Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №33-34. 10.08.2012

ЛОСЕВ, КУБЛАНОВСКИЙ, БРОДСКИЙ

После смерти Бродского и Лосева место первого русского поэта занял Кублановский.

Но поэзия сегодня никому не интересна, так что об этом знают единицы. Фактом общественного сознания статус Юрия Кублановского не стал – как не стали сведения о том, кто является чемпионом России по сборке кубика Рубика или кто у нас лучший специалист в макраме. Есть узкая тусовка «посвящённых», внутри которой могут пылать яростные споры и ниспровергать и презирать того же Кублановского, но в целом поэзия давно утратила свой сакральный статус. Всеобщая грамотность её уби­ла.

 

Юрий КУБЛАНОВСКИЙ
Юрий КУБЛАНОВСКИЙ

По­след­ние пуб­ли­ка­ции Юрия Куб­ла­нов­ско­го в «Но­вом ми­ре» – сти­хов и про­зы («Ноль де­вять» № 2–3 за 2012 и «По­зд­ние стан­сы» № 5) – лю­бо­пыт­ны в том чис­ле тем, что вы­зы­ва­ют ве­ли­кие те­ни ушед­ших пред­ше­ст­вен­ни­ков. Чи­тая, ви­дишь пе­ре­клич­ку по­этов – тут от­зы­ва­ет­ся Брод­ский, а там слы­шит­ся Ло­сев. От­но­ше­ния меж­ду ни­ми при жиз­ни бы­ли слож­ны­ми, но мы, поль­зу­ясь пре­иму­ще­ст­вом млад­ших со­вре­мен­ни­ков, мо­жем це­нить их за луч­шее, сти­рая слу­чай­ные чер­ты по за­ве­ту Бло­ка.

По­ко­лен­че­с­кий во­прос – де­ло важ­ное. Как пи­сал тот же Лев Ло­сев, ана­ли­зи­руя ста­тью Со­лже­ни­цы­на о Брод­ском, при­над­ле­жа к стар­ше­му по­ко­ле­нию, вер­монт­ский клас­сик объ­ек­тив­но не мог оце­нить по до­сто­ин­ст­ву по­эзию млад­ше­го нью-йорк­ско­го кол­ле­ги-но­бе­ли­а­та. Но, да­же бу­ду­чи в од­ной ге­не­ра­ции (1937–1947), эти трое с тру­дом вос­при­ни­ма­ли боль­шое вбли­зи – в ли­це друг дру­га. Днев­ни­ко­вые за­пи­си «Ноль де­вять» как бы до­пол­ня­ют ло­сев­ский «Ме­андр», да­вая нам воз­мож­ность уз­нать мне­ние дру­гой сто­ро­ны. На­пом­ним, что в сво­их «как бы» ме­му­а­рах о Брод­ском Ло­сев по­свя­ща­ет Куб­ла­нов­ско­му це­лую гла­ву. Это – знак при­зна­ния, ес­ли хо­ти­те – на­мёк на пе­ре­да­чу эс­та­фе­ты. Но од­но­вре­мен­но в гла­ве о Куб­ла­нов­ском вы­ска­зы­ва­ет­ся не­ма­ло не сов­сем при­ят­но­го, пусть до­б­ро­же­ла­тель­но, но со сни­с­хо­ди­тель­ной ин­то­на­ци­ей. Для Ло­се­ва «Юра» – ми­лый при­ят­ный рус­ский па­рень со все­ми свой­ст­вен­ны­ми это­му ти­пу до­сто­ин­ст­ва­ми и не­до­стат­ка­ми. Он пи­шет хо­ро­шие сти­хи, да­же очень хо­ро­шие, но, ко­неч­но, про­сто­ват и на­и­вен. Его ис­крен­няя пра­во­слав­ная ве­ра, его гром­ко дек­ла­ри­ру­е­мый па­т­ри­о­тизм яв­но ар­ха­ич­ны и толь­ко идут во вред сти­хам. Брод­ский, по­на­ча­лу вос­тор­жен­но встре­тив­ший Куб­ла­нов­ско­го, впос­лед­ст­вии от не­го от­вер­нул­ся имен­но по­это­му.

Те­перь же на­сту­пил че­рёд вы­ска­зы­вать­ся Куб­ла­нов­ско­му. «Лё­ша» – «гу­ма­нист-аг­но­с­тик с силь­ным, как у мно­гих, ев­рей­ским пунк­ти­ком». По ка­кой-то не­объ­яс­ни­мой при­чу­де по­сле смер­ти его на­зва­ли «ге­ни­аль­ным по­этом»?! Брод­ский же «по­эзию Ло­се­ва не лю­бил». Сам Куб­ла­нов­ский – то­же («Мне не хва­та­ет в них (сти­хах) «Пра­во­сла­вия, Са­мо­дер­жа­вия и На­род­но­с­ти» – то есть то­го, за на­ли­чие че­го в его сти­хах кри­ти­ко­вал Ло­сев).

Ду­ма­ет­ся, выс­ший суд, за­слу­шав обе сто­ро­ны, вы­не­сет свой вер­дикт, и оба бу­дут оп­рав­да­ны, по­то­му что хо­ро­шо пи­са­ли, как лю­бил по­вто­рять Брод­ский. Я лич­но по­ни­маю и при­ни­маю по­зи­цию и од­но­го и дру­го­го, оба пра­вы по-сво­е­му, у каж­до­го вер­ное суж­де­ние со­сед­ст­ву­ет с при­ст­ра­ст­но­с­тью.

Ес­ли по­пы­тать­ся оха­рак­те­ри­зо­вать трёх на­ших по­этов в их вза­и­мо­свя­зи, то они удач­но до­пол­ня­ют друг дру­га. Брод­ский – сти­хий­ный ге­ний, им­мо­ра­лист, сам се­бе ве­ро­учи­тель и про­рок. Куб­ла­нов­ский – тра­ди­ци­о­на­лист, ис­тин­но ве­ру­ю­щий. Ло­сев – аг­но­с­тик, чуж­дый ме­та­фи­зи­ке, стро­гий мо­ра­лист на ос­но­ве по­ст­ре­ли­ги­оз­ной эти­ки. Для пер­вых двух «Лё­ша Ло­сев» – че­ло­век сво­е­го кру­га, не аван­гар­дист, не по­эт, от­кры­ва­ю­щий но­вые пу­ти, и по­то­му по оп­ре­де­ле­нию не ве­лик. Его не­до­оцен­ка – это не­до­оцен­ка сво­е­го со­се­да, ко­то­рый ми­лый и при­ят­ный, но от ко­то­ро­го ни­кто не ждёт боль­ших свер­ше­ний, – не­что вро­де «ма­лы­ша Пру­с­та» для его зна­ко­мых, ко­то­рые и дол­го по­сле его смер­ти не мог­ли по­нять, че­го это так с ним но­сят­ся? Для Куб­ла­нов­ско­го ка­жет­ся ди­кой мысль о том, что Ло­сев – ге­ний. И он не без не­до­уме­ния пи­шет про «ар­хив­ных юно­шей», по­ла­га­ю­щих имен­но так. Брод­ский то­же мно­гое про­гля­дел в сво­ём дру­ге-би­о­гра­фе, не при­зна­вая в нём по­эта.

Здесь надо признать, что Ио­сиф Брод­ский ис­то­рию Рос­сии знал сла­бо – боль­ше из-за про­те­с­та про­тив офи­ци­о­за в шко­ле, и все эти Пол­тав­ские и Бо­ро­дин­ские бит­вы вку­пе с Ку­ли­ков­ской бы­ли для не­го пу­с­той звук. Кста­ти, по той же нон­кон­фор­мист­ской при­чи­не он не лю­бил и Тют­че­ва с Не­кра­со­вым. Брод­ский, в от­ли­чие от Ло­се­ва и Куб­ла­нов­ско­го, ни­ког­да не пи­сал сти­хов по рус­ской ис­то­рии. А у по­след­них дан­ный жанр – один из ве­ду­щих. Ло­сев с Брод­ским, в свою оче­редь, ока­за­лись не­спо­соб­ны­ми вос­при­нять кор­не­вую ос­но­ву Куб­ла­нов­ско­го. Его не­мно­го на­ив­ные вос­кли­ца­ния – «Эх, Лёш­ка, кре­с­тил­ся бы!», об­ра­ще­ние к дру­гу-по­эту «брат» не­ма­ло их за­ба­ви­ли и ра­зо­ча­ро­вы­ва­ли; при­нять по­эта во всей це­ло­ст­но­с­ти они не су­ме­ли. Они не по­ня­ли, что без вну­т­рен­не­го стерж­ня он бы не стал тем, кто он есть. На­вер­ное, их по­кро­ви­тель­ст­вен­но-по­уча­ю­щие ин­то­на­ции Куб­ла­нов­ско­го раз­дра­жа­ли, что чув­ст­ву­ет­ся в его днев­ни­ках.

Чи­тая по по­ряд­ку днев­ни­ко­вые за­пи­си и сти­хи Куб­ла­нов­ско­го, мы ви­дим, как про­за пе­ре­те­ка­ет в по­эзию. 15 ок­тя­б­ря он за­пи­сы­ва­ет: «Ка­жет­ся, что Шел­ли мог бы уто­нуть не под Ли­вор­но, а в Ти­б­ре». А по­том воз­ни­ка­ет и сти­хо­тво­ре­ние – «…мнит­ся, не под Ли­вор­но, но здесь Шел­ли, блу­зы не сняв, по­гиб…», ко­то­рое за­кан­чи­ва­ет­ся в ло­сев­ском сти­ле – «Он ду­мал фор­си­ро­вать брас­сом Тибр, и Тибр не пу­с­тил плов­ца».

В «Ноль де­вять» – мно­же­ст­во ин­те­рес­ных рас­суж­де­ний и на­блю­де­ний, ко­то­рые как гло­ток чи­с­той во­ды на фо­не фейс­буч­но­го и же­жеш­но­го чти­ва, ко­то­рое при­хо­дит­ся по­треб­лять по не­об­хо­ди­мо­с­ти. Глав­ное у Куб­ла­нов­ско­го – ве­ли­ко­ду­шие. Пе­ре­чи­тав «Пись­ма ди­на­с­тии Минь», он вос­кли­ца­ет – «тор­же­ст­вую, что по­эты та­кое мо­гут». Мне нра­вят­ся та­кие лю­ди; пусть он и вправ­ду в чём-то про­сто­ват и на­и­вен, но у не­го чёт­кое и яс­ное ми­ро­воз­зре­ние, и это поз­во­ля­ет Куб­ла­нов­ско­му су­дить не ме­нее глу­бо­ко, чем хи­т­ро­ум­ным и не­ве­ру­ю­щим. Бо­лее то­го, к та­ко­му че­ло­ве­ку хо­чет­ся при­сло­нить­ся, опе­реть­ся на не­го.


Максим АРТЕМЬЕВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования