Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №16. 19.04.2013

ПОД ВЫВЕСКОЙ РУССКОГО ЛАДА

О ЦКРК (центральной контрольно-ревизионной комиссии) КПРФ мало кто что-то слышал до появления в ней бровястого аки Брежнев псковского партократа застойных времён В.Никитина. Чисто протокольный орган, занимающийся подсчётом голосов на съездах, рассматривающий жалобы и конфликты внутрипартийные. Но вот в 2007-м Никитин, возомнив себя Вышинским, вероятно, с трибуны съезда раскрывает на сайте КПРФ.ру, где я тогда и работал, «заговор неотроцкистов». Помню тогда же летом у нас, на Малом Сухаревском, в здании ЦК помимо седых патрициев, и красных олигархов вроде Видьманова, стала появляться и мрачная дама, получившая у работяг юридического (где я сидел за компом) и отдела по рабочему движению кличку Чёрная вдова. Разок она, с тенями под глазами, артистичная, но никогда не улыбающаяся, выступила на каком-то культурном мероприятии в Думе или около в качестве советницы Зюганова, этот статус многих рабочих лошадок партии тогда озадачил. На коммунистку-прогрессистку мадам не была похожа ни причитаниями о тлетворно-европейском разрушении «традиционной семьи», ни крайне реакционными, негативными высказываниями о большевизме, который хоть дальним, но предком КПРФ доводится. Ей бы подошла роль какой-нибудь Блаватской или Марии Спиридоновой, если говорить о внешности. Однако самое интересное – в содержании и политическом контексте прилёта истощённой постами, вероятно, Чёрной вдовы в юдоль бровясто-жопастого «чернорабочего партии», как скромно себя именует Никитин.

  

 

В ЦКРК и ЦК КПРФ, как и в ЦК КПСС, конечно, всегда шла борьба за первенство, и интриги разных групп имели место всё то время, что я писал о партии, не состоя, а потом состоя в ней. К лету 2007-го, когда правая рука Зю бывший самарский рэкетир и альпинист по образованию нашёл общий язык с подобострастно записывавшим все пресс-конференции папы Зю пресс-папье Обуховым, который, конечно, хотел своё привыкшее к комфорту Конституционного суда упитанное тельце понежить в Госдуме не в качестве гостя, а в статусе депутата – настал момент действий. Главреда КПРФ.ру Анатолия Баранова решено было с позором изгнать из партии, не учитывая его заслуг в раскрутке сайта и то, что Зю ему обещал вообще-то за все малооплачиваемые труды в качестве высшего воздаяния «Правду», так как никто из его окружения не имел подобного опыта работы, в том числе, и в этой газете. Но главредом «Правды» Зю сделал провинциала Шурчанова, ни секунды до этого в прессе не работавшего – ему, кстати, партия и квартиру по этому случаю купила в Москве, такая вот рачительность странная у крайне скупого ЦК обнаружилась (партийные взносы!). Кинутого самым главным – уже через колено кинула и его челядь: Рашкин видел в Баранове конкурента-преемника, а Обухова, чуждого журналистики, обижала редактура и форматирование в стилистике КПРФ.ру его лакейских расшифровок зюгановских мантр – в общем, недовольные Барановым нашли друг друга и сколотили «дело неотроцкистов», под которое идеально подошла и чистка горкома московской организации КПРФ, в результате которой активных голов у рашкинского горкома осталось человек триста, не более. При «неотроцкисте» Уласе было более трёх тысяч.

Глупый термин «неотроцкизм», навязанный сайту, последовательно пропагандировавшему просвещённый сталинизм – говорил больше о Никитине, чем о Баранове. Тут, конечно, крылся такой правый уклон, что – держитесь, классики национал-социализма. И вот, если «Правде», при Шурчанове ставшей окончательно узкопартийной стенгазетой, ничего, кроме логотипа общего с великой прошлой «Правдой» не имеющей, – уже ничто не поможет, то партии могло бы помочь. КПРФ со своим вымирающим электоратом и отступающей идеологией всё время выдумывала «костыли» – чтобы опираться на кого-то вображаемого вне партии. Чтобы убедительнее шантажировать власть протестами, настроениями, недовольствами. Был сперва, ещё с 90-х НПСР – где он сейчас?

Душа «русского лада»
Душа «русского лада»

Костыли быстро стирались и ломались – впрочем, помогая зюгановским думакам усидеть на стотысячных зарплатах в Охотном Ряду. Для этой святой цели они опирались и на троцкистов, и на фашиков временами – но использовав отмежёвывались. Как бы борясь с левым уклоном, Никитин взял в руки идеологию КПРФ и загнал её в такой правый угол, что в программе партии появилось словосочетание «русский социализм», а цель её стала столь смутной, что о революции тут мечтать не приходится. Собственно, Баранов и был единственным революционером возле Зю, которого патриции осмотрительно отжали. Сколь же символично то, что взамен неотроцкизма и быстрой революции, в качестве верного пути по скрещиванию таксы с ЕРой, то есть «социально-классовой борьбы с национально-освободительной» (золотыми буквами на постаменте Никитина напишут), вместо Штаба протестных действий и приводившего туда всех внесистемных «красных» Баранова теперь под правой подмышкой КПРФ возник «Русский Лад» и Чёрная вдова Баранова-Гонченко.

Корни заблуждений КПРФ относительно силы и распространённости правых настроений – в собственной необразованности, неразвитости марксисткой теории на партийном уровне, в страхе за думские привилегии. Там остались способные мыслить вроде Димы Новикова, но им дороже задекларированные миллионы, чем марксизм-ленинизм. Им дорог каждый голос в Москве, а это неизбежное одобрение буржуазной ненависти к пролетарию-гастарбайтеру. Не просто наблюдая за социальным регрессом, но и подпевая его передовому классу, силовигархии, партия, на газете которой зачем-то написано «Пролетарии всех стран, соединяйтесь» – недвусмысленно идёт на поклон к контре, которой ближе «Россия для русских». К той самой правой контре, которая люто ненавидит «жидобольшевизм», благословляла контрреволюцию и Ельцина во имя создания «русской республики» и где кроме прогрессирующей шизофрении в духе и букве разведчика-ревизиониста Байгушева искать нечего.

«Русский лад», на мой взгляд, и есть шизофрения в самой КПРФ, давно боящейся на верхнем уровне всего коммунистического. Старательно вымарывая слово «советский», бровястый идеолог толкует то о каком-то русском космосе, то о заговоре НАТО и нас, неотроцкистов, против русскаго народа – мол, навязав ему революцию, мы толкаем его в оккупацию внешних управляющих. Вот где ревнители интересов Газпрома и Роснефти окопались– хотим только своих, русских управляющих, внешних не надо! В общем, на уровень идеологии КПРФ с Никитиным пролезла та самая «Чёрная вдова» бредового, ущербного национал-сепаратизма «титульной нации», что стояла в сторонке, пока большевизм и прогресс сплачивали СССР, иногда маскировалась под созидателя-патриота, но как только опоры страны зашатались – заорала о своих привилегиях громче приватизаторов. «Мы русские, с нами бог» – да побойтесь вы вашего бога, вы такие же советские, как и все остальные! Которые были равны и созидательны в общем нашем безбожии. Стыдно вспоминать общие победы? Нечем похвастаться? Так зачем же вы растаскиваете на мелконациональные, местечковые гордости – неделимое, коллективное, большевистское?!

На это они нам отвечают, анафемствуя: мол, советский народ – это попрание основ, это аспидская псевдо-общность (психиатрическое чтение анамнеза Байгушева меня утомляет, но всё это там и не только там, например, у Шаргунова-старшего). Что же предлагают они, по-своему понимая место русских в современности? Да ничего нового – оголтелый вульгарный идеализм, попытка втюхивать уже состоявшуюся гегемонию олигархата под вывеской русской нации, а всех советских братьев заново принять в русские, но на правах «душою русских». Бестолочь, бестолковщина, поповщина.

«За Русь святую с русским буржуем – марш, марш вперёоод, рабочий народ», как поётся стебарями на мотив Варшавянки. Так что же это за Баранова (сэкономлю место – всё это псевдодворянство с дефисом мне, дворянину, смешно), возникшая вместо Баранова? Говорят, из тех самых, у которых чернозём в карманах, как у Ганичева. Ну, или в дамской сумочке... Заведовала в издательстве «Современник» молодой поэзией и не пускала ничего-никого, кто-что оскорбляло бы национальную гордость великороссов – короче говоря, имён-открытий не имеет. Затем вроде приютил её вместе с газеткой «Русский собор» «Наш современник» (Куняев любит мрачных дам, в которых боль всея России)... В Литинституте учила молодь – так, что опять же некем похвастаться (многие студенты в отпаде от её семинаров, но им деваться некуда, поэтому приходится на семинарах выслушивать разную ерунду). Есть у неё и кабинет на Комсомольском проспекте в Союзе писателей, только он почему-то месяцами пустует. «Зато, ваше благородие, всей душой, всей душой!» В Русском Соборе подвизалась, монархистка, конечно же. Вот чем неотроцкизм выжигают-то истинные коммунисты папы Зю! Баранова, бей Баранова!

Русь крепла в ней – пока родина, пока СССР расползался в национальные квартиры тараканьим бегом. Такой Русский Ладъ выходит – когда компартия в неладах с рабочим движением, с революционным классом, когда боится революции пуще тех, кого должна бы, учась на примере своей прабабушки РСДРП(б), свергать, вот тогда-то и возникают лады всевозможные. «Созидательное движение» – печально-заседательное, бездвижное, состоящее всё из посиделок-презентаций, вздохов по России, которую умучили большевики. Вместо чёткой кварты советского гимна на одном ладу – по всей «гитаре» прошлого разбегаться. Знакомый музыкальный Денис Смирнов, толком не поняв, кто он, нацпат или советский патриот, идя в РГГУ от противного, эпатируя майкой со Сталиным всю ту либеральную саранчу – прибежал в мой «Эшелон» год назад. Начали с уже отмирающим в православие Ваней Барановым (ещё одним) записывать альбом благодаря Денису. А он, свеж энергией, наивен – побежал в «Русский Лад», пообщался с Барановой-Гонченко и Никитиным, они ему по-зюгановски наобещали всего, но даже репетиционной базы не дали. Недавний концерт советских песен устраивал он сам – а голосина-то какой, а размах! Но это не русский, не регрессивный лад, это им без надобности. Зю умеет собирать вокруг себя лишь карьеристов, тунеядцев да пенсионеров духа – чаще крайне реакционно настроенных, национально озлобленных. Что ж, теперь у них будет достойная игуменья – движение-фикция будет упоминаться через запятую как поддерживающее КПРФ, хотя там кроме Барановой и Никитина никого нет и не будет. Да и кто им нужен кроме образа России, выдуманного ещё в СССР плакальщиками-почвенниками? 


Дмитрий ЧЁРНЫЙ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования