми, шиб­ко ка­ти­лись по уз­ко­му про­сёл­ку. В каж­дой те­ле­ге си­де­ло по од­но­му, мно­го по два му­жи­ка в ту­лу­пах на­ра­с­паш­ку.

Ку­да это они едут, в го­род, что ли?

По­ла­гать на­до, что в го­род. В ка­бак».

Про­ис­хо­дит это 20 мая по ста­ро­му сти­лю. Прав­до­по­доб­нее по­ход в ка­бак вы­гля­дел бы в кон­це ию­ля, ког­да на мель­ни­цу кре­с­ть­я­не хлеб по­ве­зут. Тог­да уж ни­ку­да от «стаи», на­прав­ля­ю­щей­ся в ка­бак, не де­нешь­ся – на сли­ва­нье и мёд пьют! Но в на­ча­ле ле­та ехать гурь­бой из де­рев­ни в го­род, в ка­бак! Вро­де бы не на что «бед­но­му кре­с­ть­я­ни­ну» в это вре­мя пьян­ст­во­вать… Ес­ли толь­ко вре­мен­но не­нуж­ные ту­лу­пы про­пить.

За­чем Тур­ге­не­ву иро­нич­ность? Воз­мож­но, так до­ход­чи­вее вы­пи­сать об­раз ге­роя? Об­раз, силь­но от­ли­ча­ю­щий­ся от на­го­во­рен­но­го о нём в учеб­ни­ках.

 

Итак, есть ли в Ба­за­ро­ве ре­аль­ное по­ни­ма­ние той поль­зы, ко­то­рую нуж­но при­но­сить лю­дям, ис­крен­ность чувств, де­мо­кра­тизм, не­за­ви­си­мость, са­мо­сто­я­тель­ность и ра­зум или та­ким хо­тят его ви­деть? Кто и за­чем? Ка­кая не­об­хо­ди­мость пре­под­но­сить его не тем че­ло­ве­ком, ка­ким он пред­став­лен в ро­ма­не ав­то­ром? Труд И.С. Тур­ге­не­ва важ­ная часть ис­то­рии на­шей ли­те­ра­ту­ры, и изо­б­ра­жён­но­го им ге­роя нуж­но ви­деть та­ким, ка­ков он есть на са­мом де­ле, а не при­со­чи­нять ему но­вые ка­че­ст­ва.

 

Уди­ви­тель­ный пас­саж по­ме­щён в тек­с­те че­ты­рёх­том­ной ака­де­ми­че­с­кой «Ис­то­рии рус­ской ли­те­ра­ту­ры» на стра­ни­це 279 (Л.: «На­ука», 1982): «В за­ви­си­мо­с­ти от ха­рак­те­ра и глу­би­ны сво­е­го со­дер­жа­ния ни­ги­лизм имел раз­лич­ные гра­да­ции и от­тен­ки… ба­за­ров­ский ни­ги­лизм (от­ли­чал­ся. – С.К.) от ни­ги­лиз­ма по­ш­ло­го, по­каз­но­го, низ­мен­но­го и ре­не­гат­ско­го (ти­па Сит­ни­ко­ва)». По мне­нию ав­то­ра «Ис­то­рии» и её ре­дак­то­ров, есть ни­ги­лизм хо­ро­ший и ни­ги­лизм пло­хой. Ни­ги­лизм пло­хой – это раз­ру­ше­ние по­ш­лое, по­каз­ное, низ­мен­ное и ре­не­гат­ское. А ни­ги­лизм хо­ро­ший – это раз­ру­ше­ние при­стой­ное, скром­ное, воз­вы­шен­ное, не­из­мен­но пре­дан­ное идее.

По­че­му но­сят­ся с Ба­за­ро­вым как с пи­са­ной тор­бой? Из об­ко­ма, что ли, при­крик­ну­ли: «Не сметь ущем­лять пра­ва мень­шин­ст­ва, ко­то­ро­му при­ят­но всё от­ри­цать!»

И су­ще­ст­ву­ют па­рал­лель­но двое Ба­за­ро­вых: один в ро­ма­не, а вто­рой в тол­ко­ва­нии его об­ра­за. Ре­аль­ная ис­то­рия и ли­те­ра­ту­ра под­ме­ня­ют­ся ми­фа­ми. За­чем? Це­ло­ва­ние или об­ли­зы­ва­ние ка­ко­го-ни­будь чу­до­дей­ст­вен­но­го кам­ня впол­не мо­жет при­не­с­ти фи­зи­че­с­кое – те­лу – или мо­раль­ное – ду­ше – об­лег­че­ние, но ка­кая ко­му поль­за от воз­не­се­ния не­ук­лю­же­го сти­хо­твор­ст­ва на вер­ши­ну по­эзии, от объ­яв­ле­ния пси­хо­па­ти­че­с­ко­го на­гро­мож­де­ния не­су­раз­но­с­тей про­ро­че­ст­ва­ми, а пло­хо вос­пи­тан­но­го, бо­лез­нен­но обид­чи­во­го на­чёт­чи­ка – пе­ре­до­вым мыс­ли­те­лем.

Я не хо­чу встре­чать­ся с Ба­за­ро­вы­ми, тем бо­лее жить с ни­ми в од­ной об­щи­не, но Ба­за­ро­вы в раз­ных ва­ри­а­ци­ях ле­зут ко мне, «прут» ото­всю­ду. Ку­сок мя­са им луч­ше ку­с­ка хле­ба. Я их ни­ка­ких не хо­чу! А они жи­вут, и их мно­го. Пра­вы ока­зы­ва­ют­ся все ба­за­ров­ские по­клон­ни­ки от Шел­гу­но­ва («прав­да, на­ме­чен­ная в Ба­за­ро­ве, жи­ва и не ум­рёт») до Ба­син­ско­го.


 

1«Ни­ги­лист – это че­ло­век, ко­то­рый не скло­ня­ет­ся ни пе­ред ка­ки­ми ав­то­ри­те­та­ми, ко­то­рый не при­ни­ма­ет ни од­но­го прин­ци­па на ве­ру, ка­ким бы ува­же­ни­ем ни был ок­ру­жён этот прин­цип» – объ­яс­ня­ет сво­е­му дя­де скеп­ти­ку Пав­лу Пе­т­ро­ви­чу обо­жа­тель са­мо­уве­рен­но­го Ба­за­ро­ва Ар­ка­дий Кир­са­нов. «В те­пе­реш­нее вре­мя по­лез­нее все­го от­ри­ца­ние, – за­яв­ля­ет гор­дый ге­рой ни­ги­лиз­ма, – мы от­ри­ца­ем!»

 

2 Имя П.Ба­син­ско­го, осе­нью 2010 го­да по­лу­чив­ше­го пре­мию «Боль­шая кни­га» за ху­до­же­ст­вен­ное ис­сле­до­ва­ние «Лев Тол­стой: бег­ст­во из рая», упо­ми­на­лось в прес­се по ча­с­то­те со­из­ме­ри­мо, на­вер­ное, с име­нем «Ве­ли­ко­го пи­са­те­ля зем­ли Рус­ской» в свя­зи со сто­ле­ти­ем со дня смер­ти Тол­сто­го, от­ме­чен­но­го у нас не так гран­ди­оз­но, как пя­ти­де­ся­ти­ле­тие то­го же скорб­но­го со­бы­тия ещё при СССР. Од­на­ко я об­ра­тил тог­да вни­ма­ние не на от­но­ше­ние к по­кой­но­му пи­са­те­лю и не на кни­гу Ба­син­ско­го, мною ещё не про­чи­тан­ную, а на вы­ска­зы­ва­ния ху­до­же­ст­вен­но­го ис­сле­до­ва­те­ля в род­ной его га­зе­те, ко­то­рым – вы­ска­зы­ва­ни­ям – в дру­гой об­ста­нов­ке мож­но бы и не при­да­вать зна­че­ния.

В за­мет­ке о тор­же­ст­вен­ном ве­че­ре па­мя­ти Л.Н. Тол­сто­го («Рос­сий­ская га­зе­та», 24 но­я­б­ря 2010 го­да) Па­вел Ба­син­ский со­об­ща­ет о Н.Ф. Фё­до­ро­ве как о ди­рек­то­ре Ру­мян­цев­ской биб­ли­о­те­ки. На са­мом де­ле Фё­до­ров слу­жил в ней биб­ли­о­те­ка­рем, за­ве­ду­ю­щим ка­та­ло­гом. Ну, да лад­но, бы­ва­ет, не всё же жур­на­ли­с­ту знать и по­мнить! А мо­жет быть, Фё­до­ров по сов­ме­с­ти­тель­ст­ву в ка­кое-то вре­мя дей­ст­ви­тель­но и ди­рек­то­ром при­ра­ба­ты­вал. Но сле­ду­ю­щая фра­за в той за­мет­ке вы­зы­ва­ет у ме­ня удив­ле­ние. Ци­ти­рую: «В 80-е го­ды Тол­стой за­ни­мал­ся здесь (в Ру­мян­цев­ской биб­ли­о­те­ке. – С.К.), изу­чая ис­то­рию де­ка­б­ри­с­тов и на­ме­ре­ва­ясь на­пи­сать о них гран­ди­оз­ный ро­ман, ко­то­рый так и не на­пи­сал, но из ко­то­ро­го от­ча­с­ти вы­рос­ла «Вой­на и мир». Не знаю, что со­би­рал­ся здесь от­крыть Ба­син­ский, чи­та­тель же по­ни­ма­ет из этой фра­зы, что, по­за­ни­мав­шись в 80-е го­ды в Ру­мян­цев­ке, Тол­стой на­пи­сал, ча­с­тич­но ос­но­вы­ва­ясь на со­бран­ных ма­те­ри­а­лах, «Вой­ну и мир». А ведь да­же со­вре­мен­ный вы­пу­ск­ник пол­ной сред­ней шко­лы зна­ет хоть при­бли­зи­тель­но вре­мя на­пи­са­ния эпо­пеи: 1860-е го­ды. Да, лад­но, опять ду­маю я, ну спе­шил жур­на­лист, пред­вку­шая боль­шую пре­мию, не­множ­ко не­точ­но вы­ра­зил­ся. По­том не до­смо­т­рел.

Но вот в но­ме­ре 267 «РГ» за 25 но­я­б­ря чи­таю от­зыв од­но­го из ин­те­ре­су­ю­щих­ся судь­бой и твор­че­ст­вом Льва Тол­сто­го, ки­но­ре­жис­сё­ра А.Смир­но­ва о тво­ре­нии Ба­син­ско­го. Та­кое сто­ит про­ци­ти­ро­вать! «Кни­га Ба­син­ско­го по­ра­жа­ет аб­со­лют­ной (вы­де­ле­но мною. – С.К.) ос­ве­дом­лён­но­с­тью ав­то­ра. Нет ни од­но­го, из­ве­ст­но­го нам до­ку­мен­та, вос­по­ми­на­ния, ка­ких-то ру­ко­пис­ных сви­де­тельств, ко­то­рых бы ав­тор не знал от на­ча­ла до кон­ца». (Ин­те­рес­но, ко­го Смир­нов име­ет в ви­ду под «нам»? Се­бя, что ли?) Учи­тель Смир­но­ва, М.Ромм, упо­ми­на­е­мый им как «по­ме­шан­ный на Тол­стом», ве­ро­ят­но, не объ­яс­нил в своё вре­мя бу­ду­ще­му ки­но­де­я­те­лю, что ма­те­ри­а­лов о лю­би­мом пи­са­те­ле не пол­то­ры сот­ни па­пок, к при­ме­ру, а не­счёт­ное ко­ли­че­ст­во, и ни один че­ло­век, хоть ма­ло-маль­ски зна­ко­мый с про­бле­мой по­зна­ния на­коп­лен­ных по те­ме до­ку­мен­тов, не поз­во­лит се­бе та­кое ка­те­го­ри­че­с­кое за­яв­ле­ние, ка­ким оно по­лу­чи­лось у ре­жис­сё­ра. Оно, сла­ва бо­гу, сде­ла­но не Ба­син­ским, но про­слыть ему зна­то­ком по­мо­га­ет.

 

3 Ну, «за­ба­ба­хать» та­кую фра­зу в от­зы­ве на кни­гу при­яте­ля, о чём он силь­но про­сил, по­нят­ное де­ло, вро­де бы всё мно­го­зна­чи­тель­но ска­за­ла, а по су­ще­ст­ву ни­че­го, но за­чем так мо­ло­дым лю­дям о важ­ном про­из­ве­де­нии в ис­то­рии на­шей ли­те­ра­ту­ры за­кру­чи­вать?



Сергей КУЧИН,
пос. РАМОНЬ,
Воронежская обл.




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования