Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №31-32. 03.08.2012

ЮРОДИВАЯ ЛИБО БЛАЖЕННАЯ?

Еле­на Крю­ко­ва. Юро­ди­вая. – М.: Экс­мо, 2011. 384 с.

 

Но­вый ро­ман пи­са­тель­ни­цы Еле­ны Крю­ко­вой, ав­то­ра ро­ма­на «Се­ра­фим», – сно­ва о слу­жи­те­лях Гос­по­ду. «Юро­ди­вая» – за­ко­но­мер­ное про­дол­же­ние гло­баль­ной те­мы, ко­то­рую не рас­крыть в од­ном ху­до­же­ст­вен­ном про­из­ве­де­нии. Ро­ман «Юро­ди­вая», пре­ду­преж­да­ет из­да­тель­ская ан­но­та­ция, – это ис­то­рия Ксе­нии Пе­тер­бург­ской – «как ле­ген­дар­ная пес­ня, по­ло­жен­ная на но­вый, со­вре­мен­ный мо­тив». По­это­му ре­цен­зент не­воль­но ищет в тек­с­те ро­ма­на па­рал­ле­ли с жи­ти­ем бла­жен­ной Ксе­нии Пе­тер­бург­ской. Хо­тя эти ана­ло­гии не­од­но­знач­ны, да на­вер­ное, от­ча­с­ти и ко­щун­ст­вен­ны, с точ­ки зре­ния пра­во­слав­ной церк­ви. Но под­счи­ты­вать на­ру­ше­ния ка­но­нов ве­ры – не ком­пе­тен­ция ми­ря­ни­на. Де­ло кри­ти­ка – часть ху­до­же­ст­вен­ная, цель­ность ли­те­ра­тур­ная. По­это­му от­ме­чу лишь, что кра­си­вое пре­да­ние о про­слав­ле­нии бла­жен­ной Ксе­нии Пе­тер­бург­ской и впо­ло­ви­ну не так фан­та­с­тич­но, как по­ве­ст­во­ва­ние Еле­ны Крю­ко­вой о тёз­ке свя­той. Пе­ре­кли­ка­ют­ся лишь «опор­ные» пунк­ты двух би­о­гра­фий: так же, как ис­то­ри­че­с­кое ли­цо Ксе­ния Пе­тер­бург­ская, юро­ди­вая по­те­ря­ла му­жа, умер­ше­го (в ро­ма­не – по­гиб­ше­го) без по­ка­я­ния; так же, как та, она пе­ре­оде­лась в муж­скую одеж­ду по­кой­но­го су­пру­га и на­ча­ла ски­тать­ся по го­ро­ду, жи­вя ни­щен­ст­вом, от­да­вая свою ми­ло­с­ты­ню тем, ко­го счи­та­ла до­стой­ны­ми её, и про­по­ве­дуя (в осо­бен­но­с­ти – де­тям) о Бо­ге; так же от­ка­за­лась от обо­га­ще­ния, ото всех «прак­ти­че­с­ких» по­мыс­лов; так же, как бла­жен­ная Ксе­ния, ге­ро­и­ня про­зре­ла бу­ду­щее и пред­ска­зы­ва­ла важ­ные со­бы­тия.

Еле­на Крю­ко­ва не ста­вит се­бе це­лью пи­сать про­сто и яс­но. Воз­мож­но, в этом пи­са­тель­ском хо­де тот же глу­бо­кий ми­с­ти­че­с­кий смысл, что в ту­ман­ном для боль­шин­ст­ва цер­ков­но­сла­вян­ском язы­ке пра­во­слав­но­го бо­го­слу­же­ния. Ку­да как не­про­ста и сти­ли­с­ти­ка, и сю­жет­ная вязь ро­ма­на «Юро­ди­вая»: «И мы по­ш­ли. По­ш­ли-по­еха­ли. И всё по­ш­ло-по­еха­ло во­круг нас. Мы до­би­ра­лись по воз­ду­ху и по­су­ху до буй­но по­ме­шан­но­го гра­да. Он был по­хож на Ар­ма­гед­дон. Да­же по­ст­раш­нее. Я жму­ри­лась, ког­да не­о­ны и кар­ми­ны рек­лам би­ли в ли­цо, про­жи­га­ли ве­ки и щё­ки». Но по­сколь­ку в цен­т­ре по­ве­ст­во­ва­ния судь­ба жен­щи­ны, про­сла­вив­шей­ся сво­им бе­зу­ми­ем, та­кое фан­та­с­ма­го­ри­че­с­кое из­ло­же­ние вы­гля­дит оп­рав­дан­ным. А са­ма ис­то­рия тем бо­лее ка­жет­ся фан­та­с­тич­ной, что по­дви­ги юрод­ст­ва нын­че не в мо­де – и да­же не­мно­гие мо­гут их се­бе пред­ста­вить.

Ро­ман Еле­ны Крю­ко­вой «Юро­ди­вая» мог бы быть очень ак­ту­а­лен: и как про­све­ти­тель­ский «мес­сидж» о свя­щен­ном юрод­ст­ве, и как ду­хов­ный урок ре­аль­но­го во­пло­ще­ния воз­вы­шен­ной Люб­ви к лю­дям и к Гос­по­ду: «Он вы­та­щил из па­ла­чь­ей сум­ки ин­ст­ру­мент. За­ко­вы­лял к кре­с­там. Крях­тя и жа­лу­ясь, взби­рал­ся по ле­ст­ни­цам. От­ди­рал гвоз­ди. Вы­ди­рал их из де­ре­ва. От­бра­сы­вал прочь. Лю­ди кри­ча­ли. Ос­во­бож­дён­ные от гвоз­дей, па­да­ли с кре­с­тов на кам­ни. Жи­лы их бы­ли пе­ре­би­ты. Они не мог­ли ид­ти. Они полз­ли. Они це­ло­ва­ли кам­ни око­ло мо­их ног. При­жи­ма­лись ок­ро­вав­лен­ны­ми ли­ца­ми к мо­им щи­ко­лот­кам и го­ле­ням. Ути­ра­ли се­бе слё­зы по­ла­ми мо­ей меш­ко­ви­ны. Я раз­де­ва­ла их. Рва­ла на ку­с­ки их одеж­ду. Пе­ре­вя­зы­ва­ла им ру­ки и но­ги их же одеж­да­ми, и они бла­го­дар­но сме­я­лись сквозь ры­да­ния и сно­ва це­ло­ва­ли мне ру­ки, и я от­дёр­ги­ва­ла ру­ки свои, и гла­ди­ла их по го­ло­вам, и шеп­та­ла сло­ва уте­ше­ния. Да, пре­ступ­ни­ки, да, раз­бой­ни­ки, вот и при­шёл ваш час. Вы про­шли че­рез смерть и не умер­ли. Вы по­вто­ри­ли путь кро­ви. Вы вы­тер­ли с лиц сво­их кровь пу­ти. Путь до­лог. Те­перь вы зна­е­те ис­ти­ну. И я люб­лю вас. И вы, про­шу вас, лю­би­те ме­ня». Од­на­ко этот урок на­столь­ко «от­кро­ве­нен», что мо­жет и от­пуг­нуть не­ис­ку­шён­но­го… Текст кни­ги бук­валь­но экс­та­ти­чен. Ме­с­та­ми ста­но­вит­ся страш­но уже за ав­то­ра: слиш­ком уж глу­бо­ко за­гля­ну­ла Еле­на Крю­ко­ва в пси­хо­ло­гию бла­жен­ной, слиш­ком убе­ди­тель­но пе­ре­да­ла её бес­связ­ную вос­тор­жен­ную речь. На­де­юсь, что для пи­са­тель­ни­цы Крю­ко­вой язык ре­ли­ги­оз­но­го экс­та­за – ху­до­же­ст­вен­ный при­ём, не до­хо­дя­щий до при­не­се­ния се­бя в жерт­ву.

Од­на­ко «над­рыв­ность» по­ве­ст­во­ва­ния, ко­то­рое по боль­шей ча­с­ти ве­дёт­ся от ли­ца «юро­ди­вой» Ксе­нии, ли­ша­ет ро­ман еди­ной ло­ги­че­с­кой ли­нии. В фан­та­с­ти­че­с­ком про­ст­ран­ст­ве «Юро­ди­вой» мож­но уга­дать опи­са­ния ли­нии фрон­та на Кав­ка­зе, греш­но­го го­ро­да Ар­ма­гед­до­на (ка­кой-то из зем­ных сто­лиц), Геф­си­ман­ско­го са­да и Эде­ма, са­да рай­ско­го – и да­же за­бро­шен­но­го ко­с­мо­дро­ма, где Ксе­ния сно­ва столк­нёт­ся со сво­им от­цом (Ца­рём-Вол­ком, пер­со­на­жем то ли хри­с­ти­ан­ским, то ли язы­че­с­ким). В са­мом кон­це ро­ма­на Царь-Волк в зве­ри­ном об­ли­чье при­дёт пла­кать о смер­ти до­че­ри – а её са­му пре­да­дут ог­нен­но­му по­гре­бе­нию, и над ог­нен­ной сти­хи­рой бу­дет иг­рать на сво­ей ар­фе веч­но юный, веч­но жи­вой, хо­тя дав­но уже мёрт­вый царь Да­вид (он же – сын бла­жен­ной Ксе­нии). И си­не­гла­зая де­воч­ка в ру­би­ще, точ­но ре­ин­кар­на­ция Ксе­нии, явит­ся не­ве­до­мо от­ку­да – слу­шать му­зы­ку, уз­реть во пра­хе би­рю­зо­вый на­тель­ный крест, вру­чить этот крест юно­му ца­рю… В этой сце­не хри­с­ти­ан­ское и язы­че­с­кое пе­ре­ме­ша­но гу­с­то – не раз­де­лить. Как, впро­чем, и во всех гла­вах ро­ма­на. Ус­той­чи­вым, ес­ли не на­вяз­чи­вым, ста­но­вит­ся (как и в «Се­ра­фи­ме») мо­тив плот­ской люб­ви Ксе­нии и муж­чин, тя­ну­щих­ся к ней как к жен­щи­не, по­том от­кры­ва­ю­щих в сво­ей тя­ге иные, ме­та­фи­зи­че­с­кие сто­ро­ны. Все эти уди­ви­тель­ные от­кры­тия име­ют зна­че­ние не толь­ко ос­мыс­ле­ния ре­ли­гии. Они на­гру­жа­ют и ли­те­ра­тур­ную со­став­ля­ю­щую ро­ма­на внеш­не не­со­че­та­е­мы­ми ве­ща­ми. И да­же ху­до­же­ст­вен­ная цель­ность об­ра­за юро­ди­вой Ксе­нии ме­с­та­ми про­па­да­ет. Нет ощу­ще­ния, что юро­ди­вая по­сто­ян­но со­вер­ша­ет обе­щан­ный по­двиг Люб­ви. Ско­рее она по­сто­ян­но пре­бы­ва­ет в «по­мра­че­нии», в по­ис­ке ис­ти­ны и оп­рав­да­ния сво­им му­кам. Но на ка­кую же ис­ти­ну она «от­кры­ва­ет гла­за» тем, кто её ок­ру­жа­ет, ес­ли са­ма в смя­те­нии? Ве­до­ма ли ей ис­ти­на? С ис­ти­ной ли­бо с ис­ку­сом и ис­пы­та­ни­я­ми яв­ля­ют­ся к Ксе­нии ми­фо­ло­ги­че­с­кие ли­бо биб­лей­ские пер­со­на­жи? Их яв­ле­ния ча­ще все­го для неё пла­чев­но за­кан­чи­ва­ют­ся, са­мое мяг­кое – она по­сто­ян­но «на­ка­зы­ва­ет­ся» кош­мар­ны­ми сно­ви­де­ни­я­ми… Ины­ми сло­ва­ми, чи­та­те­лю, ожи­да­ю­ще­му от этой кни­ги, быть мо­жет, про­свет­ле­ния, ка­жут са­мые не­при­гляд­ные сто­ро­ны до­б­ро­воль­но­го юрод­ст­ва. Но вся­кое ли юрод­ст­во ве­дёт к бла­жен­ст­ву? Су­дя по юдо­ли ге­ро­и­ни Еле­ны Крю­ко­вой, вряд ли… Но это то­же – лишь до­мы­сел. Во­прос, не име­ю­щий от­ве­та, на мой взгляд. Во­об­ще, в «Юро­ди­вой» очень мно­го во­про­сов без от­ве­тов. И это, при­знать­ся, за­став­ля­ет за­ду­мать­ся: так бы­ло за­ду­ма­но Еле­ной Крю­ко­вой, пи­са­тель­ни­цей не­за­уряд­ной и та­лант­ли­вой? Или ви­ной то­му «не­под­го­тов­лен­ность» чи­та­те­ля? 


Елена САФРОНОВА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования