Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №51. 21.12.2012

ЗА КЫЗЫЛ ОТВЕТИЛ

Если, следуя методике Марселя Пруста, надкусить слово «Тува», то в нашем сознании возникнет либо певица Сайнхо Намчылак, смешивающая архаическое горловое пение с авангардными музыкальными формами, либо недавний властитель трёхбуквенной аббревиатуры МЧС, Сергей Кужегетович Шойгу. После этого поток ассоциаций полностью иссякнет, не успев превратиться ни в полноводный поток, ни в мелкую, периодически засыхающую речку.

Книга Романа Сенчина, посвящённая загадочной «внутренней» российской Монголии, нацелена на то, чтобы «послевкусие», оставляемое словом «Тува», было более продолжительным и устойчивым.

Читатель, например, узнает, что у автора рецензируемой книги «до сих пор сладко становится во рту», когда он вспоминает Щёлы – «участок голых песков», располагающийся «чуть южнее Кызыла, сразу за взлётно-посадочными полосами аэропорта». Именно в этой, казалось бы, малопригодной для жизни местности растёт «вкуснющая, ароматная» черёмуха с крупными, мясистыми ягодами, которую в детстве мемуарист-исследователь со своими друзьями и родственниками собирал вёдрами.

Одной черёмухой, конечно, сыт не будешь, поэтому Сенчин рисует удивительно красочную панораму Тувы, включающую в себя буквально всё, что необходимо для превращения этого региона в туристическую Мекку. Хотя родина писателя и не превышает по своим размерам Грецию, в ней «есть и тундра с карликовыми берёзами и пихтами, и песчаные пустыни с барханами и верблюдами; в изобилии горные реки, солёные озёра с целебными грязями, радоновые источники; водятся северные олени; имеется нечто, очень напоминающее джунгли; возвышаются горы, притягивающие альпинистов».

Не меньшей пестротой и разнородностью отличается и этническая карта Тувы. Коренные жители, проповедующие, как правило, ламаизм, «по внешнему виду похожи на бурят и монголов, но есть среди них и те, кто напоминает финно-угров». В разряд «русских» в Туве традиционно привыкли включать представителей самых разных национальностей, переселившихся в республику во времена советских строек, – «от собственно русских и украинцев до армян и грузин». Есть на территории Тувы и миниатюрное Беловодское царство, состоящее из староверов и находящееся в верхнем течении Малого Енисея. Называется этот заповедный угол древнего благочестия Верховьём, и любопытен он прежде всего тем, что «пассивное, а иногда активное сопротивление советской власти» продолжалось в нём вплоть «до падения самой советской власти».

Несмотря на столь экзотическую ауру, нынешняя Тува в полной мере сохраняет родовые черты того агонизирующего государственного образования, которое именуется Российской Федерацией. Так, «воздушное сообщение между районами давно ушло в прошлое, действует лишь несколько рейсов (хотя лет двадцать назад «воздушное такси» было явлением обычным <явная хронологическая ошибка: речь должна идти не о двадцати, а о тридцати годах. – А.К.>), автобусных маршрутов тоже стало заметно меньше, водный пассажирский транспорт тоже практически перестал существовать»; «строительство жилья в Кызыле почти не наблюдается», «заводы и комбинаты не просто стоят, их растаскивают (да давно уже растащили), металл везут и везут «в Россию», в пунктах приёма деятельность кипит днём и ночью» и т.п.

Не стоит вместе с тем воспринимать сенчинскую «Туву» как неореалистический путеводитель по отдалённому региону, механически сочетающий под одной обложкой исторические экскурсы, описание достопримечательностей и обличение социальных язв.

По сути дела, созданный Сенчиным очерк представляет собой упражнение в жанре «устной истории» (oral history), с той только разницей, что Роман берёт интервью не у посторонних очевидцев тувинской жизни, а фактически у самого себя. Присутствие в тексте книжных или газетных выписок по тому или иному вопросу является не контрапунктом к основной лирической линии, которую упрямо ведёт Сенчин, а скорее ненавязчивым аккомпанементом, удачно оттеняющим мысли, воспоминания и ассоциации автора.

Благодаря столь ярко выраженному лирическому началу, не отменяющему, впрочем, характерной для Сенчина интеллектуальной въедливости, честности и беспристрастности, литература факта в «Туве» довольно часто уступает место грёзам памяти. Подчиняясь им, писатель «гуляет в воображении по улицам Кызыла, столицы Тувы, сидит на берегу Енисея, бегает по степи, готовит удочку для рыбалки», собирает черёмуху, «смотрит «Сыщика» в напоминающем сарай кинотеатре «Пионер»...»

И как-то незаметно черёмуха начинает источать запах сарсапарели, а Кызыл – приобретать черты воспетого Рэем Брэдбери Гринтауна. В этом подспудном художественном преображении реального географического пространства и заключается, на наш взгляд,  главное достоинство сенчинской «Тувы».


Алексей КОРОВАШКО,
г. НИЖНИЙ НОВГОРОД




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования