Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №11. 16.03.2012

КРОМЕ МЕНЯ САМОГО

В Си­рии креп­ко лю­бят Рос­сию. Связь эта, слов­но пу­по­ви­на но­во­рож­дён­но­го, свя­зы­ва­ю­щая мла­ден­ца с ма­те­рью, ка­за­лось бы, бы­ла бес­ст­ра­ст­но от­ре­за­на с раз­ва­лом Со­ю­за, но сле­ды этой бли­зо­с­ти, ес­ли не ска­зать род­ст­ва, встре­ча­ют­ся и те­перь.

Че­ло­ве­ку, впер­вые по­пав­ше­му в эту вос­точ­ную стра­ну, не мо­гут не бро­сить­ся в гла­за зна­ко­мые ед­ва ли не с дет­ст­ва «де­вят­ки», «се­мёр­ки» и дру­гие мо­де­ли оте­че­ст­вен­но­го ав­то­про­ма, встре­ча­ю­щи­е­ся здесь и там. Ес­ли дол­го гу­лять по пра­ви­тель­ст­вен­ным квар­та­лам Да­ма­с­ка, мож­но за­ме­тить и не­при­мет­ные на пер­вый взгляд па­т­ру­ли ок­ра­шен­ных в тём­ный «уа­зи­ков», скры­ва­ю­щих в сво­их бро­ни­ро­ван­ных те­лах об­ла­чён­ных в граж­дан­ское су­ро­вых муж­чин, про­фи­ли ко­то­рых то и де­ло сме­ня­ют­ся те­ня­ми от АК-47.

В су­ве­нир­ных лав­ках, рас­по­ло­жен­ных в ожив­лён­ных ме­с­тах си­рий­ской сто­ли­цы, с не­дав­них пор ря­дом с фла­га­ми и су­ве­ни­ра­ми с изо­б­ра­же­ни­я­ми си­рий­ско­го фла­га и дей­ст­ву­ю­ще­го пре­зи­ден­та Ба­ша­ра Аса­да, про­да­ют­ся фла­ги Рос­сии и Ки­тая – стран, на­ло­жив­ших ве­то на ре­зо­лю­цию ООН и убе­рёг­ших си­рий­ский на­род от боль­шой тра­ге­дии.

Или вот ещё – ука­за­ние на про­ис­хож­де­ние из Рос­сии за­жи­га­ет в гла­зах и без то­го дру­же­люб­ных со­бе­сед­ни­ков из си­рий­цев тёп­лый, ед­ва ли не ла­с­ко­вый свет – каж­дый пер­вый ви­дит в те­бе при­яте­ля, ес­ли не ска­зать дру­га.

Ус­лы­шав но­вость о рас­ст­ре­ле оче­ред­ной де­мон­ст­ра­ции про­те­с­та в рай­о­не Мез­зе, мы вме­с­те с со­про­вож­дав­шей ме­ня в по­езд­ке Ка­тей тут же на­пра­ви­лись ту­да.

– Я знаю этот рай­он, – рас­ска­зы­вал я, по­ка мы бре­ли по кри­во уло­жен­ной плит­кой на­бе­реж­ной ре­ки Ба­ра­ды, – чуть даль­ше бу­дет отель «Le Meridian», ку­да я хо­дил пла­вать по­сле за­ня­тий, му­зей и го­род­ской те­атр, а за пе­ре­крё­ст­ком – пя­ти­звёз­доч­ный «Sheraton», а ещё че­рез чуть-чуть – Да­мас­ский уни­вер­си­тет...

Я ис­пы­ты­вал стран­ные ощу­ще­ния, спу­с­тя поч­ти три го­да ока­зав­шись в этом го­ро­де – deja vu, толь­ко без не­объ­яс­ни­мых по­мут­не­ний в со­зна­нии, deja vu с ло­ги­че­с­ки­ми объ­яс­не­ни­я­ми, шат­ко дер­жа­щи­ми­ся на по­тёр­тых вос­по­ми­на­ни­ях – здесь бы­ло так-то и спут­ни­ком мне был за­ли­ви­с­тый смех той де­вуш­ки из Аме­ри­ки – вспом­нить, как её зва­ли, те­перь ста­ло не­про­стой за­да­чей. А там – во дво­рах то­го квар­та­ла – я как-то, взмок­ший от длин­ной пе­ше­ход­ной дис­тан­ции, от­ды­хал за чаш­кой креп­ко­го зе­лё­но­го чая в те­ни од­но­го из де­ре­вь­ев и на­блю­дал за ама­де­у­са­ми, си­дев­ши­ми в по­зо­ло­чен­ных клет­ках, под­ве­шен­ных к креп­ким вет­вям этих де­ре­вь­ев.

У ед­ва ли ох­ра­ня­е­мых две­рей Да­мас­ско­го уни­вер­си­те­та, на сте­нах кор­пу­сов ко­то­ро­го ви­се­ли пор­т­ре­ты Аса­да, Ка­тя яв­но за­гру­с­ти­ла. При­хва­тив­шая с со­бой ви­део­ка­ме­ру, она хо­те­ла не толь­ко уви­деть, но и за­пе­чат­леть до­ка­за­тель­ст­ва зверств си­рий­ско­го ре­жи­ма.

– Как ты ду­ма­ешь, сле­ды кро­ви ведь там ещё долж­ны ос­тать­ся? – да­же по­ин­те­ре­со­ва­лась она, ког­да мы ча­сом рань­ше вы­хо­ди­ли из стек­лян­ных две­рей гос­ти­ни­цы.

Сле­дов кро­ви мы так и не на­шли, как, впро­чем, не уви­де­ли во­об­ще ни­ка­ких сле­дов ука­зан­ных со­бы­тий, что да­ло объ­яс­ни­мые ос­но­ва­ния усом­нить­ся в их прав­ди­во­с­ти. Всё, что мы уви­де­ли, так это обыч­ную для вся­ко­го го­ро­да ноч­ную ав­то­ст­ра­ду, по ко­то­рой в обе сто­ро­ны дви­га­лось по по­то­ку ав­то­мо­би­лей, да стро­е­ния – уни­вер­си­тет­ский кам­пус, не­ко­то­рые оби­та­те­ли ко­то­ро­го так­же при­кре­пи­ли к сво­им ок­нам пор­т­ре­ты Аса­да и офи­ци­аль­ные фла­ги стра­ны, и жи­лой квар­тал, бес­ко­неч­ной ве­ре­ни­цей тя­ну­щий­ся прак­ти­че­с­ки до са­мых ок­ра­ин го­ро­да.

– Сроч­но пи­ши в твит­тер, – со­ве­тую я Ка­те, что­бы про­сто не мол­чать, – пи­ши: «Мол­ния! Ни­че­го не про­ис­хо­дит!».

Она не­хо­тя об­на­жа­ет зу­бы, про­зрач­ное ли­цо её, ка­жет­ся, под­све­чи­ва­ет­ся из­ну­т­ри, впро­чем, по­хо­же, она всё-та­ки рас­ст­ро­е­на тем, что нам не уда­ёт­ся най­ти сле­дов ре­аль­ных ли, вы­мы­ш­лен­ных ли столк­но­ве­ний.

– А на­за­в­т­ра все ин­фор­ма­гент­ст­ва бу­дут на­пе­ре­бой пуб­ли­ко­вать ин­фор­ма­цию о том, что «по со­об­ще­ни­ям из твит­те­ра Ека­те­ри­ны К., в ох­ва­чен­ном бес­по­ряд­ка­ми Да­ма­с­ке ни­че­го не про­ис­хо­дит», – за­чем-то про­дол­жаю я.

– Сле­дом нуж­но на­пи­сать: «О, ка­жет­ся, на­ко­нец что-то про­ис­хо­дит!», – на­ко­нец под­хва­ты­ва­ет она со сме­хом, – а сле­ду­ю­щим тви­том: «А, нет, ошиб­лась – всё-та­ки ни­че­го не про­ис­хо­дит!».

Под эти раз­го­во­ры мы всё даль­ше уда­ля­лись от цен­т­ра го­ро­да. Вы­со­кие фо­на­ри, ус­та­нов­лен­ные на раз­де­ли­тель­ной по­ло­се по­сре­ди ав­то­ст­ра­ды, бы­ли от­клю­че­ны, и всё во­круг бы­ло по­гру­же­но в по­лу­мрак, раз­ре­за­е­мый фа­ра­ми ав­то­мо­би­лей и мяг­ким све­том, из­ред­ка вы­би­ва­ю­щим­ся из окон пер­вых эта­жей. Ста­но­ви­лось всё не­мно­го­люд­нее – ред­кий про­хо­жий встре­чал­ся нам на пу­ти. Ми­мо нас, за­мед­лив ход, про­плы­ло два па­т­руль­ных ав­то­мо­би­ля. Си­дев­шие в них лю­ди сжи­ма­ли в ру­ках ав­то­ма­ты и бро­си­ли на нас взгля­ды, пол­ные по­до­зре­ния. Впро­чем, до раз­го­во­ра де­ло не до­шло, и, под­дав га­зу, они по­еха­ли даль­ше.

Мы всё шли, вни­ма­тель­но ска­ни­руя взгля­да­ми ок­ру­жав­шую нас ме­ст­ность. Пря­мо по кур­су мы уви­де­ли груп­пу лю­дей, гром­ко го­во­рив­ших о чём-то. Раз­мы­тые из-за по­лу­ть­мы фи­гу­ры их в от­да­ле­нии ста­но­ви­лись тем очер­чен­нее, чем боль­ше мы к ним при­бли­жа­лись. На­ко­нец, они вы­рос­ли пе­ред на­ми в пол­ной кра­се – шесть че­ло­век, кто с бо­ро­дой, а кто глад­ко вы­брит, кто-то дер­жит ав­то­мат под ру­кой, а у ко­го-то он не­бреж­но, буд­то сум­ка, за­ки­нут за спи­ну. Сра­зу за ни­ми – па­ра ог­ром­ных «хам­ме­ров», ук­ра­шен­ных аэ­ро­гра­фи­ей с изо­б­ра­же­ни­я­ми фла­гов Си­рии во весь ку­зов и, ко­неч­но же, фо­то­гра­фи­я­ми Аса­да. На кры­шу каж­до­го из ав­то­мо­би­лей бы­ли ус­та­нов­ле­ны боль­шие ко­лон­ки, за­чех­лён­ные опять же в ткань по мо­ти­вам фла­га.

– Мо­гу я сфо­то­гра­фи­ро­вать эти ма­ши­ны? – об­ра­тил­ся я по-араб­ски к од­но­му из «ав­то­мат­чи­ков».

– От­ку­да ты?! – во­про­сом на во­прос рез­ко от­ве­тил он, про­ве­дя ру­кой по жё­ст­кой ры­жей бо­ро­де.

– Из Рос­сии.

– Йа Ха­би­би! – вос­клик­нул он и от в мгно­ве­нье ох­ва­тив­ше­го его вос­тор­га про­тя­нул мне ру­ку и, ког­да се­кун­дой поз­же ки­с­ти на­ших рук креп­ко сжа­ли друг дру­га, ещё и при­об­нял ме­ня за пле­чо. – Он из Рос­сии! – со­об­щил дру­гим. – Ко­неч­но, фо­то­гра­фи­руй – хо­ро­шень­ко сфо­то­гра­фи­руй!

Весь он пре­вра­тил­ся в сплош­ной вос­торг. Встре­тить че­ло­ве­ка из Рос­сии на ноч­ной ав­то­ст­ра­де Мез­зе ока­за­лось для не­го при­ят­ным со­бы­ти­ем.

С де­ся­ток раз щёлк­нув фо­то­ка­ме­рой, я теп­ло по­про­щал­ся с но­вы­ми зна­ко­мы­ми и дви­нул­ся даль­ше. В из­ви­ли­с­тых не­о­све­щён­ных улоч­ках квар­та­ла на­щу­пал во­ро­та до­ма, где я жил не­сколь­ко лет на­зад. Ко­неч­но же, ни­че­го за это вре­мя не ус­пе­ло из­ме­нить­ся.

Кро­ме ме­ня са­мо­го.


Арслан ХАСАВОВ,
ДАМАСК – МОСКВА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования