Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №16. 19.04.2013

ПРОЗА ПОЭТА КЛИМОВОЙ

Бродский дал весьма острое определение поэта: «Поэт есть комбинация инструмента с человеком в одном лице с постепенным преобладанием первого над вторым. Ощущение этого преобладания ответственно за тембр, осознание его – за судьбу. Возможно, что этим частично и следует объяснить обращение поэта к прозе, особенно – к автобиографической прозе».

То, что Галина Климова – первоклассный поэт, не нуждается в доказательствах. Любой человек, открытый внутренней музыке жизни, услышит эту музыку в каждой её строчке:

 

И плачет тонкокожая душа,

Обёрткою конфетною шурша –

Из детства – с незабвенным Гулливером.

И хочет беспризорная она

Не знания, где свет и тишина,

А бестолковой жалостливой веры.

 

Обращение к автобиографической прозе, если верить редко ошибавшемуся Бродскому, произошло именно потому, что внутри поэта созрело осознание собственной судьбы, которое не то, чтобы не умещалось в жанровые границы поэзии, но потребовало себе нового подкрепления, как это бывает во время сражений: чтобы выстоять, войску нужны свежие силы. Их подтягивают, и сражение продолжается. Пока я читала только что вышедшую в журнале «Дружба народов» прозу Климовой «Юрская глина», меня не оставляло ощущение, что энергия этого текста, энергия внутреннего монолога, заключённого в нём, настолько сильна, что та структура повествования, которую выбрала Климова, со смелыми переходами от семейной катастрофы к интимности сновидения, от исповеди к выпуклым картинкам объективной реальности, подключают и меня, читающую, в происходящее, и чтение моё становится соучастием в творчестве. Согласитесь, что далеко не всякий текст достигает таких результатов.

Климова раскручивает своё повествование постепенно, напряжение нарастает от главы к главе, и, в конце концов, этот якобы скромный опус, который она сама назвала «семейным альбомом», вовлекает в себя весь мир, и тот психологический хаос, которым угрожает выбор подобного жанра, разглаживается, естественность и импульсивность воспоминаний обретают композицию, и даже сны, которое занимают в этой прозе большое место, становятся не обработкой действительности, не слепком дневных впечатлений, а методом связи переживаний, слиянием одного энергетического душевного потока с другим, таким же, не менее сильным, но возникающим из нового источника. Это и есть, на мой взгляд, та душа поэзии Климовой, которая, перекочевав в прозу, высвободила в ней для себя место.

Мне хочется особенно подчеркнуть то, что «Юрская глина», возникшая как ещё одна проза поэта, а лучше сказать: проза ещё одного крупного поэта, не только не принадлежит к массовой, слипшейся в однообразно-банальное месиво женской литературе, бесконечно переливающей из пустого в порожнее «он сказал, она сказала», – литературе, которая без всякой потери для общего культурного наследия человечества может быть заменена очередным глянцевым журналом с красивой картинкой на обложке, но словно взмывает над нею, и даже тот факт, что она тоже написана женщиной и женская жизнь стала её сюжетным центром, только усиливает это различие. Я не знаю, как это произошло, потому что процесс чужого творчества всегда загадка, но чувствую, что эта книга увела самого автора туда, где Климова не предполагала оказаться: внутри своего «семейного альбома», первоначально рассчитанного, как я думаю, лишь на то, чтобы не дать рассыпаться пылью прожитому и пережитому, удержать на поверхности общей жизни свою – с её любовью и потерями – она создала собственный микрокосмос, красота которого в огромном количестве деталей, высвобожденных из житейской рутины с помощью поэтической метафоры. Следить за этим и постоянно наталкиваться на то, как это происходит, радоваться чуду ежесекундного превращения куколки в пёструю бабочку на протяжении всего текста – огромное наслаждение для чуткого читателя, подарок российской словесности. Примеров так много, что не знаешь, на каком остановиться: «Натянув золотистую шкурку свадебного платья, как в сказке о царевне-лягушке, она будто защищалась и пряталась в этом блестящем камуфляже, чтобы не страшно было быть невестой, хотя бы в окружающей её коммуналке. Посуетившись в парче на кухне, покрутившись на шпильках возле плиты, накормила горячим завтраком бабушку и Таню, сама – маковой росинки не взяла».

Когда Климова вдруг пишет: «Она притихла, затаилась, проникая в сердцевину неизвестного секрета», она невольно признаётся в том, как внутри её поэтического, беззаботного, не стеснённого теми кандалами, которыми сковывает жанр, требующий, как говорил Пушкин, «мыслей и мыслей, без них блестящие выражения ни к чему не служат», вырастала эта проза, преодолевающая центростремительность прежней поэзии, выковывающей новую центробежную силу поверх того, что уже разработали стихи.

 

Ирина МУРАВЬЁВА

 

P.S. Книга Галины Климовой «Юрская глина» выходит в издательстве «Русский импульс», журнальный вариант опубликован во втором номере «Дружбе народов» за 2013 год. 





Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования