Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №18-19. 11.05.2012

ПРЕСНО ПРИСУНУВШИЙ

Как пи­сал о по­след­ней кни­ге С.Шар­гу­но­ва Ар­слан Ха­са­вов, про­чи­тав её, сра­зу хо­чет­ся по­зво­нить ав­то­ру и спро­сить, как де­ла. На мой взгляд, Ан­д­рю­ху Про­ко­фь­е­ва (а мне хо­чет­ся имен­но так его на­зы­вать) вы­год­но, как го­во­рит­ся, от­ли­ча­ет от ми­ни­с­т­ра об­ра­зо­ва­ния Аб­ха­зии его про­сто­та и че­ло­веч­ность. Ему не то что по­зво­нить, ему хо­чет­ся тот­час по про­чте­нии кни­ги ука­зать на под­чёрк­ну­тые в тек­с­те ошиб­ки и по­том, по­ми­рив­шись, тяп­нуть пив­ка. Не ищи­те в мо­их сло­вах иро­нии: са­мо­иро­ния, при­чём не­за­пла­ни­ро­ван­ная, на­чи­на­ет­ся с ан­но­та­ции.

«Ро­ман-фан­та­с­ма­го­рия о «лиш­нем ма­лень­ком че­ло­ве­ке» ХХI ве­ка, жи­ву­щем в кон­тра­ст­ное вре­мя ру­бе­жа ве­ков, но­си­мо­го судь­бой от Ас­сам­б­леи Пла­не­тар­ных Ки­нов до фо­ру­ма ге­ев, от Шам­ба­лы до «пе­д­ри­че­с­ко­го ок­та­э­д­ра» и бе­зу­с­пеш­но пы­та­ю­щим­ся лю­бить и быть лю­би­мым» – сколь­ко вы оши­бок тут на­счи­та­ли, све­рим­ся? Пра­виль­но, два па­де­жа не­пра­виль­ных, так ча­с­то бы­ва­ет при рас­тя­ги­ва­нии свя­зи гла­го­ла и «ма­лень­ко­го че­ло­ве­ка». Но уж для об­лож­ки мож­но бы­ло бы про­ве­с­ти со­гла­со­ва­ние на­чи­с­то. Есть и па­ра смыс­ло­вых оши­бок: слиш­ком мно­го ве­ков, тут про­ти­во­ре­чие об­ра­зу­ет­ся, ру­беж и 21 век... Впро­чем ан­но­та­ции пи­шут­ся для бы­с­т­ро­го пе­ре­ва­ри­ва­ния и при­вле­че­ния по­ку­па­те­ля. Ес­ли же пе­ре­чи­тать оную уже по­сле зна­ком­ст­ва с кни­гой, об­на­ру­жит­ся, что фо­рум ге­ев и ок­та­эдр – од­но и то же со­бы­тие... В об­щем, как ре­а­лист-то я Ан­д­рю­ху по­ни­маю – пре­зен­та­сь­ён, хо­те­лось по­вы­ко­бе­ни­вать­ся, но вы­шло с ошиб­ка­ми. Вы­шел по­псо­вый са­мо­пе­ре­с­каз не по су­ти, а по хро­но­ло­гии.

Ещё кон­флик­ту­ют эти­кет­ки-жа­н­ры: ро­ман-фан­та­с­ма­го­рия и муж­ской ро­ман о люб­ви. Мно­го­ва­то в од­ном. По­след­нее бли­же к те­лу, од­на­ко то­же да­ёт не­за­слу­жен­ную фо­ру тек­с­ту: люб­ви в нём не об­на­ру­жи­ва­ет­ся, за ис­клю­че­ни­ем фи­наль­но­го от­ветв­ле­ния, но о нём от­дель­но. Итак, от это­го жа­н­ро-анон­са мы и бу­дем от­тал­ки­вать­ся, так как ни­ка­кой фан­та­с­ма­го­рии в ро­ма­не нет и по­дав­но (ве­ро­ят­но, Ан­д­рю­ха во­об­ще не зна­ет, что оз­на­ча­ет сие кра­си­вое сло­во). Вы­чи­ты­вав­шая на­ши кни­ги, нян­чив­шая их, как та со­вет­ская ра­ди­ст­ка из «мгно­ве­ний», оча­ро­ва­тель­ная и крот­кая Оля ска­за­ла мне, что ро­ма­ны-то пе­ре­кли­ка­ют­ся, чем, ко­неч­но, за­мо­ти­ви­ро­ва­ла. При­зна­юсь, чте­ние по­рой и улы­ба­ло и по­буж­да­ло тот­час ци­ти­ро­вать – как ро­ман-ат­трак­ци­он кни­га для ме­ня со­сто­я­лась. Но, на­ко­нец, о том, что в ней пло­хо.

О, это ве­ли­ко­рос­ское ли­те­ра­тур­ное стрем­ле­ние, опи­сан­ное ещё До­сто­ев­ским: рас­ска­зать се­бя все­го, всю под­но­гот­ную! Как же я по­ни­маю Ан­д­рю­ху, на­чи­на­ю­ще­го с са­мо­го мла­ден­че­ст­ва!.. Ко­неч­но же, не под сво­им име­нем, от­ст­ра­нив­шись, усев­шись на трон рас­сказ­чи­ка-по­ве­ст­во­ва­те­ля. Нерв­ные ого­во­роч­ки в сти­ле «щас со­ст­рю» вро­де то­го, что бе­лый му­сор это не ми­ли­ци­о­нер – со­про­вож­да­ют мер­ное те­че­ние жиз­ни мо­е­го ро­вес­ни­ка, уро­жен­ца 1970-х. В об­щем, на­ше по­ко­ле­ние и уви­де­ло в ра­зум­ном воз­ра­с­те все те пе­ре­ме­ны кон­ца ХХ ве­ка, что ста­ли че­рез не­ко­то­рое вре­мя в ряд с пе­ре­ме­на­ми его на­ча­ла. Об этом Ан­д­рю­ха го­во­рит ма­ло, за­то о по­след­ст­ви­ях контр­ре­во­лю­ции – боль­ше.

Из­на­чаль­но взя­тая те­ма – муж­ской, гру­бый по­иск жен­ско­го по­ни­ма­ния, – прав­да, раз­ви­ва­ет­ся пло­хо. Изо­би­лие ма­та, с од­ной сто­ро­ны, на­ст­ра­и­ва­ет на мил­ле­ров­ские от­кро­вен­но­с­ти, но с дру­гой, как и по­псо­вые анон­сы, ос­тав­ля­ет чи­та­те­ля не со­ло­но хле­бав­ши. Ну что это за муж­ской ро­ман о люб­ви без люб­ви, но с ча­с­то не по де­лу упо­ми­на­е­мы­ми бран­ны­ми на­зва­ни­я­ми ге­ни­та­лий?

Об­ре­за­ние, не­об­хо­ди­мое глав­но­му ге­рою Ви­та­ли­ку для ус­т­ра­не­ния фи­мо­за, опи­са­но жёст­че, чем у Са­ду­ла­е­ва, а по­то­му глу­по вы­гля­дит даль­ней­шее ко­кет­ст­во ав­то­ра, при­кры­ва­ю­ще­го­ся чу­жим име­нем. Так мож­но опи­сать толь­ко соб­ст­вен­ный член, и с этим-то ещё ни­че­го. Но как толь­ко сю­жет до­ра­с­та­ет до со­ития, Ан­д­рю­хи­на вни­ма­тель­ность на­прочь ис­че­за­ет: «Он тог­да, рас­смо­т­рев на ос­тат­ках све­та из ок­на, в ка­кую сто­ро­ну идёт за­крут­ка пре­зер­ва­ти­ва, на­дел его и поч­ти с тре­ть­ей по­пыт­ки со­вер­шил пе­не­т­ра­цию и не­сколь­ко фрик­ций, и тут по­нял, что Ле­на пла­чет». Во-пер­вых, не на, а в ос­тат­ках све­та. На – это на уг­лях ес­ли толь­ко… Во-вто­рых, ко­неч­но, су­мер­ки мно­гое оп­рав­ды­ва­ют, мно­го­го не вид­но – од­на­ко для пер­во­го зна­ком­ст­ва с жен­щи­ной, столь дол­го­ждан­но­го и ав­то­ром в чи­та­те­ле им уже то­же пред­во­с­хи­щён­но­го, этих слов от­ча­ян­но ма­ло. Да и те­че­ние слов вя­лое, как на уро­ке би­о­ло­гии в 8-м клас­се: про­чи­тай­те это мо­но­тон­но, и вы уви­ди­те пе­ред со­бой оч­ка­с­тую учи­тель­ни­цу, ко­то­рой да­ё­те су­хой от­чёт. Ан­д­рю­ха, двой­ка те­бе! По­че­му Ви­та­лик не рас­смо­т­рел юные вра­та, в ко­то­рые вхо­дил? Мо­жет, эта же са­мая не­вни­ма­тель­ность и вы­зва­ла слё­зы – на сей ал­тарь при­ня­то сла­гать ла­с­ки, а не фрик­ции и пе­не­т­ра­ции. За­будь язык учеб­ни­ка би­о­ло­гии, до­ро­гой!

Даль­ней­шие по­ис­ки не­удач­ни­ком Ви­та­ли­ком люб­ви ма­ло опи­сы­ва­ют жен­щин, за­то не­пло­хо, от­ра­жён­но по­ка­зы­ва­ют По­стэ­по­ху. Вот за со­итие в ком­на­те, на­би­той по-до­маш­не­му вы­ра­щи­ва­е­мы­ми гри­ба­ми ве­шен­ка­ми (что толь­ко в де­вя­но­с­тых обе­зу­мев­ший на­род до­ма не вы­ра­щи­вал!), я бы по­ста­вил уже твёр­дую чет­вёр­ку. Не­о­жи­дан­ность си­ту­а­ции и ан­ту­ра­жа, раз­ви­тие со­ития при со­уча­с­тии пи­тер­ской куль­ту­ро­ло­ги­ни – вот это ре­а­ли­с­тич­но. Хо­тя и тут не­ко­то­рые ба­наль­но­с­ти тор­чат и от­вле­ка­ют. И есть про­дик­то­ван­ные стё­бом не­точ­но­с­ти.

Са­ма си­ту­а­ция – ви­зит двух не­фор­ма­лок, мос­ков­ской и пи­тер­ской, в квар­ти­ру по­став­щи­ка ве­ше­нок для ре­с­то­ра­ций и ко­рей­ской кух­ни – ха­рак­тер­на для се­ре­ди­ны де­вя­но­с­тых. Од­на­ко их «ле­вый дис­курс», над ко­то­рым ав­тор-ге­рой по­сме­и­ва­ет­ся ко­рот­ки­ми реп­ли­ка­ми – из двух­ты­сяч­ных. Во­об­ще, это яв­ле­ние, как я уже ста­ти­с­ти­че­с­ки за­фик­си­ро­вал, чи­тая для вас, под­пи­с­чи­ки «ЛР», Бо­ри­са Кли­мы­че­ва – все­об­щее, пу­та­ни­ца в хро­но­ло­гии. В этом ли­хость де­вя­но­с­тых и скры­та пси­хо­ло­ги­че­с­кая: в пе­ри­од ре­г­рес­са, то есть дви­же­ния вспять, со­бы­тия мо­гут про­ис­хо­дить по ожи­да­ни­ям умов и поз­же и рань­ше ка­ко­го-то мо­мен­та, над ни­ми не вла­ст­на преж­няя за­ко­но­мер­ность про­грес­са и раз­ви­тия. Но эту слож­ную идею я ос­тав­лю для сво­е­го ро­ма­на или как ми­ни­мум для Да­у­ра Нач­ке­биа, ес­ли до­ве­дёт­ся по­об­щать­ся. А сам воз­вра­ща­юсь к ми­ля­ге Ан­д­рю­хе.

Де­вуш­ки у не­го до­ма ве­дут бе­се­ду, воз­мож­ную во вто­рой по­ло­ви­не ну­ле­вых, а вот в де­вя­но­с­тых столь ле­во­ори­ен­ти­ро­ван­ные те­мы под­ни­ма­лись раз­ве что до­ма у Дми­т­рия Пи­ме­но­ва или Ана­то­лия Ос­мо­лов­ско­го, ибо ле­во­го дис­кур­са не бы­ло во­об­ще, по­че­му и цвёл бес­поч­вен­ный ре­ак­ци­он­ный ли­бе­ра­лизм пра­а­тив­но­го Ди­муль­ки Кузь­ми­на. Кра­сив кон­траст: вот куль­ту­ро­ло­ги­ни слиш­ком слож­но для не­удач­ни­ка-По­сти­нор­чи­ка (так про­зва­ла эм­б­ри­он со­вет­ская мать) бе­се­ду­ют, а вот они уже спо­соб­ст­ву­ют его ор­газ­му и что-то мям­лят воз­ле его жез­ла. Но кра­со­та сия слеп­ле­на ис­кус­ст­вен­но и не­ре­аль­но. И всё же тут есть век­тор но­во­го ре­а­лиз­ма – есть. Я бы и не во­зил­ся с Ан­д­рю­хой, не ви­дя в нём по­тен­ци­аль­но­го со­рат­ни­ка! Ибо что хо­ро­шо в кни­ге – так это всё же от­ра­жа­ю­щая ха­рак­те­ры пря­мая речь. А это – про­бел пи­шу­щих со­вре­мен­ни­ков очень мно­гих и, со­от­вет­ст­вен­но, уме­ние не­мно­гих.

Да­лее всё та же его вро­де бы воз­люб­лен­ная, столь уму­д­рён­ная в во­про­сах ле­вой эс­те­ти­ки и «дис­кур­са», вдруг уво­зит его на обе­щан­ный в об­ло­жеч­ном анон­се слёт Ки­нов. Сно­ва не­ве­ро­я­ти­ца: куль­ту­ро­ло­ги, осо­бен­но свя­зан­ные с со­вре­мен­ным ис­кус­ст­вом, мо­гут ув­ле­кать­ся йо­гой мак­си­мум. А вот во­дить­ся с ка­ки­ми-то вол­шеб­ни­ка­ми – им точ­но за­пад­ло. Не­на­уч­но это и точ­но вне ле­во­го дис­кур­са. Вот где сно­ва ошиб­ка, при­чём хро­но­ло­ги­че­с­кая – пры­жок из ну­ле­вых в на­ча­ло 90-х, с по­те­рей об­ра­за не­фор­мал­ки (точ­нее – до­ри­со­вы­ва­ет­ся тут к ко­су­хе и фень­кам уже скеп­ти­че­с­кая куль­ту­ро­ло­ги­ня ну­ле­вых, сэ мо­ве­тон). То­ же са­мое с «сись­кой» пи­ва «Оч­ко» и бе­се­дой о фран­цуз­ских ви­нах – по­пу­тал ты, брат, 2006-й (ко­е­го го­да ви­но упо­мя­ну­то) с 1996-м (ког­да «Оча­ков­ское» в та­ком ви­де про­да­ва­лось). И на кор­рек­ту­ру не спи­шешь. И уж тем бо­лее груп­по­ву­ха вол­шеб­ни­ков на пле­не­ре… Вот от­ку­да у мно­гих со­вре­мен­ных пи­са­те­лей и вы­ра­с­та­ет пост­мо­дер­низм (у ко­го-то по­ко­ро­че, у ко­го-то под­лин­ней) – из не­спо­соб­но­с­ти удер­жи­вать со­бы­тий­ность, эс­те­ти­ку и хро­но­ло­гию. Что-то да вы­рвет­ся и со­здаст суб­вре­мяч­ко… И тог­да всю власть бе­рёт во­об­ра­же­ние, уже вспа­хан­ное мрач­ным Пе­ле­ви­ным в кон­це 90-х.

Сце­на, где Ве­ро­ни­ка под­став­ля­ет­ся сво­е­му ок­культ­но­му учи­те­лю (кста­ти, для все­воз­мож­ных сек­тан­тов на­ча­ла 90-х ок­куль­тизм во­все не был все­об­щим), а са­ма це­лу­ет ещё ко­го-то, чем оби­жа­ет как бы влюб­лён­но­го глав­ге­роя – слеп­ле­на то­же не­на­дёж­но. Но за­бав­ля­ет на ми­нут­ку, как и вся ос­таль­ная кни­га. Со­бы­тия в ней не име­ют ни­ка­кой важ­но­с­ти – в этом сла­бость ро­ма­на как та­ко­во­го, но и ма­лю­сень­кая на­деж­да Ан­д­рю­хе удер­жать­ся всё же от пол­но­го сли­я­ния с ха­о­сом пост­мо­дер­на. Да: про фо­рум ге­ев во­об­ще глу­по го­во­рить – сце­на груп­по­ву­хи ге­ев и ле­с­би (по от­дель­но­с­ти) с про­сро­чен­ным ва­зе­ли­ном – не вы­дер­жи­ва­ет ни­ка­кой кри­ти­ки, а па­де­ние вип-вер­то­лё­тов гей-ко­ман­до­ва­ния в Се­ли­гер – во­об­ще ка­кая-то лип­ске­ров­щи­на.

Вот в чём па­ра­докс: чи­тать Да­у­ра мне бы­ло тя­же­ло, да­же не­мно­го не­при­ят­но, од­на­ко вы­со­ко­ме­рие ав­то­ра за­щи­ща­ло кни­гу от спол­за­ния в не­вни­ма­тель­ность. И всё же – очень кра­си­вый слог, очень мыс­ле­ём­кие вы­клад­ки Нач­ке­биа бы­ли тя­же­лы, тя­же­ло­ва­ты. Ду­ра­ш­ли­вый же Ан­д­рю­ха (всё же об­ла­да­ю­щий и юмо­ром, и эру­ди­ци­ей на уров­не фейс-кон­тро­ля ны­неш­ней ин­тел­ли­ген­ции), да­же с ошиб­ка­ми и не­ле­по­с­тя­ми, со спол­за­ни­ем в пост­мо­дерн там, где кон­ча­лась про­жи­тая им ре­аль­ность или на­чи­на­лись иг­ры ам­би­ций с во­об­ра­же­ни­ем – ме­ня ве­се­лил и ра­до­вал. Ибо Да­ур осо­знан­но от­рёк­ся от ре­а­лиз­ма в тек­с­те, да­же дваж­ды ка­с­т­ри­ро­вав свои по­пыт­ки стать ре­а­ли­с­том про­кля­ти­ем «по­ш­лень­ко­го ро­ма­на», а вот Ан­д­рей, по-дет­ски сте­бу­щий­ся над по­хо­жим на ка­ко­го-то по­ва­ра де­вя­но­с­тых При­ле­пи­ным и ме­чу­щий­ся меж­ду ве­сё­лой не­ве­ро­я­ти­цей и мрач­ной ре­аль­но­с­тью – он не­без­на­дё­жен. Си­дит в нём креп­кое, как эрек­ция, же­ла­ние быть граж­да­ни­ном сво­е­го вре­ме­ни и опи­сы­вать его при­леж­но. Я и сам по этой же при­чи­не в пре­ды­ду­щем ро­ма­не ис­пи­сал поч­ти ты­ся­чу стра­ниц – уж очень вре­мя ин­те­рес­ное бы­ло ру­бе­жа ве­ков, тут крат­ко не из­ло­жишь (и в этом прин­ци­пи­аль­ное у нас раз­ли­чие с Шар­гу­но­вым, кста­ти).

На­ко­нец, в те­че­ние не­зна­чи­тель­ных, под­чёрк­ну­то слу­чай­ных со­бы­тий, Ан­д­рей по­ни­ма­ет, что ро­ман-то кон­ча­ет­ся, а люб­ви так и не бы­ло – и тут он мо­лод­цом, в точ­но­с­ти как Да­ур, вы­но­сит «мяч» для пе­наль­ти в во­ро­та про­анон­си­ро­ван­ной те­мы. Воз­ни­ка­ет не­кое от­ветв­ле­ние, где он зад­ним чис­лом что-то пы­та­ет­ся под­кор­рек­ти­ро­вать в сю­же­те, ого­ва­ри­ва­ет­ся, что во­все не про все ро­ма­ны по­ве­дал (вот это фор­мен­ный иди­о­тизм да­же для на­чи­на­ю­ще­го пи­са­те­ля – что не на­пи­са­но, то­го и нет)… И вот по­яв­ля­ет­ся един­ст­вен­ный на­мёк на лю­бовь, где воз­ни­ка­ют оран­же­вые, как в «Звё­зд­ных вой­нах» (ори­ги­наль­но), гла­за воз­люб­лен­ной доч­ки гэ­би­с­та, её мол­ча­ли­вость и скрыт­ность, од­на­ко «да­ёт при­су­нуть» (гос­по­ди, и ра­ди та­ких «по­дроб­но­с­тей» сто­и­ло на­чи­нать «муж­ской ро­ман»?).

Впро­чем, и фи­нал этой, по­след­ней по­пыт­ки стать ре­а­ли­с­том сво­е­го вре­ме­ни (чи­тай­те – но­вым ре­а­ли­с­том), По­сти­нор­чик за­па­ры­ва­ет со­вер­шен­но не­ве­ро­ят­ной сце­ной сбра­сы­ва­ния пред­по­ла­га­е­мой тё­щи с бал­ко­на. Тут сно­ва про­яв­ля­ет­ся сла­бость во­об­ра­же­ния со­вре­мен­ни­ков – при­чём, не од­но­го Ан­д­рю­хи. По­мни­те, как Сань­кя од­ной ру­кой за од­ну но­гу дер­жал за ок­ном и сбра­сы­вал не­ко­е­го чи­нов­ни­ка ни­же­го­род­ско­го? Мо­жет, у фи­ло­ло­га При­ле­пи­на бы­ло в шко­ле пло­хо с фи­зи­кой – но уже ко­ли в ре­а­ли­с­ты за­пи­сал­ся, так со­от­вет­ст­вуй. Про­ко­фь­ев, не­смо­т­ря на та­кую звуч­ную и ме­ло­дич­ную фа­ми­лию, по­вто­ря­ет ошиб­ку «по­ва­ра» За­ха­ра. Он сбра­сы­ва­ет тё­щу во­об­ще без уси­лий, а по­сле не­ре­аль­ность сце­ны до­вер­ша­ет пол­ное от­сут­ст­вие нор­маль­ных в та­кой си­ту­а­ции эмо­ций у её се­мьи, спо­кой­но гля­дя­щей с бал­ко­на, «как она раз­ле­глась». Тут на­чи­на­ет­ся уже лю­би­тель­щи­на-пе­ле­вин­щи­на об­раз­ца «Ча­па­е­ва и Пу­с­то­ты» с са­му­ра­ем-ди­ле­ром, на­блю­да­ю­щим ги­бель ге­роя от ха­ра­ки­ри и од­но­вре­мен­но бе­се­ду­ю­щим по во­про­су про­да­жи «та­зи­ка» по те­ле­фо­ну.

В об­щем, тро­я­чок, Ан­д­рю­ха. Для пя­ти­сот, как у мо­е­го сбор­ни­ка сти­хов тех са­мых де­вя­но­с­тых-ну­ле­вых го­дов (2001-го го­да вы­пу­с­ка), эк­земп­ля­ров – не­пло­хо, но толь­ко для на­ча­ла. На­чав за здра­вие и пре­тен­дуя ма­том да эпо­халь­ным ох­ва­том на же­с­то­кий муж­ской ре­а­лизм, ты под ко­нец под­ту­со­вал к вы­дум­щи­кам-по­псо­ви­кам, к пост­мо­дер­ня­ти­не, что мы, но­в­ре­а­ли­с­ты, те­бе про­ща­ем, но толь­ко на пер­вый раз.

Да (P.S.): и ведь так и не вы­ст­ре­ли­ло по­ве­шен­ное в са­мом на­ча­ле «ру­жьё» – спо­соб­ность к про­лон­ги­ро­ван­но­му по­ло­во­му ак­ту. Это­го и гу­ман­ный Че­хов не про­стил бы. Та­ра­ка­нить – так та­ра­ка­нить! Все ак­ты – ни­чтож­ны по дли­тель­но­с­ти и сред­ст­вам пе­ре­да­чи. Имен­но тут у всех не­удач­ни­ков-ре­а­ли­с­тов и воз­ни­ка­ет нер­ви­че­с­кая ух­мыл­ка пост­мо­дер­низ­ма – мол, ну мы же не все­рьёз, мы так, по­хо­дя, что нам пы­жить­ся, всё уже на­пи­са­но до нас… Это не по­вод для ка­пи­ту­ля­ции и преж­де­вре­мен­ной эя­ку­ля­ции, Ан­д­рю­ха! Да, ма­с­ти­тые дядь­ки вро­де Да­у­ра пи­шут ум­нее – и по­то­му те­бе не нра­вят­ся (вот то­же ин­фан­тиль­ность-то оце­нок!), Кун­де­ра, на­при­мер. Но у Да­у­ра хо­тя бы один с На­те­лой, та­кой тёп­лой вну­т­ри, слу­чай бли­зо­с­ти про­пи­сан де­таль­но и до­стой­но, хоть и ба­наль­но для взя­то­го им уров­ня ори­ги­наль­но­с­ти (тем са­мым оп­рав­ды­ва­ет­ся за­кон со­вре­мен­ной ли­те­ра­ту­ры о не­об­хо­ди­мо­с­ти и до­ста­точ­но­с­ти од­но­го со­ития на ро­ман). По­хо­же, не врал Ан­д­рю­ха толь­ко ког­да по­пи­вал от нер­вов ко­нь­я­чок на кух­не от­став­ной гэб­ни, нерв­ни­чая от то­го, что за­чал слу­чай­но уже вто­рую дочь, а люб­ви-то и бра­ка не на­ме­ча­ет­ся…    


Ан­д­рей Про­ко­фь­ев. Бе­лый му­сор. – М.: ОГИ, 2012.



Дмитрий ЧЁРНЫЙ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования