Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №39. 27.09.2013

КАЗАК СЕМЁН МИХАЙЛОВИЧ БУДЁННЫЙ: ГЕРОЙ ИЛИ ПАЛАЧ?

Семён Михайлович Будённый родился 13 апреля 1886 года на хуторе Козюрин Платовской станицы в бедной крестьянской семье. В 1903 году призван на службу в Русскую армию. Служил в Приморском драгунском полку на Дальнем Востоке. Участвовал в русско-японской войне 1904–1905 гг.в составе 26-го Донского казачьего полка. Там же остался на сверхсрочную. В 1907–1908 гг. обучался в Петербурге на курсах наездников в Офицерской кавалерийской школе. В годы Первой мировой воевал в звании унтер-офицера в составе 18-го драгунского Северского полка на германском, австрийском и кавказском фронтах. За храбрость награждён Георгиевскими крестами (солдатский «Егорий») четырёх степеней («полный бант») и четырьмя Георгиевскими медалями. Архивные исследователи нашли подтверждение только двум крестам Будённого: 4-й степени и 3-й степени.

После Октябрьского государственного переворота вернулся на родимый Дон, в станицу Платовскую. Здесь он был избран членом исполнительного комитета Сальского окружного Совета и назначен заведующим окружным земельным отделом. Казалось бы, живи да радуйся, хозяйством и детьми обзаводись. Да какие ж тут хозяйство и дети, когда Антихрист всех зовёт под красное знамя свободы.

Историки России пишут, что «когда грянул Великий Октябрь, Будённый возвратился в родные края, на Дон, где уже шла ожесточённая борьба с контрреволюцией. Здесь формировались первые конные отряды для защиты Советской власти. Один из таких отрядов в станице Платовской создал Семён Михайлович. И потянулись люди в его отряд из десятков хуторов и станиц. Этот отряд под чутким руководством товарища Будённого вырос в полк, бригаду, а затем в кавалерийскую дивизию, успешно действовавшую под Царицыном в 1918–1919 годах. То есть лихому герою гражданской войны Семёну Будённому приписали биографию и заслуги создателя Первой конной Б.М. Думенко

Историки с восторгом описывают одну из войсковых операций 1-й конной под командованием Будённого. Это – «знаменитый рейд Особой кавалерийской по тылам противника в направлении Котлубани», начавшийся 30 января 1919. «При подходе к станции Котлубань дивизия совершенно неожиданно для противника атаковала его с тыла, причём атаку поддерживала огнём артиллерия и пулемётные тачанки, двигавшиеся на флангах. И в рядах опешившего врага началась паника. Под ливнем пулемётного огня белые побежали по большой дороге к Царицыну и на Городище, прямо на оборонительные позиции красных стрелковых частей. Началось форменное избиение: пулемётные подразделения пехотных частей у Городища открыли ураганный огонь по сплошной массе белогвардейцев, которые не могли повернуть назад из-за напиравших частей и наседавшей дивизии Будённого. Тогда войска генерала Попова повернули на юг, двигаясь вдоль линии обороны пехоты и подвергаясь жесточайшему обстрелу, кроме того, они подставили под удар конницы свой правый фланг, и Особая дивизия ещё глубже врезалась в кавалерию врага. Пытаясь спастись, вся масса белоказаков бросилась к Гумраку, где и попала под огонь двух бронепоездов. Группа генерала Попова оказалась полностью уничтоженной, сам генерал и его начальник штаба убиты».

А ведь разгромленные войска генерала Попова состояли не из монголо-татар, не из австро-венгров либо поляков. Они состояли из русских мужиков, которых чья-то воля поставила по разные стороны линии фронта.

19 ноября 1919 по решению Реввоенсовета Республики Конный корпус, создававшийся Б.М. Думенко, был преобразован в Первую конную армию.

6 декабря 1919 в село Велико-Михаловку, где находился штаб Будённого, прибыли представители Москвы Сталин, Егоров и Ворошилов. Собрали митинг, на котором Сталин торжественно зачитал приказ по войскам Южного фронта о переименовании 1-го конного корпуса в Первую конную армию РСФСР. Командующим Первой конной армией был назначен С.М.Будённый, а приехавшие со Сталиным Ворошилов и Щаденко – членами Реввоенсовета. К имеющимся у Будённого силам добавили автобронеотряд, артиллерию, бронепоезда, авиационную группу, да и людей ещё добавили.

И тут только выяснилось, что командарм Будённый совершенно беспартийный человек. Потому как не верил Семён Михайлович ни в Бога, ни в дьявола, ни в коммунистическую партию. На вопрос о партийной принадлежности, о служении партии большевиков прямолинейный Будённый искренне заявил, что ему, в принципе, всё равно, кого рубать и по какую линию фронта. Что пока он у красных, рубает белых. Попадёт к белым, будет рубать красных. Это был непорядок. На небольшом совещании по вопросу о партийности Будённого Сталин, Ворошилов и Щаденко дали рекомендации Будённому о вступлении в ряды РКП(б) и тут же приняли решение считать Будённого членом РКП(б) с марта 1919 года.

На следующий день участники совещания поехали на передовую, им хотелось посмотреть, как воюют будёновцы. А тут как раз – встречный бой белых и красных. Никто не хотел отступать со своей земли, а потому бой перерос в ужасную рубку. Белые и красные русские не просто рубились: они уничтожали друг друга, кололи, резали, топтали лошадьми. Потрясённый увиденными следами боя, растерзанными телами белых и красных, Сталин воскликнул: «Семён Михайлович, ведь это же чудовищно, неужели нельзя обходиться без таких жертв?»

На Первой конной и на её первом командарме Будённом много русской крови. Хотя историки и пишут, что Первая конная под командованием Будённого всегда громила войска Деникина и Врангеля, это будет явным преувеличением. Как показывает история, командующим Будённый был неважным. Конная армия под его командованием неоднократно терпела тяжёлые поражения от белых. 6 (19) января 1920 года под Ростовом белый генерал Топорков устроил показательную трёпку красным конникам.

Не успели Будённый и его красные герои прийти в себя, как через десять дней в боях на реке Маныч белые конники практически на голову разбили будёновцев. Будённый «потерял 3 тыс. сабель», то бишь 3 тысячи человек русских мужиков, которых изрубили другие русские мужики. Унося ноги от белых, будёновцы бросили всю свою артиллерию. Троцкий дал команду расстрелять Будённого за тупость в командовании Первой конной. От расстрела командарма спас Сталин. Будённого вернули в строй и отправили на Советско-польский фронт. Пока его конники топтали полячек, Будённый потерял управление армией. Более 200 тысяч красноармейцев оказались в польском плену и были практически полностью уничтожены.

В 1923 году Будённый стал «крёстным отцом» Чеченской автономной области. Сняв красноармейский мундир, он надел шапку бухарского эмира, с красной лентой через плечо приехал в Урус-Мартан и объявил собравшемуся чеченскому населению о создании первого чеченского административно-территориального образования – Чеченской автономной области. Чеченцы, наверное, забыли об этом и не поставили ни одного памятника Будённому. А могли бы воткнуть Семёна Михайловича где-нибудь в центре Грозного.

В ноябре 1935 года по решению ЦИК и Совнаркома СССР Будённый стал одним из первых пяти «Маршалов Советского Союза». Но тут начались лихие годы Большого террора. Будённый на всех партийных мероприятиях активно высказывался за уничтожение представителей ленинской гвардии и своих бывших сослуживцев по Гражданской войне. Став членом Специального судебного присутствия Верховного суда СССР, 11 июня 1937 года подписал расстрельный приговор маршалу Тухачевскому.

В августе 1941 года маршал Будённый отдал приказ сапёрам 157-го полка НКВД взорвать ДнепроГЭС. Взорвали. Лавины воды стремительно залили огромные пространства Днепровской поймы. Потоками была снесена вся нижняя часть Запорожья с огромными запасами промышленного оборудования, уничтожены тысячи советских и немецких солдат, тысячи беженцев, людей, работавших в плавнях и береговой зоне, местное гражданское население, сотни тысяч голов скота.

В годы Отечественной войны занимал много командных должностей, но особого влияния в пользу России на ход сражений нигде не оказывал.

Именем С.М. Будённого названа порода лошадей «Будёновская». Интересно, какое участие С.М. Будённый принимал в выведении новой породы? Неужто вместо жеребца работал?

Женат С.М. Будённый был трижды. Как пишут биографы, и первая и вторая жёны маршала были шлюхами и потаскухами, они изменяли герою Гражданской войны, вели разгульный образ жизни.

Первая жена, Надежда, была не просто женой, но ещё и боевой подругой. Она воевала рядом с мужем в одном отряде с 1918 года. В то время она была заведующей снабжением медицинской части. Нередко сама с револьвером в руках добывала в городах продукты и лекарство для своих конников.

После войны семья поселилась в Москве, в шикарном правительственном доме. Казалось бы, вот оно, завоёванное счастье. Столица России, роскошная квартира, полный достаток в семье, муж – уважаемый человек. Живи и радуйся. Да только радости-то особой не было. То ли от скачек на лошадях, то ли от окопного да кочевого образа жизни, но не могла Надежда рожать детей. Подозревала, что муж виновен, а потому пыталась прихватить беременность на стороне. Благо желающих облагодетельствовать молодую жену красного генерала было достаточно. Самому Семёну было не до жены, он тоже блуд чесал по столице.

Но потом с женой Надеждой произошёл несчастный случай. По официальной версии, первая супруга Будённого погибла в 1924 году, застрелилась нечаянно. Вроде бы, пришла она домой с дружеской попойки, взяла лежавший на столе пистолет мужа, поднесла к виску и на курок картинно нажала. А пистолет-то оказался заряженным. Вот и снесло казачке черепушку.

Версия-то липовая, за версту видать. Она ж была не просто женой красного генерала, она была боевиком. Четыре года оружие из рук не выпускала. Уж она-то знала, как с наганом обращаться надо. Поэтому согласимся с теми авторами, кто говорит, что на самом деле Семён Михайлович просто пристрелил надоевшую супругу. А так как он всю жизнь с оружием дело имел, то и имитировал несчастный случай выстрелом в висок. В самом деле, не устраивать же бракоразводный процесс с разделом квартиры.

Вскоре, по одним данным – на другой день после убиения первой супруги, по другим – менее чем через год, он женился повторно. На юной студентке московской консерватории Ольге Стефановне Михайловой. Была она моложе Будённого на 20 лет. Бедному крестьянскому парню было, надо полагать, приятно мять по ночам тело молодой женщины, которой в театре любовались и которой рукоплескали тысячи мужчин. Мечтал Семён Михайлович, что красавица нарожает ему целый выводок детей. Детки будут красивыми, как мама, и мужественными, как папа. Да сама красавица о другом мечтала, о карьере певицы, о славе. «Какие дети, Семён, – верещала она, отбиваясь от сексуальных домогательств супруга. – Я не хочу с брюхом на сцену выходить. Да и фигура после родов испортится. Занимайся лучше кобылицами да новую породу лошадей выводи…»

Они прожили в любви и семейных склоках 14 лет. В 1937 году грозный Нарком внутренних дел Ежов доверительно сообщил маршалу Будённому о наличии и размере рогов на его голове. Выпив по стаканчику коньячку и осадив малосольным огурчиком, они сговорились о деле. Хотя Будённый и подозревал, что нельзя доверяться Ежову.

В августе 1937 года маршал Будённый уехал в служебную командировку. НКВД арестовало жену маршала. Вдохнув в камере запах параши, ощутив вместо аромата цветов запах нестиранных портянок дежурного по СИЗо, Ольга Стефановна тут же рассказала следователю о подлости Будённого. Дескать, маршал только на вид человек приличный и коммунистической партии преданный. На самом же деле как был бандитом, так бандитом и остался. Планировал даже убить товарищей Сталина и Ворошилова.

Певице вменили шпионаж и попытку отравить мужа-маршала. Рыдания бедной певицы на суде, что муж-изверг измывался над нею, избивал и насиловал в самой безобразной форме, во внимание не приняли. Но кто же поверит наветам какой-то там певички против героя Гражданской войны? А потому обвиняемой влупили 8 лет лишения свободы и отправили в лагеря.

Ежов решил прибрать к рукам очередного маршала, отправив его в подвалы НКВД. Как гласят предания, на дачу к Будённому приехал «чёрный воронок», и группа чекистов спокойно двинулась к особняку брать маршала. Чекисты знали одно: сопротивления не будет. При появлении чекистов людей охватывал смертельный, парализующий страх. Но так вели себя всякого рода интеллигенты. Будённый же был красным бандитом. А потому он плевал на авторитет чекистов: шкурка, она у всех одинаковая, у чекистов тоже пробиваемая пулей. Будённый выставил в окно пулемёт и открыл огонь по прибывшим. Те, не привыкшие к сопротивлению арестовываемых, даже разбежаться не успели. Расстреляв пришедших за ним чекистов, Будённый позвонил Сталину: «Иосиф, контрреволюция! Меня пришли арестовывать! Живым не сдамся!» После чего Сталин дал команду энкавэдешникам оставить Будённого в покое: «Этот старый дуралей не опасен».

Как бы там ни было, но женское место около тела Будённого вновь освободилось. Но тут уже за дело взялась бывшая тёща. Она привыкла к статусу тёщи маршала Будённого и не хотела с ним расставаться. А потому, подъехав мелким бесом к Семёну и почесав у него за ухом, женщина убедила зятя жениться в третий раз, на двоюродной сестре своей приговорённой к лагерю второй жены. Осмотрев и ощупав предложенную Машеньку, которой едва исполнилось 18 лет, Будённый с готовностью согласился и нежно поволок девочку в спальню. Опробовав, вступил в третий брак. А оно ж известно, что первая жена – от Бога, вторая – от людей, а третья – от дьявола. Подарок дьявола оказался счастливым и многодетным. Мария Васильевна родила мужу двух деток, Серёжу и Нину. Вторая жена, отмотав в лагерях и ссылках около 20 лет, в 1956 году вышла на свободу «с чистой совестью». Будённый не бросил некогда любимую женщину на произвол судьбы. Он перевёз её в Москву, содержал её. Она нередко приходила в гости к бывшему мужу.

В 1937 расстрельном году по Москве бегал анекдот. Пришёл к Будённому известный герой Гражданской войны кавалерист Городовников и в панике застонал: «Семён! Берут всех подряд! Что же будет?» На что Будённый хладнокровно ответил: «Берут не всех, а только умных. Нас с тобой это не касается!».

В биографии Семёна Михайловича были и мистические события.

После вскрытия гробницы Гур-Эмир власти советского Узбекистана решили подарить саблю великого средневекового эмира и полководца Тимура маршалу Будённому. Маршал тогда олицетворял красу и мощь красной кавалерии. Археологи, вскрывавшие гробницу и отыскавшие раритет, возражать не смели. Да кто они такие, археологи, чтобы возражать? Гробокопатели. А потому должны рыться в земле, искать раритеты и не вякать.

А тут как раз и война началась. Сталин пытался выяснить, кто подставил его с войной, и потому НКВД работало в усиленном режиме, арестовывало, допрашивало, расстреливало лиц высшего командного состава Красной Армии. Будённый сидел на даче и поджидал «чёрный воронок». А тут глядь, узбеки припёрлись. Хотел турнуть, не до них сейчас, а они с подарком.

Сабля пришлась Будённому по руке и по душе. Хоть и было сабельке пять с лишним веков, выглядела она лучше новой. Вдобавок, взяв сабельку в руки, ощутил Будённый неимоверный прилив энергии, бодрости и оптимизма. Понял Семён Михайлович, что сабля та непростая, и решил её из рук не выпускать. По ночам под кровать совал. Жена вначале испугалась, не дай бог, ночью рубанёт. Но вскоре сама почувствовала пользу от сабельки и, протерев ночной сорочкой, под матрас в районе поясницы мужу укладывала.

В конце 1942 года гитлеровское командование решило провести серию террористических актов и ликвидировать наиболее авторитетных военачальников. Одна из террористических групп была направлена на ликвидацию Будённого. А Будённый в это время, как на грех, захворал: температура под сорок, голова не соображает. А потому безвылазно на даче находился.

В полночь маршал проснулся от какого-то беспокойства. Встал, прислушался. Попытался включить свет – электричество вырублено во всём доме. Неожиданно во дворе – два приглушённых хлопка, стрельба из пистолета с глушителем. Взялся за трубку телефона спецсвязи – не работает.

Он не взял в руки ППШ. Он взял в руки саблю Тимура и стал около двери. Температура резко стала на место, голова работала ясно…

Дверь в спальню резко распахнулась. В кромешной темноте маршал надвое разрубил нападавшего. Второй, за ним стоявший, дважды выстрелил практически в упор. Обе пули, срикошетив о лезвие сабли, улетели в сторону. Пули из пистолета третьего диверсанта летели «медленно», и он отбил их ударом сабли. Уложив трёх человек в доме, Будённый двух достал во дворе.

Не повезло немецким диверсантам…

После смерти Будённого в 1973 году сабля Тимура исчезла…


Анастасия и Николай ЛИТВИНОВЫ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования