Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №39. 27.09.2013

ТРУДОГОЛИК

ПАМЯТИ АЛЕКСАНДРА ЕГОРУНИНА

  

Подтянутый, деловитый, с доброжелательной улыбкой и внимательным цепким взглядом. А ещё в зеленоватой рубашке, походившей на армейскую, с поблёскивающей металлической линейкой-строкомером в руках – таким я увидел Сашу Егорунина в длинном коридоре здания на Цветном бульваре, где тогда находилась редакция «Литературной России». Было это в далёком сентябре 1976 года, и ничто ещё не предвещало рокового сентября 2013-го…

Ирина Александровна Богатко, представляя меня, новичка, только-только пришедшего в отдел критики, как-то особенно тепло сказала:

– Это Саша Егорунин, заместитель ответственного секретаря. Замечательный человек…

Переложив строкомер (работали по старинке со строкомерами, гранками, полосами, компьютеров тогда не было и в помине), с которым, как потом выяснилось, он почти и не расставался, из правой ладони в левую, он крепко и дружески пожал мне руку. Глядя в глаза, со своей доброжелательной улыбкой сказал:

– Познакомимся в работе…

И действительно, знакомиться пришлось в работе, потому что Саша был настоящим, как сказали бы сейчас, трудоголиком, времени на праздные разговоры у него почти не было. Вся его жизнь была подчинена делу. Работа в секретариате требует от человека многих качеств – предельной организованности, оперативности, способности быстро принимать решения, но в то же время и определённой жёсткости к другим. Всеми этими качествами Саша вполне обладал, в том числе настойчивостью и жёсткостью. Но жёсткость эта никогда не переходила границы, она неизменно смягчалась его улыбкой, понимающим взглядом, незатейливой шуткой. А само его имя – Саша Егорунин – звучало как пароль.

– Спроси у Саши Егорунина… А что сказал Саша?.. Это только Саша сможет пробить… А вот Саша Егорунин считает...

Саша был ещё очень молод, но в «молодёжном крыле» тогдашней «Лит.России», да и не только среди молодёжи, считался признанным и несомненным лидером. Что-то в нём было от строевого офицера, недаром я тогда отметил его «армейскую» рубашку. Понятие чести, долга, внутренней дисциплины, умение отвечать и за себя и за других… А ещё от природы он, несмотря на молодой ещё тогда возраст, был наделён мягкой человеческой мудростью. Каким-то чудесным образом он умел сохранять равновесие в самых сложных и неустойчивых ситуациях. Работа в газете таких ситуаций предоставляет с избытком. Взять те же конфликты между молодыми сотрудниками газеты и почтенными, заслуженными мастерами пера. Мы хотели перемен, они, скажем так, – стабильности, и это частенько приводило к спорам, переходившим в ссоры.

– Пусть Саша поговорит… – решали мы, когда ситуация заходила в тупик, ибо лучшего арбитра, лучшего посредника, человека, у которого чувство справедливости было в крови, найти было невозможно. И Саша шёл и говорил, терпеливо выслушивал аргументы обеих сторон, уговаривал, шутил, проявлял чудеса дипломатической ловкости и в итоге неизменно находил удовлетворявшее всех решение. Он любил людей и удивительно умел ладить с ними, ему это было интересно.

Он всегда приходил на помощь, даже если человек и вправду был виноват, вообще, со снисходительностью сильного человека относился к человеческим слабостям. Я никогда не слышал от него слов осуждения кого-то или чего-то. Несколько раз он буквально грудью вставал на защиту людей, которым грозило увольнение. Человеку надо дать шанс, считал он, в него надо верить. И, как правило, оказывался прав.

Мне частенько приходилось работать в секретариате, сидеть напротив Саши, видеть, как он работает, и я многому научился у него. До сих пор мне помогают его ненавязчивые уроки. Помню, как меня поражала его способность переключаться – только что был сосредоточен на работе, полностью отключён от внешнего мира, но вот приходило время пить кофе, а он пил его точно в определённый час, и он тут же откладывал дела и шёл в буфет. И за чашкой кофе беззаботно болтал с друзьями, охотно хохотал над остротами других, словом, был настоящей душой компании. А потом снова в кабинет, и это уже был другой Саша. Подобный ритуал не был заскорузлой привычкой педанта, просто так ему было легче работать. А работал он самозабвенно и постоянно – читал, делал замечания по прочитанному, докладывал на планёрках, подгонял запаздывающих, бегал по начальству, решая вопросы…

И ещё при этом Саша умудрялся писать сам. К сожалению, писал он не так много – не было времени – зато всегда с отменным вкусом, с прекрасным пониманием того, о чём пишет, занимательно, свежо, остроумно. Думаю, что из его критических работ получилась бы прекрасная книга, своеобразная летопись, написанная внимательным человеком, остро чувствующим время. Его понимание тогдашних общественных процессов сказывалось даже в умении читать передовицы «Правды». Оказывается, это было целое искусство. Мы с изумлением наблюдали, как в суконных абзацах передовицы Саша находил приметы тех процессов, которые происходили «в верхах», как убедительно он их истолковывал, как прекрасно знал подковёрную борьбу тогдашней номенклатуры и как точно предсказывал результаты этой борьбы. Это походило на фокус – сухая безжизненная казёнщина вдруг оживала, за ней начинали мелькать лица людей, кипеть нешуточные страсти. С тех пор, думаю, мало что переменилось…

С годами мы виделись всё реже и реже. Заглядывая по разным поводам в «Московскую правду», я заставал Сашу всё в той же прекрасной рабочей форме, живым, энергичным, со своей неизменной доброжелательной улыбкой, с готовностью вникнуть, посоветовать, помочь… И он действительно, несмотря на хроническую занятость, вникал, советовал, помогал.

 Помню, как он был обрадован, когда я несколько лет назад принёс свежие фотографии его родной Вичуги, где он, оказывается, не был много лет. Как радостно он узнавал знакомые места, удивлялся новшествам, как живо и с трогательными подробностями рассказывал о своём детстве.

Невозможно представить, что его больше нет с нами. Чёткий, собранный, никогда не жалующийся ни на жизнь, ни на здоровье, он всегда казался мне образцом жизненной неуязвимости, почти бессмертным. Увы, это оказалось совсем не так…

Безвременный уход Александра Егорунина по-настоящему невосполнимая утрата для его давних друзей, для его близких. Для всего того множества самых разных людей, с которыми сталкивала его судьба.

Прощай, дорогой Саша, ты навсегда останешься с нами. 


Геннадий КАЛАШНИКОВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования