Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №16. 19.04.2013

В ГАРМОНИИ БУНТУЕТ ЧЕЛОВЕК

 ВОЗВРАЩЕНИЕ

 

Возвратился. Берег мой земной.

Всё настолько близко и привычно.

Дом, побитый ветром и водой,

Как отец мой, постарел прилично.

 

Уберечь бы этот добрый мир.

Жизнь заставит – знаю, потеряю.

От судьбы я радости отпил.

Солнце крики сердца повторяет.

 

Катится тяжёлая вода

Долгим эхом ледяных лавин.

Глубока теченья чистота.

Мне печально – юность отлюбил.

 

Над рекой склонились тополя.

Как к друзьям,

я к ним грустить пришёл.

Возвратился – здесь моя земля.

Возвратился – здесь мне хорошо.

 

РАДУГА

 

Она приветствует мой разум.

Я снова отражаюсь в ней.

Там семь планет играют разом

Полётом солнечных лучей.

Гармония нерасторжима:

Насквозь просвеченная плоть

На волны чувств неудержимо

Сознания возносит плот.

Самодостаточности сила

Как первозданный небосвод.

И радость радугу испила.

Я слышу солнечный аккорд.

 

г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

 

Мой гордый город.

Город декабристов.

Мой город жизни – будущее с ним.

Европы бриллиантовая пристань,

России – околдованные сны.

Историю проспектами листаю.

Исаакиевский дышит после сна.

Царей России убиенных стаю

Пречистая, страдая, вознесла.

От Чёрной речки до Невы – молчанье,

Как самый долгий,

самый горький крик. 

Россия, Питер –

нет судьбы печальней.

Россия, Пушкин – как кровавый миг.

Санкт-Петербург, –

гранитом встало слово,

(Кружат вокруг балтийские ветра),

И в нём звучат возвышенно-сурово

Молитвы от апостола Петра.

 

ТРАПЕЗА

 

Я ждал гостей,

замкнув квартиры двери:

Им не понадобится эта дверь.

Они пришли, в который раз,

проверить – 

Живой ли я и как живу теперь.

Безликие виновницы истерик

Тех дней, что никогда не возвратить,

Потребовали дерзко есть и пить

И на моё жильё смотрели зверем.

Направо от меня сидела Память,

А слева Совесть, чей нахальный вид

Смущал застолье;

прямо села Ревность

И ела больше всех, теряя стыд.

Я всё терпел, и, не стыдясь лукавить,

Расхваливал их волчий аппетит.

Всё съели гости. Если бы не леность,

Они посмели бы и кровь мою испить.

Когда насытились,

меня спросила Ревность:

Ты ждёшь любимую?

Мы рады за тебя,

Мы радуемся всем твоим успехам

И всё, что делаем, – то делаем любя.

Мечте твоей мы вовсе не помеха,

Но всё-таки хочу предостеречь ...

Тут Совесть прервала пустую речь:

– Ты хочешь посмотреть, мой друг,

на ту,

Что твой покой

нарушит очень скоро?

И Память свой тяжёлый

вскрыла короб,

И всё сорвалось в боль и пустоту.

На стол, где смачные объедки стыли

И кольца дыма грациозно плыли,

Среди разбросанной,

прокуренной посуды

Поставила серебряное блюдо.

На нём с улыбкой бесконечно блудной

Лежала голова моей любимой.

Икала Совесть: – Это нетерпимо!

Тебя, мой милый, видно,

не исправить!

– Блондинка, –

усмехнулась пьяно Память.

Я встал. В глазах всё таяло и плыло.

Поцеловал холодных губ металл.

Мне было жутко. Мне приятно было.

Я ничего тогда не понимал.

Они ушли, а я застыл в преддверии,

Когда дверной звонок задребезжал.

Перед моей раскрытой

настежь дверью

Стояла та, которую я ждал.

 

МУЗЫКАНТ

 

Вновь слышу звуки – города-гиганты

Затеряны в космической трубе,

Подобно ярким нотам музыканта

Кричат о человечества судьбе.

 

Гармония галактик и квазаров

Как перемена года: зной и снег.

И подражая мощности пульсаров

В гармонии бунтует человек.

 

Кто скажет Богу, –

время подоспело, – 

Бессмертным стану, –

вытерплю мечту!

Уж мир его взлетает точкой белой,

Срывая голос в холод, в темноту.

Так действие рождает совершенство

И завершение, – оправданность пути.

Встать рядом с Богом –

испытать блаженство.

Быть вместе с Богом –

вечность обрести.

В науке человек подобен Богу.

 

ПАМЯТЬ

 

Это кладбище так неухожено, –

Много лет догнивают венки,

Лишь следы человека захожего,

Словно траурной ленты витки,

Словно память о нём припорошило...

Тёплой ладанкой к сердцу приник.

Глажу холмик прощального

прошлого. 

Здесь лежит похороненный крик.

 

ПРИЗВАНИЕ

 

Поэты все от Бога, не для Бога.

За это наказует Люцифер.

Мир требует,

в душе растёт тревога;

Читаю тексты из небесных сфер.

 

Пути Господни неисповедимы;

Приходит тихо: «Трудишься, сынок?

Тогда живи и не грусти о мнимом.

За всё воздам, а эта жизнь – плевок».

 

От откровений тщетностью

страдаю.

Не осуждаю, все сужденья впрок.

И при луне смешливый

Нострадамус

На пальцах объясняет мне урок.

 

г. НИЖНИЙ НОВГОРОД


Кондратий ЕМЕЛЬЯНОВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования