Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №39. 27.09.2013

АПТЕКАРЬ И СОБАКА

 ПРОЗА 

 

Аптекарь ещё не женился и отдавал свои силы работе в ночную, сидя в очках за малиновым столом и позёвывая вслед надоедливым покупателям.

Дом лекарств был выстроен полностью из стекла. Даже стены, в дезинфекционных целях наложенные на массивный штукатурочный корпус арендуемого помещения в панельной восьмиэтажке, стеклянные.

Павел БЫКОВ
Павел БЫКОВ

Перед очками аптекаря пролегло шоссе с пешеходным переходом и светофорами. Красный, жёлтый, зелёный – цвета, как сумасшедшие, гуляли по стёклам зелёной змеи и мельтешили в диоптриях холостяка-фармацевта, отчего он то и дело снимал с себя тяжёлую квадратную оптику и пил аскорбинку.

Невесёлая жизнь и так давила на грудь, да тут ещё собака. С первой смены, как аптекарь устроился сюда, полуголое страшилище не давало ему покоя. Зверь всегда приходил около трёх, тёрся о витрины, заглядывал вовнутрь и рычал. Вид собаки сам по себе был ужасен: передняя часть тела напрочь без шерсти, красноватая, с язвами, задняя – с дыбящейся цвета городского снега одёжкой, а глаза совсем как у человека, который должен сказать что-то важное, хочет, но вдруг теряет голос и пытается сообщить важную весть глазами. Да и бегала собака как сумасшедшая. Задние лапы выходили вперёд всегда быстрее передних и наступали на них. Бедняга часто падал, поднимался недоуменно и снова бежал. Впечатление такое, будто собаку поделили на две половины. Передняя живёт сама по себе, задняя – по другим законам. Передняя часть отставала, хотя и была бесшёрстной.

Чудовище, нервирующее аптекаря, уходило только в полпятого. А до этого всё ходило вдоль витрины, тёрлось, пыталось открыть дверь.

«Что ж ей надо от меня?» – думал фармацевт. Приходила-то собака только в его смену. «Вот возьму грех на душу и отравлю её, Господи!» – молился он, чтобы высшие силы отвадили зверя.

Как только она появлялась, у аптекаря сразу же учащённо и звучно, как тантам, билось внутри, его охватывало такое томление, как будто рядом ходила смерть. Он никак не мог совладать со светофором, а ему – собака! Зверь рычит, светофор даёт зелёный – а вдруг именно на него облезлая больная псина сможет распахнуть стеклянную дверь и войти? От этих мыслей кружило голову, но закрыть дверь намертво аптекарь не имел права. Бывали и ночные проверки, лишения премии, удержка зарплаты. Найти новую работу за те же копейки не было сложным, но здесь он работал в трёх минутах пешком от дома.

Так и терпел аптекарь собаку. За полтора месяца свыкся немного и мог подолгу смотреть в её глаза, успокаивать: «Ну не рычи ты, чего рычишь? Я плохого тебе не сделал и не сделаю. Не рычи, иди лучше домой».

На какой-то государственный праздник аптекарь получил хорошие премиальные и решил купить собаке поесть. Взял что полегче – сосисок – и пришёл на работу. Его встретил директор и с рыжими полосками белый кот. «Он у нас теперь будет жить всегда, не обижай его», – сказал начальник и уехал.

«Почему же я такой невезучий?» – всё надеясь на помощь сосисок, убивался фармацевт. «Что будет, когда полуголое чудовище увидит мяуку, а мяука – чудовище? И что будет со мной, сердце же не железное».

Кот валялся перед калорифером у самых дверей и смотрел на светофор. Иногда на аптекаря. Начальник оставил ему много молока и еды. Коту нечего волноваться. Трясло аптекаря – почти три. Сейчас придёт сумасшедшая и что-то будет страшное.

Неожиданно сломался светофор: застопорился на красном. Уже минут десять, как горел только красный. Аптекарю так было спокойней: вроде никто не посмеет войти на красный. И кот не двигался с места. И было уже три десять. «Может, она не придёт?»

Но загорелся жёлтый. И тоже застыл. «Не сошёл ли я с ума?» – аптекарь набрал «сто» и записал на рецепте точное время: три часа двадцать семь минут сорок две секунды. Выпил чай и аскорбинку и вновь справился о времени. Было три сорок одна, а жёлтый всё горел. Собаки не было. «Ну не приди, я очень тебя прошу».

Вспыхнул зелёный. Дёрнулась дверь, брякнул китайский колокольчик: женщина в лисьей шубе подошла к прилавку:

– Касторка есть? Мне касторка нужна срочно. Помогите.

– Касторка? Есть касторовое масло – девять рублей семьдесят пять копеек. Вам сколько?

– Десять пузырей. Мне много нужно касторки. Очень нужно.

– Девяносто семь рублей пятьдесят копеек.

– Доктор, ты меня не узнал? Я же собака!

Аптекарь задрожал, надел очки: точно собака. Она ещё откинула шубу и показала себя: сверху голая, а снизу – шерсть.

– Что вы хотите? – спросил он.

– Я же сказала. Мне нужна касторка.

– Вот, пожалуйста. Десять банок.

Собака взяла и тут же у кассы выпила все десять банок. Ну а потом, естественно, съела кота и вышла замуж за неженатого фармацевта. И тот перестал бояться женщин навсегда.


Павел БЫКОВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования