Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №38. 21.09.2012

И РЫБНОГО ДОЖДЯ РЯБОГО…

Толкование одного стихотворения

 

В сво­ём «Жи­вом жур­на­ле» из­ве­ст­ный по­ли­тик и оп­по­зи­ци­о­нер, зна­ме­ни­тый пи­са­тель Эду­ард Ве­ни­а­ми­но­вич Ли­мо­нов опуб­ли­ко­вал но­вые сти­хи.

По­сы­пав­ши­е­ся со всех сто­рон от­кли­ки и ком­мен­та­рии про­из­ве­ли на ме­ня бо­лее чем уд­ру­ча­ю­щее впе­чат­ле­ние. По­на­ча­лу во­гна­ли в сту­пор, за­тем рас­сме­ши­ли и раз­гне­ва­ли, и на­ко­нец... на­ко­нец под­толк­ну­ли к на­пи­са­нию этой ста­тьи, в ко­то­рой, на­де­юсь, мне удаст­ся со­вер­шить по­дроб­ный раз­бор хо­тя бы од­но­го сти­хо­тво­ре­ния Эду­ар­да Ли­мо­но­ва. Де­ло это не­про­стое, и дав­но по­за­бы­тое в ли­те­ра­тур­ной кри­ти­ке, стра­да­ю­щей вя­ло­те­ку­щей фор­мой имидж­мей­кер­ст­ва и бес­смыс­лен­ной и бес­по­щад­ной ко все­му жи­во­му пи­а­ро­фи­ли­ей.

Гру­ст­ное осо­зна­ние то­го, что про­цесс ду­хов­но­го опу­с­то­ше­ния Рос­сии и по­валь­ной чи­та­тель­ской де­гра­да­ции уже идёт пол­ным хо­дом в го­ло­вах са­мых раз­ных со­оте­че­ст­вен­ни­ков на­ших, и сла­бая тле­ю­щая на­деж­да, что он, про­цесс, об­ра­тим, спо­соб­ст­во­ва­ли, а точ­нее за­ста­ви­ли ме­ня при­сту­пить к за­хва­ты­ва­ю­ще­му и лю­бо­пыт­но­му раз­бо­ру тек­с­та.

Итак, дру­зья и не­дру­ги Ли­мо­но­ва, при­сту­пим.

Вот не­боль­шое и по­тря­са­ю­щее по сво­ей вну­т­рен­ней объ­ём­но­с­ти сти­хо­тво­ре­ние о Санкт-Пе­тер­бур­ге. При­во­жу его це­ли­ком:

 

О, Пи­те­ра кло­пов­ник ста­рый,

Фон­тан­ки мо­к­рой хлип­кий чмок,

Вол­ны то вспле­с­ки, то уда­ры,

И Зим­не­го зе­лё­ный бок...

 

И рыб­но­го дож­дя ря­бо­го,

Уда­ры с ве­т­ром по зон­ту,

И тень от шпи­ля зо­ло­то­го,

По Пе­т­ро­пав­лов­ке, в по­ту...

 

В этом ли­ри­че­с­ком вось­ми­сти­шии оче­вид­на силь­ная и ра­зя­щая но­та пе­ре­жи­ва­ний ге­роя, тра­гизм его от­но­ше­ний с лю­би­мым, что со­вер­шен­но оче­вид­но, и пре­дав­шим ожи­да­ния и меч­ты ге­роя, го­ро­дом. Про­из­ве­де­ние на­ме­рен­но фи­зи­о­ло­гич­но. Впе­чат­ле­ние силь­ной го­ло­во­кру­жи­тель­ной ду­хо­ты, ре­аль­ной ду­хо­ты, от ко­то­рой воз­мож­ны при­сту­пы тош­но­ты, об­мо­ро­ки, как симп­то­мы ужа­са от уви­ден­но­го или, точ­нее, пе­ре­жи­ва­е­мо­го впе­чат­ле­ния, и да­же ос­та­нов­ка серд­ца, смерть.

Рис. Aleksandra Slowik
Рис. Aleksandra Slowik

Нрав­ст­вен­ное и фи­зи­че­с­кое со­сто­я­ния сов­па­да­ют, про­ис­хо­дит «нрав­ст­вен­ное обез­во­жи­ва­ние» от бес­си­лия че­ло­ве­ка и по­эта Ли­мо­но­ва что-ли­бо со­вер­шить в за­щи­ту лю­би­мо­го го­ро­да, а ши­ре – в за­щи­ту Оте­че­ст­ва, ко­то­рое в дан­ном тек­с­те пред­ста­ёт в об­ра­зе Пи­те­ра.

В от­ме­ст­ку страш­ным ви­де­ни­ям, об­ра­зам, от­ра­жён­ным в сло­ве, ав­тор клей­мит свои соб­ст­вен­ные чув­ст­ва. Поз­во­лю се­бе на­звать пред­став­лен­ный нам ме­тод как не­ща­дя­щий на­ту­ра­лизм. На­ту­ра­лизм на­сто­я­щих, не­под­дель­ных чувств ли­ри­че­с­ко­го ге­роя, из­ра­нен­но­го уви­ден­ным, пе­ре­жи­ва­ю­ще­го тра­ге­дию при ви­де упад­ка и ги­бе­ли.

«О, Пи­те­ра кло­пов­ник ста­рый» – в пер­вой строч­ке, эпи­че­с­кой и унич­то­жа­ю­щей, про­сто и яс­но от­ра­жён в се­ман­ти­че­с­кой фор­ме ужас от про­изо­шед­ше­го с ве­ли­ким рус­ским го­ро­дом, Се­вер­ной Паль­ми­рой кол­лап­са, ког­да ве­ли­чие Санкт-Пе­тер­бур­га пе­ре­кры­то впе­чат­ле­ни­ем «ста­ро­го кло­пов­ни­ка» Пи­те­ра. Слог же на­ме­рен­но эпи­че­с­кий, воз­вы­шен­ный. Ге­рой раз­дав­лен и уни­жен впе­чат­ле­ни­ем от уви­ден­но­го. Ос­кор­б­лён­ные чув­ст­ва по­рож­да­ют в его ду­ше сонм скорб­ных мыс­лей о судь­бе Оте­че­ст­ва, тра­ги­че­с­кой судь­бе го­ро­да.

Это­го ли он ждал? Это ли не же­с­то­кая кар­ти­на ре­аль­но­го, и ни­ко­го и ни­че­го не ща­дя­ще­го раз­ру­ше­ния ве­ли­кой им­пе­рии? Им­пе­рии, к ко­то­рой ус­т­рем­ле­ны все по­мыс­лы и меч­ты ли­ри­че­с­ко­го ге­роя, по­мыс­лы и меч­ты по­эта и граж­да­ни­на Эду­ар­да Ли­мо­но­ва?

Не­под­дель­ное чув­ст­во на­сто­я­щей люб­ви к Ро­ди­не и жаж­да сча­ст­ли­во­го бу­ду­ще­го для лю­би­мо­го Оте­че­ст­ва, да­ёт по­эту пра­во и си­лы го­во­рить так, дви­жет та­лан­том, ки­с­тью ху­дож­ни­ка. Пи­шет­ся эта стро­ка с уни­чи­жа­ю­щим ре­аль­ность смыс­лом и унич­то­жа­ю­щей и ожив­ля­ю­щей чув­ст­ва си­лой ис­кус­ст­ва, прав­дой от­ра­же­ния ре­аль­но­с­ти в зер­ка­ле об­ра­за, и че­рез уни­чи­же­ние об­ра­за го­ро­да, вы­ра­жа­ю­щей всё ве­ли­чие ожи­да­ний по­эта от Ро­ди­ны, от Оте­че­ст­ва, от Санкт-Пе­тер­бур­га, од­но­го из ве­ли­чай­ших го­ро­дов ми­ра.

Вто­рая стро­ка – «Фон­тан­ки мо­к­рой хлип­кий чмок» – уси­ли­ва­ет мрач­ные ощу­ще­ния ли­ри­че­с­ко­го ге­роя – всё мел­ко и ни­чтож­но, всё хлип­ко, всё раз­дроб­ле­но и обез­ду­хов­ле­но. Здесь и сла­бая, еле уло­ви­мая ус­меш­ка над соб­ст­вен­ны­ми пе­ре­жи­ва­ни­я­ми. И точ­ный зри­тель­ный и му­зы­каль­ный об­раз, зву­ко­ря­дом окон­ча­тель­но раз­би­ва­ю­щий злую ре­аль­ность. Об­раз, бью­щий в яб­лоч­ко, в дан­ном кон­тек­с­те, – в со­зна­ние чи­та­ю­ще­го. В нём от­ра­жа­ет­ся из­мель­ча­ние смыс­ла су­ще­ст­во­ва­ния.

Тре­тья стро­ка «Вол­ны то вспле­с­ки, то уда­ры» пе­ре­да­ёт ди­на­ми­ку дей­ст­вия ре­аль­но­с­ти, зыб­кое со­сто­я­ние, по су­ти то, на чём дер­жит­ся об­раз го­ро­да, на чём дер­жат­ся чув­ст­ва по­эта. В то же вре­мя об­раз дви­же­ния во­ды от­ра­жа­ет со­вер­шен­но яв­ст­вен­но и воз­мож­ность пе­ре­ме­ны в ре­аль­но­с­ти. Она по­движ­на.

Чет­вёр­тая стро­ка – «И Зим­не­го зе­лё­ный бок» под­во­дит итог со­мне­ни­ям ге­роя, ста­вит ре­ши­тель­ную точ­ку: Зим­ний зе­лё­ным креп­ким бо­ком вле­за­ет в сти­хо­тво­ре­ние. Что это зна­чит? А это зна­чит, го­род бу­дет, и Оте­че­ст­во жи­во и вы­сто­ит, и лю­бовь и пе­ре­жи­ва­ния ав­то­ра не на­прас­ны. Зе­лё­ный бок Зим­не­го двор­ца про­ти­во­сто­ит «кло­пи­ной» ре­аль­но­с­ти.

Вто­рое чет­ве­ро­сти­шие…

«И рыб­но­го дож­дя ря­бо­го» – это уже дви­же­ние, бур­ное, аг­рес­сив­ное; это не про­сто дождь – он рыб­ный, ря­бой.

По­че­му рыб­ный? По­че­му ря­бой?

По­то­му что ры­ба, это чу­до, за­ча­тие, за­рож­де­ние но­вой жиз­ни, и спа­се­ние её, и её воз­рож­де­ние. Рож­де­ние идеи. Си­ла и чу­до рож­де­ния мно­же­ст­ва идей и смыс­лов, от ко­то­рых и ря­бит и кру­жит. Здесь дождь зна­чит дви­же­ние, ро­ды, про­буж­де­ние умов, про­буж­де­ние смыс­ла жиз­ни, ко­то­рое бьёт по ре­аль­но­с­ти или – «по зон­ту».

«Уда­ры с ве­т­ром по зон­ту» – рез­ко по зон­ту, зон­ту-об­ра­зу ре­а­лий Пи­те­ра бьёт «ры­ба­ми», иде­я­ми-де­ть­ми, чу­дом. Мыс­лью, ко­то­рая рож­да­ет дви­же­ние, дей­ст­вие…

И фи­наль­ные стро­ки:

 

И тень от шпи­ля зо­ло­то­го,

По Пе­т­ро­пав­лов­ке, в по­ту...

 

Зо­ло­той шпиль, шпиль Пе­т­ро­пав­лов­ской кре­по­с­ти как сим­вол борь­бы и по­бе­ды. Уз­ни­ки кре­по­с­ти сто­я­ли за сво­бо­ду и сла­ву Рос­сий­ской им­пе­рии. Тень от шпи­ля спа­си­тель­на и же­лан­на, как по­бе­да, ко­то­рая до­бы­та в по­ту ге­ро­ем, в тя­жё­лой бит­ве и борь­бе… Ге­рой сти­хо­тво­ре­ния воз­на­г­раж­дён кра­со­той, си­лой и мо­щью…

Эду­ард Ли­мо­нов по­эт, ху­дож­ник со­вер­шен­но сво­е­об­раз­ный. Воз­мож­но, са­мо­му ему смеш­но бы бы­ло объ­яс­нять смыс­лы сво­их но­вых сти­хо­тво­ре­ний. Сти­хи долж­ны раз­га­ды­вать­ся са­мим чи­та­те­лем. Долж­на быть ус­лы­ша­на му­зы­ка по­эзии. Стра­с­ти, люб­ви и меч­ты по­эта.


Елизавета ЕМЕЛЬЯНОВА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования