Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №25. 21.06.2013

НЕСМЕЯНА И НЕДОТРОГА

Оказалось, мы с Анастасией Муртазиной «ровесники» по Литинституту: в 2001-м она поступила в Лит на семинар поэзии Олеси Николаевой, я в том же году – на Высшие литературные курсы на критику. Но знакомство с Настиными стихами состоялось только три года назад, когда её подборку напечатали в журнале «Юность», а с самой Настей – совсем недавно, когда она стала лауреатом журнала за 2012 год. И это одна из редких для меня в последние годы встреч, когда поэт и читатель совпали на одной волне. Хотелось бы, чтобы это произошло и с теми, кто впервые откроет «кроссворды и шарады, печати, тайнопись и враки» поэзии Анастасии Муртазиной. Поэзии, которая, если вспомнить любимую Настей Цветаеву, умеет «быть как стебель и быть как сталь/ в жизни, где мы так мало можем.../ – Шоколадом лечить печаль,/ И смеяться в лицо прохожим!»

 

Ольга РЫЧКОВА


  

Анастасия МУРТАЗИНА
Анастасия МУРТАЗИНА

***

Волна обкатывает камень,

меня обкатывает время,

шлифует пристально, любовно,

я стала гладкая, сплошная.

Навстречу людям с рюкзаками,

и туесками, и вареньем

качусь по отмели лиловой

и солью весело сверкаю.

 

Такие странные узоры -

не разглядеть и с микроскопом,

такие странные рисунки

на камне волны оставляли:

вдали клубящиеся горы,

вниз опадающие тропы,

гряды полей, оврагов лунки

и змейки автомагистралей.

 

Как будто ветреный насмешник,

как будто крошечный художник

наплакал капельки деревьев,

слегка промачивая кисти,

встряхнул над озером небрежно

и положил неосторожно,

среди холмов одной деревни

приткнул – и спать улёгся, мистер.

 

И вот – достойнейший сюжетец,

как в древе – кольца годовые,

как в скалах – гроты, водопады,

как, наконец, на камне – знаки:

к чему записки на манжетах,

ведь люди тёплые, живые,

они – кроссворды и шарады,

печати, тайнопись и враки.

 

 

 

  

***

Одна кукушка – в лесу, в ветвях,

Другая – вхожа во все дома.

Прозрачна разница в голосах:

Заметишь это – сойдёшь с ума.

 

Одна – безгнёздая: принесло,

Должно быть, ветром...

Скажи-ответь:

Осталось сколько мне жить?

                        Назло

Кукует вяло – нет сил терпеть!

 

И лихорадит: свести, сложить

С домашней, пёстрой, скрипучей – той,

Что тянет соло – свивает нить –

В часы, минуты: пробило – пой!

 

Тяни! Не важно: в лесах, в часах.

Расподобление – тот же бред!

Смеётся разница в голосах:

Заметишь это – обеих нет.

 

 

 

*** 

 

Потому ли, что жизнь –

          беспощадная, вечная, острая,

Золотая, мгновенная,

я не могу надышаться?

Как поношенный фрак,

                   как тельняшка,

как платьице пёстрое,

Как забытый (забытая)

Пятница в море на острове,

Как простушка и цаца.

 

Потому ли, что смерть –

невесомая, грустно несомая,

Густо-густо положены

краски её на мольберте, –

Не могу притереться

(не то чтоб другая, особая,

Но на многое большее –

дальше и выше – способна я,

Кроме тлена и смерти)?

 

Потому ль, что душа –

одинокая, пристальноокая

И сама виноватая, –

я не могу обознаться?

Безнадёга кукушечья,

просинь, журчинка с осокою,

Крутобокость обрыва –

стою, как на плахе, высокая, –

И могу улыбаться!

 

 

 ***

Всё равно ничего нет,

кроме моей вечности дикой,

Нелепой моей вечности:

с берегом, змеёй, земляникой,

Огромной этой вечности

(и я, как паук, в сердцевине) –

Ничегошеньки нет

и, наверно, не будет в помине.

 

Там парус проглянет,

там возглас прольётся – мой ли?

Там толстая девочка

камни кидает в море.

Чтоб они скакали,

а они не скачут, а капают, –

И насупясь глядит это чудище

в розовом капоре.

 

 И струится обратное время

сквозь пальцы песочком.

Всё равно так и будешь ты

 мамина-папина дочка.

Так и будешь подруга,

жена, мать, сестра – о, как глухо!

Приживалка, сиделка,

гляделка, достала, старуха!

 

И от этого, знаешь,

никто никого не излечит.

Только нет ничего,

кроме всей моей вечности вечной,

Полной раненых слов

и песочного времени полной,

Ничего-то и нет,

кроме будничной вечности подлой.

 

 

***

И соловьиные обмолвки

и соловьиные помарки

и соловьиные утайки

и соловьиные стежки

сижу на гречке и перловке

свечные плавятся огарки

а мысли – ленточки и стайки,

комочки, ниточки, витки

 

Ах, эта надоба-потреба!

закатным вечером на стуле

(как некий мальчик в некой сказке)

смотреть любимое кино:

как это тоненькое небо

опасной бритвой полоснули

и стало раненой гримаской

и ликом сделалось оно

 

А я, колдун больной и старый,

истратив тысячи талантов,

зарыв, развеяв, переплавив,

и утопив, и растеряв

сижу в пылище мемуаров,

в трухе и крошке фолиантов –

в своём последнем смысле, праве,

судьбе, прибежище застряв

 

А дальше – усики наклею,

напялю чёрные очёчки,

бесповоротный неврастеник,

невероятный чемпион –

и припущуся по аллеям,

творя свои черновичочки,

снуя меж этими и теми

и починяя связь времён


Анастасия МУРТАЗИНА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования