Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №16. 20.04.2012

АВТОГРАФЫ НА ПЛОЩАДЯХ НЕ РАЗДАЮ

Прозаик Марина Степнова в своём деле не новичок. За плечами у неё Литинститут (семинар художественного перевода), журнальные публикации, в том числе в «Новом мире» и «Звезде», две книги, из которых вторая была, наконец, по достоинству оценена критиками и читателями. О романе «Женщины Лазаря», номинированном, как и предыдущий роман «Хирург», на премию «Национальный бестселлер», мы побеседовали с автором буквально за пару дней до оглашения «короткого списка».

 

Марина СТЕПНОВА
Марина СТЕПНОВА

– Ма­ри­на, что зна­чат для вас ли­те­ра­тур­ные пре­мии и, в ча­ст­но­с­ти, «Нац­бест», ведь вы там не впер­вые при­сут­ст­ву­е­те в спи­с­ке но­ми­нан­тов?

– Лич­но для ме­ня пре­мии не име­ют осо­бен­но­го зна­че­ния. Я вряд ли куп­лю кни­гу толь­ко по­то­му, что она по­лу­чи­ла приз в ка­кой-ни­будь гон­ке – ес­ли тест пя­ти стра­ниц не бу­дет прой­ден, пре­ми­аль­ность ме­ня не со­блаз­нит. Всё-та­ки мы не но­ми­на­ции лю­бим и чи­та­ем, а кни­ги. А сквер­ный текст не ста­нет луч­ше, да­же ес­ли снаб­дить его все­ми ти­ту­ла­ми и пре­ми­я­ми ми­ра. И как ав­тор я к пре­ми­ям от­но­шусь со­вер­шен­но спо­кой­но. Ко­неч­но, при­ят­но, ког­да твою книж­ку за­ме­ча­ют и ку­да-то вы­дви­га­ют – зна­чит, твой труд оце­нён, это все­гда ра­ду­ет. Но все­рьёз огор­чать­ся, ес­ли те­бе не да­ли дип­лом и ме­даль на лен­точ­ке – это, по-мо­е­му, про­сто дет­ст­во. А ведь мно­гие мои кол­ле­ги по пе­ру по-на­сто­я­ще­му стра­да­ют, не по­пав на пре­ми­аль­ный пье­де­с­тал, уг­ры­за­ют­ся, чув­ст­ву­ют се­бя не­спра­вед­ли­во уни­жен­ны­ми и обой­дён­ны­ми. Это очень гру­ст­но. Мне ка­жет­ся, ес­ли ты на­пи­сал кни­гу (по-на­сто­я­ще­му на­пи­сал, не ра­ди де­нег, не ра­ди сла­вы), ес­ли оси­лил эту го­ру, спра­вил­ся – это уже на­гра­да са­ма по се­бе. Боль­ше ни­че­го и не нуж­но.

Но это моя точ­ка зре­ния – не боль­ше. Что бы я там се­бе ни во­об­ра­жа­ла, ли­те­ра­тур­ные пре­мии всё рав­но не­об­хо­ди­мы. И чи­та­те­лям, и ав­то­рам, и гос­по­дам бла­го­тво­ри­те­лям. Лю­ди ус­т­ро­е­ны так, что им нра­вят­ся со­рев­но­ва­ния. Зре­ли­ща, рей­тин­ги, схват­ки, азарт – мы, ко­неч­но, со­зда­ны по об­ра­зу и по­до­бию бо­жь­е­му, но раз­вле­кать­ся пред­по­чи­та­ем на своё ус­мо­т­ре­ние, по че­ло­ве­че­с­ким за­ко­нам. Ав­то­ры вол­ну­ют­ся, кни­ги рас­про­да­ют­ся, чи­та­те­ли де­ла­ют став­ки, а ме­це­на­ты пла­тят за пра­во на­зы­вать­ся куль­тур­ны­ми людь­ми, а то и людь­ми во­об­ще. Всё пра­виль­но. Всё че­ст­но. Не на­до толь­ко от­но­сить­ся к это­му очень все­рьёз.

Кста­ти, «Нац­бест» – раз уж речь се­го­дня имен­но о нём – при­ят­но от­ли­ча­ет от дру­гих на­ших ли­те­ра­тур­ных пре­мий сво­е­об­раз­ная не­фор­маль­ность, осо­бая ат­мо­сфе­ра, со­здан­ная, ко­неч­но, ис­клю­чи­тель­но Вик­то­ром То­по­ро­вым. Он, в от­ли­чие от мно­гих, дей­ст­ви­тель­но лю­бит ли­те­ра­ту­ру, что для кри­ти­ка про­сто уди­ви­тель­но. Ко­неч­но, ли­те­ра­ту­ра от люб­ви Вик­то­ра Ле­о­ни­до­ви­ча иной раз пи­щит в го­лос, а то и во­все ло­жит­ся спать с под­би­тым гла­зом, но это точ­но – лю­бовь. Её не под­де­ла­ешь. И это де­ла­ет «Нац­бест» жи­вым.

С этой пре­ми­ей у ме­ня ро­ман дол­гий, хо­тя и не­об­ре­ме­ни­тель­ный. Пер­вая моя книж­ка «Хи­рург» (АСТ, 2005) по­па­ла в лонг-лист «Нац­бе­с­та», её но­ми­ни­ро­вал Вя­че­слав Ку­ри­цын, о чём я уз­на­ла очень по-ки­нош­но­му – из га­зет. Те­перь вот в лонг-ли­с­те и вто­рая моя книж­ка «Жен­щи­ны Ла­за­ря» – спа­си­бо боль­шое Али­се Га­ни­е­вой, это она по­за­бо­ти­лась. Что из это­го вый­дет? Ду­маю, ни­че­го.

– Кста­ти, о «Хи­рур­ге». Ка­ко­ва бы­ла судь­ба это­го ро­ма­на по­сле вы­хо­да кни­ги? Из­ме­ни­лось ли что-то сей­час, ведь не­со­мнен­ный ус­пех «Жен­щин Ла­за­ря» дол­жен был, по идее, как-то «под­толк­нуть» пе­ре­из­да­ние? И по­че­му, на ваш взгляд, эта, как ска­за­но в ан­но­та­ции, «пре­дель­но жё­ст­кая, бес­по­щад­но кра­си­вая про­за» в 2005 го­ду так ма­ло об­ра­ти­ла на се­бя вни­ма­ния со сто­ро­ны так на­зы­ва­е­мо­го экс­перт­но­го со­об­ще­ст­ва?

– По­че­му судь­ба од­ной кни­ги скла­ды­ва­ет­ся удач­но, а дру­гой – нет? Ни­по­че­му. Habent sua fata libelli* – это чи­с­тая прав­да. На «Хи­рур­га» об­ра­ти­ли вни­ма­ние кри­ти­ки – впро­чем, очень не­мно­гие, он при­шёл­ся, су­дя по от­зы­вам в чи­та­тель­ских со­об­ще­ст­вах, по ду­ше чи­та­те­лям – то­же очень не­мно­гим. И всё. Та­кая судь­ба у книж­ки. Что тут по­де­ла­ешь? Сей­час, кста­ти, «Хи­рур­га» пе­ре­из­да­ют – и как раз в ре­дак­ции Еле­ны Шу­би­ной. Воз­мож­но, ин­те­рес к «Жен­щи­нам Ла­за­ря» по­мо­жет кни­ге най­ти но­вых чи­та­те­лей.

У «Жен­щин…» судь­ба сов­сем дру­гая. Прав­да, текст сра­зу по­пал в очень хо­ро­шие ру­ки. В не­го по­ве­ри­ли луч­шие у нас в стра­не ли­те­ра­тур­ные аген­ты Юля Гу­мен, На­та­ша Смир­но­ва и На­та­ша Бан­ке. Ре­дак­то­ром и из­да­те­лем ста­ла Шу­би­на, по-на­сто­я­ще­му ле­ген­дар­ный ре­дак­тор. «Жен­щи­на­ми Ла­за­ря» за­ни­ма­лись, по­ни­ма­е­те? А «Хи­рур­гом» нет. Это очень важ­но, ког­да тво­ей кни­гой за­ни­ма­ют­ся – про­фес­си­о­наль­но, до­б­ро­же­ла­тель­но, с умом. Но и это не га­ран­тия ус­пе­ха, ко­неч­но. Пло­хой текст ни­что не спа­сёт, ни об­лож­ка, ни под­держ­ка, ни рек­ла­ма…

– Со­сре­до­то­чим­ся на «Жен­щи­нах…». Вя­че­слав Ку­ри­цын, про­сто бли­с­та­тель­но, по-мо­е­му, от­ре­цен­зи­ро­вав­ший этот ро­ман в жур­на­ле «Од­на­ко», вы­пи­сы­вал в сво­ём от­зы­ве, как «Бе­лин­ский из Гри­бо­е­до­ва», ци­та­ты – «сти­ли­с­ти­че­с­кие чу­де­са». Вы, бе­зус­лов­но, ви­де­ли и дру­гие от­зы­вы. Что в них по­ка­за­лось вам на­и­бо­лее ин­те­рес­ным, точ­но под­ме­чен­ным, или, на­про­тив, смеш­ным, да­же вздор­ным?

– Кри­ти­ки «Жен­щин Ла­за­ря» за­ме­ти­ли – в дан­ной си­ту­а­ции для кни­ги это, по­жа­луй, важ­нее все­го. Не все до­воль­ны, ра­зу­ме­ет­ся, но я це­ню чу­жое мне­ние, ка­ким бы стран­ным оно мне ни ка­за­лось. Един­ст­вен­ное, что ме­ня силь­но по­за­ба­ви­ло, это не­до­воль­ст­во од­но­го из кри­ти­ков тем, что ро­ман «слиш­ком хо­ро­шо на­пи­сан». Кри­ти­ку бы­ло от это­го тош­но. Ну что по­де­ла­ешь? На­де­юсь, кто-ни­будь уже вер­нул ему ап­пе­тит и нор­маль­ное пи­ще­ва­ре­ние.

Мне очень до­ро­ги от­зы­вы кол­лег. Вя­че­слав Ку­ри­цын, За­хар При­ле­пин, вы, Мак­сим, вы во­об­ще пер­вым на­пи­са­ли о ро­ма­не. Ког­да на твой текст на­хо­дит вре­мя и си­лы свой брат, пи­са­тель, это осо­бен­но цен­но. Не ос­ра­мить­ся пе­ред сво­ей гиль­ди­ей – что мо­жет быть важ­нее? Но для ме­ня дра­го­цен­нее все­го, что на «Жен­щин…» мно­го чи­та­тель­ских от­кли­ков. Это не­прав­да, что мы пи­шем для сво­их, в стол, для по­том­ков или ан­ге­лов не­бес­ных. Мы пи­шем для чи­та­те­лей. Их оцен­ка при­ори­тет­на. По­это­му ког­да я ви­жу, как ра­бо­та­ет книж­ное са­ра­фан­ное ра­дио, и лю­ди, не свя­зан­ные ни ли­те­ра­тур­ны­ми ус­лов­но­с­тя­ми, ни лич­ны­ми свя­зя­ми, ни пре­ми­аль­ны­ми обя­за­тель­ст­ва­ми, на во­прос, что по­чи­тать, ре­ко­мен­ду­ют друг дру­гу имен­но мою кни­гу… Че­ст­ное сло­во, я чув­ст­вую се­бя сча­ст­ли­вой.

– Пи­са­те­ли ча­с­то от­но­сят­ся к соб­ст­вен­ным ху­до­же­ст­вен­ным про­из­ве­де­ни­ям как к де­тям. Рож­де­ние ре­бён­ка во­об­ще мно­гое ме­ня­ет в жиз­ни ро­ди­те­лей. А как по­вли­я­ло на вас по­яв­ле­ние на свет вто­ро­го «на­след­ни­ка»? Из­ме­ни­лось ли что-ни­будь в ва­шей жиз­ни, в ва­шем об­ра­зе мыс­лей, в ма­не­ре пись­ма, воз­мож­но? Я знаю, что, на­при­мер, жур­нал «Сноб» за­ка­зал вам рас­сказ. За­вя­за­лись ли дру­гие кон­так­ты с из­да­те­ля­ми в Рос­сии и за гра­ни­цей?

– Ан­д­рей Воз­не­сен­ский как-то пи­сал, что ког­да опуб­ли­ко­ва­ли его пер­вое сти­хо­тво­ре­ние, он ску­пил пач­ку га­зет, рас­сте­лил на по­лу и ка­тал­ся по ним от вос­тор­га. Вот это здо­ро­вое че­с­то­лю­бие. У ме­ня – уж не знаю, к со­жа­ле­нию или к сча­с­тью – всё не так. Ни вто­рая, ни пер­вая пуб­ли­ка­ция ни­че­го в мо­ей жиз­ни прин­ци­пи­аль­но не из­ме­ни­ли, по по­лу я не ка­та­лась, круг об­ще­ния не сме­ни­ла и ав­то­гра­фы на пло­ща­дях не раз­даю. Ра­ду­ет, что от ме­ня ждут но­вую кни­гу, пу­га­ет, что я с ней не справ­люсь, но это ведь нор­маль­но. Все­гда хо­чет­ся, что­бы сле­ду­ю­щая ра­бо­та ока­за­лась луч­ше пре­ды­ду­щей.

Ко­неч­но, но­вые кон­так­ты по­яви­лись. С тем же «Сно­бом» у нас за­вя­за­лась очень слав­ная друж­ба – на­де­юсь, что на­дол­го. Они боль­шие мо­лод­цы, ко­неч­но, что вы­пу­с­ка­ют ли­те­ра­тур­ные но­ме­ра, не­смо­т­ря на свой жё­ст­кий фор­мат. И мо­лод­цы, что имен­но за­ка­зы­ва­ют тек­с­ты. Это от­лич­ный вы­зов для ав­то­ра – на­пи­сать рас­сказ (да ещё хо­ро­ший же­ла­тель­но) на за­дан­ную те­му и к оп­ре­де­лён­но­му сро­ку. Ещё «Жен­щин Ла­за­ря» пе­ре­во­дят на не­мец­кий, швед­ский и эс­тон­ский язы­ки – и это пол­но­стью за­слу­га мо­их ли­те­ра­тур­ных аген­тов, ко­неч­но. Я не пы­та­юсь их рек­ла­ми­ро­вать, они в этом не нуж­да­ют­ся – про­сто хо­чет­ся, на­ко­нец, что­бы ли­те­ра­тур­ный про­цесс (имен­но про­цесс – из­да­ние, пе­ре­во­ды и про­чие тя­го­мот­ные и слож­ные ве­щи) в на­шей стра­не пе­ре­стал быть ди­ле­тант­ским. Ав­тор не мо­жет и не дол­жен но­сить­ся по ре­дак­ци­ям с ру­ко­пи­сью, еро­шить во­ло­сы над не­по­нят­ны­ми до­го­во­ра­ми, со­об­ра­жать, как до­сту­чать­ся до ино­ст­ран­ных из­да­те­лей. Ав­тор дол­жен пи­сать – по воз­мож­но­с­ти, хо­ро­шо. А ос­таль­ным пусть за­ни­ма­ют­ся про­фес­си­о­на­лы.

Все от это­го вы­иг­ра­ют, мне ка­жет­ся. И, в пер­вую оче­редь, чи­та­те­ли.

– В ин­тер­вью, ко­то­рое вы да­ли мне про­шлой осе­нью для «НГ-EL», на во­прос о пла­нах вы из­ло­жи­ли в об­щих чер­тах си­ноп­сис тре­ть­е­го ро­ма­на. «Это ис­то­рия це­лой ди­на­с­тии вра­чей, жизнь не­сколь­ких по­ко­ле­ний се­мьи, ко­то­рая все вре­мя го­то­ва бы­ла пре­рвать­ся, пре­кра­тить своё су­ще­ст­во­ва­ние, но всё-та­ки вы­жи­ва­ла, вы­ка­раб­ки­ва­лась. И ещё это бу­дет ис­то­рия о том, во что пре­вра­ща­ет­ся жизнь че­ло­ве­ка, ко­то­рый вы­нуж­ден от­ка­зать­ся от меч­ты». На ка­кой ста­дии на­хо­дит­ся ро­ман сей­час?

– Ох, ка­кой слож­ный во­прос, пря­мо му­чи­тель­ный. Ну что ска­зать? Я со­би­раю ма­те­ри­а­лы, изу­чаю ус­т­рой­ст­во рус­ской усадь­бы се­ре­ди­ны XIX ве­ка (це­лый мир, уди­ви­тель­ный, слож­ней­ший, гар­мо­нич­ный!), ис­то­рию зем­ской ме­ди­ци­ны… Стра­даю, что не ста­ла вра­чом – это са­мая боль­шая глу­пость и ошиб­ка в мо­ей жиз­ни. В пе­ре­ры­вах меж­ду стра­да­ни­я­ми и ко­па­ни­я­ми в кни­гах и ар­хи­вах, пи­шу. Че­ст­ное сло­во, пи­шу! Очень мед­лен­но и тя­же­ло, но у ме­ня все­гда так. Вы­да­вать книж­ку в год, с при­ба­ут­ка­ми и впри­сяд­ку, – это осо­бый та­лант. У ме­ня та­ко­го та­лан­та, к со­жа­ле­нию, не­ту.

– Ког­да это ин­тер­вью вый­дет, «ко­рот­кий спи­сок» «Нац­бе­с­та» уже бу­дет объ­яв­лен. Не бу­дем га­дать, кто в не­го по­па­дёт, но мне ин­те­рес­но знать ва­ше мне­ние о дру­гих но­ми­нан­тах. Ко­го бы из них вы­де­ли­ли вы лич­но, что­бы, мо­жет быть, ре­ко­мен­до­вать чи­та­те­лю?

– Сра­зу при­зна­юсь, что не чи­та­ла всех книг, но­ми­ни­ро­ван­ных на «Нац­бест». Что-то, с чем хо­те­лось бы оз­на­ко­мить­ся, по­ка су­ще­ст­ву­ет толь­ко в ру­ко­пи­си. Что-то впол­не до­ступ­но, но на­обо­рот – за­гля­ды­вать ту­да не хо­чет­ся да­же под уг­ро­зой не­о­би­та­е­мо­го ос­т­ро­ва. Но не­сколь­ко ро­ма­нов я про­чи­та­ла с боль­шим ин­те­ре­сом – при­чём за­дол­го до то­го, как они бы­ли но­ми­ни­ро­ва­ны. Это «Жи­вые и взрос­лые» Сер­гея Куз­не­цо­ва, «Бо­ги бо­гов» Ан­д­рея Ру­ба­но­ва, «Вон­го­зе­ро» Яны Ваг­нер и «Ада­мо­во яб­ло­ко» Оль­ги По­го­ди­ной-Кузь­ми­ной.

Кни­га Куз­не­цо­ва – со­вер­шен­но чу­дес­ная по­весть, не­смо­т­ря на ка­жу­щий­ся мрач­ный ан­ту­раж, очень свет­лая. Я не ста­ла бы на­зы­вать её дет­ской – но ес­ли вы ро­ди­лись в 1970-е го­ды, то с удо­воль­ст­ви­ем по­чув­ст­ву­е­те се­бя ре­бён­ком. У ме­ня бы­ло ощу­ще­ние, буд­то я сно­ва чи­таю «Кор­тик» и «Брон­зо­вую пти­цу» – и ка­ни­ку­лы, и солн­це, и в шко­лу ид­ти не на­до, и на ди­ва­не – та­рел­ка с виш­ней… Толь­ко за это ни­ка­кую пре­мию дать не жал­ко.

Ан­д­рей Ру­ба­нов – от­лич­ный, очень ум­ный пи­са­тель, ко­то­рый, на мой взгляд, толь­ко на­чи­на­ет вхо­дить в зе­нит. Ес­ли бы он пе­ре­стал пи­сать со­вре­мен­ные ро­ма­ны на зло­бу дня (мне ка­жет­ся, они у не­го очень за­уряд­ные), а со­сре­до­то­чил­ся на фан­та­с­ти­ке, мы бы очень ско­ро по­лу­чи­ли но­вых Стру­гац­ких (зву­чит стран­но, но как ещё ска­зать?). У Ру­ба­но­ва для это­го есть аб­со­лют­но всё – уме­ние со­зда­вать пол­но­цен­ные зри­мые ми­ры, ос­т­рое нрав­ст­вен­ное чув­ст­во, та­кой, зна­е­те, вну­т­рен­ний мо­раль­ный ба­ро­метр, без ко­то­ро­го пи­са­тель бы­с­т­ро пре­вра­ща­ет­ся в пи­са­ку, в сло­во­блу­да…

«Ада­мо­во Яб­ло­ко» Оль­ги По­го­ди­ной-Кузь­ми­ной – не про­сто хо­ро­ший ро­ман (со все­ми ат­ри­бу­та­ми этой хо­ро­ше­с­ти – жи­вые лю­ди, от­лич­ные ди­а­ло­ги, точ­ные де­та­ли), в на­шей го­мо­фоб­ной стра­не он ещё и про­сто не­об­хо­дим. Дол­жен был, на­ко­нец, по­явить­ся пи­са­тель, спо­соб­ный на­пом­нить нам всем, что Гос­подь ды­шит, где хо­чет, и лю­бовь – ес­ли она лю­бовь, ко­неч­но, – со­еди­ня­ет лю­дей, имен­но лю­дей, а не по­ло­вую их при­над­леж­ность.

И, на­ко­нец, «Вон­го­зе­ро» Яны Ваг­нер – книж­ка, от ко­то­рой я ото­рвать­ся не мог­ла, че­ст­ное сло­во! Креп­кая, ди­на­мич­ная, от­лич­но на­пи­сан­ная, не­о­бык­но­вен­но жи­вая и яр­кая, по­ра­зи­тель­но точ­ная в де­та­лях. Ка­та­ст­ро­фа, мир по­ги­ба­ет от грип­па, мать умер­ла, всё рух­ну­ло – а глав­ная ге­ро­и­ня ду­ма­ет о том, что на за­им­ке, к ко­то­рой они про­ры­ва­ют­ся, спа­са­ясь от пан­де­мии, ей при­дёт­ся жить в кро­шеч­ной ком­на­туш­ке, без удобств, с чу­жи­ми и не­при­ят­ны­ми людь­ми. И не­чем бу­дет вы­мыть го­ло­ву, по­то­му что шам­пу­ня все­го один фла­кон. И это та­кая не­ве­ро­ят­ная, чи­с­тая, убе­ди­тель­ная прав­да, что не­воз­мож­но не ве­рить во всё ос­таль­ное. Это и есть на­сто­я­щая ли­те­ра­ту­ра – ког­да те­бе от­кры­ва­ют на­ри­со­ван­ное ок­но в вы­ду­ман­ный мир, а там всё на­сто­я­щее: хо­лод, страх, лю­бовь, не­на­висть, снег, вкус ма­ка­рон с ту­шён­кой в чу­жой по­мя­той ка­с­т­рю­ле.

И шам­пу­ня ос­тал­ся один фла­кон.

Так что ес­ли лю­бая из этих книг ока­жет­ся в «ко­рот­ком спи­с­ке» «Нац­бе­с­та», я бу­ду ра­да.


* Кни­ги име­ют свою судь­бу (лат.)


 

 

 

 


Беседовал Максим ЛАВРЕНТЬЕВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования