Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №38. 21.09.2012

БЫЛОЕ ПЕРЕД ГЛАЗАМИ

 16 сентября мы отпраздновали 90-летие человека-легенды советской литературной печати Наума Борисовича Лейкина.

Из своих девяноста тридцать лет он отдал нашей газете «Литературная Россия». Но у него на всю жизнь осталась ещё одна привязанность – театр.

 

Наум ЛЕЙКИН
Наум ЛЕЙКИН

– Те­атр я по­лю­бил ещё со шко­лы, – при­зна­ёт­ся На­ум Бо­ри­со­вич. – Я ведь да­же со­би­рал­ся стать ак­тё­ром. Сра­зу по­сле шко­лы я по­дал до­ку­мен­ты в Щу­кин­ское учи­ли­ще, про­шёл два ра­ун­да, а на тре­ть­ем сре­зал­ся. Зна­ко­мые тог­да по­со­ве­то­ва­ли не от­ча­и­вать­ся и по­про­бо­вать по­сту­пить на за­оч­ное от­де­ле­ние в ГИ­ТИС, в ин­сти­тут те­а­т­раль­но­го ис­кус­ст­ва. Я да­же ус­пел по­лу­чить бу­ма­гу о за­чис­ле­нии, а че­рез не­сколь­ко дней ме­ня при­зва­ли в ар­мию.

– И ку­да вас на­пра­ви­ли?

– На Даль­ний Вос­ток, в Во­ро­ши­лов-Ус­су­рий­ский, в ав­то­мо­биль­ный ба­та­ль­он.

– Ког­да и где вы уз­на­ли о на­ча­ле вой­ны?

– Двад­цать вто­ро­го ию­ня со­рок пер­во­го го­да был вы­ход­ным днём, и ком­бат по­вёз нас ку­пать­ся на реч­ку. Вдруг при­бе­жал по­сыль­ный: всем не­мед­лен­но вер­нуть­ся в ка­зар­му, на­ча­лась вой­на. Ну а по­том ме­ня от­пра­ви­ли в тан­ко­вую шко­лу под Ха­ба­ровск.

Ко­неч­но, я, как и все дру­гие кур­сан­ты, хо­тел по­пасть на фронт. Но по­сле тре­ть­е­го или чет­вёр­то­го ра­пор­та нас вы­звал ко­ман­дир и пре­ду­пре­дил, что, ес­ли мы ещё раз по­да­дим бу­ма­гу, нас по­са­дят на га­упт­вах­ту.

По­сле кур­сов я в ка­че­ст­ве ко­ман­ди­ра взво­да был на­прав­лен на Се­вер­ный Са­ха­лин. Тог­да счи­та­лось, что на Са­ха­ли­не мы име­ли яко­бы толь­ко по­гра­нич­ни­ков. Но это не так. Там дис­ло­ци­ро­вал­ся це­лый ар­мей­ский кор­пус. Все жда­ли, что Япо­ния вот-вот то­же объ­я­вит нам вой­ну. Тем не ме­нее ко­ман­до­ва­ние обя­за­ло и нас, тан­ки­с­тов, но­сить зе­лё­ные фу­раж­ки.

– А где и как для вас за­кон­чи­лась вой­на?

– В сен­тя­б­ре со­рок пя­то­го го­да в Мань­чжу­рии. Я в со­ста­ве 125-й тан­ко­вой бри­га­ды ос­во­бож­дал мно­гие го­ро­да Ки­тая от япон­цев и да­же по­лу­чил пись­мен­ную бла­го­дар­ность от Ста­ли­на. И что бы сей­час ни го­во­ри­ли о Ста­ли­не, я этим ли­с­точ­ком с бла­го­дар­но­с­тью до сих пор очень до­ро­жу.

– Как сло­жи­лась ва­ша судь­ба по­сле вой­ны?

– Я де­мо­би­ли­зо­вал­ся из ар­мии лишь в со­рок ше­с­том го­ду, сра­зу вер­нул­ся в Моск­ву и тут же по­шёл в ГИ­ТИС, где по­ка­зал своё удо­с­то­ве­ре­ние сту­ден­та-за­оч­ни­ка, вы­пи­сан­ное мне ещё в со­ро­ко­вом го­ду. Но это­го удо­с­то­ве­ре­ния ока­за­лось ма­ло. При­шлось ещё предъ­я­вить школь­ный ат­те­с­тат (а я был се­ре­б­ря­ным ме­да­ли­с­том), прой­ти со­бе­се­до­ва­ние и на­пи­сать кон­троль­ную ре­цен­зию. Толь­ко по­сле это­го ме­ня взял к се­бе на курс Гри­го­рий Бо­я­д­жи­ев.

– По Бо­я­д­жи­е­ву, на­сколь­ко я знаю, власть в со­рок де­вя­том го­ду про­шлась бук­валь­но кат­ком. Как это от­ра­зи­лось на ва­шей судь­бе?

– Трав­ля Бо­я­д­жи­е­ва про­ис­хо­ди­ла на мо­их гла­зах. В тот день, ког­да в «Прав­де» по­яви­лась под­лая ста­тья с на­ве­та­ми в его ад­рес, весь наш курс ре­шил, не­смо­т­ря ни что, де­мон­ст­ра­тив­но прий­ти к ма­с­те­ру до­мой. Ко­неч­но, все это за­ме­ти­ли, но на­ка­зы­вать сра­зу весь курс ни­кто не ре­шил­ся. Поз­же я, ког­да стал ра­бо­тать в «Ли­те­ра­тур­ной Рос­сии», при­гла­сил Бо­я­д­жи­е­ва ре­гу­ляр­но пи­сать для га­зе­ты ста­тьи. Но в 1949 го­ду от­сто­ять Бо­я­д­жи­е­ва, к со­жа­ле­нию, не уда­лось. Вме­с­то не­го ру­ко­во­дить на­шим кур­сом стал Бо­ле­слав Рос­тоц­кий, брат из­ве­ст­но­го ки­но­ре­жис­сё­ра. Во­об­ще-то он был тол­ко­вым че­ло­ве­ком, но с пра­виль­ной иде­о­ло­ги­ей. Под его ру­ко­вод­ст­вом я за­щи­тил дип­лом «Ве­ли­кая Оте­че­ст­вен­ная вой­на на сце­не Мос­ков­ско­го ху­до­же­ст­вен­но­го те­а­т­ра».

– По­че­му по­сле ин­сти­ту­та вы не по­ш­ли в те­атр, а за­ня­лись жур­на­ли­с­ти­кой?

– Ме­ня за­ста­ви­ли сде­лать этот вы­бор. Я пла­ни­ро­вал за­ни­мать­ся те­а­т­ром, но вре­мя сра­бо­та­ло про­тив ме­ня. На­пом­ню, я дип­лом об окон­ча­нии ГИ­ТИ­Са по­лу­чил в 1951 го­ду. Это был са­мый раз­гар борь­бы про­тив ко­с­мо­по­ли­тов. И, ес­те­ст­вен­но, ни в один те­атр ме­ня с мо­ей фа­ми­ли­ей брать не за­хо­те­ли. Я смог ус­т­ро­ить­ся лишь в ре­дак­цию га­зе­ты Мос­ков­ско­го ок­ру­га ПВО «Тре­во­га». По­том, прав­да, по­яви­лась воз­мож­ность пе­рей­ти в га­зе­ту «Со­вет­ская авиа­ция». А ког­да на­ча­лись оче­ред­ные со­кра­ще­ния в ар­мии и «Со­вет­ская авиа­ция» ока­за­лась под уг­ро­зой за­кры­тия, мне пред­ло­жи­ли по­ра­бо­тать уже в «Крас­ной звез­де».

– А как вы в «Ли­те­ра­тур­ную Рос­сию» по­па­ли?

– Это це­ли­ком за­слу­га Кон­стан­ти­на Ива­но­ви­ча По­зд­ня­е­ва. Он дол­гое вре­мя ра­бо­тал в жур­на­ле «Со­вет­ский во­ин» и па­рал­лель­но за­ни­мал­ся твор­че­ст­вом по­эта-фрон­то­ви­ка Алек­сея Не­до­го­но­ва. На­сколь­ко я знаю, его очень це­ни­ли в пи­са­тель­ском ми­ре. Ста­тьи По­зд­ня­е­ва о по­эзии очень нра­ви­лись, в ча­ст­но­с­ти, Кон­стан­ти­ну Си­мо­но­ву. В об­щем, в ше­с­ти­де­ся­том го­ду ли­те­ра­тур­ное на­чаль­ст­во пе­ре­та­щи­ло По­зд­ня­е­ва в га­зе­ту (она тог­да на­зы­ва­лась «Ли­те­ра­ту­ра и жизнь»), на­зна­чив его за­ме­с­ти­те­лем глав­но­го ре­дак­то­ра. В свою оче­редь По­зд­ня­ев поз­вал ме­ня (я до это­го ча­с­то пи­сал за­мет­ки для «Со­вет­ско­го во­и­на» об ар­мей­ской куль­ту­ре). Он хо­тел, что­бы я за­нял­ся в га­зе­те про­бле­ма­ми се­к­ре­та­ри­а­та.

– На­сколь­ко мож­но су­дить по со­хра­нив­шим­ся в ар­хи­вах до­ку­мен­тах, се­к­ре­та­ри­ат был од­ним из са­мых сла­бых мест в га­зе­те. Не слу­чай­но за два го­да в ре­дак­ции сме­ни­лось не­сколь­ко от­вет­ст­вен­ных се­к­ре­та­рей: Ивань­ко, Ше­ля­пин, Мар­фин… Вы не бо­я­лись, что то­же на­дол­го не за­дер­жи­тесь в се­к­ре­та­ри­а­те?

– Во-пер­вых, я сна­ча­ла шёл на долж­ность за­ме­с­ти­те­ля от­вет­ст­вен­но­го се­к­ре­та­ря. Во-вто­рых, вол­ков бо­ять­ся – в лес не хо­дить. От­вет­ст­вен­ным же се­к­ре­та­рём я стал лишь че­рез па­ру лет – осе­нью 1962 го­да, ког­да в ЦК пар­тии при­ня­ли ре­ше­ние о пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­нии га­зе­ты «Ли­те­ра­ту­ра и жизнь» в еже­не­дель­ник «Ли­те­ра­тур­ная Рос­сия».

– На те­атр вы на­хо­ди­ли вре­мя или уже нет?

– Ко­неч­но, на­хо­дил. Я ста­рал­ся не про­пу­с­тить ни од­ной пре­мье­ры ни в од­ном мос­ков­ском те­а­т­ре и ре­гу­ляр­но пи­сал для га­зе­ты те­а­т­раль­ные об­зо­ры. По­том в те­а­т­раль­ном об­ще­ст­ве мне пред­ло­жи­ли за­пи­сать вос­по­ми­на­ния од­но­го из опыт­ней­ших те­а­т­раль­ных ад­ми­ни­с­т­ра­то­ров Иго­ря Неж­но­го, ко­то­рый по­мнил всех ко­ри­фе­ев мос­ков­ской сце­ны. Я да­же при­ду­мал для его ме­му­а­ров на­зва­ние: «Бы­лое пе­ред гла­за­ми». По­том ме­ня до­пу­с­ти­ли к ар­хи­вам се­мьи Пли­сец­ких, и я на­пи­сал кни­гу об ак­тё­ре Аза­ри­не. За­тем Ви­лен­кин спро­сил, мо­гу ли я что-ли­бо на­пи­сать о Ле­о­ни­до­ве. Так что те­атр я ни­ког­да не бро­сал.

– Ка­кой те­атр был вам бли­же?

– Ра­зу­ме­ет­ся, Мос­ков­ский ху­до­же­ст­вен­ный те­атр. Он дол­гое вре­мя был для ме­ня, ес­ли угод­но, эта­ло­ном.

– Да­же по­сле раз­де­ле­ния на две труп­пы?

– Ког­да про­изо­ш­ло раз­де­ле­ние, я, по­бы­вав на пре­мьер­ных спек­так­лях у Еф­ре­мо­ва и До­ро­ни­ной, на­пи­сал в «ЛР», что оба кол­лек­ти­ва про­де­мон­ст­ри­ро­ва­ли ма­с­тер­ст­во и те­перь глав­ное, что­бы ни­кто не стал сво­дить счё­ты. Мне ка­жет­ся, и Еф­ре­мов, и До­ро­ни­на су­ме­ли со­хра­нить мар­ку имен­но Ху­до­же­ст­вен­но­го те­а­т­ра.

– Вы ра­бо­та­ли в пи­са­тель­ской га­зе­те. С кем из пи­са­те­лей вы дру­жи­ли? Мо­жет, ко­го-то от­кры­ли для ли­те­ра­ту­ры?

– Не по­ве­ри­те, но в пи­са­тель­ской сре­де за­ка­дыч­ных дру­зей у ме­ня не бы­ло. Хо­тя за со­вре­мен­ным ли­те­ра­тур­ным про­цес­сом, ко­неч­но, сле­дил.

– Вы ра­бо­та­ли от­вет­ст­вен­ным се­к­ре­та­рём при че­ты­рёх глав­ных ре­дак­то­рах: По­зд­ня­е­ве, Гри­бо­ве, Ко­ло­со­ве и Са­фо­но­ве. С кем из них бы­ло ин­те­рес­ней?

– Со все­ми ра­бо­тать бы­ло ин­те­рес­но. Я об этом уже пи­сал в двух­ты­сяч­ном но­ме­ре «ЛР» ле­том 2001 го­да. Все че­ты­ре глав­ных ре­дак­то­ра бы­ли очень до­стой­ны­ми людь­ми.

– А кто из ру­ко­вод­ст­ва Со­ю­за пи­са­те­лей Рос­сии бо­лее дру­гих пы­тал­ся да­вить на га­зе­ту: Со­бо­лев, Ми­хал­ков, Бон­да­рев?

– Ни­кто. И Со­бо­лев, и Ми­хай­лов, и Бон­да­рев от­но­си­лись к га­зе­те хо­ро­шо и не да­ви­ли, мо­жет, толь­ко по­же­ла­ния вы­ска­зы­ва­ли.

– А за что же тог­да при Ми­хал­ко­ве в 1974 го­ду из га­зе­ты По­зд­ня­е­ва уб­ра­ли?

– На­вер­ное, По­зд­ня­ев для ко­го-то был слиш­ком ли­бе­ра­лен. Он ведь очень ча­с­то вы­сту­пал про­тив груп­пов­щи­ны. По­зд­ня­ев не при­зна­вал де­ле­ния пи­са­те­лей на го­ро­жан и де­ре­вен­щи­ков.

– И что кон­крет­но По­зд­ня­е­ву бы­ло по­став­ле­но в ви­ну?

– Это­го я не знаю. Я в под­ко­вёр­ной борь­бе ни­ког­да не уча­ст­во­вал и в тай­ны ма­д­рид­ско­го дво­ра по­свя­щён не был. Лич­но мне груп­пов­щи­на все­гда бы­ла чуж­да. Я все­гда стре­мил­ся к то­му, что­бы га­зе­та пред­став­ля­ла са­мые раз­ные ли­те­ра­тур­ные те­че­ния.

– Хо­ро­шо. Но раз­ве не Бон­да­рев в кон­це 1989 го­да вы­да­вил из «ЛР» за не­по­слу­ша­ние Ко­ло­со­ва?

– По­вто­рю, я за под­ко­вёр­ны­ми ин­три­га­ми не сле­дил. Мне по­ка­за­лось, что по­сле ухо­да на пен­сию Ми­ха­ил Ма­ка­ро­вич Ко­ло­сов со­хра­нил от­но­ше­ния с Бон­да­ре­вым. Во вся­ком слу­чае, я ни­ка­кой враж­ды не ви­дел.

– Или не хо­те­ли ви­деть?

– …

– А как у вас скла­ды­ва­лись от­но­ше­ния с кол­лек­ти­вом ре­дак­ции?

– За­ме­ча­тель­но. Ина­че че­го я бы сто­ил как от­вет­ст­вен­ный се­к­ре­тарь? В га­зе­те лю­бо­му че­ло­ве­ку, за­ни­ма­ю­ще­му долж­ность от­вет­се­кре­та­ря, ни с кем, тем бо­лее в соб­ст­вен­ном кол­лек­ти­ве, враж­до­вать нель­зя. Толь­ко са­мо­убий­ца мо­жет поз­во­лить се­бе кон­флик­ты. Я в слож­ных си­ту­а­ци­ях пред­по­чи­тал ис­кать ком­про­мис­сы.

– Сле­ди­те ли вы сей­час за те­а­т­ром?

– Да, но уже ни­че­го не пи­шу.

– На­ум Бо­ри­со­вич, поз­воль­те вам по­же­лать креп­ко­го здо­ро­вья и вновь сесть за пись­мен­ный стол. Ждём от вас ме­му­а­ры.


Вячеслав ОГРЫЗКО




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования