Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №17. 26.04.2013

МАМА ПРИХОДИТ ВО СНЕ

НА КОНКУРС «КАЗАЧЬЕМУ РОДУ НЕТ ПЕРЕВОДУ»

 

– Зачем пришла? – главная фотография семейного альбома захлопнула обложку за гостьей.

– Человеческого внимания хочу, счастливых умиленных взглядов.  К моим краям давно не прикасались благодарные пальцы.

– А что ты хотела? Даже у свадебных фото, наших  альбомных принцев,  не всегда завидная судьба. Хм… Постой! Линии твоего глянца предсказывают скорое свидание, любовь и дорогу. Ты станешь молитвой одинокого человека, будешь жить в его нагрудном кармане и купаться в долгих взглядах.  Удивительно! Именно сейчас о тебе рассказывают какой-то одинокой женщине. C ней ты разделишь любовь, заглянешь в глазницу смерти, соперницы станут подругами.  А ещё из окна её дома я слышу какую-то старинную казачью песню…

Александр ПШЕНИЧНЫЙ
Александр ПШЕНИЧНЫЙ

– И это всё произойдёт со мной? Как я могу отблагодарить тебя? – белый уголок удивлённого фото прикоснулся к краю альбомной примы.

– Я слишком быстро желтею. У людей морщины, а у нас этот ужасный оттенок. Ты отдашь половину своей белизны.

* * *

Я у матери в гостях. Стыд облизывает сердце. Мог бы навещать и чаще, но эти бесконечные дела, нужные и не нужные.

– Подруга Шура умерла,  – мать посмотрела в мои глаза, – недавно к ней приезжал военный из России. Сын Ларисы, моей напарницы по стройке. Гулящая была девка. Оставила ребёнка в детдоме и уехала с любовником. Сын интересовался, может, у кого-то из местных фотография матери осталась? Хоть бы взглянуть на неё.  Так и уехал ни с чем. А у меня фото Ларисы есть, Шура про него забыла. На стройке нашу бригаду корреспондент газеты сфотографировал. Лара испачкалась в известке и не хотела фотографироваться, мы едва уговорили.

Я эту карточку несколько раз собиралась порвать. Зачем она мне? Разлетелись девки по свету, а те, кто остался, уже умерли. Недавно положила на стол, думала, завтра выброшу. Ночью молния ударила в старую абрикосу у подъезда и расколола ствол. Утром о фотографии и не вспомнила, а вечером снова положила в альбом на всякий случай. Может, это предупреждение?

 

Он пришёл к нам в тот же вечер. Складный, высокий, красивый. С широким, уходящим под ворот рубашки, шрамом на шее. В глазах надежда и хроническая боль.

– Я к вам, – военный держал в руках Шурино письмо, – меня Женей зовут. Александра Николаевна пишет, что у вас сохранилась фотография …

 

Мы сидели на кухне и пили принесённый Женей коньяк. Его глаза прилипли к старому фото. Так смотрит мать на только что родившегося ребёночка, стараясь разглядеть, запомнить и впитать каждую черточку, каждую ямочку родного личика.

– В Афгане я лежал на койке госпиталя и выл от жуткой тоски. – Женя перевёл взгляд на нас.  – Рядом безногий солдатик звал в бреду свою мать. Над местом, где должны быть его ноги,  в солнечном луче искрилась кандагарская пыль.  Постепенно в сияющей трапеции возник прозрачный силуэт женщины. Мать целовала бинты на  обрывках ног сыночка. Я завидовал ему. Без матери в сердце я всего лишь призрак. Одинокий, не верящий никому.

– Лариса была хорошей девушкой. Доброй и красивой, – мама положила ладонь на Женино плечо,  – но слишком любила мужчин. Имя парня, с которым она уехала за Дон, я уже не помню. А вот фамилия. Смешная такая … Костоглот или Костоглотов. Ребята шутили, что его мать дала ему верное имя. Вспомнила! Костей его звали. Высокий и худощавый. Любила его Лара, очень любила. Женя, ты будешь искать дальше?

– Буду, но душу скребут сомнения. А вдруг я ей не нужен? Прогонит, как привязавшегося щенка. Она ни разу не пришла в детдом. Но так хочется сказать в лицо «мама», прижаться к родному телу, почувствовать тепло родной ладони.

* * *

Вскрытый конверт закружился над скатертью маминого стола.

 Чёткий мужской почерк по-военному лаконичного письма:

«Здравствуйте дорогие Мария Николаевна и Александр!

Маму я нашёл. Она  умерла на моих руках. У меня есть брат и сестра. Они приняли меня всей душой. Здесь я встретил Ольгу. Мы как две реки, слившиеся у самого моря.

Я полюбил донской край. Под фуражкой казака моя душа словно вырвалась на волю. 

 Мама долго болела и в последние годы искала меня. Камень, к которому была привязана моя душа, рассыпался. Обнимаю вас. Вы невероятно мне дороги. Надеюсь, ещё встретимся.

                                                                                                      

P.S. Часто во сне ко мне приходит мама. Родные говорят, что в новом мире ей нелегко. Я  давно её простил, ещё у вас. Надеюсь, простят и Там».

 

Мать долго рассматривала улыбающиеся лица поздней пары. Наконец, сняв очки, прошептала: «Его жена на Лару похожа. Господи, упокой её душу».

* * *

– Так вот ты какая! – глаза Ольги с интересом рассматривали старое фото. – Мне предсказали любовь, которую я буду делить с жёлтым  клочком бумаги. Гадалка советовала сжечь тебя. Но ты привела его ко мне, надеюсь, мы станем подругами. Храни его, когда меня нет рядом,  – руки женщины аккуратно застегнули пуговицу на кармане гимнастерки. 


Александр ПШЕНИЧНЫЙ,
г. ХАРЬКОВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования