Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №20. 18.05.2012

КАНКАН ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ

Не каж­дый день по­лу­ча­ет­ся со­при­кос­нуть­ся с ис­кус­ст­вом. Я по­мню три са­мых яр­ких слу­чая из мо­е­го лич­но­го опы­та. Мно­го лет на­зад, в Ял­те, в раз­гар ки­но­фе­с­ти­ва­ля, я при­кос­нул­ся к Же­ра­ру Де­пар­дьё. Сфо­то­гра­фи­ро­вал­ся с ним в об­ним­ку. Ещё вспо­ми­наю «Хард Рок Ка­фе» в Ри­ме. Там под по­тол­ком ви­се­ла ги­та­ра Джо­на Лен­но­на. Тот са­мый зна­ме­ни­тый «Ри­кен­ба­кер» 1964-го го­да. Ко­неч­но же, я улу­чил мо­мент, под­ско­чил со сту­лом, встал на не­го, по­тя­нул­ся и неж­но стал во­дить паль­ца­ми по стру­нам... Ме­ня по­про­си­ли по­ки­нуть за­ве­де­ние, и я ушёл, не до­пив каль­ва­дос, но цель бы­ла до­стиг­ну­та – я со­при­кос­нул­ся с ис­кус­ст­вом.

Рис. Олега КОПЫЛОВА
Рис. Олега КОПЫЛОВА

А про тре­тий слу­чай мне хо­чет­ся рас­ска­зать по­дроб­нее.

Од­наж­ды, од­ной тём­ной фе­в­раль­ской но­чеч­кой, в пред­рас­свет­ный час, Глеб На­гор­ный при­слал мне свою но­вую пье­су – «Крас­ную мель­ни­цу». Я сра­зу на­сто­ро­жил­ся, по­че­му в не­уроч­ное вре­мя… То ли ему не спа­лось по­про­с­ту, то ли по но­чам ФА­КИН мень­ше бдит. (ФА­КИН – это, ви­ди­мо, Фе­де­раль­ное Агент­ст­во по Кон­тро­лю над Ин­тер­не­том.) Я знаю не­про­стые от­но­ше­ния На­гор­но­го с Ге­не­раль­ной Ли­ни­ей. На­при­мер, не­ве­до­мые си­лы не­од­но­крат­но ру­ши­ли его сайт. Ког­да я хо­чу уз­нать, как де­ла у Гле­ба, я про­сто за­хо­жу на его сайт – www.nagorny-gleb.narod.ru, и, ес­ли там опять пер­во­быт­ная тем­но­та – зна­чит, На­гор­ный в оче­ред­ной раз что-то не то ска­зал или по­ду­мал.

По­это­му, по­лу­чив по­тен­ци­аль­ную кра­мо­лу, я на вся­кий слу­чай при­нял все ме­ры пре­до­сто­рож­но­с­ти – за­дви­нул за­со­вы, спу­с­тил­ся в по­греб с ру­ко­пи­сью, сел на при­ступ­ку, за­па­лил лу­чи­ну, при­ло­жил­ся к фляж­ке, лов­ко вы­хва­тил дву­мя паль­ца­ми из трёх­ли­т­ро­вой бан­ки огу­рец, звон­ко от­ку­сил и по­гру­зил­ся в чте­ние.

Те­перь по су­ще­ст­ву. По­лу­чи­лась та­кая ма­ка­б­ри­че­с­кая ан­ти­уто­пи­че­с­кая буф­фо­на­да.

Ду­маю, ещё па­ру та­ких ве­щей – и мож­но сме­ло за­пи­сы­вать На­гор­но­го в ро­до­на­чаль­ни­ки это­го жа­н­ра.

При всей ви­зу­аль­ной ду­ра­ш­ли­вой мра­ко­бес­но­с­ти, фа­бу­ла пье­сы строй­на и пря­ма, что твоя стрел­ка на чул­ках, все пер­со­на­жи на сво­ём ме­с­те, сю­жет не­спеш­но, но уве­рен­но дви­жет­ся впе­рёд.

Что пер­вое ос­та­ёт­ся в по­сле­вку­сии? По­жа­луй, ат­мо­сфе­ра. Ат­мо­сфе­ра. Буд­ни де­шё­во­го ка­ба­ре в за­ню­хан­ном го­ро­диш­ке – как точ­но, как соч­но! И при этом ткань ре­аль­но­с­ти всё же ус­лов­на, очень ус­лов­на. И до дро­жи на­по­ми­на­ет опять же Фран­цию сто­лет­ней дав­но­с­ти, с её яр­ким бле­с­тя­щим ан­ту­ра­жем, на­спех на­пя­лен­ным по­верх об­шар­пан­ных су­мас­шед­ших буд­ней в нар­ко­ти­че­с­ком по­лу­бре­ду. Толь­ко вме­с­то аб­сен­та тут – спир­тя­га и рас­тво­ри­тель для кра­сок, вме­с­то Мон­мар­т­ра – Кол­хоз­ная ули­ца, вме­с­то Га­с­то­нов­ской Ма­ну­фак­ту­ры – шер­сто­мой­ная фа­б­ри­ка... Что это? Я до сих пор не уве­рен, что эта спе­ци­а­ли­за­ция су­ще­ст­ву­ет в при­ро­де. Ага, «Ворд» не под­чёр­ки­ва­ет крас­нень­ким, зна­чит, и прав­да есть, на­до же... Век жи­ви – век учись!

Да и не­су­ще­ст­вен­но это тут, под­ра­зу­ме­ва­лась про­сто обыч­ная ти­по­вая фа­б­рич­ная ра­бо­та, ра­бо­та, по­доб­ную ко­то­рой вы­пол­ня­ют мил­ли­о­ны лю­дей, каж­дый ма­лень­кий день. Ко­неч­но, ре­аль­ность пье­сы на­по­ми­на­ет не толь­ко Фран­цию вре­мён Мак­гре­го­ра и Кид­ман, но я не бу­ду об этом... Пусть лю­ди из ФА­КИ­На от­ра­ба­ты­ва­ют свой хлеб, а мы тут об ис­кус­ст­ве, зна­е­те ли, рас­суж­да­ем, под кру­ас­са­ны да с пель­меш­ка­ми-с... Да и по­ли­ти­ка, в об­щем-то, ни при чём. (Хо­тя, ког­да это у нас в стра­не по­ли­ти­ка бы­ла ни при чём?)

В бе­зот­рад­ные буд­ни де­я­тель­ниц куль­ту­ры вры­ва­ет­ся све­жий ве­тер. Как го­во­рят в на­ро­де, све­жий ве­тер – хо­ро­шо за­бы­тый не­све­жий. По су­ти – рей­дер­ст­во, са­мое обыч­ное рей­дер­ст­во, ко­то­рое мо­жет ма­с­ки­ро­вать­ся по­до что угод­но, хоть под ме­це­нат­ст­во, хоть под ру­ко­во­дя­щие ор­га­ны, хоть под вне­пла­но­вую ре­с­т­рук­ту­ри­за­цию.

А в дан­ном слу­чае – всё вы­ше­пе­ре­чис­лен­ное и кое-что ещё.

Пред­ста­ви­тель вы­пи­сан точ­но, да­же гро­теск толь­ко под­чёр­ки­ва­ет все ха­рак­тер­ные чер­ты – не­ве­же­ст­во, ли­це­ме­рие, жё­ст­кая де­ло­вая хват­ка... А уж од­но имя пер­со­на­жа че­го сто­ит – Аль­ф­ред Гер­ма­но­вич, су­дя по все­му – чи­с­то­кров­ный якут, не ус­та­ёшь вос­хи­щать­ся по­лит­кор­рект­но­с­тью ав­то­ра!

Над мно­ги­ми реп­ли­ка­ми Пред­ста­ви­те­ля сме­ял­ся от ду­ши, го­го­лев­ским сме­хом: «...Эй­фель боль­шой, Лувр длин­ный, я ми­мо про­хо­дил, квар­та­лы есть раз­ные, но это так... я по дол­гу служ­бы, чтоб де­таль­ней оз­на­ко­мить­ся...»

Но ещё я при­за­ду­мал­ся. На его ме­с­те я бы, на­вер­ное, Па­риж точ­но так же изу­чил... Или нет... В Лувр бы ещё всё-та­ки за­шёл... но всё рав­но есть над чем по­ду­мать. Слад­ка ка­ша Мо­но­ма­ха, че­го уж гре­ха та­ить.

Мно­го пла­с­тов в пье­се, мно­го. Лич­но для се­бя я вы­вел, что глав­ная из тем – всё же не со­ци­аль­ная, не по­ли­ти­че­с­кая, не кри­ми­наль­ная, а жен­ская. Да-да, Жен­ская Те­ма.

Де­воч­ки-тан­цов­щи­цы тут все раз­ные, каж­дая со сво­им ха­рак­те­ром, со сво­и­ми та­ра­ка­на­ми, и их ди­а­ло­ги и спо­ры о жен­ской до­ле как раз са­мые силь­ные. Да­же стран­но, как ав­тор-муж­чи­на мог что-то вот та­кое взять и ух­ва­тить.

Вспо­ми­на­ет­ся фильм «Луч­ше не бы­ва­ет», где по­клон­ни­ца спра­ши­ва­ет у пи­са­те­ля Дже­ка Ни­кол­со­на: «Как вам уда­лось в ва­ших кни­гах так глу­бо­ко за­брать­ся в ду­шу жен­щи­ны, так по­нять всё, что вну­т­ри?» А Джек мрач­но от­ве­тил: «Очень про­сто, я все­го лишь взял ра­зум муж­чи­ны и уб­рал из не­го ло­ги­ку и смысл».

Не знаю, дей­ст­во­вал ли На­гор­ный так или по-дру­го­му, но у не­го по­лу­чи­лось.

У ме­ня во вре­мя про­чте­ния воз­ник­ло не­лов­кое ощу­ще­ние, что не­воль­но под­слу­ши­ва­ешь раз­го­вор в гри­мёр­ке ре­аль­ных тан­цов­щиц... И вро­де как на­до ка­ш­ля­нуть из де­ли­кат­но­с­ти, и не хо­чет­ся, ибо ин­те­рес­но, что же там ещё ска­жут. Как в транс­пор­те по­рой слы­шу де­ви­чьи раз­го­во­ры, ото­рвать­ся не мо­гу, знаю, что не­пра­виль­но, но... По­лу­ча­ет­ся как бы жи­вой ре­пор­таж с дру­гой сто­ро­ны бар­ри­кад.

Маг­да, кста­ти, вы­зы­ва­ет со­чув­ст­вие. Я – не жен­щи­на, но по­нять её мо­гу. Вро­де и лю­бишь че­ло­ве­ка, но ну­жен нор­маль­ный адек­ват­ный че­ло­век, а все эти не­зем­ные, ото­рван­ные, опь­я­нён­ные ра­ду­гой, су­мас­шед­шие лю­ди или бор­цы бла­жен­ные – это хо­ро­шо, и пу­с­кай они су­ще­ст­ву­ют и цве­тут, и, дай Бог, у них всё по­лу­чит­ся, толь­ко пусть это бу­дет не ря­дом со мной. Че­ло­век, ко­то­рый ря­дом с то­бой по жиз­ни, – он дол­жен быть имен­но РЯ­ДОМ – в серд­це, в ду­шЕ, в дУ­ше, в спаль­не, в гос­ти­ной, на кух­не, в кру­гу об­щих дру­зей... в об­щем, на рас­сто­я­нии ды­ха­ния, а не в за­пре­дель­ных сфе­рах.

Не­о­жи­дан­но в кон­це был хэп­пи-энд. Ска­жу че­ст­но, не ожи­дал! Вид­но, ав­тор ре­шил-та­ки ме­ня по­ба­ло­вать, я ког­да-то про­сил его о чём-то по­доб­ном. Ес­ли бы за­кон­чи­лось всё мрач­но, это был бы тог­да обыч­ный ху­до­же­ст­вен­ный злой пам­ф­лет, а так вы­шло очень да­же вкус­нень­ко и с сол­ныш­ком, оза­ря­ю­щим в рас­свет­ный час ок­ро­вав­лен­ные ло­па­с­ти Ста­рой Мель­ни­цы... Всё в ней пе­ре­ме­лет­ся, толь­ко лю­бовь – ни­ког­да...

И всё же хэп­пи-энд от На­гор­но­го не­множ­ко по­па­хи­ва­ет гри­бо­е­дов­щи­ной. «Ка­ре­ту мне, ка­ре­ту!» Мы не по­бе­дим Си­с­те­му, мы уй­дём из Зо­о­пар­ка.

По­же­ла­ем же ав­то­ру но­вых пьес, но­вых тем, но­вых идей. Пусть и даль­ше не да­ёт нам рас­сла­бить­ся в на­ших ком­форт­ных ко­ко­нах.

Хо­чет­ся ещё про­ци­ти­ро­вать пес­ню не­заб­вен­но­го Джо­на Лен­но­на.

 

Ме­ня уже тош­нит от ус­лы­шан­ных ве­щей,

От ме­до­то­чи­вых, бли­зо­ру­ких ли­це­ме­ров,

Всё что я хо­чу – не­мно­го прав­ды.

Ме­ня тош­нит от про­чи­тан­ных ве­щей,

От не­вро­тич­ных сви­но­го­ло­вых по­ли­ти­ков,

От ма­лень­ких тол­сто­гу­бых шо­ви­ни­с­ти­ков,

Дай­те мне лишь не­мно­го прав­ды.

 

Это я к че­му? То­же ещё тот Дон Ки­хот был... как и наш Глеб, то­же вы­со­кий и то­щий, то­же бро­сал­ся на мель­ни­цы... Это, вид­но, так и долж­но быть. По­ка они кру­тят свои ба­г­ро­вые ло­па­с­ти в лу­чах рас­све­та, все­гда най­дут­ся пре­крас­но­душ­ные дон­ки­хо­ты. Все­гда.

И мне нра­вит­ся со­при­ка­сать­ся с ис­кус­ст­вом, с та­ким ис­кус­ст­вом. Кто зна­ет, воз­мож­но, я од­наж­ды раз­бо­га­тею и куп­лю дом на Ла­зур­ном Бе­ре­гу, по со­сед­ст­ву с Де­пар­дьё, и мы бу­дем каж­дое ут­ро бок­си­ро­вать, ну, для здо­ро­вья и то­ну­са... И куп­лю у ве­ро­лом­ных рим­лян ги­та­ру Джо­на Лен­но­на, и по­ве­шу её над кро­ва­тью, и бу­ду ино­гда иг­рать на ней пес­ни на сти­хи Есе­ни­на... И бу­ду и даль­ше чи­тать но­вые про­из­ве­де­ния Гле­ба На­гор­но­го, где-то вос­хи­щать­ся, где-то спо­рить, где-то про­сто сме­ять­ся от ду­ши...

И тог­да мой Вну­т­рен­ний Фрейд со­вер­шен­но ус­по­ко­ит­ся и бла­жен­но за­ку­рит тру­боч­ку – со­при­кос­но­ве­ния с ис­кус­ст­вом бу­дут за­шка­ли­вать, мы с ис­кус­ст­вом бу­дем не­раз­луч­ны, как ко­раб­ли «Со­юз» и «Апол­лон» по­сре­ди звё­зд­ной бес­ко­неч­но­с­ти.

Силь­ные и се­рь­ёз­ные про­из­ве­де­ния нуж­ны нам. Нам, лю­дям. Мож­но сколь угод­но иро­ни­зи­ро­вать над пла­чев­ным со­сто­я­ни­ем со­вре­мен­ной куль­ту­ры, но оно не мо­жет не тре­во­жить каж­до­го мыс­ля­ще­го че­ло­ве­ка. И я при­вет­ст­вую, ког­да по­яв­ля­ют­ся до­стой­ные про­из­ве­де­ния. Мно­гие ве­щи мы ра­зу­чи­лись за­ме­чать, ра­зу­чи­лись на­блю­дать, ра­зу­чи­лись чув­ст­во­вать.

И «Крас­ная мель­ни­ца» – од­на из куль­тур­ных шпар­га­лок, что­бы мы что-то вспом­ни­ли.


Алексей ФИЛИППОВ,
МОСКВА–СИДЕ–КИСЛОВОДСК




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования