Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №30. 27.07.2012

ДЕНИС РОДИМИН: «Я ЗНАЛ, ЧТО СУДЬБА НАШЕГО ФИЛЬМА ЛЁГКОЙ НЕ БУДЕТ!»

...Впервые увидела фильм Дениса Родимина «Чужая мать» в рамках конкурсной программы VIII Международного благотворительного кинофестиваля доброго кино «Лучезарный ангел». Фильм вызвал, как мне показалось, слегка неадекватную реакцию зрительного зала, но по итогам конкурса получил приз «За лучший дебют» и «За лучшую женскую роль»...

 

Фильм сде­лан в 2010 го­ду, в «но­вой Рос­сии», ко­то­рая ни­как не мо­жет сми­рить­ся с тем, что она всё ещё мно­го­на­ци­о­наль­ное го­су­дар­ст­во; в Моск­ве, где не хва­та­ет чи­с­то­го воз­ду­ха, где, как веч­ный лет­ний си­зый дым тор­фя­ных по­жа­ров, ви­сит в воз­ду­хе страх «чу­жих» и страх по­те­рять­ся и по­те­рять близ­ких и лю­би­мых лю­дей, род­ст­вен­ные свя­зи, ощу­ще­ние ро­ди­ны. Глав­ную роль в этом филь­ме – Ма­ли­ку, рус­скую жен­щи­ну, мать, вос­пи­тан­ную в му­суль­ман­ской се­мье, с не­по­ко­ле­би­мой и жи­вой ве­рой в Ал­ла­ха и Про­ро­ка, – сы­г­ра­ла на­род­ная ар­ти­ст­ка Рос­сии Ев­ге­ния До­б­ро­воль­ская. Фильм очень кра­си­вый, не­смо­т­ря на то, что в нём по­ка­за­на Моск­ва «за­двор­ков», мно­го­этаж­ных фи­о­ле­то­во-жёл­тых тру­щоб, га­ра­жей, ко­че­га­рок, при­вок­заль­ных ми­ни-рын­ков, пу­с­ты­рей с вы­шка­ми ЛЭП – го­род без воз­ду­ха, по­рож­да­ю­щий бес­при­ют­ность и ус­та­лость ду­ши, оди­но­че­ст­во и сле­пую не­на­висть, не­объ­яс­ни­мый то­таль­ный страх. И на фо­не все­го это­го – ма­лень­кая жен­щи­на, ко­то­рая все­ми си­ла­ми вы­тал­ки­ва­ет из «мёрт­во­го» го­ро­да свою не­сча­ст­ную дочь. Скры­тая аг­рес­сив­ность про­ст­ран­ст­ва и ге­рой на­по­ми­на­ют из­ве­ст­ный фильм Ан­д­рея Тар­ков­ско­го, – но... глу­по бы­ло бы раз­ви­вать эту па­рал­лель по­сле то­го, как по­ста­нов­щик филь­ма Де­нис Ро­ди­мин, ав­тор «Бу­ме­ра» и «Олим­пус Ин­фер­но», про­из­нёс пер­вую фра­зу о се­бе:

 

– Во ВГИК, в сце­нар­ную ма­с­тер­скую, нас на­би­рал Алек­сандр Кай­да­нов­ский, но он вне­зап­но умер, и Юрий Ни­ко­ла­е­вич Ара­бов нас взял к се­бе как ма­с­тер. До это­го я окон­чил в 1994-м шко­лу ани­ма­ци­он­ной ки­не­ма­то­гра­фии как ху­дож­ник муль­ти­пли­ка­тор. Сей­час ве­ду вто­рую ре­жис­сёр­скую ма­с­тер­скую на Выс­ших кур­сах ки­но и те­ле­ви­де­ния. Сце­на­рий филь­ма «Чу­жая мать», ес­те­ст­вен­но, пи­сал сам.

А всю эту кра­со­ту, ко­то­рая в ка­д­ре, ху­дож­ник-по­ста­нов­щик филь­ма Ди­ма Ани­щен­ко сде­лал бук­валь­но из ни­че­го: бю­д­жет филь­ма по­ряд­ка 100 000 дол­ла­ров, по­это­му ра­бо­та­ли прак­ти­че­с­ки бес­плат­но. Ху­дож­ник не имел воз­мож­но­с­ти ни­че­го по­ку­пать, всё де­лал из то­го, что бы­ло под ру­ка­ми, на съё­моч­ной пло­щад­ке по­тра­тил ночь, что­бы вруч­ную раз­дол­бать бе­тон­ную пли­ту с ар­ма­ту­рой вну­т­ри, и из неё сде­лал то зна­ме­ни­тое ок­но, че­рез ко­то­рое пе­ре­го­ва­ри­ва­ют­ся мать и дочь. Под­ва­лы, в ко­то­рых всё сни­ма­лось, – это Ком­би­нат же­ле­зо­бе­тон­ных кон­ст­рук­ций но­мер два на Ря­зан­ском про­спек­те – ог­ром­ная тер­ри­то­рия, за­пол­нен­ная та­ки­ми вот бе­тон­ны­ми шту­ка­ми. Сей­час за­вод вы­во­дят за тер­ри­то­рию Моск­вы, он и тог­да уже прак­ти­че­с­ки не ра­бо­тал, и мож­но бы­ло спо­кой­но сни­мать без спе­ци­аль­ных де­ко­ра­ций. На этом мы то­же сэ­ко­но­ми­ли. К то­му же в то ле­то бы­ли страш­ные тор­фя­ные по­жа­ры во­круг Моск­вы и в воз­ду­хе ви­се­ла та­кая жи­во­пис­ная дым­ка, ко­то­рую в ки­но обыч­но спе­ци­аль­но со­зда­ют… Сни­ма­ли всё на фо­то­ап­па­рат «Марк», ци­ф­ро­вой, он не­боль­шой, но вы­нос­ли­вый. Там всё сня­то с рук. Тя­же­ло, ко­неч­но, це­лый день бе­гать с ка­ме­рой на вы­тя­ну­тых, но эта фо­то­ка­ме­ра поз­во­ля­ет сни­мать при ес­те­ст­вен­ном ос­ве­ще­нии, у нас прак­ти­че­с­ки не бы­ло ос­ве­ти­тель­ных при­бо­ров, ста­ди­ка­ма, – все­го, что об­ра­зу­ет боль­шую брешь в бю­д­же­те.

Все чле­ны груп­пы па­рал­лель­но ис­пол­ня­ли мас­су дру­гих обя­зан­но­с­тей. На­при­мер, наш вто­рой ре­жис­сёр Ли­за Шма­ко­ва бы­ла од­но­вре­мен­но ди­рек­то­ром по ка­с­тин­гу, и то, что сло­жил­ся та­кой ак­тёр­ский ан­самбль, – це­ли­ком её за­слу­га. Ху­дож­ник-по­ста­нов­щик Ди­ма Ани­щен­ко сам де­лал весь рек­ви­зит. И так бук­валь­но каж­дый член съё­моч­ной груп­пы.

– Да, ра­бо­та ху­дож­ни­ка в этом филь­ме по­тря­са­ю­щая, она и со­зда­ёт 90 про­цен­тов по­ло­жи­тель­но­го вос­при­я­тия. Он да­же пла­ток Ма­ли­ки за­вя­зы­ва­ет как-то не сов­сем по-му­суль­ман­ски: ак­т­ри­са в нём по­хо­жа на рус­скую ста­ро­об­ряд­ку, с «оче­ль­ем» и склад­ка­ми по бо­кам ли­ца. Но вы как ре­жис­сёр, как вы объ­яс­ни­ли ак­тё­рам сверх­за­да­чу филь­ма, и как они при­ме­ня­ли эту про­бле­му к сво­е­му вну­т­рен­не­му ми­ру, им всем тер­ро­ризм, нар­ко­ти­ки – это всё так близ­ко?

– Про­бле­ма тер­ро­риз­ма как на­гне­та­ния стра­ха – веч­ная про­бле­ма. В со­сто­я­нии стра­ха об­ще­ст­во со­вер­ша­ет са­мые ро­ко­вые ошиб­ки, вы­би­ра­ет ти­ра­нов, от­ка­зы­ва­ет­ся от сво­бод, от люб­ви к ближ­не­му, оно про­сто ти­хо схо­дит с ума. Мы ни­где в филь­ме кон­крет­но не го­во­рим, от­ку­да идёт этот страх, уг­ро­за. Ес­ли вы по­мни­те, в нём да­же му­суль­ма­не на­пу­га­ны и ра­зоб­ще­ны.

– На фе­с­ти­ва­ле «Лу­че­зар­ный ан­гел» фильм был по­ка­зан 6 но­я­б­ря – в день Кур­бан бай­рам, ког­да бо­лее 170 ты­сяч му­суль­ман шли по Моск­ве, вы­зы­вая сту­пор и страх в ме­т­ро, ос­та­нов­ку дви­же­ния на Са­до­вом коль­це. Не­ко­то­рые зри­те­ли в за­ле, уже на­ка­чан­ные ре­аль­но­с­тью, вска­ки­ва­ли с мест и с воз­му­щён­ны­ми воз­гла­са­ми по­ки­да­ли зри­тель­ный зал…

– Это го­во­рит о том, что фильм «за­дел за жи­вое». Мы в 2011 го­ду дваж­ды по­ка­за­ли его на меж­ду­на­род­ных рос­сий­ских ки­но­фе­с­ти­ва­лях – в Вы­бор­ге («Ок­но в Ев­ро­пу») и в Ка­за­ни (VII Ка­зан­ский меж­ду­на­род­ный фе­с­ти­валь му­суль­ман­ско­го ки­но). Вез­де его пре­крас­но при­ни­ма­ли! В Ка­за­ни лю­ди сто­я­ли в про­хо­дах, не си­де­ли да­же, а сто­я­ли, – на­столь­ко ве­лик ин­те­рес к это­му ки­но, к про­бле­ме! Ка­зан­ский фе­с­ти­валь уни­каль­ный: вос­точ­ные филь­мы на мос­ков­ских и ев­ро­пей­ских ки­но­фе­с­ти­ва­лях уви­деть прак­ти­че­с­ки не­воз­мож­но: Ки­тай, Япо­ния, Ин­дия, – но му­суль­ман­ский мир до­ста­точ­но за­крыт. Их филь­мы до нас не до­хо­дят, в Ин­тер­не­те их нет. По­это­му я про­сил про­грамм­но­го ди­рек­то­ра Ка­зан­ско­го МКФ до­быть мне дис­ки с филь­ма­ми, что­бы хоть сту­ден­там по­ка­зы­вать. В Моск­ве, в мно­го­на­ци­о­наль­ном ме­га­по­ли­се, в дан­ный мо­мент нет ни­ка­ко­го про­ка­та вос­точ­ных филь­мов, нет спе­ци­аль­ных ки­но­клу­бов, и по­это­му я пред­ло­жил хо­тя бы в Моск­ве сде­лать пред­ста­ви­тель­ст­во Ка­зан­ско­го ки­но­фе­с­ти­ва­ля. По­то­му что здесь есть не­ве­ро­ят­ное ко­ли­че­ст­во лю­дей, ко­то­рые ин­те­ре­су­ют­ся вос­точ­ной куль­ту­рой. Но это всё упи­ра­ет­ся опять в день­ги: они там с тру­дом со­би­ра­ют день­ги на этот фе­с­ти­валь, там для них это по­ка не­сбы­точ­ные меч­ты! Ки­но­сту­дия «Та­тар­фильм» прак­ти­че­с­ки не су­ще­ст­ву­ет. На мос­ков­ском фе­с­ти­ва­ле «Арт­ки­но» в этом го­ду бы­ла все­го од­на ко­рот­ко­ме­т­раж­ка из Ка­за­ни – из се­ми­сот пред­став­лен­ных ра­бот!!! – и она да­же, к со­жа­ле­нию, не по­па­ла в кон­курс. При том что у них там есть фа­куль­тет те­ле­ви­де­ния, в КГУ­Ке, и на нём учит­ся це­лых 100 че­ло­век. Я об­щал­ся с эти­ми сту­ден­та­ми: свет­лые ли­ца! Но ку­да рас­тво­ря­ют­ся эти ка­д­ры, со­вер­шен­но не­по­нят­но!

– Вы пред­по­чи­та­е­те по­сто­ян­ный со­став съё­моч­ной груп­пы или сме­ло экс­пе­ри­мен­ти­ру­е­те? Ри­ск­нё­те рас­ска­зать о пла­нах на сле­ду­ю­щий год?

– Кон­крет­но – луч­ше не бу­дем. В ка­че­ст­ве ус­т­рем­ле­ний, с Же­ней До­б­ро­воль­ской хо­чу ещё филь­мы снять: не­ве­ро­ят­но оба­я­тель­ная и та­лант­ли­вая ак­т­ри­са, про­фес­си­о­нал, с ко­то­рым ра­бо­тать при­ят­но. При том, что она На­род­ная ар­ти­ст­ка (ак­т­ри­се та­ко­го уров­ня мно­го че­го по­ла­га­ет­ся, на­при­мер, от­дель­ный «грим­ва­ген» на съё­моч­ной пло­щад­ке), а она вме­с­те с на­ми тер­пе­ла жут­кие ус­ло­вия, гри­ми­ро­ва­лась на тро­ту­а­ре, на стуль­чи­ке, при этом её все бе­зум­но лю­би­ли, по­то­му что она все­гда бы­ла со все­ми, и весь кош­мар этот съё­моч­ный она пе­ре­жи­ва­ла со все­ми на рав­ных. Она так по­мо­га­ла сво­и­ми на­ход­ка­ми, са­ма иде­аль­но ак­тёр­ски вы­ст­ра­и­вая роль. Она луч­шая в сво­ём ак­тёр­ском по­ко­ле­нии.

– Вас не сму­ти­ла ис­те­рич­но-аг­рес­сив­ная ре­ак­ция не­ко­то­рых зри­те­лей во вре­мя кон­курс­но­го по­ка­за филь­ма на фе­с­ти­ва­ле «Лу­че­зар­ный ан­гел»…

– Ме­ня там про­сто не бы­ло! На по­ка­зе бы­ла Же­ня До­б­ро­воль­ская и ди­рек­тор филь­ма Ана­с­та­сия Не­ча­е­ва – им всё и при­шлось… Фильм не­од­но­знач­ный. Но ни в Вы­бор­ге (XIX Фе­с­ти­валь рос­сий­ско­го ки­но «Ок­но в Ев­ро­пу»), ни в Ка­за­ни (VII Ка­зан­ский Меж­ду­на­род­ный фе­с­ти­валь му­суль­ман­ско­го ки­но, 2011 г.)… Мы его по­ка­за­ли на фе­с­ти­ва­ле «Мос­ков­ская пре­мье­ра». Там из за­ла не вы­шел ни один че­ло­век. Эмо­ци­о­наль­но фильм очень тя­жёл. Тут мо­гут быть за­де­ты иде­о­ло­ги­че­с­кие по­зи­ции. В му­суль­ман­ском ми­ре не­сколь­ко иное, не­же­ли в хри­с­ти­ан­ском, пред­став­ле­ние о за­гроб­ном рае. Там впол­не ося­за­е­мо обе­ща­ют­ся оп­ре­де­лён­ные бла­га в раю: ес­ли ты жерт­ву­ешь жиз­нью во имя ис­ла­ма, то в раю ты по­лу­ча­ешь ду­хов­ное на­слаж­де­ние в кру­гу сво­их близ­ких лю­дей.

– И жен­щи­ны по­сле смер­ти му­жа до­б­ро­воль­но ухо­дят в иной мир, что­бы там встре­тить­ся с лю­би­мы­ми? То есть имен­но та­ко­ва цель са­мо­унич­то­же­ния?

– Да.

– А не­кие лю­ди пред­ла­га­ют им взрыв­чат­ку, что­бы – с на­и­боль­ши­ми по­след­ст­ви­я­ми для ок­ру­жа­ю­ще­го ме­га­по­ли­са? (Вот ес­ли б рус­ские жен­щи­ны де­ла­ли то же са­мое от не­раз­де­лён­ной люб­ви!)

– По­ни­ма­е­те, вос­точ­ные жен­щи­ны – за ре­аль­ны­ми муж­чи­на­ми ухо­дят, а не за фан­та­зи­я­ми. А джи­хад они объ­яв­ля­ют каж­дая вну­т­ри се­бя, каж­дый му­суль­ма­нин объ­яв­ля­ет это лич­но и на­прав­лен­но. В дан­ном слу­чае эти жен­щи­ны в на­шем филь­ме те­ря­ли му­жей при за­га­доч­ных, не­объ­яс­ни­мых об­сто­я­тель­ст­вах в ме­га­по­ли­се, в ог­ром­ном ме­га­по­ли­се «Моск­ва», и их месть на­прав­ле­на не про­тив кон­крет­ных лю­дей, а про­тив ду­ха это­го ме­га­по­ли­са. Я по­ни­маю, что это слож­но и тя­же­ло при­нять, жи­вя в этом ме­га­по­ли­се…

На­шей за­да­чей не бы­ло ска­зать, что все му­суль­ма­не – тер­ро­ри­с­ты. В на­шем филь­ме «ре­аль­ная му­суль­ман­ка» – это Же­ня До­б­ро­воль­ская, её Ма­ли­ка. Она мо­лит­ся, все пра­ви­ла со­блю­да­ет, без плат­ка не мо­жет хо­дить, она един­ст­вен­ная, кто вы­пол­ня­ет все му­суль­ман­ские пред­пи­са­ния. В от­ли­чие от всех ос­таль­ных ге­ро­ев! Ма­ли­ка, бу­ду­чи по кро­ви рус­ской, с дет­ст­ва вы­рос­ла в му­суль­ман­ской ве­ре и не отож­де­ств­ля­ет се­бя с ны­неш­ни­ми рус­ски­ми: в её дет­ст­ве стра­на бы­ла дру­гая, от­но­ше­ния лю­дей бы­ли дру­гие, бо­лее че­ло­веч­ные. А у её до­че­ри эта стра­на от­ня­ла лю­би­мо­го му­жа, по­это­му объ­ек­том ме­с­ти ста­но­вит­ся… стра­на. Это сле­пая месть. А для На­и­ли, ко­то­рую иг­ра­ет Ле­на Сер­дю­ко­ва, ко­то­рая в кон­це на­де­ва­ет по­яс ша­хи­да, это со­вер­шен­но осо­знан­ная месть – за уби­то­го Ти­му­ра. Это фильм о тра­ге­дии му­суль­ман­ско­го кру­га, ко­то­рый не­воз­мож­но ра­зо­рвать: од­на бе­да и ви­на при­во­дит к ме­с­ти – и к дру­гой ви­не… А ви­на рож­да­ет страх. И что та­кое тер­ро­ризм? Это не та вой­на, ко­то­рая раз­де­ля­ет всех на два фрон­та. (Ког­да про­изо­ш­ли пер­вые те­рак­ты в ме­т­ро, вы по­мни­те, как все ста­ли бо­ять­ся чёр­ных су­мок!? Тер­ро­ризм – это, соб­ст­вен­но, на­гне­та­ние стра­ха. На­чи­на­ет­ся ис­те­рия, рам­ки, ме­тал­ло­ис­ка­те­ли, ми­ли­ци­о­не­ры с со­ба­ка­ми! По­том, как всё ус­по­ка­и­ва­ет­ся, – сле­ду­ю­щие те­рак­ты!) Я знаю, жизнь этой кар­ти­ны не бу­дет лёг­кой. Ког­да мы оз­ву­чи­ва­ли её, про­изо­ш­ли те­рак­ты в До­мо­де­до­во. Хо­тя бы­ли и ми­ли­ци­о­не­ры, и рам­ки, ока­за­лось, что ко­рень про­бле­мы во­все не в этом, а в том, что нуж­но на­ци­о­наль­ную по­ли­ти­ку вы­ст­ра­и­вать пра­виль­но: на­до по­мнить, что мы жи­вём в об­ще­ст­ве, где с на­ми по­сто­ян­но ря­дом че­ло­век дру­гой куль­ту­ры, у ко­то­ро­го есть свои «бо­ле­вые точ­ки». Мне ка­жет­ся, что в на­шей стра­не эта по­ли­ти­ка вы­ст­ро­е­на не на­и­луч­шим об­ра­зом и по­ка не при­но­сит хо­ро­ших пло­дов, к со­жа­ле­нию…

Это на­ша, рус­ская, про­бле­ма. В Ка­зань при­ез­жа­ешь – та­тар­ский го­род – там же со­вер­шен­но спо­кой­но вы­хо­дишь на ули­цу и не чув­ст­ву­ешь се­бя чу­жим. То же са­мое в Ира­не, а там куль­ту­ра го­раз­до древ­нее (и, на­вер­но, му­д­рее) на­шей, там рус­ских ви­дят край­не ред­ко, очень до­б­ро­же­ла­тель­но на­ст­ро­е­ны – я это чув­ст­во­вал по ка­че­ст­ву во­про­сов, ко­то­рые они мне за­да­ва­ли. Но там, как в лю­бом об­ще­ст­ве, нуж­но со­блю­дать оп­ре­де­лён­ные эти­че­с­кие нор­мы: на­при­мер, в день па­мя­ти Про­ро­ка со­вер­шен­но не­при­лич­но на­деть крас­ную ру­баш­ку. Не­до­пу­с­ти­мо по­жи­мать ру­ку жен­щи­не в об­ще­ст­вен­ном ме­с­те.

В ка­кой-ни­будь мо­но­на­ци­о­наль­ной стра­не лю­дям про­ще по­нять друг дру­га. Но Рос­сия – тра­ги­че­с­ки мно­го­на­ци­о­наль­ное го­су­дар­ст­во, в её цен­т­ре все от­но­ше­ния обо­ст­ря­ют­ся до пре­де­ла – но это всё ре­зуль­та­ты пе­ре­ко­шен­ной на­ци­о­наль­ной по­ли­ти­ки: кто-то в этом го­ро­де хо­чет чув­ст­во­вать се­бя хо­зя­и­ном, по­это­му при по­мо­щи стра­ха ко­му-то да­ют по­нять, что он «чу­жой». Че­ло­век вну­т­рен­не чу­до­вищ­но ус­тал от стра­ха, от по­сто­ян­ной борь­бы за вы­жи­ва­ние, в ка­кой-то мо­мент на­сту­па­ет рав­но­ду­шие, и вот этот мо­мент рав­но­ду­шия – он са­мый опас­ный: си­лы зла мо­гут взять над че­ло­ве­ком верх и на­пра­вить его ку­да им угод­но...


Записала Марина КОПЫЛОВА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования