Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №38. 21.09.2012

И ТЕРПИМЫ БУДЕТЕ

Уважаемая редакция газеты «Литературная Россия»! Вы знаете, что контакты мои с родиной туманны и мало осязаемы, но боль моя жива, мнения мои связаны с Россией, а вопли толпы (газетной) позывают отругиваться. Если нет возможности опубликовать письмо к Захару Прилепину, то, пожалуйста, переправьте это ему, что мне кажется важным, так как любому человеку над пропастью грозит опасность. В данном случае, личное мнение опасно в быту и в творчестве. Собственно, из-за мнений столько злости и крику. И когда мнение формируется приказом, начинаются убийства.

 

Слу­хи до­нес­ли, что к За­ха­ру При­ле­пи­ну оче­редь ду­э­лян­тов. Пу­с­ти­те ме­ня без оче­ре­ди, я то­же имею шпа­жон­ку, я ста­рый, мо­гу не ус­петь вы­хва­тить ору­жие... А фех­то­вать не бу­ду. Не зло­дей я и не гра­бил ле­сом. Я из ле­су вы­шел, мо­ро­за нет, и за­ня­тия нет, а кру­гом гвалт. Пря­мо из серд­ца Рос­сии раз­но­го­ло­си­ца, че­рес­по­ло­си­ца. То за, то про­тив. Я – меж­ду. За пре­де­ла­ми, ины­ми сло­ва­ми, ни­ко­му и ни­как. Но раз­ве это ме­ня­ет суть слу­чая?! По­это­му, Ев­ге­ний Ни­ко­ла­е­вич, чи­тай­те и тер­пи­те. И тер­пи­мы бу­де­те.

Об­ра­ще­ние к Ста­ли­ну или к ста­ли­низ­му для ме­ня вещь дав­няя, слож­ная, бо­лез­нен­ная, лю­тая и не­об­хо­ди­мая. На­ча­лось это в день смер­ти Ста­ли­на. Моя мать ре­ве­ла бе­лу­гой и при­чи­та­ла: «Как же мы те­перь жить бу­дем?» Ведь мы так вам ве­ри­ли, то­ва­рищ Ста­ли, как, мо­жет быть, не ве­ри­ли се­бе. И пло­хой сын спро­сил: «Что ты ре­вёшь? Те­бе что, зуб вы­рва­ли?» Мать за­шлась на сло­ве стыд, а мне стыд­но не бы­ло. Мой друг, он при­сут­ст­во­вал на пред­став­ле­нии, от­мол­чал­ся, но смо­т­рел на ме­ня ко­со, а че­рез сут­ки, под­пив до нуж­но­го уров­ня, от­пра­вил­ся в Моск­ву хо­ро­нить Ста­ли­на. До по­хо­рон де­ло не до­шло, пья­ную го­пу бес­плат­но вер­ну­ли в Пи­тер из Ка­ли­ни­на. Глеб Гор­бов­ский в сво­их ме­му­а­рах об этом не пи­шет, по­де­лом ему...

Сле­ду­ю­щий этап раз­ду­мий на­крыл ме­ня сти­ха­ми:

 

Ру­ка судь­бы, та­суя кар­ты,

за­ста­ви­ла (лов­лю глуп­цов)

де­тей, са­дя­щих­ся за пар­ты,

не ве­рить со­ве­с­ти от­цов...

 

Бы­ли ещё строч­ки, но я их пе­ре­ду­мы­вал каж­дый раз по-раз­но­му, и до­га­дал­ся, что пи­сать на эту те­му мне ра­но. Ра­но и по­ны­не. Со­весть, к сча­с­тью, ин­ди­ви­ду­аль­на и эс­та­фе­той не пе­ре­да­ёт­ся ни в шко­ле, ни в се­мье, ни на смерт­ном ме­с­те.

А вот в 2000 го­ду вдруг, не на­ме­рен­но, как спро­со­нок, на­пи­са­лось сти­хо­тво­ре­ние, ко­то­рое хра­ню и да­же не­мно­го гор­жусь, что на­пи­сал это и так. Тут в 2012 го­ду вы­яс­ни­лось, что я ёр­ни­чал, что по тем­б­ру по­хож на За­ха­ра При­ле­пи­на, что ци­низм у ме­ня ши­ро­кий и зло­па­мят­ный, а юмор убо­гий, как и по­ло­же­но че­ло­ве­ку без ро­ди­ны.

 

До­ро­гой то­ва­рищ Ста­лин,

раз­ре­ши­те на­вер­стать

то, что рань­ше оп­ро­с­та­ли,

что под бо­ком, что под стать.

Мы от­важ­ны – нас от­ва­дил

от са­мих се­бя Указ,

и пред­ста­ви­ли к на­гра­де

чёр­ст­вый хлеб и кис­лый квас.

 

На по­лях сра­же­ний вы­рос

вкус го­ре­лый и хмель­ной,

мы тор­гу­ем им на вы­нос

сра­зу же за про­ход­ной

 

за­вод­ской и за гра­ни­цей,

крот­ко, как из-под по­лы,

и ми­ше­нью на­ши ли­ца

на дис­тан­ции: – Па­ли!

Трес­нул вы­ст­рел над го­ра­ми

го­ро­дов и де­ре­вень,

до­ро­гой то­ва­рищ Ста­лин,

сколь­ко нам ещё тер­петь?

 

Ука­жи им с то­го све­та

пра­ви­ла на век впе­рёд,

что­бы креп­ла власть Со­ве­тов

или же на­обо­рот,

 

что­бы во­ры и зло­деи

пе­ре­ул­ков и дво­ров

пре­вра­ти­лись в ро­то­зе­ев,

в двор­ни­ков и шо­фе­ров,

 

чтоб де­тей учи­ли в шко­ле

не лю­бить ка­пи­та­лизм,

чтоб те­че­ние по Вол­ге

сно­ва ста­ло свер­ху вниз,

 

что­бы ма­фию Ма­ру­ся

ра­зо­гна­ла по­ме­лом,

что­бы ле­бе­ди и гу­си

в не­бе шли как на­про­лом

 

на бо­ло­та и озё­ра

со­зда­вать для нас кра­су,

ни сты­да чтоб, ни по­зо­ра

не ме­нять на кол­ба­су

 

уце­лев­ше­му от зло­бы

дня и ве­че­ра. Кон­цы

спря­чем в во­ду, а тру­що­бы

пе­ре­де­ла­ем в двор­цы,

 

как бы­ва­ло. Бу­дет Пу­тин

вме­с­то Бе­рии слу­жить

нам ца­рём, и луч­ше бу­дет,

не за­ку­сы­вая, пить...

 

До­ро­гой то­ва­рищ Ста­лин,

при­ка­жи­те. Мы ус­та­ли....

 

Ес­те­ст­вен­но, сти­хи ос­та­лись мол­чать в ру­ко­пи­сях, да и кто бы опуб­ли­ко­вал это де­сять лет на­зад? Ведь же­лу­док бур­лит дол­го пе­ред от­да­чей бо­гатств. И нын­че по­ра зре­ло­с­ти, да и век вы­рос на еди­ни­цу, вдруг и до­пу­с­тят текст ав­то­ра, как от­клик то­му, кто то­же бо­лен оди­на­ко­вой бо­лез­нью – ста­ли­низ­мом. Сам Ио­сиф Вис­са­ри­о­но­вич Ста­лин для ме­ня ува­жа­е­мый и вер­ный вождь: «На­ше де­ло пра­вое. Враг бу­дет раз­бит. По­бе­да бу­дет за на­ми». И его го­лос ни­ко­го не об­ма­нул. Раз­ве я один знаю об этом? От­че­го же столь­ко ки­пе­ния? Хо­чет­ся ду­мать, от за­сто­яв­ше­го­ся ки­пят­ка. Весь гвалт, ко­то­рый на­чал, ка­жет­ся, Юрий Ми­хай­ло­вич По­ля­ков, воз­ник от столк­но­ве­ния двух мне­ний. Так как во­прос ста­ли­низ­ма, бо­лез­нен­ный сам в се­бе, то не­мед­лен­но раз­да­лись по­втор­ные мне­ния, у ко­то­рых толь­ко ру­гач­ки раз­ные. Не му­д­ре­но, что де­ло до­ка­ти­лось до ду­э­лей (ус­лов­но), но мо­жет рас­ка­тить­ся до фи­зи­че­с­ко­го хам­ст­ва, что на Ру­си не но­во. И не при­ве­ди гос­подь ви­деть рус­ский бунт – бес­смыс­лен­ный и бес­по­щад­ный. Про­сти­те мне не­до­б­рый афо­ризм...

Ев­ге­ний Ни­ко­ла­е­вич, то­ва­рищ При­ле­пин, вы уж про­сти­те ста­ри­ку на­стыр­ность, но ва­ша пра­во­та во мне­нии об­ры­ва­ет­ся, ког­да вы поз­во­ля­е­те се­бе го­во­рить от име­ни на­ро­да. Ес­ли по­мни­те, на­род мол­чал. Не вво­дить же язык глу­хо­не­мых в оте­че­с­кие про­сто­ры? Да и что мо­жет ска­зать на­род, ес­ли его мас­са ино­род­на? И по­при­дер­жи­те рус­скость свою, она тя­же­ла и тяж­ка. И рус­ский лес, и рус­ское по­ле, и са­ло рус­ское едят, и «по­этом мо­жешь ты не быть, а граж­да­ни­ном быть обя­зан». Нет, не хо­чу быть рус­ским граж­да­ни­ном. Я че­ло­век без ро­ди­ны. Це­ну на­ци­о­наль­ным ув­ле­че­ни­ям я вы­пла­тил с дет­ст­ва, и пе­ре­пла­чи­вать нет нуж­ды. Ес­ли ро­ди­не нуж­ны граж­да­не, пусть она со­здаст кон­сти­ту­цию, ко­то­рую под­пи­шут две сто­ро­ны о пра­вах и обя­зан­но­с­тях: че­ло­век и го­су­дар­ст­во. Из­ве­ст­но, граж­да­не пла­тят на­ло­ги, во­ю­ют по при­ка­зу, стро­ят го­ро­да или раз­ру­ша­ют. Ре­с­пуб­ли­ка – фор­ма ос­той­чи­вая, ве­до­мая из­древ­ле. Кон­сти­ту­цию ре­с­пуб­ли­ки долж­ны со­здать учё­ные мно­гих стран, а не Соб­чак и не Бу­ха­рин. А ут­верж­дать – пле­бис­цит. Граж­дан­ст­во не долж­но и не мо­жет быть ав­то­ма­ти­че­с­ким, ибо та­кое граж­дан­ст­во – раб­ст­во. Граж­дан­ское со­гла­ше­ние мо­жет быть под­пи­са­но че­ло­ве­ком по­сле 18 лет, ког­да у не­го в го­ло­вуш­ке свои мыс­ли по­явят­ся, спо­соб­ные объ­яс­нить свои чув­ст­ва.


Слава ГОЗИАС,
США




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования