Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №16. 20.04.2012

В ПОИСКАХ НОВЫХ ЗЕМЕЛЬ

В по­ис­ках но­вых форм се­го­дняш­ние ли­те­ра­то­ры до­ста­точ­но ча­с­то об­ра­ща­ют­ся к тра­ди­ции.

Так, Де­нис Гуц­ко в рас­ска­зе «Пра­зд­ник» («Вол­га», № 3–4) рас­суж­да­ет на те­му, не раз всплы­вав­шую не толь­ко в со­вре­мен­ной про­зе, но и в тек­с­тах бо­лее ран­них. Его глав­ный ге­рой, Ка­пу­с­тин (че­ло­век-фа­ми­лия) осо­бен­но бо­лез­нен­но пе­ре­жи­ва­ет своё от­цов­ст­во. По­сле раз­во­да с же­ной (от­но­ше­ния что до раз­ры­ва, что по­сле, бы­ли и ос­та­лись про­хлад­ны­ми) он пы­та­ет­ся вос­ста­но­вить кон­такт с до­че­рью-под­ро­ст­ком.

Соб­ст­вен­но, весь рас­сказ – ре­флек­сия ге­роя по по­во­ду пе­ре­жи­ва­ния поч­ти ат­ро­фи­ро­вав­ше­го­ся от­цов­ско­го чув­ст­ва. Но для Ка­пу­с­ти­на ди­а­лог с до­че­рью ма­ло чем по­хож на ту за­хлё­с­ты­ва­ю­щую лю­бовь к ре­бён­ку, ка­кую опи­сы­ва­ет, на­при­мер, Юрий Ка­за­ков в сво­ём рас­ска­зе «Во сне ты горь­ко пла­кал». У пер­со­на­жа Гуц­ко всё до­ста­точ­но три­ви­аль­но, брак ис­тлел, буд­то сам по се­бе, да и как мог­ло быть ина­че, ведь ав­тор то и де­ло за­ос­т­ря­ет чи­та­тель­ское вни­ма­ние на мыс­ли са­мо­го Ка­пу­с­ти­на о том, что в его жиз­ни всё обыч­но. Го­ре-па­па­ша – се­рый, де­прес­сив­ный и, в об­щем-то, по­сред­ст­вен­ный пер­со­наж. Все его по­пыт­ки за­ве­с­ти раз­го­вор с де­воч­кой (ко­то­рую он, по­хо­же, ещё и не очень хо­ро­шо зна­ет, а ско­рее, про­сто по­мнит, ка­кой она бы­ла в ран­нем дет­ст­ве) то и де­ло на­тал­ки­ва­ют­ся на её скольз­кие, ми­мо­лёт­ные от­ве­ты или глу­хое мол­ча­ние. Од­на­ко раз­вяз­ка у рас­ска­за не­о­жи­дан­ная, по­пав в не­при­ят­ную ис­то­рию, ис­пы­тав стресс, Ка­пу­с­тин буд­то ожи­ва­ет, ста­но­вит­ся ре­ши­тель­нее и спо­кой­нее. И де­воч­ка вдруг ви­дит от­ца в но­вом све­те… Но сча­с­тье это не­дол­го. Ка­пу­с­тин, со­вер­шая пра­во­на­ру­ше­ние, су­дя по все­му, на­жи­ва­ет ку­чу про­блем – ему гро­зит суд, срок или бо­лее се­рь­ёз­ное на­ка­за­ние. По­это­му-то его ма­лень­кая тра­ге­дия и вы­гля­дит ещё бо­лее не­зна­чи­тель­ной, ведь об­ре­тя дол­го­ждан­ное вни­ма­ние доч­ки, он не мо­жет (а ви­ди­мо, и ни­ког­да уже не смо­жет в гря­ду­щем) им вос­поль­зо­вать­ся. Се­кунд­ное сбли­же­ние и рез­кий не­ве­ро­ят­ный раз­рыв… Из-за ко­то­ро­го не ве­рит­ся по-на­сто­я­ще­му в ис­крен­ность Ка­пу­с­ти­на…

В рас­ска­зе «Скан­дал» Сер­гей Шар­гу­нов («Но­вый мир», № 3) так­же по­ве­ст­ву­ет о впол­не обы­ден­ном (и в не­ко­то­ром смыс­ле тра­ди­ци­он­ном) со­бы­тии. Ар­хи­тек­тор Ва­си­лий Рыч­ков воз­вра­ща­ет­ся на «ро­ди­ну» в де­ре­вень­ку Ма­лые Кол­ду­ны. По прав­де ска­зать, и де­рев­ни-то дав­но уж нет, и ро­ди­на весь­ма со­мни­тель­ная, сам ге­рой бы­вал тут лишь во мла­ден­че­ст­ве, по­это­му ка­ких бы то ни бы­ло вос­по­ми­на­ний у не­го об этом ме­с­те нет. А по при­ез­де он об­на­ру­жи­ва­ет по­ле пе­ре­па­хан­ное да клад­би­ще не­по­да­лё­ку (вро­де как про­кля­тое). Во­об­ще в рас­ска­зе Шар­гу­но­ва ино­гда зву­чат чуть ли не свя­точ­ные ин­то­на­ции, мол, при­ехал один му­жик не­ве­до­мо ку­да, и всё что-то ему мнит­ся: не то в ком­на­те тя­же­ло ды­шат, не то у но­во­яв­лен­ной род­ст­вен­ни­цы гу­бы с си­не­вой, но в ито­ге у ав­то­ра не вы­хо­дит ни ми­с­ти­ки как та­ко­вой, ни за­яв­лен­но­го скан­да­ла. Сло­ня­ет­ся ге­рой из ма­ши­ны в биб­ли­о­те­ку, из биб­ли­о­те­ки в ма­ши­ну, слу­ша­ет бай­ки ме­ст­ной биб­ли­о­те­кар­ши и баб­ки Его­ров­ны, про то, что тут вот мост по­ру­шил­ся, там со­се­ди жи­ли, а тог­да-то его мать бы­ла, ой, ка­кая хо­ро­шая дев­ка. И к фи­на­лу текст мель­ча­ет…

На фо­не не очень удач­ной сти­ли­за­ции под на­род­ный го­вор опи­сы­ва­е­мое вы­гля­дит весь­ма стран­но. О род­ст­вен­ни­ках Рыч­ков тол­ком ни­че­го не уз­на­ёт, кро­ме об­щих раз­го­во­ров о том, кто да где по­мер, на клад­би­ще не схо­дил (что стран­но, раз уж Шар­гу­нов при­ни­ма­ет­ся убеж­дать чи­та­те­ля в том, что речь идёт о воз­вра­ще­нии к кор­ням).

Во­об­ще Рыч­ков – пер­со­наж край­не вя­лый и не­лю­бо­зна­тель­ный, да­же «страш­ная» тай­на Его­ров­ны рас­кры­ва­ет­ся пе­ред ним и то лишь тог­да, ког­да ста­ру­ха со­зна­ёт­ся, что мол­чать уж боль­ше мо­чи нет. И по­нят­но, что «скан­дал» Его­ров­ны по ны­неш­ним вре­ме­нам яй­ца вы­еден­но­го не сто­ит (как и фра­за са­мо­го Рыч­ко­ва, ту­по по­вто­рён­ная за му­жи­ком, про то, что Бо­га нет). Ну, по­ст­ро­и­ла глаз­ки, по­ко­кет­ни­ча­ла с чу­жим му­жем (от­цом Рыч­ко­ва), по­це­ло­вал её тот в по­ры­ве, раз­ру­га­лась вдрызг с по­друж­кой (ма­те­рью Ва­си­лия), соб­ст­вен­но, всё. Яс­но, что ав­тор на­ме­ка­ет нам на тя­же­ло­вес­ность это­го лёг­ко­го со­бы­тия для ду­ши Его­ров­ны, од­на­ко как-то уж очень немо­ти­ви­ро­ван­но. К то­му же всё вре­мя от­вле­ка­ет рус­ский ак­цент, ес­ли так мож­но вы­ра­зить­ся, с ко­то­рым го­во­рят и дей­ст­ву­ют пер­со­на­жи. Осо­бен­но фаль­ши­во вы­гля­дит по­клон биб­ли­о­те­кар­ши («Хоть на вну­ка тво­е­го по­смо­т­ре­ла! Счи­тай, внук! Ка­кой па­рень ми­ро­вой! Я к се­бе, а у вас – об­ще­ние! – вы­ско­чи­ла, сно­ро­ви­с­то по­кло­ни­лась ма­ши­не, при­ло­жив руч­ки, как кры­лыш­ки, к гру­ди»). Та­кое ощу­ще­ние, что Шар­гу­нов не про раз­ва­лив­шу­ю­ся рус­скую де­рев­ню пи­шет, а на свой лад пы­та­ет­ся пе­ре­ска­зы­вать сель­ские бас­ни, под­ра­жая сель­ско­му же вы­го­во­ру. В ито­ге не­по­нят­но, что хо­тел ска­зать ав­тор. Что Бо­га нет? Что кор­ней не сы­с­кать, а сы­с­кав, не про­чув­ст­во­вать? Что де­рев­ня (ис­то­рия Ма­лых Кол­ду­нов ти­пич­на) сги­ну­ла? Что ге­рой, как не при­шей к од­но­му ме­с­ту ру­кав, бол­та­ет­ся с не­яс­ной це­лью? Или что ба­буш­ка Его­ров­на – че­ло­век со­ве­ст­ли­вый и впол­не де­ре­вен­ский? Как ни кру­ти, а смыс­ло­вой за­ряд рас­се­и­ва­ет­ся в фи­на­ле прак­ти­че­с­ки без ос­тат­ка. И по­лу­ча­ет­ся, что тра­ди­ци­он­ный кон­фликт не толь­ко тра­ди­ци­он­но не ре­ша­ет­ся, но не мо­жет быть раз­ло­жен на тра­ди­ци­он­ные со­став­ля­ю­щие. А но­ва­тор­ст­ва в тек­с­те нет.

Сов­сем иной взгляд на тра­ди­ции у пи­са­те­лей бо­лее стар­ше­го по­ко­ле­ния.

Ми­ха­ил Яс­нов во вто­ром но­ме­ре «Но­во­го ми­ра» опуб­ли­ко­вал за­ме­ча­тель­ную пе­да­го­ги­че­с­кую ста­тью («Про­сто та­кая жизнь…»), со­сед­ст­ву­ю­щую с вос­по­ми­на­ни­я­ми о Кор­нее Чу­ков­ском (та же книж­ка «Но­во­го ми­ра», Ва­лен­тин Бе­ре­с­тов «Пи­сать для мил­ли­о­нов. Пуб­ли­ка­ция, пре­дис­ло­вие и ком­мен­та­рии Пав­ла Крюч­ко­ва»). Яс­нов ве­дёт речь о со­вре­мен­ной дет­ской по­эзии, крат­ко за­тра­ги­вая и со­вет­ский по­ли­ти­зи­ро­ван­ный пе­ри­од 1920–1930-х го­дов. Ми­ха­ил Да­вы­до­вич мель­ком от­ме­ча­ет се­го­дняш­ние тен­ден­ции: «Гра­ни­цы сво­бо­ды и все­доз­во­лен­но­с­ти ока­за­лись на­столь­ко раз­мы­ты­ми, что мы ещё дол­гие го­ды бу­дем вы­нуж­де­ны про­во­дить или да­же вос­ста­нав­ли­вать гра­ни­цы меж­ду ни­ми – и в сти­хах для де­тей то­же. «Сти­хи в ас­сор­ти­мен­те» (та­кую над­пись я од­наж­ды уви­дел над книж­ным лот­ком), увы, ре­аль­ность се­го­дняш­не­го рын­ка – по­ку­па­тель дет­ской ли­те­ра­ту­ры стал­ки­ва­ет­ся с за­си­ль­ем так на­зы­ва­е­мых по­де­лоч­ных книг, ав­то­ра­ми ко­то­рых яв­ля­ют­ся не толь­ко про­фес­си­о­наль­ные пи­са­те­ли (они здесь как раз в мень­шин­ст­ве), но лю­ди, ли­бо мня­щие се­бя пе­да­го­га­ми, ли­бо про­сто стра­да­ю­щие от­сут­ст­ви­ем ме­ры, слу­ха, эс­те­ти­че­с­ко­го вку­са. Бес­ко­неч­ные «ве­сё­лые» аз­бу­ки, под­риф­мов­ки, вы­руб­ки с убо­ги­ми вир­ша­ми, рас­счи­тан­ны­ми на не­взы­с­ка­тель­ные при­ст­ра­с­тия ма­ло­об­ра­зо­ван­но­го чи­та­те­ля, – несть все­му это­му чис­ла!

За­то ощу­ща­ют­ся се­рь­ёз­ные по­те­ри: из чи­та­тель­ско­го оби­хо­да ис­че­за­ют сю­жет­ные сти­хи, про­па­ла по­эти­че­с­кая сказ­ка, иг­ра во всех фор­мах и ви­дах пре­ва­ли­ру­ет над ли­ри­кой (а что де­лать с ду­шой?); поч­ти не из­да­ют­ся (да и пи­шут­ся ли?) сти­хи для под­ро­ст­ков. На­сколь­ко ши­ро­ка и бо­га­та пе­ре­вод­ная про­за, на­столь­ко же узок и бе­ден ру­че­ёк дет­ской пе­ре­вод­ной по­эзии – и это при на­шей ещё сов­сем не­дав­но столь мощ­ной шко­ле по­эти­че­с­ко­го пе­ре­во­да! В этом смыс­ле по­эти­че­с­кая клас­си­ка про­дол­жа­ет удер­жи­вать пер­вые ме­с­та в чи­та­тель­ском спро­се. Сла­ва бо­гу, что она у нас есть!» И не уди­ви­тель­но, что в та­ких ус­ло­ви­ях при­зыв об­ра­тить­ся к луч­шим тра­ди­ци­ям рус­ской и со­вет­ской ли­те­ра­ту­ры для де­тей так и про­сит­ся на язык.

Что же до вос­по­ми­на­ний о Чу­ков­ском, их по­яв­ле­ние впол­не пред­ска­зу­е­мо, да­же Яс­нов на­чи­на­ет свою ста­тью с ци­ти­ро­ва­ния строк из­ве­ст­но­го по­эта. Ведь 31 мар­та 2012 го­да ис­пол­ни­лось 130 лет со дня рож­де­ния Кор­нея Ива­но­ви­ча, ра­зу­ме­ет­ся, жур­на­лы (и мно­гие из­да­ния – на­при­мер, «Ни­кея» не­дав­но вы­пу­с­ти­ла кни­гу вос­по­ми­на­ний Еле­ны Чу­ков­ской) ре­ши­ли поч­тить па­мять по­эта. Не­боль­шая но­во­ми­ров­ская пуб­ли­ка­ция то­же вы­пол­ня­ет эту функ­цию. Бе­ре­с­тов кон­ста­ти­ру­ет факт: Чу­ков­ский «со­еди­нил го­род­ской фоль­к­лор с де­ре­вен­ским, с клас­си­кой, с дет­ски­ми счи­тал­ка­ми, то есть – с дет­ским фоль­к­ло­ром. Это всё ис­точ­ни­ки его по­эзии. И он со­здал эпос для са­мых ма­лень­ких де­тей, он со­здал ли­те­ра­ту­ру для них, це­лую ли­те­ра­ту­ру». И по су­ти ни­че­го но­во­го не рас­ска­зы­ва­ет.

Тра­ди­ци­о­нен (вер­нее ска­зать, да­же ба­на­лен) в сво­их рас­суж­де­ни­ях и Ле­о­нид Ко­с­тю­ков в ста­тье «Сти­хи и по­эзия» («Ари­он», № 1). Осо­бен­но ав­тор ак­цен­ти­ру­ет чи­та­тель­ское вни­ма­ние на том, что сти­хи и по­эзия – это две раз­ные ве­щи. И в об­щем то­не очень по­нят­но, за­чем раз­вёр­ты­вать эту оче­вид­ную мысль до це­лой ста­тьи. «По­эзия – это, соб­ст­вен­но, то, что обыч­но вы­ра­жа­ет­ся сти­ха­ми. Глав­ный по­вод и, ве­ро­ят­но, чуть ли не един­ст­вен­ная цель сти­хо­пи­са­ния. Не­что ин­ту­и­тив­ное, на уров­не ощу­ще­ния. С од­ной сто­ро­ны, что-то не­ве­ро­ят­но цен­ное, при­тя­га­тель­ное и ог­ром­ное, че­му мож­но по­свя­тить жизнь. С дру­гой сто­ро­ны, что-то зыб­кое, ту­ман­ное и эфе­мер­ное, че­го нель­зя по­щу­пать. Нель­зя предъ­я­вить – точ­нее, вро­де бы мож­но, но предъ­яв­лен­ное за­ве­до­мо не всех убе­дит». Как из­ве­ст­но, о по­эзии и её функ­ци­ях мно­гое бы­ло ска­за­но ещё Ари­с­то­те­лем, и пе­ре­ска­за­но поз­же рус­ски­ми (и не толь­ко) по­эта­ми в сво­их про­грамм­ных ста­ть­ях, эс­се и очер­ках.

Од­на­ко в на­сто­я­щий мо­мент по­ка­за­тель­ны не са­ми рас­суж­де­ния Ко­с­тю­ко­ва, сколь­ко их воз­ник­но­ве­ние. Ав­тор не про­сто пы­та­ет­ся вновь про­го­во­рить об­ще­из­ве­ст­ные ис­ти­ны, но об­ра­тить на них вни­ма­ние пи­шу­щих лю­дей, тем са­мым как бы вер­нуть по­этов под сень ис­ти­ны.

Рав­но как зна­ко­ва и ста­тья «Вик­тор Пе­ле­вин: эво­лю­ция в пост­мо­дер­низ­ме» очер­ки­с­та Сер­гея Си­ро­ти­на в тре­ть­ем но­ме­ре «Ура­ла» за 2012 год. Од­на­ко тут при­ят­но иное: за­га­доч­ный Пе­ле­вин рас­сма­т­ри­ва­ет­ся ав­то­ром не в тра­ди­ци­он­ном клю­че, а в са­мом что ни на есть пост­мо­дер­нист­ском. Речь, преж­де все­го, идёт о по­пыт­ках Вик­то­ра Оле­го­ви­ча пе­ре­дать ужи­ва­е­мость са­к­раль­но­го, аб­сурд­но­го и бы­то­во­го в на­шей жиз­ни. Соб­ст­вен­но пе­ре­се­че­ние ре­аль­но­с­ти и са­к­раль­но­с­ти – и есть, по мне­нию Си­ро­ти­на, пе­ле­вин­ское от­кры­тие. «Од­на сплош­ная ре­аль­ность, по­сто­ян­ная и вез­де­су­щая, оди­на­ко­вая в пи­о­нер­ском ла­ге­ре и на во­об­ра­жа­е­мой Лу­не и не­про­зрач­ная для взгля­да со сто­ро­ны. Пе­ле­вин не раз­де­лил со­бы­тия на ре­аль­ные и фан­та­с­ти­че­с­кие, по­это­му они и ре­аль­ны, и фан­та­с­тич­ны, при­чём без пост­мо­дер­нист­ско­го смыс­ло­во­го рос­тов­щи­че­ст­ва, ведь они не ве­дут борь­бы за свой ста­тус пе­ред ли­цом дей­ст­ви­тель­но­с­ти. В ко­неч­ном счё­те, это и есть при­знак са­к­раль­но­го. Пе­ле­вин по­до­шёл к не­му, ко­неч­но, не че­рез па­рад­ный вход от­кро­ве­ния. На крыль­це ас­ке­тиз­ма он то­же не си­дел, ожи­дая, ког­да от­кро­ют­ся две­ри. Он по­до­шёл с дру­гой сто­ро­ны, че­рез гряз­ный чу­лан раз­ла­га­ю­ще­го­ся со­вет­ско­го пей­за­жа, ко­то­рый мог бы быть про­сто убо­гим, но не­о­жи­дан­но об­на­жил свою связь с ир­ра­ци­о­наль­ны­ми ас­пек­та­ми ми­ра. По­это­му счи­тать по­весть со­ци­аль­но-кри­ти­че­с­кой мож­но лишь на­по­ло­ви­ну». По­это­му не­уди­ви­те­лен и вы­вод, к ко­то­ро­му при­хо­дит Си­ро­тин: имя Пе­ле­ви­на се­го­дня пол­но­стью ас­со­ци­и­ру­ет­ся с по­ня­ти­ем «пост­мо­дер­низм» и су­ще­ст­ву­ет в его пре­де­лах.

Впро­чем, за­нят­нее все­го в кон­тек­с­те тра­ди­ций вы­гля­дит ста­тья Дми­т­рия Кузь­ми­на («Но­вый мир», № 3) «По­ко­ле­ние «Де­бю­та» или по­ко­ле­ние «Транс­ли­та»?».

Кузь­мин, по его сло­вам, дол­гое вре­мя со­зер­цал пре­ми­аль­ный про­цесс из­ну­т­ри. «На про­тя­же­нии мно­гих лет я воз­дер­жи­вал­ся от пуб­лич­ных вы­ска­зы­ва­ний по по­во­ду пре­мии «Де­бют» – ру­ко­вод­ст­ву­ясь, по­ми­мо вы­ше­ска­зан­но­го, ещё и чув­ст­вом со­ли­дар­но­с­ти и ува­же­ния по от­но­ше­нию к тем вы­со­ко­класс­ным про­фес­си­о­на­лам (то есть, что важ­но, не толь­ко яр­ким ав­то­рам, но и глу­бо­ким спе­ци­а­ли­с­там по по­ло­же­нию дел в на­шей ли­те­ра­ту­ре), ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся этим про­ек­том, – а это, на­до по­ни­мать, не толь­ко его офи­ци­аль­ные ко­ор­ди­на­то­ры Оль­га Слав­ни­ко­ва и Ви­та­лий Пу­ха­нов, но и сло­жив­ша­я­ся во­круг них ко­ман­да, со­став ко­то­рой тра­ди­ци­он­но не раз­гла­ша­ет­ся. Од­на­ко из го­да в год у ме­ня креп­ло ощу­ще­ние, что эта ко­ман­да про­фес­си­о­на­лов не­у­клон­но про­иг­ры­ва­ет вой­ну, – при­том что ре­зуль­та­ты каж­до­го сра­же­ния в от­дель­но­с­ти вро­де бы не так уж бес­про­свет­ны. Ны­неш­ний се­зон, став­ший для пре­мии ре­во­лю­ци­он­ным, ду­ма­ет­ся, вы­све­тил эту си­ту­а­цию осо­бен­но от­чёт­ли­во – но умал­чи­вать об этом мне ка­жет­ся да­лее не­воз­мож­ным преж­де все­го по­то­му, что зна­че­ние за­тра­ги­ва­е­мых при этом во­про­сов вы­хо­дит да­ле­ко за пре­де­лы вну­т­рен­них про­блем «Де­бю­та» как та­ко­во­го».

И да­лее Кузь­мин очень иро­нич­но и ед­ко до­ка­зы­ва­ет так на­зы­ва­е­мую «трен­до­вость» – а в боль­шин­ст­ве де­бют­ных слу­ча­ев – под­ра­жа­тель­ность, под­дел­ку под тра­ди­ци­он­ность по­эзии на­чи­на­ю­щих ав­то­ров. Со­по­с­тав­ляя два по­то­ка мо­ло­дой ли­те­ра­ту­ры (пре­мия «Де­бют» и аль­ма­нах «Транс­лит»), вы­во­ды де­ла­ет не в поль­зу пер­вых. «О пре­мии же «Де­бют», к сло­ву ска­зать, один из за­мет­ных ав­то­ров «Транс­ли­та», не по­след­ний по­эт по­ко­ле­ния 20-лет­них Сер­гей Огур­цов, пи­шет в сво­ём бло­ге вот что: «Бо­лее, чем ког­да бы то ни бы­ло, «Де­бют» се­го­дня от­кро­вен­но об­слу­жи­ва­ет контр­куль­тур­ные ин­те­ре­сы ре­жи­ма: 1. Со­хра­не­ние кон­сер­ва­тив­ных цен­но­с­тей (пра­во­сла­вие – са­мо­дер­жа­вие – на­ци­о­на­лизм); 2. Обес­це­ни­ва­ние зна­ния; 3. Аб­сорб­ция пе­ре­до­вой куль­ту­ры в офи­ци­аль­ной (имя ко­то­рой – про­па­ган­да); 4. Де­по­ли­ти­за­ция ис­кус­ст­ва. <…> Ког­ни­тив­ный, эс­те­ти­че­с­кий и по­ли­ти­че­с­кий китч от­нюдь не слу­чай­но воз­во­дит­ся в об­ра­зец. <…> Что мо­жет за­ста­вить тех, ко­му не­без­раз­лич­но ис­кус­ст­во и куль­ту­ра, до­б­ро­воль­но бо­роть­ся за «Де­бют»? От­сы­лать в та­кую пре­мию свои ру­ко­пи­си – зная, име­нем че­го яв­ля­ет­ся по­бе­да? Зная, что судь­ба их – пле­с­тись в лонг-ли­с­тах, этих спи­с­ках кол­ла­бо­ра­ци­о­низ­ма, в ок­ру­же­нии все­го, что их не­на­ви­дит, что не­на­ви­дят они са­ми?»

Ины­ми сло­ва­ми, кто зна­ет, кто зна­ет, ког­да тра­ди­ция (за­ча­с­тую пе­ре­хо­дя­щая в кос­ность и топ­та­ние на ме­с­те) со­льёт­ся с но­ва­тор­ст­вом и от­кро­ет для нас но­вые по­эти­че­с­кие и про­за­и­че­с­кие зем­ли… По­жи­вём, опять же, уви­дим.

 

 

 

 


Алёна БОНДАРЕВА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования